Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Апелляционный приговор Свердловского областного суда от 28.02.2019 по делу N 22-1666/2019

Апелляционный приговор Свердловского областного суда от 28.02.2019 по делу N 22-1666/2019 Приговор: Ст. 260 УК РФ (незаконная рубка лесных насаждений). Апелляционный приговор: 3 года лишения свободы, с учетом ст. 53.1 УК РФ наказание заменено принудительными работами на срок 3 года с удержанием из заработной платы 10 процентов в доход государства со штрафом 300000 рублей.

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

Именем Российской Федерации

АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ ПРИГОВОР

от 28 февраля 2019 г. по делу N 22-1666/2019

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда в составе: …

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе защитника К.А.А. в интересах осужденного М.А.ПА., апелляционному представлению государственного обвинителя Ф.Д.Т. на приговор Шалинского районного суда Свердловской области от 10.01.2019, которым

М.А.ПА.,

родившийся <...> в <...>,

не работающий, зарегистрированный и проживающий по адресу: <...>,

ранее не судимый,

- осужден по ч. 3 ст. 260 УК РФ к 3 годам принудительных работ с удержанием 10% из заработной платы в доход государства, со штрафом в размере 300000 рублей.

По делу разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи К.М.Д. о содержании обжалуемого приговора и апелляционных жалобы, представления, выступления осужденного М.А.ПА., его защитника К.А.А., поддержавших доводы жалобы об отмене приговора и оправдании М. и возражавших против отмены приговора по доводам апелляционного представления, прокурора П.Н.А., поддержавшей доводы представления об отмене приговора и возражавшей против доводов жалобы защитника, судебная коллегия

установила:

согласно приговору суда, М.А.ПА. осужден за незаконную рубку лесных насаждений в особо крупном размере в период с 01.01.2016 до 28.09.2016 в квартале <...>.

В апелляционной жалобе защитник К.А.А., выражая несогласие с приговором ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, просит его отменить и оправдать М. Давая критическую оценку письменным доказательствам и показаниям свидетелей, ссылается на отсутствие по делу доказательств виновности осужденного. По мнению защитника, протоколы осмотра места происшествия от 29.09.2016 и 29.08.2018 имеют противоречия в указании площади вырубки и количества вырубленных деревьев, конкретный период рубки не установлен, не зафиксированы следы незаконной вырубки. Свидетели К., П.К.1. и К.2., специалист Я. и представитель лесничества К.3 показывали о вырубке в зимний период, соответствующая экспертиза по делу не была проведена, что нарушает право на защиту М. в связи с невозможностью представления алиби на конкретный период. Свидетели Т. и С., давая отличные от предыдущих показания, оговаривают М.А.ПА.: Т. желает улучшить состояние здоровья за счет средств М. после полученной травмы, а С. - по причине дружеских отношений с Т. Обращает внимание, что судом не конкретизировано, какие именно показания Т. и С. признаны достоверными.

В возражении на жалобу государственный обвинитель Ф.Д.Т. просит об оставлении приговора без изменения по ее доводам.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Ф.Д.Т., не оспаривая выводы суда о виновности М.А.ПА., ставит вопрос об отмене приговора и постановлении нового апелляционного приговора ввиду неправильного применения уголовного закона. Указывает на нарушение судом требований ст. 53.1 УК РФ, допущенное при назначении наказания, поскольку принудительные работы назначаются как альтернатива лишению свободы. Просит, признав М.А.ПБ. виновным по ч. 3 ст. 260 УК РФ, назначить осужденному лишение свободы на срок 3 года со штрафом 300000 рублей, в соответствии со ст. 53.1 УК РФ заменить наказание в виде лишения свободы на принудительные работы на срок 3 года с удержанием 10% из заработной платы в доход государства со штрафом в размере 300000 рублей.

Проверив уголовное дело, судебная коллегия не усматривает оснований для удовлетворения апелляционной жалобы защитника, поскольку виновность М. в незаконной рубке лесных насаждений подтверждена доказательствами, исследованными в судебном заседании.

В то же время приговор подлежит отмене по доводам апелляционного представления.

Основанием отмены судебного решения в апелляционном порядке является неправильное применение уголовного закона в соответствии с п. 3 ст. 389.15 УПК РФ.

Неправильным применением уголовного закона, согласно п. 1 ч. 1 ст. 389.18 УПК РФ, признается нарушение требований Общей части УК РФ.

На основании ч. 1 ст. 53.1 УК РФ принудительные работы применяются как альтернатива лишению свободы в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК РФ, за совершение преступления небольшой или средней тяжести либо за совершение тяжкого преступления впервые.

В силу ч. 2 ст. 53.1 УК РФ если, назначив наказание в виде лишения свободы, суд придет к выводу о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания в местах лишения свободы, он постановляет заменить осужденному наказание в виде лишения свободы принудительными работами.

По настоящему делу судом грубо нарушены требования ст. 53.1 УК РФ. Суд не принял во внимание, что согласно ч. 2 ст. 53.1 УК РФ, принудительные работы применяются как альтернатива лишению свободы. В данном случае не рассмотрен вопрос о назначении сначала лишения свободы за тяжкое преступление и лишь затем, если придет к выводу о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания, о замене наказания в виде лишения свободы принудительными работами, как этого требует закон.

Таким образом, видно, что М.А.ПА. наказание фактически не назначено.

Судебной коллегией установлено, что преступление совершено М. в Шалинском районе Свердловской области при следующих обстоятельствах:

В период с 01.01.2016 до 28.09.2016 М.А.ПА. имея умысел, направленный на совершение незаконной рубки лесных насаждений в квартале <...> привлек третьих лиц, не посвящая их в свои преступные намерения относительно законности рубки, введя в заблуждение по поводу законности своих действий, а именно Т. который выполнял функции сучкоруба, С. который выполнял функции раскряжевщика, В. который выполнял функции тракториста, М. и А. которые занимались погрузкой и вывозкой заготовленной древесины.

Продолжая свои преступные намерения в вышеуказанный период М.А.ПА., привлекая к незаконной рубке деревьев Т.С., В.А. и М. уголовное преследование в отношении которых прекращено за отсутствием в действиях последних состава преступления, не имея соответствующего разрешения компетентных органов: договора купли-продажи лесных насаждений, предусмотренного ч. 4 ст. 30 Лесного кодекса РФ, технологической карты, разрешения на заготовку древесины, то есть Лесной Декларации, предусмотренной ч. 1 ст. 26 Лесного кодекса РФ и утвержденной Лесным Департаментом Лесного хозяйства Свердловской области на основании приказа Министерства природных ресурсов и экологии РФ от 16.01.2015 N 17 "Об утверждении формы лесной декларации, порядка ее заполнения и подачи, требований к формату лесной декларации в электронной форме" разрешения на использование лесов для переработки древесины и иных лесных ресурсов, предусмотренных ч. 3 ст. 16 Лесного кодекса РФ, согласно которой порядок осуществления рубок лесных насаждений определяется правилами заготовки древесины, которые утверждены приказом Рослесхоза от 01.08.2011 N 337 "Об утверждении Правил заготовки древесины", совершил незаконную рубку лесных насаждений в лесах, относящихся к эксплуатационным лесам 2 группы, в квартале <...> путем спиливания бензопилой деревьев породы:

- береза 5,35 куб. м по цене 75 руб. 93 коп. за 1 куб. м, на сумму 406 руб. 22 коп.;

- пихта 197,411 куб. м по цене 136 руб. 94 коп. за 1 куб. м, на сумму 27 033 руб. 46 коп.;

- ель 594,936 куб. м по цене 136 руб. 94 коп. за 1 куб. м, на сумму 81 470 руб. 54 коп.,

а всего общим объемом 797,697 куб. м на общую сумму 108 910 руб. 22 коп.

В соответствии с "Таксами для исчисления размера ущерба, причиненного лесным насаждениям или не отнесенным к лесным насаждениям деревьям, кустарникам и лианам вследствие нарушения лесного законодательства, заготовка древесины которых допускается", утвержденными Постановлением Правительства РФ от 08.05.2007 N 273, размер ущерба за незаконную рубку деревьев составляет 50-кратную стоимость древесины на корню, исчисленную по ставкам платы за единицу объема, взятую по первому разряду такс за деловую древесину средней категории крупности:

- береза 5,35 куб. м x 75,93 руб. x 50 = 20 311 руб.;

- пихта 197,411 куб. м x 136,94 руб. x 50 = 1 351 673 руб.;

- ель 594,936 куб. м x 136,94 руб. x 50 = 4 073 527 руб.

Ущерб, причиненный М.А.ПА. государству в лице Государственного Казенного Учреждения Свердловской области "Шалинское лесничество" Шалинского городского округа Свердловской области, составил 5 445 511 рублей, что согласно примечанию к ст. 260 УК РФ, является особо крупным размером.

В заседании суда 1 инстанции подсудимый М.А.ПА. вину по предъявленному обвинению не признал и показал, что в инкриминированной ему незаконной рубке леса не участвовал.

Утверждение М.А.ПА. о непричастности к незаконной рубке опровергается исследованными в суде доказательствами.

Так, представитель потерпевшего ГКУ СО "Шалинское лесничество" К.3 подтвердила, что после обнаружения в квартале <...> незаконной рубки деревьев в сентябре 2016 года для проверки выезжала на место с сотрудниками лесничества и представителем арендатора ООО "Новый путь". По состоянию и цвету пней следовало, что спил деревьев произведен бензопилой зимой - весной 2016 года, пни от спиленных деревьев были высокими, около 1 метра, и несвежими, потемневшими, свежих следов вывоза леса не было, местами были несвежие порубочные остатки, хвоя на них была сухая. После первичного осмотра расчет ущерба производился исходя из площади вырубки, а не пересчетом пней. В 2018 году она также вместе со специалистами Шалинского лесничества и сотрудниками полиции участвовала в обмере и подсчете пней. Состояние места осмотра с 2016 года на 2018 год не изменилось, только заросло травой и пни стали темнее. В 2018 году расчет ущерба был произведен уже по количеству обнаруженных пней. После подсчета пересчетных ведомостей специалистом лесничества Я. окончательно установлен размер ущерба. К.3 подтвердила свое участие при проверке показаний на месте с Т. который в ее присутствии рассказал о рубке деревьев на данном участке в 2016 году М.А.ПА., а также о том, что другие работники из бригады, в том числе и он, занимались трелевкой, раскряжевкой.

Показания представителя потерпевшего о месте незаконной рубке, периоде ее совершения объективно согласуются с показаниями свидетелей Т. и С.П.К.2

Свидетель Т. подтвердил, что в 2016 году работал у М.А.ПА. на рубке деревьев, пока не получил травму. Он отпиливал вершины у срубленных деревьев, зачищал дороги для подъезда, ремонтировал технику М.А.ПА. Кроме него в делянках работали М.А.ПВ., сын М.А.ПА. - А.С.В. и А. М.А.ПВ. руководил работой, говорил, на какую делянку ехать. Поскольку у М.А.ПБ. ранее имелись разрешения на рубку, он полагал, что все рубки законные. Зимой 2016 года рубили на двух делянках: маленькой и большой, которые расположены напротив друг друга, на небольшой делянке снег от деревьев не отгребали, пни оставляли высотой чуть менее метра, технологию не соблюдали, разрешительных засечек на деревьях не было. О преступлении сообщил в 2018 году после выздоровления от полученной летом 2016 года в лесу травмы. В 2016 году М.А.ПА. с сыном уговорили его сказать о получении травмы при падении с крыши гаража, обещали помочь с лечением.

Довод жалобы о непоследовательности показаний свидетеля, влекущей сомнение в их достоверности, судебная коллегия находит необоснованным. Указание свидетелем разных периодов времени года незаконной рубки в <...> квартале <...> обусловлено длительным периодом работы Т. у М. на рубке леса, а именно с 2014 по 2016 годы, этим же объясняется разница в указании места рубки, поскольку доставкой на делянку сотрудников М. занимался сам, Т. во время работы в лесу навигатором либо иными устройствами не пользовался. Судебная коллегия не усматривает оснований для оговора Т. М.А.ПА., на что ссылается защитник: постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту причинения вреда здоровья Т. не обжаловано и вступило в законное силу.

Помимо этого, свои показания о времени, месте и обстоятельствах незаконной рубки в 2016 году Т. подтвердил при их проверке на месте происшествия 23.08.2018 (т. 5 л. д. 175 - 191), при проведении очных ставок с М.А.ПА. и М. (т. 2 л. д. 56 - 60, 84 - 87), где показал, что перед началом работ в лесу М.А.ПА. инструктировал работников, велел следов, в том числе окурков, после себя не оставлять.

Об обстоятельствах незаконной рубки аналогичные показания дал свидетель С. а именно, что на его вопрос об отсутствии отметок границ делянки М.А.ПА. ответил ему, что они на другой стороне лога. Место незаконной рубки находилось через дорогу от законной - большего размера. М.А.ПА. инструктировал, что в случае появления посторонних лиц с делянки надо убегать и никому ничего не рассказывать. С. подтвердил факт получения летом 2016 года Т. травмы в лесу близ с. Молебка, сообщил, что М.А.ПА. велел говорить о падении Т. с крыши.

Давая оценку показаниям свидетелей Т. и С., судебная коллегия отмечает, что их показания последовательны и подтверждены другими доказательствами по делу, поэтому являются достоверными. Каких-либо оснований оговаривать осужденного у Т. и С. не имеется.

Оснований сомневаться в достоверности показаний свидетеля С. не имеется, свидетель подтвердил их при проверке на месте (т. 2 л. д. 71 - 79), проведении очных ставок с М. и М.А.ПА. (т. 2 л. д. 80 - 83, 84 - 87), где указал, что работал с деревьями, заранее спиленными М.А.ПА. бензопилой "Штиль", деляночные столбики отсутствовали.

С. ссылался на оказанное на него М. давление: подсудимый угрожал причинить вред членам семьи, поэтому он (С.) менял показания, показания, в которых он отрицал сам факт незаконной рубки, он также давал под влиянием М.

Свидетель В. ходе предварительного расследования также показывал о работах в лесу в 2016 году вместе с М.А.ПА. и М.М. и С. с уже заранее спиленным осужденным лесом; затески на деревьях или деляночные столбики отсутствовали, также показывал об обстоятельствах полученной в лесу Т. травмы летом 2016 года (т. 2 л. д. 92 - 94).

Эти показания свидетеля В. согласуются с показаниями представителя потерпевшего и свидетелей Т., С., сомневаться в них судебная коллегия оснований не усматривает. Показания свидетеля В. в суде об отсутствии у М.А.ПА. необходимой для рубки леса техники и производстве работ у осужденного лишь в зимний период 2016 года судебная коллегия находит недостоверными, поскольку они опровергаются иными исследованными доказательствами.

Об очевидности следов зимней рубки на месте происшествия в суде показали свидетели П. и К.2 - мастера леса, принимавшие участие при его осмотре вместе с К.3 и Т., подтвердившие обнаруженные ими высокие пни со следами спилов от бензопилы, незначительное количество порубочных остатков, отсутствие повреждений почвенного покрова, поскольку лес вывозили по снегу (т. 2 л. д. 29 - 31, л. д. 35 - 37, т. 5 л. д. 217 - 220); при первичном осмотре лесного участка, когда принимали законную делянку у ООО "Новый путь", следов вырубки не заметили из-за высоких кустарников и листвы деревьев. Продолжение рубки после зимы 2016 года подтверждается и фактом получения Т. травмы в лесу на участке, граничащим с кварталом 34 выдел 29, о чем показали свидетели, работавшие у М.А.ПА. до осени 2016 года на рубке леса.

По обстоятельствам производства следственных действий с участием К.3, Т., С., П. и К.2 были допрошены сотрудники полиции М. и П которые подтвердили, что какие-либо замечания у участников следственных действий отсутствовали, подписи ставили добровольно. Помимо этого, об отсутствии нарушений уголовно-процессуального закона при производстве следственных действий с участием С. свидетельствует имеющееся в материалах дела постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению С. об оказанном на него давлении сотрудниками полиции, которое С. не обжаловал, поскольку, как пояснил суду, обращался с этим заявлением по просьбе М. а не в связи с оказанным на него давлением сотрудниками полиции.

Давность рубки в квартале <...>, помимо представителя потерпевшего и указанных свидетелей, в суде подтвердил специалист Я. который показал, что рубка была произведена в зимний период, пни оставлены высокие; исключил возможность производства рубки в более ранние сроки (до 2016 года) в связи с ежегодно проводимым мониторингом сотрудниками.

Согласно протоколам осмотра места происшествия, в квартире <...> Урминского участкового лесничества обнаружена беспорядочная рубка лесных насаждений, пни темного цвета высотой до 80 см., порубочные остатки вдоль дороги (т. 1 л. д. 20 - 52, т. 5 л. д. 146 - 164).

На основании поступившей в лесничество карточки дешифрования от 14.12.2016, по результатам съемки 16.08.2016, зафиксировавшей рубку древесины без разрешительных документов на площади 3,7 га (т. 3 л. д. 189), составлен Акт о нарушении лесного законодательства, согласно которому обнаружена незаконная рубка эксплуатационных лесов 2 группы.

В соответствии с лесной декларацией, ООО "Новый путь" в квартале <...> не использовало леса для заготовки древесины; размер причиненного ущерба подтверждается справкой - расчетом размера вреда, согласно которой ущерб составил 5445511 рублей (т. 5 л. д. 165 - 166).

Довод жалобы о несоответствии выявленного объема и размера ущерба от вырубки предъявленному обвинению необоснованный, поскольку в карточке дешифрования площадь нарушения указана с запасом 703 м. куб., а ущерб является ориентировочным. Представитель потерпевшего К.2 подтвердила, что изначально размер ущерба рассчитывался исходя из площади обнаруженной рубки, а в 2018 году способом пересчета пней, вследствие чего сумма ущерба уменьшилась примерно на 2000000 рублей.

Согласно протоколу осмотра предметов, осмотрен трактор ТТ-4, на который показывали свидетели Т., С. и В. как на технику, используемую по указанию М.А.ПА. для вывозки незаконно срубленного леса, трактор передан на ответственное хранение М.А.ПА.

В соответствии с требованиями ст. 75 УПК РФ судебная коллегия считает недопустимыми доказательствами приобщенные защитником к материалам дела протоколы опроса свидетелей М. и М. поскольку они получены с нарушением требований уголовно-процессуального закона. По аналогичным основаниям судебной коллегией не принимается в качестве доказательства жесткий диск с записью разговора между свидетелями Т.С. и П. поскольку о ведении записи участники разговора не были осведомлены, оперативно-розыскная деятельность не проводилась, об ответственности за дачу ложных показаний никто не предупреждался, кроме того, из представленной записи невозможно установить дату, время и автора записи, исключить монтаж.

Принимая во внимание значительный временной промежуток между совершением рубки и ее обнаружением, произошедшими изменениями в древесной породе, - проведение экспертизы для определения периода производства вырубки нецелесообразно. Период вырубки установлен достоверно.

Все заявленные осужденным и его защитником ходатайства разрешены в установленном законом порядке, право М.А.ПА. на защиту, вопреки доводу жалобы адвоката, не нарушено.

Также несостоятельным, по мнению судебной коллегии, является довод защитника о наличии законных оснований для объединения настоящего уголовного дела с другим, возбужденным в отношении М.А.ПА. в Пермском крае, поскольку по настоящему делу судом 1 инстанции уже принято обжалованное сторонами итоговое решение.

На основании установленных с учетом совокупности исследованных судом доказательств обстоятельств судебная коллегия приходит к выводу о доказанности вины М.А.ПА. в незаконной рубке лесных насаждений в период 01.01.2016 - 28.09.2016 с причинением материального ущерба государству на общую сумму 5445511 рублей.

Судебная коллегия квалифицирует действия М.А.ПА. по ч. 3 ст. 260 УК РФ, то есть как незаконная рубка лесных насаждений, совершенная в особо крупном размере.

При назначении наказания судебная коллегия учитывает характер и степень общественной опасности совершенного осужденным преступления, данные, характеризующие личность М.А.ПА., влияние назначенного наказание на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

В качестве смягчающих наказание обстоятельств судебная коллегия признает и учитывает положительные характеристики М.А.ПА., состояние здоровья, наличие крепких социальных связей и малолетнего ребенка, совершение преступления впервые.

Отягчающих обстоятельств по делу не установлено.

С учетом фактических обстоятельств преступления и степени его общественной опасности судебная коллегия не усматривает оснований для изменения его категории на менее тяжкую, также, принимая во внимание отсутствие исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, отсутствуют основания и для применения положений ст. ст. 73, 64 УК РФ.

В целях восстановления социальной справедливости и исправления М., предупреждения совершения им новых преступлений подсудимому следует назначить наказание в виде лишения свободы.

В соответствии с положениями п. 7.1 ч. 1 ст. 299 УПК РФ судебная коллегия считает возможным заменить наказание в виде лишения свободы принудительными работами с назначением дополнительного наказания в виде штрафа, поскольку исправление М. возможно без реального отбывания наказания в местах лишения свободы.

Разрешая вопрос о вещественных доказательствах, судебная коллегия принимает решение в соответствии со ст. 81 УПК РФ.

Гражданский иск по делу не заявлен, процессуальные издержки отсутствуют.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.15 п. 3, 389.18 ч. 1 п. 1, 389.20 ч. 1 п. 3, 389.23, 389.28, 389.31 - 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

приговорила:

приговор Шалинского районного суда Свердловской области от 10.01.2019 в отношении М.А.ПА. отменить и постановить новый приговор.

Признать М.А.ПА. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 260 УК РФ, за которое назначить наказание в виде лишения свободы на срок 3 года.

В соответствии с ч. 2 ст. 53.1 УК РФ наказание в виде лишения свободы заменить М.А.ПГ. принудительными работами на срок 3 года с удержанием из заработной платы 10% в доход государства со штрафом 300000 рублей.

После получения предписания территориального органа уголовно-исполнительной системы по месту жительства осужденного М.А.ПА. следует к месту отбывания наказания - в исправительный центр - самостоятельно в порядке, установленном ст. 60.2 УИК РФ.

Срок наказания в виде принудительных работ исчислять со дня прибытия осужденного в исправительный центр.

Меру пресечение в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении отменить.

Вещественные доказательства: трактор ТТ-4, находящийся на ответственном хранении у М.А.ПА., - вернуть М.А.ПА.; мобильный телефон марки "Эппл", находящийся на ответственном хранении у М. по адресу <...> - вернуть М. жесткий диск - хранить при уголовном деле (т. 3 л. д. 18 - 19).

Апелляционную жалобу защитника оставить без удовлетворения, апелляционное представление прокурора - удовлетворить.

Апелляционный приговор вступает в законную силу со дня его провозглашения и может быть обжалован в Президиум Свердловского областного суда в порядке, установленном главой 47.1 УПК РФ.


Вернуться назад
Статья 87 УИК РФ. Условия отбывания наказания осужденными к лишению свободы

Статья 87 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (Условия отбывания наказания осужденными к...

Подробнее
Статья 205 УК РФ. Террористический акт

Статья 205 Уголовного кодекса Российской Федерации (Террористический акт) по состоянию на сегодняшний день....

Подробнее