Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 28.04.2020 N 77-385/2020

Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 28.04.2020 N 77-385/2020 Приговор: Ст. ст. 159, 285 УК РФ (мошенничество; злоупотребление должностными полномочиями). Определение: Акты изменены, зачтено в срок отбывания наказания время содержания под домашним арестом.

ПЕРВЫЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 апреля 2020 г. N 77-385/2020

Судебная коллегия по уголовным делам Первого кассационного суда общей юрисдикции в составе: …

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе защитника - адвоката М.С.-М.С. на приговор <данные изъяты> городского суда Московской области от ДД.ММ.ГГГГ и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от ДД.ММ.ГГГГ.

Приговором <данные изъяты> городского суда Московской области от ДД.ММ.ГГГГ

Е., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец <адрес> <адрес>, гражданин РФ, неработавший, проживавший по адресу: <адрес>, <адрес>, несудимый,

осужден:

по ч. 4 ст. 159 УК РФ, с применением ст. 48 УК РФ, к лишению свободы сроком на 4 года со штрафом в размере 300 000 рублей, с лишением специального звания "советник юстиции",

по ч. 1 ст. 285 УК РФ к лишению права занимать должности на государственной службе, в правоохранительных органах, органах местного самоуправления, связанные с осуществлением функций представителя власти либо с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций сроком на 3 года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем полного сложения наказаний, окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года с отбыванием в исправительной колонии общего режима, со штрафом в размере 300 000 рублей, с лишением специального звания "советник юстиции", а также права занимать должности на государственной службе, в правоохранительных органах, органах местного самоуправления, связанные с осуществлением функций представителя власти либо с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций сроком на 3 года.

На основании ч. 2 ст. 71 УК РФ наказание в виде штрафа в размере 300 000 рублей и лишение права занимать должности на государственной службе, в правоохранительных органах, органах местного самоуправления, связанные с осуществлением функций представителя власти либо с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций сроком на 3 года, постановлено исполнять самостоятельно.

На основании п. "б" ч. 3.1. ст. 72 УК РФ (в редакции Федерального закона от 03 июля 2018 года N 186-ФЗ) Е. зачтено время его задержания в порядке ст. ст. 91, 92 УПК РФ в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, в соответствии с п. "а" ч. 3.1 ст. 72 УК РФ из расчета один день содержания под стражей за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима, а также время нахождения его под домашним арестом в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ включительно из расчета один день нахождения под домашним арестом за один день отбывания наказания в виде лишения свободы, и в соответствии с ч. 3.4 ст. 72 УК РФ (в редакции Федерального закона от 03 июля 2018 года N 186-ФЗ) с ДД.ММ.ГГГГ по день вступления приговора в законную силу включительно из расчета два дня нахождения под домашним арестом за один день лишения свободы.

Мера пресечения Е. в виде домашнего ареста со всеми запретами и ограничениями оставлена без изменения до вступления приговора в законную силу. Постановлено после вступления приговора в законную силу изменить Е. меру пресечения с домашнего ареста на заключение под стражу.

С осужденных Е. и П. солидарно взыскано в пользу администрации городского округа <данные изъяты> Московской области 5 021 424 рубля 48 копеек.

Разрешен вопрос о вещественных доказательствах.

Этим же приговором осужден П.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от ДД.ММ.ГГГГ приговор <данные изъяты> городского суда Московской области от ДД.ММ.ГГГГ в отношении Е. изменен, указано на лишение классного чина "советник юстиции". В остальном приговор оставлен без изменения.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней защитник - адвокат М.С.М.С., действующий в интересах осужденного Е., выражает несогласие с состоявшимися судебными решениями, считает, что они вынесены с существенными нарушениями норм уголовного и уголовно-процессуального законов. Полагает, что вина Е. в совершении инкриминируемых преступлений не доказана, а его действиям дана неверная правовая оценка. Считает, что уголовное дело рассмотрено с нарушением требований ст. 252 УПК РФ, а обвинение Е. по ст. 159 УК РФ является необоснованным, не соответствующим обстоятельствам уголовного дела. Обращает внимание на то, что Е. не являлся ни стороной по Договору, ни приобретателем права собственности на земельный участок. Данный земельный участок в его распоряжение либо владение не поступал, и он не имел каких-либо возможностей по распоряжению им, и кроме того договор купли-продажи земельного участка N от ДД.ММ.ГГГГ в установленном законом порядке не признан недействительным либо мнимым. Указывает, что суд, вопреки требованиям закона, все неустранимые сомнения в доказанности вины истолковал не в пользу Е., чем нарушил требования ст. 14 УПК РФ. Анализируя заключение эксперта, считает завышенной стоимость земельного участка, а само заключение считает недопустимым доказательством. Обращает внимание, что по эпизоду, предусмотренному ч. 1 ст. 285 УК РФ, направленный по инициативе Е. проект нормативного правового акта отклонен как необоснованный, а <данные изъяты> лицензию на право розничной продажи алкогольной продукции не получило. Полагает, что обвинение, предъявленное Е., не конкретизировано, не указано в чем выразилось дискредитирование деятельности и подрыв авторитета органов прокуратуры, каким образом он использовал должностное положение для проведения в отношении <данные изъяты> необоснованных прокурорских проверок с целью исключения их из Перечня медицинских учреждений муниципального образования. Обращает внимание, что <данные изъяты> в силу возложенных задач не является органом лицензирования частных медицинских организаций и не уполномочено вести их учет, поэтому информация, представленная указанной организацией, не должна приниматься во внимание. Полагает, что в действиях Е. усматриваются признаки дисциплинарного проступка, поскольку вред его действиями фактически причинен не был. Анализируя доказательства, указывает, что получая арендную плату за переданное помещение, П. не извлекал прибыль, а лишь возмещал денежные средства, переданные в долг ФИО10. Утверждает, что судом не установлен корыстный мотив должностного злоупотребления, что исключает квалификацию действий ФИО1 по ч. 1 ст. 285 УК РФ. Также полагает, что существенные нарушения уголовно-процессуального закона допущены судом апелляционной инстанции при рассмотрении данного уголовного дела. По мнению автора жалобы, суды первой и апелляционной инстанции допустили нарушения процессуального закона при оценке доказательств, что привело к принятию судами незаконных и необоснованных решений. Обращает внимание на нарушение уголовного закона, допущенного судами при применении ст. 72 УК РФ в новой редакции, что повлекло ухудшение положения Е. Просит приговор и апелляционное определение отменить, принять в отношении Е. новый судебный акт.

Заслушав доклад судьи К.В.Д., изложившей обстоятельства дела, содержание приговора и апелляционного определения, доводы кассационной жалобы и дополнений к ней защитника - адвоката М.С.-М.С. и основания ее передачи вместе с уголовным делом для рассмотрения в судебном заседании кассационного суда, выступления защитников М.С.-М.С., Б.В.С., осужденного Е., поддержавших доводы кассационной жалобы и дополнения к ней и просивших приговор и апелляционное определение отменить, мнение прокурора П.И.А. полагавшего кассационную жалобу удовлетворить частично, судебная коллегия

установила:

Е. признан виновным в мошенничестве, то есть приобретении права на чужое имущество путем обмана, группой лиц по предварительному сговору, лицом с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере, а также злоупотреблении должностными полномочиями, то есть использовании должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной заинтересованности и повлекло существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства.

Преступления совершены в городском округе <адрес> в период времени и при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В силу положений ст. 401.1 УПК РФ при рассмотрении кассационной жалобы суд кассационной инстанции проверяет только законность судебных решений, то есть правильность применения норм уголовного и уголовно-процессуального закона.

С учетом указанного ограничения доводы кассационной жалобы адвоката о том, что выводы суда в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом, в силу прямого указания закона проверке в кассационном порядке не подлежат.

Вина Е. установлена и подтверждается совокупностью собранных и исследованных в судебном заседании доказательств, приведенных в приговоре, которым суд дал оценку в соответствии со ст. 88 УПК РФ, а именно: показаниями свидетелей ФИО11, ФИО12, ФИО13, ФИО14, ФИО15, ФИО16, ФИО17, ФИО18, ФИО19, ФИО20, ФИО21, ФИО22, ФИО23, ФИО24, ФИО25, ФИО26, ФИО27, ФИО28, ФИО29, ФИО10 о том, что Е., находясь в должности <данные изъяты>, используя свое положение, организовал проведение проверки, после чего совместно с другим лицом, путем составления фиктивных документов на встроено-пристроенное помещение, зарегистрировал указанное здание на <данные изъяты> П., а затем без проведения аукциона оформил на последнего в государственных органах право собственности на земельный участок, находящийся в собственности <адрес>, по явно заниженной стоимости; показаниями свидетелей ФИО30, ФИО31, ФИО32, ФИО33, ФИО34, ФИО35, из которых видно, что Е., используя свое положение <данные изъяты>, действуя в интересах П., подготовил заведомо незаконный акт прокурорского реагирования, составил перечень медицинских организаций, осуществляющих свою деятельность в городском округе, не включив в него <данные изъяты> с целью получения разрешения на розничную продажу алкогольной продукции в супермаркете, расположенном рядом с медицинским учреждением.

Каких-либо противоречий в показаниях указанных лиц, ставящих под сомнение их достоверность, не имеется. Оснований для оговора Е. данными лицами судом не установлено.

Показания указанных лиц согласуются с письменными доказательствами: протоколом осмотра места происшествия, заключением строительно-технической экспертизы о том, что нежилое помещение, расположенное в пристройке к многоквартирному дому, соединено с этим домом через дверной проем и находятся на одном земельном участке; заключением эксперта 12/ЭС о том, что рыночная стоимость земельного участка составляет 5 788 125 рублей; фонограммами телефонных переговоров Е. с ФИО36 и ФИО10 применительно к обстоятельствам дела; другими доказательствами, подробно изложенными в приговоре.

Собранным доказательствам, а также доводам сторон, приведенным в обоснование своей позиции по делу, в приговоре дана надлежащая оценка в соответствии с требованиями ст. 87, 88 УПК РФ, с указанием мотивов, по которым суд доверяет одним из них и отвергает другие.

Каких-либо существенных нарушений закона в стадии предварительного следствия, препятствующих рассмотрению уголовного дела по существу с вынесением по нему итогового решения либо ставящих под сомнение допустимость положенных в основу приговора доказательств, судами первой и апелляционной инстанций установлено не было.

Судом исследованы все версии, выдвинутые в защиту осужденного Е., в том числе и доводы об отсутствии у осужденного умысла на хищение, всем им дана правильная оценка в приговоре, в котором указано, почему одни доказательства признаны судом достоверными, а другие отвергнуты.

Вопреки доводам жалобы, формулировок, которые бы действительно искажали правовое значение исследуемых событий и обстоятельств, имели взаимоисключающий смысл, либо влияли на существо выводов суда, в судебных решениях не допущено.

Какие-либо не устраненные судом существенные противоречия в доказательствах, требующие их истолкования в пользу осужденного, которые могли повлиять на выводы суда о доказанности вины Е., по делу отсутствуют.

Тот факт, что данная судом в приговоре оценка доказательств не совпадает с позицией стороны защиты, не свидетельствует о нарушении судами первой и апелляционной инстанций требований уголовно-процессуального закона и не является основанием к отмене или изменению судебных решений.

Исследовав фактические обстоятельства дела, оценив все доказательства в совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Е. и правильно квалифицировал его действия по ч. 4 ст. 159 УК РФ, как мошенничество, то есть приобретение права на чужое имущество путем обмана, группой лиц по предварительному сговору, лицом с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере, а также по ч. 1 ст. 285 УК РФ, как злоупотребление должностными полномочиями, то есть использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной заинтересованности и повлекло существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства.

Доводы жалобы о возможности приобретения права собственности на земельный участок без проведения торгов, об отсутствии негативных последствий от действий осужденного, о том, что предъявленное Е. обвинение не конкретизировано, не установлен корыстный мотив совершенных преступлений, проверялись судами первой и апелляционной инстанций, однако своего подтверждения не нашли и обоснованно были отвергнуты с приведением мотивов принятых решений, не согласиться с которыми оснований не имеется.

Вопреки доводам жалобы, стоимость земельного участка, на который было приобретено право собственности ФИО39 определена на основании заключения эксперта, при этом суды первой и апелляционной инстанций пришли к верному выводу о том, что экспертиза проведена в соответствии с требованиями закона, компетентными лицами, обладающими специальными познаниями. Оснований ставить под сомнение данную судом оценку судебная коллегия не находит.

Судебное следствие проведено в соответствии с требованиями ст. 273 - 291 УПК РФ, а также с соблюдением принципов всесторонности и полноты исследования всех обстоятельств дела, имеющих значение для правильного разрешения данного дела, с соблюдением пределов, предусмотренных ст. 252 УПК РФ, поэтому доводы жалобы в этой части несостоятельны.

Изложенные в жалобе доводы сводятся к переоценке доказательств, которые оценены судом по внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся доказательств, как это предусмотрено ст. 17 УПК РФ.

Доводы кассационной жалобы о том, что выводы суда не подтверждены доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, не учтены обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы, в силу прямого указания закона проверке в кассационном порядке не подлежат.

Наказание Е., с учетом внесенных изменений, как основное, так и дополнительные, назначено в пределах санкций статей уголовного закона, по которым он осужден, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о его личности и состояния здоровья, всех смягчающих наказание обстоятельств, а также с учетом влияния наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи.

Решение о назначении осужденному основного наказания в виде лишения свободы, а также дополнительных наказаний, суд мотивировал в приговоре. При этом все заслуживающие внимания обстоятельства были учтены при решении вопроса о виде и размере наказаний, которые являются справедливыми, соразмерными содеянному и назначены в соответствии с требованиями закона.

Вывод суда об отсутствии каких-либо исключительных обстоятельств, дающих основания для применения в отношении Е. положений ч. 6 ст. 15, ст. ст. 64, 73 УК РФ, в приговоре мотивирован.

Вид исправительного учреждения правильно определен осужденному на основании п. "б" ч. 1 ст. 58 УК РФ.

Вместе с тем приговор подлежит изменению по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Согласно ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым. Таковым признается приговор, который постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

В соответствии с ч. 7 ст. 302 УПК РФ в обвинительном приговоре с назначением наказания, подлежащего отбыванию осужденным, суд должен определить начало исчисления срока отбывания наказания.

Учитывая положения ст. 72 УК РФ (в редакции Федерального закона от 03 июля 2018 года N 186-ФЗ) о зачете в срок лишения свободы времени содержания лица под стражей до вступления приговора в законную силу, началом срока отбывания наказания необходимо признавать день вступления приговора в законную силу, за исключением случаев, когда срок наказания исчисляется со дня прибытия осужденного в исправительный центр (ч. 1 ст. 60.3 УИК РФ), колонию-поселение (ч. 3 ст. 75.1 УИК РФ) или в тюрьму (ч. 1 ст. 130 УИК РФ) либо со дня задержания (ч. 7 ст. 75.1 УИК РФ).

Суд, постановляя приговор в отношении Е. в нарушение требований закона, не указал, с какого времени следует исчислять срок отбывания наказания осужденному.

Из материалов дела следует, что Е. в период предварительного следствия задерживался в порядке ст. ст. 91 - 92 УПК РФ в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ ему была избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, которая неоднократно продлевалась судом и которая сохранялась на период судебного разбирательства вплоть до вступления приговора в законную силу.

При постановлении приговора суд произвел зачет нахождения Е. под домашним арестом с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ из расчета один день нахождения под домашним арестом за один день лишения свободы, и, руководствуясь положением ч. 3.4 ст. 72 УК РФ (в редакции Федерального закона от 03 июля 2018 года N 186-ФЗ), в период с ДД.ММ.ГГГГ по день вступления приговора в законную силу из расчета два дня нахождения под домашним арестом за один день лишения свободы.

Вместе с тем, применение ч. 3.4 ст. 72 УК РФ (в редакции Федерального закона от 03 июля 2018 года N 186-ФЗ) о зачете домашнего ареста в срок лишения свободы из расчета два дня нахождения под домашним арестом за один день лишения свободы, по сравнению с ранее действовавшим уголовным законодательством, когда зачет производился по принципу один к одному, ухудшает положение виновного лица. В силу ч. 1 ст. 10 УК РФ уголовный закон, каким-либо образом ухудшающий положение такого лица, обратной силы не имеет.

Преступления были совершены Е. в период <данные изъяты> годов, то есть до принятия указанного выше Федерального закона. Несмотря на это, суд произвел зачет нахождения Е. под домашним арестом с ДД.ММ.ГГГГ по день вступления приговора в законную силу по новым правилам, то есть один к двум, чем нарушил положения ст. 9 и ст. 10 УК РФ.

Судебной коллегией по уголовным делам Московского областного суда допущенные судом первой инстанции нарушения закона устранены не были.

При таких обстоятельствах приговор <данные изъяты> городского суда Московской области от ДД.ММ.ГГГГ и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от ДД.ММ.ГГГГ нельзя признать в этой части законными, в связи с чем, они подлежат изменению в части исчисления срока отбывания наказания осужденному и в части решения вопроса о зачете времени нахождения, осужденного Е. под домашним арестом.

Руководствуясь ст. ст. 401.14, 401.15 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

кассационную жалобу защитника - адвоката М.С.-М.С. в интересах осужденного Е. удовлетворить частично.

Приговор <данные изъяты> городского суда Московской области от ДД.ММ.ГГГГ и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от ДД.ММ.ГГГГ в отношении Е. изменить:

срок наказания Е. исчислять со дня вступления приговора в законную силу;

в соответствии со ст. 72 УК РФ зачесть Е. в срок отбывания наказания время содержания под домашним арестом с ДД.ММ.ГГГГ по день вступления приговора в законную силу из расчета один день нахождения под домашним арестом за один день лишения свободы.

В остальном приговор и апелляционное определение в отношении Е. оставить без изменения


Вернуться назад
Апелляционное определение Пятого апелляционного суда общей юрисдикции от 22.10.2020 по делу N 55-630/2020

Апелляционное определение Пятого апелляционного суда общей юрисдикции от 22.10.2020 по делу N 55-630/2020...

Подробнее
Статья 10 УК РФ. Обратная сила уголовного закона

Статья 10 Уголовного кодекса Российской Федерации (Обратная сила уголовного закона)  по состоянию на...

Подробнее