Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 05.03.2020 N 22-1066/2020

Апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 05.03.2020 N 22-1066/2020 Приговор: По пп. "з" ч. 2 ст. 111, пп. "в" ч. 2 ст. 115, ч. 1 ст. 119 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью; умышленное причинение легкого вреда здоровью; угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью). Определение: Приговор изменен, исключено указание на совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, как на обстоятельство, отягчающее наказание; назначенное наказание смягчено; срок отбывания наказания исчислен со дня вступления приговора в законную силу.

СТАВРОПОЛЬСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 марта 2020 г. N 22-1066/2020

Судебная коллегия по уголовным делам Ставропольского краевого суда в составе: …

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению прокурора города Ессентуки К.В.Н., апелляционной жалобе осужденного ФИО1 и дополнениям к ней на приговор Ессентукского городского суда Ставропольского края от 18 декабря 2019 года, которым

ФИО1, <данные изъяты>

осужден по ч. 1 ст. 119 УК РФ к лишению свободы сроком на 1 год;

по п. "в" ч. 2 ст. 115 УК РФ к лишению свободы сроком на 1 год;

по п. "з" ч. 2 ст. 111 УК РФ к лишению свободы сроком на 5 лет;

в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено окончательное наказание в виде лишения свободы сроком 6 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

мера пресечения в виде заключения под стражу оставлена без изменения до вступления приговора в законную силу;

срок наказания постановлено исчислять с 18 декабря 2019 года;

в срок отбывания наказания зачтено время содержания под стражей с

27 июля 2019 года до вступления приговора в законную силу из расчета один день содержания под стражей за один день отбывания наказания в исправительной колонии строгого режима;

разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи К.С.В., изложившего обстоятельства дела, доводы апелляционных представления и жалобы, проверив материалы уголовного дела, выслушав участников судебного заседания, судебная коллегия

установила:

ФИО1 признан виновным и осужден за то, что 25 июля 2019 года угрожал ФИО8 убийством; 26 июля 2019 года умышленно, с применением предмета, используемого в качестве оружия, причинил легкий вред здоровью ФИО9 и тяжкий вред здоровью ФИО8, опасный для жизни. Преступления совершены ФИО1 в городе Ессентуки Ставропольского края при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В апелляционном представлении прокурор города Ессентуки К.В.Н., не оспаривая доказанности вины и квалификации действий осужденного, просит приговор изменить. Указывает, что суд, признавая в качестве отягчающего наказание обстоятельства совершение преступления ФИО1 в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя, не учел положения ч. 1.1 ст. 63 УК РФ, поскольку в приговоре содержится ссылка на уголовный закон, однако отсутствуют мотивы, по которым совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, признано судом обстоятельством, отягчающим наказание. Кроме того, суд в описательно-мотивировочной части приговора сослался на вещественные доказательства - нож и майку, изъятые в ходе осмотра места происшествия, которые не были исследованы в судебном заседании. Просит приговор изменить, исключить отягчающее наказание обстоятельство - совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, а также ссылку суда на вещественные доказательства - нож и майку, снизив размер назначенного наказания.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней осужденный ФИО1 считает приговор суда незаконным и несправедливым, подлежащим изменению в части назначенного наказания. Указывает, что судом не приняты во внимание данные о его личности, признание вины, явка с повинной, раскаяние в содеянном, состояние здоровья, влияние назначенного наказания на условия жизни его семьи, наличие на иждивении жены инвалида. Считает, что суд не учел фактические обстоятельства дела, противоречивые показания потерпевших, выступление осужденного с последним словом. Указывает, что показания потерпевших ФИО8 и ФИО9, свидетелей по делу ФИО11, ФИО12, ФИО13 противоречивы и не соответствуют действительности; судом не приняты во внимание показания свидетеля ФИО14 - его супруги. Обращает внимание на то, что ФИО8 по факту нанесения ему побоев привлечен к административной ответственности. Полагает, что судом необоснованно учтено в качестве отягчающего наказание обстоятельства совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения, поскольку данный факт не подтверждается соответствующими доказательствами. Просит приговор изменить, смягчить назначенное наказание.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции осужденный ФИО1, адвокат ФИО7 поддержали доводы апелляционной жалобы осужденного и доводы апелляционного представления, прокурор Горбатко Л.И. поддержала доводы апелляционного представления в полном объеме, дополнив их необходимостью исключения из числа доказательств вины осужденного рапортов об обнаружении признаков преступления, а также доводы апелляционной жалобы в части исключения отягчающего наказание обстоятельства в виде состояния опьянения, просила приговор изменить.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы, изложенные в апелляционных представлении и жалобе, выслушав участников уголовного судопроизводства, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Рассмотрение уголовного дела судом проведено в соответствии с положениями главы 36 УПК РФ, определяющей общие условия судебного разбирательства, а также глав 37-39 УПК РФ, предусматривающих процедуру рассмотрения уголовного дела.

ФИО1 в судебном заседании вину в совершении инкриминируемых ему деяний признал частично. Вместе с тем его вина в совершении преступлений подтверждается совокупностью допустимых доказательств, исследованных в судебном заседании, проверенных и получивших надлежащую оценку в приговоре.

Так, выводы суда о виновности ФИО1 в угрозе 25 июля 2019 года убийством ФИО8 полностью соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным в судебном заседании судом и подтверждаются показаниями потерпевшего ФИО8 о причинах и обстоятельствах высказывания ФИО1 угроз убийством в его адрес, сопровождающихся размахиванием перед ним предметом, похожим на нож; показаниями свидетеля ФИО11 об обстоятельствах конфликта между ФИО8 и ФИО1; показаниями свидетеля ФИО15 об обстоятельствах высказывания осужденным угроз убийством в адрес потерпевшего; заключением эксперта N 532 от 2 августа 2019 года о том, что представленный на экспертизу нож является ножом хозяйственно-бытового назначения; протоколом осмотра ножа в чехле от 6 сентября 2019 года; заявлением ФИО8 от 25 июля 2019 года, зарегистрированным в КУСП ОМВД России по г. Ессентуки N 9874, о привлечении ФИО1 к уголовной ответственности.

Вина ФИО1 в умышленном причинении легкого вреда здоровью ФИО9 и тяжкого вреда здоровью ФИО8, опасного для его жизни, совершенных 26 июля 2019 года с применением предмета, используемого в качестве оружия, подтверждена показаниями потерпевшего ФИО9 об обстоятельствах произошедшего, в том числе о нанесении ему ФИО1 ударов по голове ножом; показаниями свидетеля ФИО13 об обстоятельствах конфликта между ФИО8, ФИО9 и ФИО1 и о нанесении ФИО8 ножевого ранения в область живота; показаниями свидетеля ФИО12, данными в судебном заседании и оглашенными на основании ч. 3 ст. 281 УПК РФ об обстоятельствах произошедшего; показаниями ФИО8 об обстоятельствах нанесения ему ножевого ранения ФИО1 и телесных повреждений ФИО9; заключением эксперта N 1122 от 6 августа 2019 года, согласно которому диагностированные повреждения ФИО9 в виде закрытой черепно-мозговой травмы, сотрясения головного мозга повлекли кратковременное расстройство здоровья продолжительностью до 3 недель и причинили легкий вред здоровью потерпевшего, при этом предметом нанесения травмы мог быть нож; заключением эксперта N 342 от 17 августа 2019 года, согласно которому нож, изъятый в ходе осмотра места происшествия, изготовлен кустарным способом и к холодному оружию не относится; протоколом осмотра места происшествия от 26 июля 2019 года; протоколом проверки показаний подозреваемого ФИО1; заключением эксперта N 1123 от 16 августа 2019 года, о характере телесных повреждений брюшной полости ФИО8, повлекших причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего; справкой N 4378 от 26 июля 2019 года, согласно которой С. поступил в больницу с колото резанным ранением передней брюшной стенки, проникающим в брюшную полость с повреждением ветви верхней эпигастральной артерии слева; заключением эксперта N 343 от 17 августа 2019 года, согласно которому колото-резаное повреждение на майке ФИО8 могло быть образовано клинком ножа или предметом, сходным ему по строению; протоколом осмотра места происшествия от 26 июля 2019 года, в ходе которого была изъята майка ФИО8; протоколом проверки показаний ФИО1 на месте от 27 июля 2019 года; протоколом принятия устного заявления ФИО8 от 27 июля 2019 года о привлечении ФИО1 к уголовной ответственности; а также иными доказательствами, исследованными судом и положенными в обоснование приговора.

Примечание:

В документе, видимо, допущен пропуск текста, восстановить по смыслу который не представляется возможным.

Вопреки доводам апелляционной жалобы осужденного ФИО1, судом***

Предусмотренные ст. ст. 87, 88 УПК РФ правила проверки и оценки доказательств судом соблюдены. Постановляя приговор, суд принял во внимание все доказательства, указав в приговоре, почему он принимает одни доказательства и отвергает другие. Фактические обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу в силу ст. 73 УПК РФ, установлены судом верно. Показания осужденного ФИО1 об отрицании своей вины, фактических обстоятельств дела, провокации со стороны потерпевших и имевших место опасениях за жизнь супруги, надлежащим образом оценены судом. Оснований не согласиться с этими выводами суда не имеется. Каких-либо противоречий доказательства, которые были положены в обоснование приговора, не содержат. Признаков, указывающих на установление фактических обстоятельств посредством использования недопустимых, либо недостоверных доказательств, судом апелляционной инстанции не установлено.

Совокупность положенных в обоснование приговора доказательств обоснованно признана судом достаточной для вывода о совершении ФИО1 преступлений при указанных в приговоре обстоятельствах. Его действия правильно квалифицированы по ч. 1 ст. 119 УК РФ, п. "в" ч. 2 ст. 115 УК РФ, п. "з" ч. 2 ст. 111 УК РФ.

Суд апелляционной инстанции, оценивая доводы прокурора о том, что данные рапортов об обнаружении признаков преступления не относятся к доказательствам, подтверждающим вину ФИО1 в совершении преступлений, приходит к выводу, что ссылка на них в приговоре не повлияла на правильность выводов суда о виновности осужденного, поэтому, с учетом требований ст. ст. 307, 389.15 УПК РФ, оснований для изменения приговора по указанным доводам не имеется.

Доводы апелляционного представления о том, что в судебном заседании не исследовались вещественные доказательства - нож и майка, поэтому суд необоснованно сослался на них в приговоре, признаются необоснованными.

Данные доводы были оценены председательствующим как замечания на протокол судебного заседания, эти замечания рассмотрены и отклонены постановлением судьи от 20 января 2020 года. Как следует из протокола судебного заседания, в судебном заседании исследовались протокол осмотра предметов от 6 сентября 2019 года (л.д. 243-249; т. 1); постановление о признании и приобщении к уголовному делу вещественных доказательств (л.д. 1-2; т. 2); постановление о сдаче вещественных доказательств на хранение (л.д. 3; т. 2); квитанция N 2243 от 11 сентября 2019 года (л.д. 4; т. 2). Суд апелляционной инстанции отмечает, что из содержания приговора не следует, что суд сослался на вещественные доказательства, как на осматривавшиеся и исследовавшиеся непосредственно в судебном заседании. В приговоре они приведены лишь как предметы, которые осмотрены на стадии предварительного расследования, признаны вещественными доказательствами и приобщены к уголовному делу со ссылкой на соответствующие доказательства, исследованные в судебном заседании. При таких обстоятельствах, апелляционное представление в указанной части удовлетворению не подлежит.

Вопреки доводам осужденного ФИО1, при назначении ему наказания судом в полной мере учтены обстоятельства, указанные в статье 60 УК РФ - характер и степень общественной опасности преступлений, обстоятельства их совершения, данные о личности виновного, влияние назначенного наказания на его исправление, условия жизни его семьи, а также все характеризующие данные и обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание.

Судом признаны и учтены в качестве смягчающих наказание обстоятельств явки с повинной ФИО1 от 27 июля 2019 года о совершении преступлений в отношении ФИО9 и ФИО8; противоправное поведение потерпевшего ФИО8, послужившее поводом для совершения преступления; частичное признание ФИО1 вины и наличие на иждивении супруги-инвалида третьей группы. Отягчающим обстоятельством, суд, в соответствии с п. "а" ч. 1 ст. 63 УК РФ, обосновано признал рецидив преступлений.

С учетом всей совокупности обстоятельств, влияющих на назначение наказания, суд пришел к правильному выводу о необходимости назначения ФИО1 наказания в виде лишения свободы с учетом требований ч. 2 ст. 68 УК РФ и отсутствии правовых оснований для применения положений ч. 3 ст. 68, ч. 6 ст. 15, ст. ст. 64, 73 УК РФ, вместе с тем, без назначения дополнительного наказания в виде ограничения свободы. Вид исправительного учреждения для отбывания ФИО1 лишения свободы назначен судом правильно.

Вместе с тем, приговор подлежит изменению по основанию, предусмотренному п. 3 ст. 389.15 УПК РФ ввиду неправильного применения судом уголовного закона.

Как следует из приговора, в качестве отягчающего наказание обстоятельства, на основании ч. 1.1 ст. 63 УК РФ судом признано совершение ФИО1 преступлений в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя.

Однако, исходя из смысла ст. 307 УПК РФ факт совершения осужденным преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, характеризует конкретные обстоятельства содеянного, в связи с чем, должен быть указан при описании преступного деяния, установленного судом.

Исходя из данных положений закона, при признании судом обстоятельством, отягчающим наказание осужденного, совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, приговор должен содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием всех обстоятельств совершения преступления, влияющих на степень и характер ответственности подсудимого, а также иных обстоятельств, характеризующих его личность, которые доказаны при разбирательстве уголовного дела в соответствии с требованиями ст. 73 УПК РФ и могут быть учтены судом при назначении наказания.

Вместе с тем, описывая в соответствии с п. 1 ст. 307 УПК РФ в описательно-мотивировочной части приговора преступные деяния ФИО1, признанные доказанными, суд не указал, следовательно, не установил, что данные преступления были совершены в состоянии алкогольного опьянения.

При таких обстоятельствах, оснований для применения положений ч. 1.1 ст. 63 УК РФ и признания в качестве отягчающего наказание обстоятельства совершение ФИО1 преступлений в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, у суда не имелось, соответственно применение данной нормы не может быть признано законным, данное отягчающее обстоятельство подлежит исключению из приговора, что влечет соразмерное смягчение размера назначенного ФИО1 наказания как по каждому из преступлений, так и по их совокупности. Таким образом, апелляционные представление и жалоба в указанной части подлежат удовлетворению.

Кроме того, обжалуемым приговором срок отбывания наказания исчислен с 18 декабря 2019 года, то есть со дня провозглашения приговора. Однако, учитывая положения статьи 72 УК РФ в редакции Федерального закона от 3 июля 2018 года N 186-ФЗ о зачете в срок лишения свободы времени содержания лица под стражей до вступления приговора в законную силу, началом срока отбывания наказания необходимо признавать день вступления приговора в законную силу, за исключением случаев, когда срок отбывания наказания исчисляется со дня прибытия осужденного в исправительный центр (часть 1 статьи 60.3 УИК РФ), колонию-поселение (часть 3 статьи 75.1 УИК РФ) или в тюрьму (часть 1 статьи 130 УИК РФ) либо со дня задержания (часть 7 статьи 75.1 УИК РФ). С учетом изложенного приговор подлежит изменению с исчислением срока наказания со дня вступления приговора в законную силу.

Иных оснований для изменения обжалуемого приговора судом апелляционной инстанции не установлено. На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.15, 389.20, 389.26, 389.28, 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Ессентукского городского суда Ставропольского края от 18 декабря 2019 года в отношении ФИО1 изменить:

исключить из приговора указание на совершение ФИО1 преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, как на обстоятельство, отягчающее наказание;

смягчить назначенное ФИО1 наказание по ч. 1 ст. 119 УК РФ до 10 месяцев лишения свободы, по п. "в" ч. 2 ст. 115 УК РФ до 10 месяцев лишения свободы, по п. "з" ч. 2 ст. 111 УК РФ до 4 лет 10 месяцев лишения свободы;

в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначить ФИО1 окончательное наказание в виде лишения свободы сроком 5 лет 9 месяцев с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

срок отбывания наказания исчислять со дня вступления приговора в законную силу.

В остальной части приговор оставить без изменения, апелляционное представление прокурора и жалобу осужденного удовлетворить частично.

Определение может быть обжаловано в суд кассационной инстанции в порядке, предусмотренном главой 47.1 УПК РФ.


Вернуться назад
Статья 186 УПК РФ. Контроль и запись переговоров

Статья 186 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (Контроль и запись переговоров) по состоянию...

Подробнее
Статья 230 УПК РФ. Меры по обеспечению исполнения наказания в виде штрафа, по обеспечению гражданского иска и возможной конфискации имущества

Статья 230 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (Меры по обеспечению исполнения наказания в...

Подробнее