Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Апелляционное определение Саратовского областного суда от 29.11.2012 по делу N 33-6683

Апелляционное определение Саратовского областного суда от 29.11.2012 по делу N 33-6683 В иске в части признания незаконными действий администрации казенного учреждения, выразившихся в нарушении прав осужденного на оплату труда, в оказании неэффективной медицинской помощи, обязании устранить нарушения отказано, так как установлено, что осужденный в спорный период к труду не привлекался, доказательств нарушения права осужденного на получение медицинской помощи не представлено.

САРАТОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 ноября 2012 г. по делу N 33-6683

Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда в составе: …

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по заявлению Ш. о признании незаконными действий федерального казенного учреждения "Колония-поселение N 20 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Саратовской области", по апелляционной жалобе федерального казенного учреждения "Колония-поселение N 20 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Саратовской области" на решение Красноармейского городского суда Саратовской области от 31 августа 2012 года, которым требования Ш. - признаны незаконными действия администрации федерального казенного учреждения "Колония-поселение N 20 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Саратовской области", выразившиеся в нарушении прав Ш. на оплату его труда за период с 23 марта 2012 года по 29 марта 2012 года, а также в оказании неэффективной медицинской помощи, на администрацию федерального казенного учреждения "Колония-поселение N 20 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Саратовской области" (далее - ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области) возложена обязанность устранить допущенные нарушения, в удовлетворении остальной части требований Ш. отказано.

Заслушав доклад судьи А.Е.В., исследовав материалы дела, обсудив доводы жалобы и возражений на нее, судебная коллегия

установила:

осужденный Ш. обратился в суд с заявлением о признании незаконными действий администрации ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области, с учетом уточнений требований просит признать необоснованными и нарушающими положения Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации действия администрации ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области, выразившиеся в уничтожении 24 января 2012 года и 20 февраля 2012 года его заявлений, адресованных уполномоченному по правам человека, не отправлении 10 мая 2012 года трех писем, на имя уполномоченного по правам человека и прокурора города Саратова, содержании в карантинном отделении более 15 суток с 12 января 2012 года по 6 марта 2012 года, в непроведении медицинских осмотров при водворении в штрафной изолятор, в оказании неэффективной медицинской помощи, содержании в штрафном изоляторе в антисанитарных условиях, в уничтожении сведений о его трудоустройстве с 23 марта 2012 года по 29 марта 2012 года и невыплате заработной платы за отработанное время, а также в наложении на него 28 мая 2012 года дисциплинарного взыскания в виде водворения в штрафной изолятор, в ограничении его в период содержания в штрафном изоляторе во времени для написания корреспонденции, возложении обязанности на администрацию ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области устранить допущенные нарушения.

В обоснование требований ссылается на то, что должностные лица и сотрудники ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области незаконно привлекли его к ответственности путем водворения в штрафной изолятор, допустили ряд существенных нарушений в период пребывания там заявителя. Указывает, что его заявления, жалобы, обращения, подаваемые в порядке статьи 15 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации не регистрировались, не рассматривались, сотрудники колонии препятствовали обращению в вышестоящие органы. В нарушение статьи 79 указанного Кодекса Ш. содержался более установленного законом срока в карантинном отделении. Корреспонденция, не подлежащая в порядке части 2 статьи 91 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации цензуре, не отправлялась, уничтожалась, проверялась сотрудниками колонии. Медицинский осмотр в период содержания осужденного Ш. в штрафной изолятор не проводился, медицинская помощь была неэффективной, что негативно отразилось на здоровье заявителя. Заключение о состоянии здоровья перед водворением Ш. в штрафной изолятор составлялось без предварительного медицинского осмотра. Сотрудниками колонии скрывались обстоятельства трудовой деятельности заявителя, в характеризующем материале указывалось, что Ш. нигде не работал, активного участия в жизни колонии и отряда не принимал. Оплата труда осужденного Ш. не производилась. Ссылается на подложность документов, составленных администрацией ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области о замене Ш. вида содержания.

Рассмотрев поступившее заявление, суд постановил указанное выше решение.

Не согласившись с постановленным решением суда, ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области подана апелляционная жалоба, в которой просит отменить решение суда в части удовлетворения требований Ш. Доводы жалобы мотивированы тем, что решение суда вынесено с нарушением норм материального и процессуального права. Полагает, что вывод суда об оказании неэффективной медицинской помощи Ш. сделан неверно, поскольку ему не отказывалось в обследовании врачами-специалистами. Так, 31 июля 2012 года осужденный Ш. осмотрен фельдшером ФКУ КП-20 - поставлен диагноз: "Здоров. Симуляция. Считает, нет оснований для обследования". 07 августа 2012 года приглашенные: врач-терапевт поставил диагноз здоров, врач невропатолог назначил лечение, которое Ш. получал, о чем свидетельствуют данные медицинской книжки Ш. и его личная подпись. 14 августа 2012 года при повторном осмотре Ш. врачом-невропатологом назначено лечение, которое он получил в полном объеме. При очередном осмотре 16 августа 2012 года у Ш. жалоб не было. Автор жалобы полагает, что судом не были всесторонне, объективно и в полном объеме исследованы все доказательства - не исследована медицинская карта осужденного Ш., не был допрошен фельдшер ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области. Выводы суда не соответствуют исследованным и отраженным в решении суда доказательствам и доводам. Автор жалобы считает ошибочным вывод суда о нарушении прав Ш. на оплату труда, поскольку из платежной ведомости следует, что он получил заработную плату за отработанное время, о чем расписался лично. В резолютивной части решения суда не указано в чем конкретно нарушено право Ш. на оплату труда, в том числе не указан размер выплат.

На апелляционную жалобу от Ш. поступили возражения, по которым он считает несостоятельными доводы апелляционной жалобы об оказании своевременной и эффективной медицинской помощи, поскольку в ходе рассмотрения дела он заявлял ходатайство о допросе ФИО8, замещавшего фельдшера медицинской санитарной части ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области ФИО9, а представитель колонии возражал против их допроса. Полагает правильным вывод суда о неоказании ему медицинской помощи 19 мая 2012 года, так как медицинский осмотр хоть и проводился, но никаких лекарств он не получал, считает недоказанным со стороны ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области факт выдачи ему лекарственных препаратов. Кроме того, Ш. считает не подлежащими удовлетворению доводы жалобы по вопросу оказания медицинской помощи, неэффективность которой доказывается тем, что на неоднократные его просьбы провести обследование в ЦРБ города Красноармейска сотрудники медицинской части ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области не реагировали. Полагает утверждения автора жалобы об оплате труда Ш. необоснованными. Документов, подтверждающих трудоустройство Ш. в суд первой инстанции представлено не было. Считает, что приложенные к апелляционной жалобе документы относительно трудоустройства Ш. не соответствуют требованиям действующего законодательства, платежная ведомость является подложным доказательством в порядке статьи 186 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. В нарушение приказа от 28 марта 2012 года об увольнении Ш. он продолжал работать, поскольку не был ознакомлен с приказом в установленном порядке. Утверждает, что в апреле-мае 2012 года к работе он не привлекался, поскольку находился в штрафном изоляторе, в связи с чем оплата труда в мае не могла быть ему осуществлена. Просит решение суда в части признании неэффективной медицинской помощи оставить без изменения, а апелляционную жалобу без удовлетворения, рассмотреть вопрос и принять решение в части изменения требований к администрации ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области в связи с неоплатой денежных средств Ш. за семь часов работы 28 марта 2012 года и за 5 часов 29 марта 2012 года, оставить за ним право на возмещение морального и материального вреда за незаконные действия администрации ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области.

Ш., извещенный надлежащим образом, просит о рассмотрении дела в свое отсутствие.

Представитель ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области в судебное заседание не явился, извещен, о причинах неявки не уведомил, не просил об отложении слушания по делу.

Исходя из положений части 3 статьи 167 и части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Проверив законность и обоснованность обжалуемого судебного решения, исходя из доводов апелляционной жалобы и возражений на нее, в соответствии со статьей 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия приходит к выводу об отмене решения суда в части удовлетворения требований Ш. о признании незаконными действий администрации ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области, выразившихся в нарушении прав Ш.Н. на оплату его труда за период с 23 марта 2012 года по 29 марта 2012 года, в оказании неэффективной медицинской помощи, возложении на администрацию ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области обязанности устранить допущенные нарушения и вынесении нового решения об отказе в этой части Ш. в удовлетворении заявленных требований.

Пунктом 14 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных приказом Минюста РФ от 03 ноября 2005 года N 205, осужденные обязаны: выполнять требования законов и настоящих Правил; соблюдать распорядок дня, установленный в ИУ; являться по вызову администрации и давать письменные объяснения по вопросам исполнения требований приговора; проходить медицинские осмотры и необходимое обследование с целью своевременного обнаружения инфекционных заболеваний, а также медицинское освидетельствование для выявления фактов употребления алкогольных, наркотических и сильнодействующих (токсических) веществ, получения телесных повреждений; бережно относиться к имуществу исправительного учреждения и другим видам имущества; соблюдать требования пожарной безопасности; добросовестно относиться к труду и учебе; быть вежливыми между собой и в обращении с персоналом ИУ и иными лицами, выполнять их законные требования; содержать в чистоте и опрятности жилые помещения, рабочие места, одежду, по установленному образцу заправлять постель, следить за состоянием спальных мест, тумбочек и вещевых мешков в помещениях отрядов, где хранятся их личные вещи, наличием прикроватных табличек (приложение N 2), соблюдать правила личной гигиены, иметь короткую стрижку волос на голове, бороды и усов (для мужчин), хранить продукты питания и предметы индивидуального пользования в специально оборудованных местах и помещениях; носить одежду установленного образца с нагрудными и нарукавными знаками (приложение N 3), в колониях-поселениях осужденные могут носить гражданскую одежду; принимать участие в работах по благоустройству ИУ и прилегающих к ним территорий в порядке, установленном уголовно-исполнительным законодательством.

В пункте 20 указанных Правил установлено, что распорядок дня включает в себя время подъема, отбоя, туалета, физической зарядки, принятия пищи, развода на работу, нахождения на производстве, учебе, воспитательных и культурно-массовых и спортивно-массовых мероприятиях и т.д. Предусматривается непрерывный восьмичасовой сон осужденных и предоставление им личного времени.

Пунктом 8 распорядка дня штрафного изолятора КП-20 предусмотрено время сна с 20 часов 30 минут до 04 часов 30 минут.

Как установлено судом первой инстанции и подтверждается доказательствами, содержащимися в материалах дела Ш. прибыл в ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области для отбывания наказания в виде лишения свободы с 12 января 2012 года.

Постановлением N 236 от 13 мая 2012 года Ш. водворен в штрафной изолятор за нарушение установленного порядка отбывания наказания сроком на 15 суток.

Как следует из рапортов ФИО11, ФИО12, ФИО13 и акта об отказе Ш. от дачи письменных объяснений от 27 мая 2012 года, составленного указанными сотрудниками ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области, Ш. 27 мая 2012 года в нарушение пункта 14 и 20 Правил внутреннего трудового распорядка исправительного учреждения утвержденных приказом Минюста РФ от 03 ноября 2005 года N 205, в камере N 2 во время проведения обеда, в не отведенное для сна время, спал лежа на полу, оборудовав себе спальное место (положил под голову свернутое полотенце). А связи с чем постановлением N от 28 мая 2012 года Ш. водворен в штрафной изолятор за нарушение установленного порядка отбывания наказания сроком на 15 суток.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции об отказе в удовлетворении требований Ш. о признании необоснованными и нарушающими положения Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации действий администрации ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области, выразившиеся несоставлении начальником отряда ФИО14 рапорта от 28 мая 2012 года, поскольку отсутствие рапорта ФИО14 от 28 мая 2012 года при наличии действий Ш., нарушающих порядок отбывания наказания, не влияет на законность действий администрации ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области по водворению его в штрафной изолятор.

Из пунктов 19, 20, 21 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных приказом Минюста РФ от 03 ноября 2005 года N 205 следует, что в каждом исправительном учреждении устанавливается строго регламентированный распорядок дня с учетом особенностей работы с тем или иным составом осужденных, времени года, местных условий и других конкретных обстоятельств. Распорядок дня включает в себя время подъема, отбоя, туалета, физической зарядки, принятия пищи, развода на работу, нахождения на производстве, учебе, воспитательных и культурно-массовых и спортивно-массовых мероприятиях и т.д. Предусматривается непрерывный восьмичасовой сон осужденных и предоставление им личного времени. Распорядок дня, разработанный на основе примерного (приложение N 4), утверждается приказом за подписью начальника ИУ и доводится до сведения персонала и осужденных.

Распорядок дня осужденных, содержащихся в карантинном отделении, строгих условиях отбывания наказания, помещениях камерного типа, ЕПКТ, одиночных камерах колоний особого режима, штрафных изоляторах, а также находящихся в ежегодном оплачиваемом отпуске и размещенных в изолированных участках, устанавливается отдельно (пункт 3 примечаний к приложению N).

Распорядок дня, разработанный ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области не противоречит требованиям названных Правил.

Письменные и почтовые принадлежности, имеющиеся у осужденных, хранятся у младшего инспектора по надзору за осужденными в ШИЗО и выдаются им на время написания корреспонденции (пункт 150 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных приказом Минюста РФ от 03 ноября 2005 года N 205).

Следовательно, суд обоснованно пришел к выводу об отсутствии нарушения прав Ш. при установлении определенного времени для написания корреспонденции, что не нарушает прав осужденных, содержащихся в штрафном изоляторе в связи с нарушением установленного порядка отбывания наказания, поскольку условия содержания в штрафных изоляторах предполагает дополнительную изоляцию осужденных, ограничение конкретных прав, усиление в отношении их режимных требований.

Согласно части 1 статьи 91 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации осужденным к лишению свободы разрешается получать и отправлять за счет собственных средств письма и телеграммы без ограничения их количества.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции в части отказа Ш. в признании нарушенным его права на отправку корреспонденции от 10 мая 2012 года, поскольку, как следует из журнала учета предложений, заявлений и жалоб ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области, почтовые отправления Ш. зарегистрированы 10 мая 2012 года под номерами N. В связи с чем, сведения о ненаправлении 10 мая 2012 года корреспонденции осужденного Ш. администрацией учреждения, получены только из его объяснений, иными доказательствами не подтверждены.

Как следует из положений пункта 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2009 года N 2 (в редакции от 09 февраля 2012 года) по жалобам содержащихся под стражей подозреваемых и обвиняемых, а также лиц, осужденных к лишению свободы, на действия администрации следственных изоляторов или исправительных учреждений, связанные с ненадлежащими условиями содержания (например, необеспечение осужденных надлежащей медицинской помощью), а также на решения о применении администрацией следственных изоляторов или исправительных учреждений мер дисциплинарного взыскания рассматриваются по правилам главы 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Согласно части 1 статьи 254 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации гражданин, организация вправе оспорить в суде решение, действие (бездействие) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если считают, что нарушены их права и свободы. Гражданин, организация вправе обратиться непосредственно в суд или в вышестоящий в порядке подчиненности орган государственной власти, орган местного самоуправления, к должностному лицу, государственному или муниципальному служащему.

Статья 256 названного Кодекса предусматривает, что гражданин вправе обратиться в суд с заявлением в течение трех месяцев со дня, когда ему стало известно о нарушении его прав и свобод. При этом попуск трехмесячного срока обращения в суд с заявлением не является для суда основанием для отказа в принятии заявления. Причины пропуска срока выясняются в предварительном судебном заседании или судебном заседании и могут являться основанием для отказа в удовлетворении заявления.

Судом сделан правильный вывод об отсутствии оснований для удовлетворения требований Ш. в части незаконности содержания его более 15 суток в карантинном отделении в период с 12 января 20012 года по 06 марта 2012 года и по вопросам нарушения его прав в связи с уничтожением 24 января 2012 года и 20 февраля 2012 года сотрудниками учреждения его заявлений, адресованных уполномоченному по правам человека, поскольку из пояснений Ш. следует, что о нарушении своих прав уничтожением корреспонденции он узнал 24 января 2012 года и 20 февраля 2012 года. О содержании в карантинном отделении более 15 суток ему стало известно на 16 сутки после прибытия в ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области, то есть 28 января 2012 года. Из материалов дела видно, что Ш. обратился в суд с заявлением о признании незаконными действий администрации ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области 07 августа 2012 года, пропустив установленный статьей 256 Гражданского процессуального кодекса трехмесячный срок. При этом причины пропуска Ш. срока не являются уважительными, так как содержание в штрафном изоляторе не исключает возможности обращения осужденных в суд с соответствующим заявлением. Более того, в журнале регистрации предложений, заявлений и жалоб зафиксированы факты направления Ш. корреспонденции с 16 февраля 2012 года.

Судебная коллегия находит правильным вывод суда первой инстанции относительно отказа в удовлетворении требований Ш. по вопросам содержании в штрафном изоляторе в антисанитарных условиях, поскольку как установлено в ходе рассмотрения дела непосредственный порядок в камерах обеспечивается осужденными по очереди, согласно графику дежурств, при этом сотрудники ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области, в том числе сотрудники медицинской части осуществляют контроль за санитарным состоянием.

Согласно пункту 2 Порядка проведения медицинского осмотра перед переводом осужденных в помещения камерного типа, единые помещения камерного типа, одиночные камеры, а также водворением в штрафные и дисциплинарные изоляторы и выдачи медицинского заключения о возможности нахождения в указанных помещениях по состоянию здоровья, утвержденного Приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 09 августа 2011 года N перевод осужденных в помещения камерного типа, единые помещения камерного типа и одиночные камеры, а также водворение в штрафные и дисциплинарные изоляторы производится только после проведения медицинского осмотра осужденного и выдачи врачом, а при его отсутствии фельдшером медицинского заключения.

После завершения процедур, непосредственно связанных с медицинским осмотром и оформлением медицинской документации, медицинский работник, проводивший осмотр осужденного, на постановлении о применении к осужденному взыскания выносит медицинское заключение, оформляемое собственноручно, с указанием времени и даты проведенного медицинского осмотра (пункт 12 названного Порядка).

На постановлениях от 13 апреля 2012 года, 28 апреля 2012 года, 13 мая 2012 года и 28 мая 2012 года о водворении Ш. в штрафной изолятор имеется заключение фельдшера, свидетельствующее об осмотре Ш. и отсутствии у него жалоб на момент осмотра. Доказательств иному Ш. не представлено.

Таким образом, является правильным отказ суда первой инстанции в удовлетворении требований Ш. о признании незаконными действий администрации ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области в части непроведения медицинских осмотров при водворении в штрафной изолятор, судебная коллегия находит выводы суда по названному требованию мотивированными и обоснованными.

Суд первой инстанции, удовлетворяя требования Ш. о признании незаконными действий администрации ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области, выразившихся в оказании неэффективной медицинской помощи исходил из того, что администрацией ФКУ КП-20 нарушено право Ш. на получение качественной и квалифицированной медицинской помощи врачами-специалистами.

Однако с таким суждением согласиться нельзя по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, Ш. отбывает наказание в ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области в виде лишения свободы.

Согласно части 2 статьи 72 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации осужденным предоставляется медицинская помощь.

В соответствии с частью 3 статьи 26 Федерального закона от 21 ноября 2011 года N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" (в редакции от 25 июня 2012 года) при невозможности оказания медицинской помощи в учреждениях уголовно-исполнительной системы лица, заключенные под стражу или отбывающие наказание в виде лишения свободы, имеют право на оказание медицинской помощи в медицинских организациях государственной системы здравоохранения и муниципальной системы здравоохранения, а также на приглашение для проведения консультаций врачей-специалистов указанных медицинских организаций в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета, предусмотренных на эти цели федеральному органу исполнительной власти, осуществляющему правоприменительные функции, функции по контролю и надзору в сфере исполнения уголовных наказаний в отношении осужденных.

В силу пункта 2.1 Устава ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области предметом и целями деятельности Учреждения является, в том числе, организация и оказание медицинской помощи осужденным, содержащимся в Учреждении.

Пунктами 121, 122, 123 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 03 ноября 2005 года N 205, предоставляемая в исправительном учреждении лечебно-профилактическая помощь оказывается по профилям медицинских специальностей состоящих в штате врачей медицинской части учреждения. Медицинская часть учреждения осуществляет: медицинское обследование осужденных с целью выявления заболеваний, диспансерное наблюдение и учет осужденных, лечение больных осужденных с использованием средств и методов, утвержденных федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим нормативно-правовое регулирование в сфере здравоохранения, хранение и выдачу осужденным лекарственных средств, иных изделий медицинского назначения, определение медицинских противопоказаний по профессиональной пригодности осужденных, привлекаемых к оплачиваемому труду, проведение экспертизы временной нетрудоспособности. В случаях, когда медицинская помощь не может быть оказана в медицинской части, лечебных исправительных учреждениях и лечебно-профилактических учреждениях уголовно-исполнительной системы, осужденные могут получать необходимое лечение в лечебно-профилактических учреждениях государственной или муниципальной систем здравоохранения.

Пунктом 13 Порядка организации медицинской помощи предусмотрено, что лицам, отбывающим наказание в местах лишения свободы и заключенным под стражу, утвержденным приказом Министерства юстиции Российской Федерации N 190 и Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации N 640 от 17 октября 2005 года (далее - Порядок), предусмотрено, что для оказания медицинской помощи подозреваемым, обвиняемым и осужденным в Учреждении организуется медицинская часть, которая является структурным подразделением исправительного учреждения, в том числе исправительной колонии

В структуру ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области включена медицинская часть.

Согласно пункту 21 Порядка, медицинский персонал Учреждения должен владеть профессиональными навыками, соответствующими квалификационным медицинским требованиям.

В силу пунктов 47, 55, 58, 62 Порядка, лицам, содержащимся в ШИЗО, ДИЗО, ПКТ, ЕПКТ, запираемых помещениях, а также в карцерах следственных изоляторов, медицинский осмотр и помощь проводятся на месте медработниками при ежедневной проверке санитарного состояния этих помещений, а также при обращениях. В случаях, когда имеется угроза здоровью или жизни лиц, содержащихся в указанных помещениях, медицинский работник принимает меры к срочной доставке такого лица в медицинскую часть.

Амбулаторный прием в установленные часы ведут врачи медицинской части. В Учреждениях, где по штату врач не положен, амбулаторный прием осуществляет фельдшер.

В сложных случаях установления и дифференциации диагноза заболевания и выработки тактики лечения больные осматриваются комиссионно или направляются на консультацию к врачам-специалистам.

Для консультации привлекаются врачи-специалисты лечебно-профилактических (далее - ЛПУ) и лечебных исправительных учреждений УИС, а также врачи - специалисты ЛПУ муниципальной и государственной систем здравоохранения. Консультация врачами-специалистами может осуществляться в медицинской части Учреждения или в другом лечебном учреждении.

При отсутствии в медицинской части врача-стоматолога (зубного врача) помощь при стоматологических заболеваниях (в основном по неотложным показаниям) оказывает врач (фельдшер) в пределах компетенции.

Штатным расписанием ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области, утвержденным приказом ГУФСИН России по Саратовской области N от <дата> (с последующими изменениями), в медицинской части учреждения предусмотрены две штатные должности: фельдшер медицинской части и медицинская сестра. Как следует из справки ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области первая должность замещена <данные изъяты> ФИО9, вторая - ФИО15.

Из пунктов 2.5, 2.6, 2.7 должностной инструкции фельдшера ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области, утвержденной начальником ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области <данные изъяты> ФИО16 12 января 2012 года, следует, что должностными правами фельдшера являются: систематический контроль качества обследования и лечения больных в медицинской части; организация проведения всех видов медицинских осмотров осужденных; личный контроль санитарного состояния камер ШИЗО, а также качества медицинской помощи при наличии там осужденных.

В должностные обязанности фельдшера, согласно названной Инструкции входят: в необходимых случаях оказывать первую доврачебную помощь (пункт 3.2); ежедневно посещать ШИЗО, столовую, банно-прачечный комбинат, оказывать осужденным доврачебную помощь, проводить проверку их санитарного состояния (пункт 3.4); проводить прием осужденных в установленные часы (пункт 3.13).

Требования Ш. об оказании ему неэффективной медицинской помощи сводятся к отказу со стороны администрации ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области в обследовании его врачами-специалистами.

Как следует из записей в медицинской карте Ш. 19 мая 2012 года при проведении осмотра в штрафном изоляторе от Ш. фельдшеру МСЧ учреждения ФИО9 поступили жалобы на зубную боль, онемение левой стороны туловища, руки, бессонницу, фельдшером был установлен диагноз и назначено лечение (л.д. 44 - 45). 30 мая 2012 года Ш. был осмотрен фельдшером медицинской части учреждения по месту содержания в штрафном изоляторе. 31 июля 2012 года от осужденного Ш. поступили жалобы на боль в руке, а также требования о том, чтобы его вывезли на обследование в ЦРБ. Осмотрев осужденного, фельдшером было указано: "Здоров. Симуляция. Считает нет оснований для обследования.". 07 августа 2012 года фельдшером для консультации были приглашены врач-терапевт, врач-невролог. 07 августа 2012 года врач-терапевт поставил диагноз здоров, врач невропатолог назначил лечение, которое Ш. в соответствии с данными медицинской карты получал. 14 августа 2012 года при повторном осмотре врачом-невропатологом Ш. назначено лечение, которое он получил. При проведении осмотра 16 августа 2012 года у Ш. жалоб не было. Доказательств того, что для установления и дифференциации диагноза заболевания Ш. требовалось незамедлительное его обследование врачами специалистами в материалах дела не содержится.

Исходя из медицинской карты осужденного Ш., в период с 31 июля 2012 года по 07 августа 2012 года он за получением медицинской помощи не обращался. В связи с чем осмотр Ш. врачами-специалистами 07 августа 2012 года не свидетельствует о нарушении его права на своевременное получение качественной и квалифицированной медицинской помощи врачами-специалистами.

С учетом установленного 07 августа 2012 года врачом-неврологом диагноза показаний, определенных в соответствии с пунктами 93 - 100 Порядка, для срочной его госпитализации в лечебно-профилактическое учреждение не имелось.

С учетом изложенного судебная коллегия считает, что суд первой инстанции пришел к неправильному выводу о том, что администрацией ФКУ КП-20 нарушено право Ш. на получение качественной и квалифицированной медицинской помощи, в связи с чем решение суда первой инстанции в части признания незаконными действий администрации Федерального казенного учреждения "Колония-поселение N 20 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Саратовской области", выразившихся в нарушении прав Ш. в оказании неэффективной медицинской помощи подлежит отмене в силу статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении требований Ш. о признании незаконными действий администрации Федерального казенного учреждения "Колония-поселение N 20 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Саратовской области", выразившихся в нарушении прав Ш. в оказании неэффективной медицинской помощи.

Удовлетворяя требования Ш. о признании незаконными действий администрации ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области, выразившихся в нарушении прав Ш. на оплату его труда за период с 23 марта 2012 года по 29 марта 2012 года, суд первой инстанции исходил из объяснений Ш. о невыплате ему заработной платы за отработанное время и объяснений представителя администрации ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области.

С данным утверждением судебная коллегия не соглашается по следующим основаниям.

В соответствии с частью 1 статьи 103 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, каждый осужденный к лишению свободы обязан трудиться в местах и на работах, определяемых администрацией исправительных учреждений. Администрация исправительных учреждений обязана привлекать осужденных к труду с учетом их пола, возраста, трудоспособности, состояния здоровья и, по возможности, специальности, а также исходя из наличия рабочих мест. Осужденные привлекаются к труду в центрах трудовой адаптации осужденных и производственных (трудовых) мастерских исправительных учреждений, на федеральных государственных унитарных предприятиях уголовно-исполнительной системы и в организациях иных организационно-правовых форм, расположенных на территориях исправительных учреждений и (или) вне их, при условии обеспечения надлежащей охраны и изоляции осужденных.

В силу части 1 статьи 105 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, осужденные к лишению свободы имеют право на оплату труда в соответствии с законодательством Российской Федерации о труде.

В соответствии с частью 3 статьи 107 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации в исправительных учреждениях на лицевой счет осужденных зачисляется независимо от всех удержаний не менее 25 процентов начисленных им заработной платы, пенсии или иных доходов, а на лицевой счет осужденных мужчин старше 60 лет, осужденных женщин старше 55 лет, осужденных, являющихся инвалидами первой или второй группы, несовершеннолетних осужденных, осужденных беременных женщин, осужденных женщин, имеющих детей в домах ребенка исправительного учреждения, - не менее 50 процентов начисленных им заработной платы, пенсии или иных доходов.

Пунктом 4.5 Правил внутреннего распорядка для работников (осужденных к лишению свободы), отбывающих наказания в ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области, утвержденных приказом начальника ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области N от <дата>, оплата труда выплачивается работникам (осужденным) не реже чем каждые полмесяца: аванс в размере 25% от начисленной заработной платы (оплаты труда) производится до 15 числа последующего месяца и до 25 числа последующего месяца производится полный расчет за предыдущий месяц.

Согласно приказу начальника ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области N ос от <дата> Ш. был привлечен на должность разнорабочего жилой зоны центра трудовой адаптации осужденных на период отбывания наказания с 23 марта 2012 года со сдельной оплатой труда от базовой ставки 2983 рубля.

Приказом начальника ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области N ос от 28 марта 2012 года прекращено привлечение к труду Ш. с должности разнорабочего жилой зоны центра трудовой адаптации осужденных с 28 марта 2012 года.

В соответствии с табелем учета рабочего времени производства - жилой зоны ЦТАО за март 2012 года Ш. отработано: 23 марта - 7 часов, 24 марта - 5 часов, 26 марта - 7 часов, 27 марта - 7 часов. Всего: 4 дня, 26 часов. Каких-либо доказательств привлечения Ш. к труду 28 марта 2012 года и 29 марта 2012 года (5 часов) не было представлено ни в суд первой инстанции, ни в апелляционную инстанцию. Заявление Ш. о подложности вышеуказанного доказательства в порядке ст. 186 ГПК РФ не нашло своего подтверждения.

Исходя из трудовой карточки Ш. за выполненную им работу в марте 2012 года начислено 464 рубля 36 копеек.

Из справки ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области от 28 ноября 2012 года следует, что в соответствии с реестром по заработной плате осужденного Ш., предоставленного в бухгалтерию ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области за апрель 2012 года в мае 2012 года Ш. начислено 464 рубля 36 копеек, удержано 348 рублей 27 копеек, выдано 116 рублей 09 копеек.

В соответствии с платежной ведомостью за май 2012 года Ш. выплачено 116 рублей 09 копеек (имеется роспись Ш. в получении денежных средств). Заявление Ш. о подложности вышеуказанного доказательства в порядке ст. 186 ГПК РФ не нашло своего подтверждения.

Из справки ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области от 28 ноября 2012 года следует, что Ш. в период май - июнь 2012 года к труду не привлекался в связи с водворением с ШИЗО. В возражениях на апелляционную жалобу Ш. указывает, что в апреле - мае 2012 года он к труду не привлекался, так как содержался в ШИЗО.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что суд первой инстанции не правильно определил обстоятельства, имеющие значения для дела пришел к неверному выводу о нарушении администрацией ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области прав Ш. на оплату его труда за период с 23 марта 2012 года по 29 марта 2012 года, в связи с чем решение суда первой инстанции в части признания незаконными действий администрации Федерального казенного учреждения "Колония-поселение N 20 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Саратовской области", выразившихся в нарушении прав Ш. на оплату его труда за период с 23 марта 2012 года по 29 марта 2012 года подлежит отмене в силу статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении требований Ш. о признании незаконными действий администрации Федерального казенного учреждения "Колония-поселение N 20 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Саратовской области", выразившихся в нарушении прав Ш. на оплату его труда за период с 23 марта 2012 года по 29 марта 2012 года.

Поскольку признаны незаконными требования Ш. о признании незаконными действий администрации ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области, выразившиеся в нарушении прав Ш. на оплату его труда за период с 23 марта 2012 года по 29 марта 2012 года, в оказании неэффективной медицинской помощи, то подлежит отмене решение суда первой инстанции в части возложения обязанности на администрацию ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области устранить допущенные нарушения, с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований Ш. в этой части.

Доводы Ш. о рассмотрении вопроса об изменении им требований к администрации ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области в связи с неоплатой денежных средств Ш. за семь часов работы 28 марта 2012 года и за 5 часов 29 марта 2012 года, изложенные в возражениях на апелляционную жалобу, правового значения не имеют, поскольку судом апелляционной инстанции установлено отсутствие нарушения его прав со стороны администрации ФКУ КП-20 УФСИН России по Саратовской области по оплате его труда в период с 23 марта 2012 года по 29 марта 2012 года.

Руководствуясь статьями 320, 327.1, 328, 329, 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Красноармейского городского суда Саратовской области от 31 августа 2012 года отменить в части признания незаконными действий администрации Федерального казенного учреждения "Колония-поселение N 20 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Саратовской области", выразившихся в нарушении прав Ш. на оплату его труда за период с 23 марта 2012 года по 29 марта 2012 года, в оказании неэффективной медицинской помощи, возложения обязанности на администрацию Федерального казенного учреждения "Колония-поселение N 20 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Саратовской области устранить допущенные нарушения.

Вынести по делу в указанной части новое решение, которым Ш. в удовлетворении исковых требований о признании незаконными действий администрации Федерального казенного учреждения "Колония-поселение N 20 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Саратовской области", выразившихся в нарушении прав Ш. на оплату его труда за период с 23 марта 2012 года по 29 марта 2012 года, в оказании неэффективной медицинской помощи, возложении обязанности на администрации Федерального казенного учреждения "Колония-поселение N 20 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Саратовской области устранить допущенные нарушения - отказать.

В остальной части решение суда от 31 августа 2012 года оставить без изменения.


Вернуться назад
Апелляционное постановление Приморского краевого суда от 15.06.2015 по делу N 22-3318/2015

Апелляционное постановление Приморского краевого суда от 15.06.2015 по делу N 22-3318/2015 Обстоятельства:...

Подробнее
Статья 97 УПК РФ. Основания для избрания меры пресечения

Статья 97 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (Основания для избрания меры пресечения) по...

Подробнее