Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Кассационное определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 27.05.2020 N 88а-7282/2020 по делу N 2а-1261/2019

Кассационное определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 27.05.2020 N 88а-7282/2020 по делу N 2а-1261/2019 Категория: Споры с органами ФСИН России. Требования заявителя: О признании незаконным решения об отказе в переводе в исправительное учреждение. Обстоятельства: Заявителю было отказано в переводе в исправительное учреждение по месту проживания его родственников. Решение: Удовлетворено в части.

ТРЕТИЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 мая 2020 г. N 88а-7282/2020

Судебная коллегия по административным делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции в составе: …

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу Федеральной службы исполнения наказаний России (далее ФСИН России) на апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Республики Карелия от 7 февраля 2020 года по административному делу N 2а-1261/2019 по административному исковому заявлению Ч. (далее Ч.) к ФСИН России, УФСИН России по Республике Карелия о признании действий (бездействия) незаконным.

Заслушав доклад судьи Ж.О.В., объяснения участвующих в судебном заседании в режиме видеоконференц-связи представителя ФСИН России П.В., поддержавшего доводы кассационной жалобы, административного истца Ч., возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы, судебная коллегия

установила:

Ч. отбывает наказание по приговору Костомукшского городского суда Республики Карелия от 6 марта 2009 года (с учетом кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2018 года, кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия от 26 декабря 2018 года) в ФКУ ИК-1 УФСИН России по Республике Карелия.

Решением Сегежского городского суда Республики Карелия от 28 марта 2019 года с учетом дополнений, внесенных апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Республики Карелия от 28 июня 2019 года, на ФСИН России возложена обязанность рассмотреть по существу вопрос о переводе Ч. для отбывания наказания в исправительное учреждение по месту проживания его родственников в Челябинской области либо в близлежащих регионах; в месячный срок со дня вступления решения суда в законную силу сообщить административному истцу и Сегежскому городскому суду Республики Карелия об исполнении решения суда.

Решением, оформленным письмом от 5 сентября 2019 N ог-12-34513, ФСИН России отказала в переводе Ч., ссылаясь на отсутствие оснований для перевода, предусмотренных частью 2 статьи 81 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, указав на возможность рассмотрения данного вопроса лишь после внесения соответствующих изменений в уголовно-исполнительное законодательство.

Оспаривая правомерность данного решения, 2 октября 2019 года Ч. обратился в суд с административным иском к ФСИН России, УФСИН России по Республике Карелия о признании его незаконным и устранении допущенных нарушений. Просил обязать административного ответчика осуществить его перевод в исправительное учреждение Челябинской области либо ближайшего региона путем составления соответствующего наряда и направления его для исполнения без промедления.

Решением Сегежского городского суда Республики Карелия от 27 ноября 2019 года в удовлетворении административного иска отказано.

Апелляционным определением Верховного суда Республики Карелия от 7 февраля 2020 года решение Сегежского городского суда Республики Карелия от 27 ноября 2019 года в части отказа в признании незаконным отказа ФСИН России в переводе Ч. в другое исправительное учреждение, оформленного письмом от 5 сентября 2019 года N ог-12-34513, и обязании устранить допущенное нарушение отменено, принято в указанной части новое решение, которым административный иск удовлетворить частично.

Признан незаконным отказ ФСИН России в переводе Ч. в другое исправительное учреждение, оформленный письмом от 5 сентября 2019 года N ог-12-34513.

На ФСИН России возложена обязанность в течение тридцати дней с момента вынесения апелляционного определения принять решение о переводе Ч. для отбывания наказания в Челябинскую область, а при отсутствии мест в исправительных учреждениях, расположенных в Челябинской области, - в близлежащий к Челябинской области регион.

На ФСИН России возложена обязанность в течение одного месяца со дня вступления решения суда в законную силу сообщить об исполнении решения в Сегежский городской суд Республики Карелия и Ч.

В остальной части решение Сегежского городского суда Республики Карелия от 27 ноября 2019 года оставлено без изменения.

В кассационной жалобе, поданной через Сегежский городской суд Республики Карелия 4 марта 20202 года и поступившей в Третий кассационный суд общей юрисдикции 20 марта 2020 года, ФСИН России со ссылкой на существенное нарушение судами норм материального права, просит об отмене апелляционного определения и оставлении в силе решения суда первой инстанции. Указывает, что положения части 2 статьи 81 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации не предусматривают возможность перевода осужденных для отбывания наказания по месту жительства родственников. Кроме того, полагает, что в материалах дела отсутствуют достоверные доказательства подтверждающие родственные связи Ч. с лицами, заявленными им в качестве своих близких родственников, проживающих на территории Челябинской области.

В возражениях на кассационную жалобу Ч. указывает на отсутствие оснований для ее удовлетворения, просит оставить судебный акт апелляционной инстанции без изменения.

Определением судьи Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 19 марта 2020 года кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Проверив материалы административного дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия по административным делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции приходит к следующему.

В соответствии с частью 2 статьи 329 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации при рассмотрении административного дела в кассационном порядке суд проверяет правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права судами, рассматривавшими административное дело, в пределах доводов кассационных жалобы, представления.

Основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов, изложенных в обжалованном судебном акте, обстоятельствам административного дела, неправильное применение норм материального права, нарушение или неправильное применение норм процессуального права, если оно привело или могло привести к принятию неправильного судебного акта (часть 2 статьи 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации).

Таких нарушений из обжалуемого судебного постановления не усматривается, доводы жалобы не могут повлечь его отмену в кассационном порядке.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении заявленных требований, в том числе и в части признания незаконным отказа в переводе осужденного в исправительное учреждение, расположенное в Челябинской области или близлежащих регионах, суд первой инстанции, руководствуясь положениями части 2 статьи 81 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации исходил из того, что указанная норма не предусматривает возможность перевода осужденных для отбывания наказания по месту жительства родственников.

Проверяя законность и обоснованность решения в апелляционном порядке, судебная коллегия с такими выводами суда не согласилась.

Отменяя решение, судебная коллегия указала, что часть 2 статьи 81 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации предусматривает возможность перевода осужденного для дальнейшего отбывания наказания из одного исправительного учреждения в другое того же вида не только в случае болезни осужденного либо для обеспечения его личной безопасности, при реорганизации или ликвидации исправительного учреждения, а также при иных исключительных обстоятельствах, препятствующих дальнейшему нахождению осужденного в данном исправительном учреждении, и к таким исключительным обстоятельствам согласно правовой позиции Европейского Суда по правам человека и Верховного Суда Российской Федерации, среди прочего относится невозможность заключенного поддерживать семейные связи во время тюремного заключения и нормам материального и процессуального права выводы суда апелляционной инстанции, исходя из установленных им обстоятельств, не противоречат, поскольку из положений части 1 статьи 218 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, следует, что для признания решения, действия (бездействия) незаконными необходимо одновременное наличие двух условий: несоответствие решения, действия (бездействия) закону и нарушения этим прав и законных интересов гражданина, совокупность которых в данном деле установлена.

Согласно статье Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации осужденные к лишению свободы, кроме указанных в части четвертой настоящей статьи, отбывают наказание в исправительных учреждениях в пределах территории субъекта Российской Федерации, в котором они проживали или были осуждены. В исключительных случаях по состоянию здоровья осужденных или для обеспечения их личной безопасности либо с их согласия осужденные могут быть направлены для отбывания наказания в соответствующее исправительное учреждение, расположенное на территории другого субъекта Российской Федерации (часть 1).

При отсутствии в субъекте Российской Федерации по месту жительства или по месту осуждения исправительного учреждения соответствующего вида или невозможности размещения осужденных в имеющихся исправительных учреждениях осужденные направляются по согласованию с соответствующими вышестоящими органами управления уголовно-исполнительной системы в исправительные учреждения, расположенные на территории другого субъекта Российской Федерации, в котором имеются условия для их размещения (часть 2).

В силу статьи 81 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации осужденные к лишению свободы должны отбывать весь срок наказания, как правило, в одном исправительном учреждении либо следственном изоляторе, в том числе в случае назначения им в период отбывания лишения свободы нового наказания, если при этом судом не изменен вид исправительного учреждения (часть 1); перевод осужденного для дальнейшего отбывания наказания из одного исправительного учреждения в другое того же вида допускается в случае болезни осужденного либо для обеспечения его личной безопасности, при реорганизации или ликвидации исправительного учреждения, а также при иных исключительных обстоятельствах, препятствующих дальнейшему нахождению осужденного в данном исправительном учреждении (часть 2).

Приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 26 января 2018 N 17 утвержден Порядок направления осужденных к лишению свободы для отбывания наказания в исправительные учреждения и их перевода из одного исправительного учреждения в другое, в соответствии с пунктом 13 которого перевод в исправительные учреждения, расположенные на территории других субъектов Российской Федерации, осуществляется по решению ФСИН России.

Постановлением Европейского Суда по жалобам NN 35090/09, 35845/11, 45694/13 и 59747/14 "П. и другие против России" (вынесено 17 марта 2017 г. вступило в силу 3 июля 2017 г.) установлено нарушение статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с несоблюдением права заявителей на уважение семейной жизни ввиду направления заявителей для отбывания наказания в исправительные учреждения, расположенные на значительном отдалении от места проживания их семей и близких, и отсутствием у заявителей реальной возможности добиться в национальных судах отмены соответствующих решений.

В Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 1 (2018), утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 28 марта 2018 года, указано на необходимость применения судами Российской Федерации при рассмотрении административных дел вышеприведенной правовой позиции в целях эффективной защиты прав и свобод человека.

С учетом изложенного, судом апелляционной инстанции сделан обоснованный вывод о том, что к иным исключительным обстоятельствам, допускающим в силу положений части 2 статьи 81 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации перевод осужденного для дальнейшего отбывания наказания из одного исправительного учреждения в другое того же вида, среди прочего должна относиться невозможность заключенного поддерживать семейные связи во время тюремного заключения.

Поскольку административный иск Ч. о переводе в исправительное учреждение по месту жительства родственников мотивирован необходимостью поддержания социально полезных связей с близкими и родственниками, проживающими в Челябинской области на расстоянии свыше 4 000 км от Республики Карелия, и не имеющими возможности в силу возраста, состояния здоровья и (или) материального положения посещать Ч. в Республике Карелия, при этом невозможность либо существенные затруднения поездок родных и близких родственников Ч., проживающих в Челябинской области, для свидания с Ч. в исправительном учреждении, расположенном в Республике Карелия, установлены судом и подтверждены материалами дела, оснований полагать ошибочными выводы суда апелляционной инстанции о том, что отказ ФСИН России в переводе Ч., оформленный письмом от 5 сентября 2019 года N ог-12-34513 является незаконным, как принятый без учета сохранения, поддержки социально полезных семейных отношений, не имеется.

С учетом изложенного и приняв во внимание отсутствие иных предусмотренных законом оснований для отказа в переводе осужденного в другое исправительное учреждение и наличия на момент вынесения решения ФСИН России, оформленного письмом от 5 сентября 2019 года N ог-12-34513, мест как в исправительных учреждениях Челябинской области, так и близлежащих регионов, отсутствия каких-либо родственников на территории Республики Карелия, проживания всех близких и родственников Ч., с которыми он не виделся с 2007 года, в Челябинской области, преклонного возраста <данные изъяты> П.Т. (90 лет на момент рассмотрения дела), судебная коллегия обоснованно возложила на ФСИН России обязанность в течение тридцати дней с момента вынесения настоящего апелляционного определении принять решение о переводе Ч. для отбывания наказания в Челябинскую область, а при отсутствии мест в исправительных учреждениях, расположенных в Челябинской области, - в близлежащий к Челябинской области регион.

Доводы кассационной жалобы об обратном, в том числе об отсутствии в материалах дела достоверных доказательств подтверждающих родственные связи Ч. с обозначенными им лицами, не могут быть приняты во внимание, поскольку сводятся, по сути, к переоценке исследованных судами доказательств и оспариванию обоснованности выводов суда апелляционной инстанции об установленных им по делу фактических обстоятельствах при том, что суд кассационной инстанции в силу своей компетенции, установленной положениями частей 2 и 3 статьи 329, а также применительно к статье 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, при рассмотрении жалобы должен исходить из признанных установленными судом первой и второй инстанций фактических обстоятельств дела, проверять лишь правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права судами, рассматривавшими административное дело, и правом устанавливать новые обстоятельства по делу и давать самостоятельную оценку собранным по делу доказательствам не наделен.

Иные доводы кассационной жалобы также не могут служить основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений, поскольку не свидетельствуют о существенных нарушениях судами норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела.

Учитывая, что основанием отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов, изложенных в обжалованном судебном акте, обстоятельствам административного дела, неправильное применение норм материального права, нарушение или неправильное применение норм процессуального права, если оно привело или могло привести к принятию неправильного судебного акта, а в данном случае таких нарушений судами не допущено, оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

Руководствуясь статьями 328, 329 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия по административным делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Республики Карелия от 7 февраля 2020 года оставить без изменения, кассационную жалобу Федеральной службы исполнения наказаний России - без удовлетворения.

Меры по приостановлению исполнения апелляционного определения судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Республики Карелия от 7 февраля 2020 г. принятые определением судьи Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 19 марта 2020 года отменить.


Вернуться назад
Статья 223.1 УК РФ. Незаконное изготовление взрывчатых веществ, незаконные изготовление, переделка или ремонт взрывных устройств

Статья 223.1 Уголовного кодекса Российской Федерации (Незаконное изготовление взрывчатых веществ, незаконные...

Подробнее
Глава 34 УПК РФ. Предварительное слушание

Глава 34 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (Предварительное слушание) от 18.12.2001 N...

Подробнее