Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Апелляционное постановление Ставропольского краевого суда от 10.10.2019 по делу N 22-4962/2019

Апелляционное постановление Ставропольского краевого суда от 10.10.2019 по делу N 22-4962/2019 Приговор: По ст. 158.1 УК РФ (мелкое хищение, совершенное лицом, подвергнутым административному наказанию). Постановление: Приговор изменен, исключено из резолютивной части указание о зачете в срок наказания периода содержания под стражей и отбывания наказания по приговору иного суда; по совокупности приговоров частично присоединена в виде 8 месяцев лишения свободы неотбытая часть наказания по приговору иного суда и назначено окончательное наказание в виде лишения свободы на срок 1 год с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима; время содержания под стражей по настоящему делу зачтено в срок лишения свободы.

СТАВРОПОЛЬСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 10 октября 2019 г. по делу N 22-4962/2019

Судья Ставропольского краевого суда ….

рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционное представление государственного обвинителя Ш. А.Н. на приговор Ленинского районного суда г. Ставрополя от 23 июля 2019 г., которым

П.В., родившийся ********, зарегистрированный по месту жительства по адресу: г***********, проживающий по адресу: ***************,

судимый 18 мая 2018 г. приговором Октябрьского районного суда г. Ставрополя по ч. 1 ст. 158 УК РФ (по 7 эпизодам) и п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ окончательно к лишению свободы на срок 2 года условно с испытательным сроком на 1 год 6 месяцев, условное осуждение по которому постановлением Октябрьского районного суда г. Ставрополя от 25 декабря 2018 г. отменено на основании ч. 3 ст. 74 УК РФ с направлением осужденного для отбывания наказания в исправительную колонию строгого режима, неотбытая часть которого на момент постановления приговора по настоящему уголовному делу составляет 11 месяцев;

осужденный 07 августа 2018 г. приговором мирового судьи судебного участка N 4 Октябрьского района г. Ставрополя по ч. 1 ст. 158 УК РФ (по 3 эпизодам), на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ окончательно к лишению свободы на срок 10 месяцев условно с испытательным сроком на 1 год, с продлением по постановлению Октябрьского районного суда г. Ставрополя от 29 ноября 2018 г. испытательного срока на 1 месяц,

осужден по ст. 158.1 УК РФ к лишению свободы на срок 4 месяца;

в соответствии со ст. 70 УК РФ, как указано в приговоре, "путем частичного сложения наказаний, назначенного по приговору Октябрьского районного суда г. Ставрополя от 18 мая 2018 г." окончательно назначено лишение свободы на срок 2 года 1 месяц с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

срок отбывания наказания исчислен с 23 июля 2019 г., постановлено зачесть в срок наказания период содержания П.В. под стражей и отбывания наказания по приговору Октябрьского районного суда г. Ставрополя от 18 мая 2018 г. (с учетом постановления Октябрьского районного суда г. Ставрополя от 25 декабря 2018 г.) по день вступления настоящего приговора в законную силу включительно в порядке, установленном с п. "а" ч. 3.1 ст. 72 УК РФ (в редакции Федерального закона от 03 июля 2018 г. N 186-ФЗ).

в отношении осужденного избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, а осужденный взят под стражу в зале суда;

приговор мирового судьи судебного участка N 4 Октябрьского района г. Ставрополя от 07 августа 2018 г. постановлено исполнять самостоятельно;

разрешен вопрос о вещественном доказательстве.

Изложив кратко содержание приговора и существо апелляционного представления, заслушав выступления сторон по доводам представления,

установил:

при обстоятельствах, изложенных в приговоре, П.А. признан виновным в совершении ********* мелкого хищения имущества ООО "******" на общую сумму **** рублей *** копейки, будучи лицом, подвергнутым административному наказанию за мелкое хищение, предусмотренное ч. 2 ст. 7.27 КоАП РФ.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Ш.А.Н., не соглашаясь с приговором ввиду неправильного применения уголовного закона, приводит следующие доводы. Суд правильно назначил окончательное наказание по совокупности с приговором Октябрьского районного суда г. Ставрополя от 18 мая 2018 г. в виде 2 лет 1 месяца лишения свободы. Однако, засчитывая в окончательное наказание период содержания П. под стражей и отбывания наказания по приговору от 18 мая 2018 г., суд не учел следующие обстоятельства. П. отбывал наказание по приговору от 18 мая 2018 г., по настоящему делу под стражей не находился, мера пресечения в отношении него в виде заключения под стражу была избрана при постановлении приговора. А потому у суда отсутствовали основания для зачета в срок наказания периода содержания П. под стражей и отбывания наказания по приговору от 18 мая 2018 г. по день вступления настоящего приговора в законную силу включительно. Кроме того, в приговоре не указано, с какой даты необходимо засчитывать срок нахождения П. под стражей по приговору от 18 мая 2018 г. (с учетом постановления Октябрьского районного суда г. Ставрополя от 25 декабря 2018 г.). По постановлению Октябрьского районного суда от 25 декабря 2018 г. П. отбывал наказание по приговору от 18 мая 2018 г. При переводе в соответствии с ч. 2 ст. 77.1 УИК РФ в следственный изолятор для участия в качестве подсудимого в судебном заседании по настоящему делу тот не содержался под стражей. При оставлении на основании ст. 77.1 УИК РФ в следственном изоляторе для участия в судебном разбирательстве в качестве обвиняемого П. содержался в следственном изоляторе в порядке, установленном Федеральным законом от 15 июля 1995 N 103-ФЗ "О содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений". В силу этого время отбывания наказания по приговору о 18 мая 2018 г. не подлежит зачету в срок лишения свободы, назначенного по обжалуемому приговору в порядке ч. 3.1 ст. 72 УК РФ. Просит приговор, изменить, исключить указание о зачете в срок наказания периода содержания под стражей и отбывания наказания по приговору от 18 мая 2018 г. (с учетом постановления от 25 декабря 2018 г.) по день вступления настоящего приговора в законную силу включительно.

В ходе апелляционного рассмотрения:

прокурор просила изменить приговор по доводам апелляционного представления, а также внести изменение в резолютивную часть, указав вместо формулировки "путем частичного сложения" формулировку "путем частичного присоединения наказания";

осужденный оставил решение вопроса по представлению на усмотрение суда апелляционной инстанции, но просил учесть, что приговором от 18 мая 2018 г. он был осужден условно. В последующем при отмене условного осуждения и апелляционном рассмотрении материалов об отмене условного осуждения ему зачли в наказание нахождение под домашним арестом;

адвокат выступила против апелляционного представления и просила учесть доводы П. по пересчету наказания.

В силу ч. 7 ст. 389.13 УПК РФ ввиду согласия сторон апелляционное рассмотрение дела произведено без проверки доказательств, исследованных судом первой инстанции в особом порядке, что, однако, не лишает суд апелляционной инстанции права ссылаться на них.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления, суд апелляционной инстанции находит приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

Приговор в отношении П. постановлен в особом порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ, по ходатайству обвиняемого.

В судебном заседании с участием защитника подсудимый виновным себя в совершении преступления признал полностью, согласился с обвинением.

При рассмотрении дела соблюдены условия и требования, предусмотренные ст. ст. 314 - 316 УПК РФ.

Действия осужденного правильно квалифицированы судом по ст. 158.1 УК РФ.

Назначая наказание, суд учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, относящегося к преступлению небольшой тяжести, личность виновного, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Не установив обстоятельств, отягчающих наказание осужденного, суд отнес к смягчающим обстоятельствам: в соответствии п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ явку с повинной и активное способствование раскрытию и расследованию преступления; в соответствии с ч. 2 ст. 61 УК РФ признание им своей вины, раскаяние и состояние его здоровья.

Принято во внимание, что осужденный характеризуется удовлетворительно, на учете психиатра не состоит, состоит на учете в наркологическом диспансере с диагнозом "сочетанное употребление с вредными последствиями наркотиков и других ПАВ" С учетом совокупности обстоятельств, влияющих на назначение наказания, суд с соблюдением ст. ст. 6, 43, 60, 61 и ч. 1, 5 ст. 62 УК РФ справедливо назначил осужденному за виновное деяние наказание в виде лишения свободы с приведением мотивов об этом.

Суд правильно не нашел оснований для назначения менее строгого вида наказания, поскольку преступление по настоящему делу П. совершил в период испытательного срока, установленного приговором от 18 мая 2018 г. об условном осуждении к лишению свободы. Кроме того, ввиду отмены постановлением Октябрьского районного суда г. Ставрополя от 25 декабря 2018 г. на основании ч. 3 ст. 74 УК РФ условного осуждения по приговору от 18 мая 2018 г. П. на момент постановления обжалуемого приговора являлся лицом, отбывающим лишение свободы по приговору от 18 мая 2018 г.

В силу этого суд правомерно не счел возможным применение положений ст. ст. 53.1, 64, 73 УК РФ.

При таких обстоятельствах суд обоснованно назначил осужденному окончательное наказание на основании ст. 70 УК РФ.

Однако при назначении окончательного наказания и зачете в него периода содержания П. под стражей и отбывания наказания по приговору от 18 мая 2018 г. (с учетом постановления от 25 декабря 2018 г.) по день вступления обжалуемого приговора в законную силу включительно суд допустил нарушения уголовного и уголовно-процессуального законов.

Такой зачет периода содержания под стражей и отбывания наказания по первому приговору, входящему в совокупность, по день вступления в законную силу второго приговора не основан на уголовном законе.

Кроме того, в нарушение требований о ясности и понятности приговора, вытекающих из положений ст. 308 УПК РФ, суд не указал, какой период содержания под стражей и отбытого наказания по приговору от 18 мая 2018 г. подлежит зачету в окончательное наказание. Не приведена судом и норма закона, на основании которой этот период подлежит зачету в окончательное наказание до вступления обжалуемого приговора в законную силу.

В указанной ситуации доводы представления заслуживают внимания.

Такие нарушения, допущенные судом первой инстанции, стали следствием неправильного применения положений ст. 70 УК РФ.

Ч. 1 ст. 70 УК РФ предусматривает частичное или полное присоединение неотбытой части наказания по предыдущему приговору к наказанию, назначенному по последнему приговору суда.

Согласно ч. 4 ст. 70 УК РФ окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору суда.

В силу этой нормы и п. 55 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2015 г. N 58 "О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания" при решении вопроса о назначении наказания по совокупности приговоров следует выяснять, какая часть основного или дополнительного наказания реально не отбыта лицом по предыдущему приговору на момент постановления приговора, и указать это во вводной части приговора.

На это же указывают положения п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2016 г. N 55 "О судебном приговоре".

Тем не менее, вопреки указанным требованиям суд не установил размер неотбытой части наказания по приговору от 18 мая 2018 г. на момент постановления приговора по настоящему делу, не указал данный размер во вводной части постанавливаемого приговора.

В результате суд назначил окончательное наказание на основании ст. 70 УК РФ путем частичного сложения наказаний, которое стало строже, как наказания, назначенного по приговору от 18 мая 2018 г., так и наказания, назначенного по обжалуемому приговору.

Тем самым суд не принял во внимание, что правила частичного сложения наказаний установлены ч. 5 ст. 69 УК РФ, и не учел размер неотбытой части наказания по приговору от 18 мая 2018 г.

Между тем из материалов дела, исследованных судом первой инстанции, усматривается следующее.

Приговором Октябрьского районного суда г. Ставрополя от 18 мая 2018 г. П. осужден по ч. 1 ст. 158 УК РФ (по 7 эпизодам) и п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ окончательно к лишению свободы на срок 2 года условно с испытательным сроком на 1 год 6 месяцев.

Постановлением этого же суда от 25 декабря 2018 г. (с учетом изменений, внесенных апелляционным постановлением Ставропольского краевого суда от 19 февраля 2019 г.) условное осуждение П. по приговору от 18 мая 2018 г. отменено на основании ч. 3 ст. 74 УК РФ с направлением осужденного для отбывания наказания в исправительную колонию строгого режима. При этом период задержания П. с 07 по 10 ноября 2017 г., а также время нахождения его под домашним арестом с 10 ноября 2017 г. по 18 мая 2018 г. зачтено в срок его лишения свободы из расчета один день за один день.

О зачете указанных же периодов задержания и домашнего ареста в срок наказания указано и в приговоре от 18 мая 2018 г.

Кроме того, вышеуказанным постановлением от 25 декабря 2018 г. П. был взят под стражу в зале суда.

По настоящему же делу в отношении П. была избрана мера процессуального принуждения в виде обязательства о явке, а мера пресечения в виде заключения под стражу была избрана в отношении него обжалуемым приговором от 23 июля 2019 г.

При таких обстоятельствах периоды с 07 ноября 2017 г. по 18 мая 2018 г. и с 25 декабря 2018 г. до 23 июля 2019 г. являются периодами отбытия лишения свободы по приговору от 18 мая 2018 г., что составляет 1 год 1 месяц.

В силу этого неотбытая часть лишения свободы по приговору от 18 мая 2018 г. ко дню постановления обжалуемого приговора составила 11 месяцев.

Однако суд первой инстанции без учета указанного обстоятельства, назначив за преступление по настоящему делу лишение свободы на срок 4 месяца и применив правила частичного сложения наказаний вместо частичного присоединения неотбытой части по предыдущему приговору, назначил окончательно лишение свободы на срок 2 года 1 месяц.

Названные нарушения уголовно-процессуального закона и требований Общей части УК РФ являются в соответствии с п. п. 2, 3 ст. 389.15, ч. 1 ст. 389.17 и п. 1 ч. 1 ст. 389.18 УПК РФ основаниями изменения приговора.

Из резолютивной части следует исключить указание о зачете в срок наказания периода содержания П. под стражей и отбывания наказания по приговору от 18 мая 2018 г. (с учетом постановления от 25 декабря 2018 г.) по день вступления настоящего приговора в законную силу включительно.

При этом суд апелляционной инстанции считает возможным и необходимым назначение П. окончательного наказания на основании ст. 70 УК РФ путем частичного присоединения неотбытой части наказания по приговору от 18 мая 2018 г. к лишению свободы на срок 4 месяца, назначенному осужденному за преступление по настоящему делу.

Находя возможным назначение окончательного наказания на основании ст. 70 УК РФ по правилам частичного присоединения неотбытой части наказания по предыдущему приговору, суд апелляционной инстанции исходит из того, что доводы о необоснованном зачете отбытой части наказания по приговору от 18 мая 2018 г. были приведены в апелляционном представлении.

Такое изменение приговора не ухудшает положение осужденного, поскольку назначаемое окончательное наказание смягчается.

Вид исправительного учреждения судом первой инстанции назначен правильно, так как отбывание наказания по приговору от 18 мая 2018 г., входящему в совокупность приговоров, постановлением от 25 декабря 2018 г. определено в исправительной колонии строгого режима.

Так как в отношении П. обжалуемым приговором избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, то в силу этого неотбытой частью наказания по приговору от 18 мая 2018 г. является период до избрания заключения под стражу по настоящему делу.

В связи с этим время содержания под стражей по настоящему делу с 23 июля 2019 г. до вступления приговора в законную силу подлежит зачету в срок лишения свободы в соответствии с п. "а" ч. 3.1 ст. 72 УК РФ.

Нарушений уголовного и уголовно-процессуального законов, влекущих отмену приговора, по делу не допущено.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

постановил:

приговор Ленинского районного суда г. Ставрополя от 23 июля 2019 г. в отношении П.В. изменить:

исключить из резолютивной части указание о зачете в срок наказания периода содержания П.В. под стражей и отбывания наказания по приговору Октябрьского районного суда г. Ставрополя от 18 мая 2018 г. (с учетом постановления Октябрьского районного суда г. Ставрополя от 25 декабря 2018 г.) по день вступления настоящего приговора в законную силу включительно в порядке, установленном с п. "а" ч. 3.1 ст. 72 УК РФ (в редакции Федерального закона от 03 июля 2018 г. N 186-ФЗ);

на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к назначенному по настоящему приговору наказанию частично присоединить в виде 8 месяцев лишения свободы неотбытую часть наказания по приговору Октябрьского районного суда г. Ставрополя от 18 мая 2018 г. и назначить окончательное наказание в виде лишения свободы на срок 1 год с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

в соответствии с п. "а" ч. 3.1 ст. 72 УК РФ время содержания П.В. под стражей по настоящему делу с 23 июля 2019 г по день вступления приговора в законную силу 10 октября 2019 г. зачесть в срок лишения свободы из расчета один день за один день отбывания наказания в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор оставить без изменения.

Апелляционное постановление может быть обжаловано в вышестоящий суд в порядке, установленном главой 47.1 УПК РФ.


Вернуться назад
Апелляционное определение Смоленского областного суда от 14.10.2014 по делу N 33-3722/2014

Апелляционное определение Смоленского областного суда от 14.10.2014 по делу N 33-3722/2014 Требование: О...

Подробнее
Апелляционное определение Московского городского суда от 18.12.2019 N 33-48164/

Апелляционное определение Московского городского суда от 18.12.2019 N 33-48164/2019 Требование: О компенсации...

Подробнее