Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Кассационное определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 28.10.2020 N 88а-15788/2020 по делу N 2а-409/2019

Кассационное определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 28.10.2020 N 88а-15788/2020 по делу N 2а-409/2019 Категория: 1) Причинение вреда органами власти; 2) Споры с органами ФСИН России. Требования потерпевшего: 1) О взыскании компенсации морального вреда. Требования заявителя: 2) О признании незаконными действий должностных лиц службы исполнения наказаний. Обстоятельства: Истец ссылается на незаконные действия со стороны ответчиков при содержании истца в исправительном учреждении. Решение: 1) Отказано; 2) Отказано.

ТРЕТИЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 октября 2020 г. N 88а-15788/2020

Судебная коллегия по административным делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции в составе …

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу Л. на решение Белозерского районного суда Вологодской области от 11 октября 2019 года по административному делу N 2а-409/2019, апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Вологодского областного суда от 14 февраля 2020 года по административному исковому заявлению Л. к Федеральному казенному учреждению "Исправительная колония N 5" Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Вологодской области, Управлению Федеральной службы исполнения наказаний по Вологодской области, Федеральной службе исполнения наказаний России о признании действий незаконными, компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи З.А.М., объяснения Л., поддержавшего кассационную жалобу, судебная коллегия,

установила:

Л., осужденный к пожизненному лишению свободы, содержался в Федеральном казенном учреждении "Исправительная колония N 5" Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Вологодской области (далее - ФКУ ИК-5 УФСИН России по Вологодской области) в период с 08 февраля 2018 года по 22 апреля 2019 года.

22 июля 2019 года Л. обратился в суд с административным исковым заявлением к ФКУ ИК-5 УФСИН России по Вологодской области, в котором просил признать действия и решения должностных лиц администрации ФКУ ИК-5 незаконными, взыскать компенсацию морального вреда в сумме 1 000 000 рублей.

В обоснование требований указал, что 08 февраля 2018 года он прибыл в ФКУ ИК-5 УФСИН России по Вологодской области, содержался в корпусе N 2 (камеры NN 20, 4, 12), затем был переведен в корпус N 4 (камеры NN 6, 4, 5). Санитарное состояние данных камер не соответствовало установленным нормам: на стенах имелись плесень и грибок, присутствовала повышенная влажность, наличие грызунов, насекомых, нарушение температурного режима, отсутствие вытяжки, отсутствие горячей воды, недостаточная освещенность, холодная вода непригодна для питьевых целей, курящих осужденных содержали совместно с некурящими. Некоторые из камер не соответствовали норме жилой площади. В период нахождения в ФКУ ИК-5 административный истец получал питание плохого качества, при этом пища подавалось в холодном виде. На территории исправительного учреждения его перемещения происходили с одетыми на руки спецсредствами (наручниками) в положении "руки за спиной", что оскорбляло и унижало его достоинство. Помывка осужденных в бане осуществлялась 1 раз в неделю, перед входом в промывочное отделение сотрудники учреждения заставляли всех осужденных (в том числе, и административного истца) пройти унизительную процедуру раздевания. При этом присутствовали сотрудники ФКУ ИК-5 с включенными видеорегистраторами. В банный день он, как и все осужденные, был лишен прогулки. Прогулочные дворики тесные, не приспособлены для прогулок в дождливую погоду, отсутствует возможность заниматься физическими упражнениями.

Данные действия административный истец расценивает как пытку, поскольку они нарушали его права и свободы, причиняли физические и нравственные страдания

Решением Белозерского районного суда Вологодской области от 11 октября 2019 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Вологодского областного суда от 14 февраля 2020 года в удовлетворении административного иска отказано.

На вступившие в законную силу судебные акты Л. подана кассационная жалоба, в которой ставится вопрос об их отмене. Административный истец ссылается на нарушение судами первой и апелляционной инстанции норм материального и процессуального права.

Согласно части 2 статьи 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов, изложенных в обжалованном судебном акте, обстоятельствам административного дела, неправильное применение норм материального права, нарушение или неправильное применение норм процессуального права, если оно привело или могло привести к принятию неправильного судебного акта.

Таких обстоятельств судом не установлено.

В соответствии со статьей 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод "Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному и унижающему достоинство обращению или наказанию".

Согласно представленным материалам, Л., осужденный к пожизненному лишению свободы, содержался в ФКУ ИК-5 УФСИН России по Вологодской области в период с 08 февраля 2018 года по 22 апреля 2019 года.

В рассматриваемом деле доводы административного истца сводятся к утверждению о несоответствии условий содержания в исправительном учреждении нормальным условиям пребывания, что в условиях длительного нахождения нарушало его права и причиняло моральный вред.

Данные нарушения, по мнению административного истца, следует квалифицировать как нарушение статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в соответствии с которой никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию.

Аналогичные нормы содержатся и в статье 7 Международного пакта от 16 декабря 1966 года "О гражданских и политических правах".

Для правильного применения положений Конвенции и иных норм международного права важно руководствоваться не только их содержанием, но и практикой их применения Европейским Судом по правам человека.

Согласно сформировавшейся правовой позиции Европейского Суда по правам человека, к "бесчеловечному обращению" относятся случаи, когда такое обращение, как правило, носит преднамеренный характер, имеет место на протяжении нескольких часов или когда в результате такого обращения человеку были причинены реальный физический вред либо глубокие физические или психические страдания. Унижающим достоинство обращением признается, в частности, такое обращение, которое вызывает у лица чувство страха, тревоги и собственной неполноценности. Лицу не должны причиняться лишения и страдания в более высокой степени, чем тот уровень страданий, который неизбежен при лишении свободы, а здоровье и благополучие лица должны быть гарантированы с учетом практических требований режима содержания. Оценка указанного уровня осуществляется в зависимости от конкретных обстоятельств, в частности от продолжительности неправомерного обращения с человеком, характера физических и психических последствий такого обращения. В некоторых случаях принимаются во внимание пол, возраст и состояние здоровья лица, которое подверглось бесчеловечному или унижающему достоинство обращению.

В этой связи, в постановлениях Европейского Суда по правам человека от 08 ноября 2005 года_по делу_"Х. против Российской Федерации" и от 19 июня 2008 года по делу "Г. против Российской Федерации" суд подчеркнул, что оценка минимального уровня суровости при обращении с потерпевшим относительна и зависит от всех обстоятельств дела.

Договаривающееся Государство должно обеспечить содержание лица под стражей в таких условиях, в которых бы уважалось его человеческое достоинство, такими способами и методами, при которых лицо не терпит душевных страданий и лишений, превышающих неизбежный уровень страданий при заключении.

Проанализировав положения статьи 151, части 2 статьи 1101, статьи 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции пришел к верному заключению о том, что права административного истца административными ответчиками не нарушены, незаконных действий со стороны административных ответчиков при содержании административного истца в ФКУ ИК-5 УФСИН России по Вологодской области не выявлено.

Проверяя законность решения суда первой инстанции, судебная коллегия по административным делам Вологодского областного суда правильно согласилась с этими выводами по следующим основаниям.

Исходя из положений статей 218, 226 и 227 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, обязательным условием для удовлетворения судом требований о признании оспариваемых решения, действия (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, иного органа, организации, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностного лица, государственного или муниципального служащего незаконными является установление их противоправности и одновременно нарушение ими прав, свобод либо законных интересов административного истца.

При отсутствии хотя бы одного из названных условий решение, действие (бездействие) не могут быть признаны незаконными.

Как следует из материалов дела, причинение морального вреда Л. связывает с содержанием в ненадлежащих санитарно-бытовых условиях, унижающих и оскорбляющих человеческое достоинство.

В пункте 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2003 года N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации" указано, что суды должны учитывать необходимость соблюдения прав лиц, содержащихся под стражей, предусмотренных статьями 3, 5, 6 и 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Следует учитывать, что в соответствии со статьей 3 Конвенции и требованиями, содержащимися в постановлениях Европейского Суда по правам человека, условия содержания обвиняемых под стражей должны быть совместимы с уважением к человеческому достоинству. Унижающим достоинство обращением признается, в частности, такое обращение, которое вызывает у лица чувство страха, тревоги и собственной неполноценности. При этом лицу не должны причиняться лишения и страдания в более высокой степени, чем тот уровень страданий, который неизбежен при лишении свободы, а здоровье и благополучие лица должны быть гарантированы с учетом практических требований режима содержания.

Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации (далее - УИК РФ) в статье 10 устанавливает, что при исполнении наказаний осужденным гарантируются права и свободы граждан Российской Федерации с изъятиями и ограничениями, установленными уголовным, уголовно-исполнительным и иным законодательством Российской Федерации.

Осужденные к лишению свободы отбывают наказание в исправительных учреждениях, где действует определенный порядок исполнения и отбывания лишения свобод (режим).

Статьей 99 УИК РФ предусмотрено, что норма жилой площади в расчете на одного осужденного к лишению свободы в исправительных колониях не может быть менее двух квадратных метров.

В соответствии со статьей 127 УИК РФ осужденные к пожизненному лишению свободы размещаются в камерах, как правило, не более чем по два человека. По просьбе осужденных и в иных необходимых случаях по постановлению начальника исправительной колонии при возникновении угрозы личной безопасности осужденных они могут содержаться в одиночных камерах.

Согласно справке ФКУ ИК-5 УФСИН России Вологодской области, имеющихся в материалах дела, в камерах корпуса N 2 и N 4, в которых содержался Л. норма жилой площади (2 кв. м на человека) соблюдается (л.д. 78).

Так площадь камер N 4, 12, 20 корпуса N 2 составляет 9,99 кв. м, 16,08 кв. м, 18,56 кв. м, соответственно, площадь камер N 4, 5, 6 корпуса N 4 составляет 12,66 кв. м, 13,47 кв. м, 13,36 кв. м, соответственно.

При данных обстоятельствах, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о необоснованности доводов административного истца о нарушении санитарной нормы площади в камере.

Доводы подателя жалобы о недостатке в камерах личного пространства не могут быть приняты во внимание судебной коллегией, поскольку при размещении Л. в 2-х местных и 4-х местных камерах соблюдалась норма санитарной площади на одного человека 2 кв. м, и их переполненность не установлена.

Представленных в суд документов о площади камер и их заполнении достаточно для установления обстоятельств, имеющих значение для дела. У суда отсутствует обязанность удовлетворять все ходатайства Л. и допрашивать в судебном заседании указанных административным истцом осужденных.

В соответствии с практикой рассмотрения Европейским Судом по правам человека жалоб на условия содержания под стражей, перенаселенность должна рассматриваться настолько серьезной, чтобы являться самой по себе нарушением статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод лишь в том случае, если заявители располагают менее чем три квадратных метра личного пространства.

Эти нормы так же соблюдены администрацией учреждения.

В каждой камере имеется унитаз, раковина, канализация. Туалет отгорожен перегородкой. Установлена принудительная вентиляция, имеется естественная вентиляция (форточка). Имеется централизованное отопление, централизованное водоснабжение, вода по бактериологическим показателям отвечает требованиям СанПиН 2.1.4.1074-01 "Питьевая вода. Гигиенические требования к качеству воды централизованных систем питьевого водоснабжения. Контроль качества".

Дератизационные и дезинсекционные работы осуществляются на основании государственного контракта заключенного с ФБУЗ "Центр гигиены и эпидемиологии в Вологодской области".

В 2011-2016 годах в режимных корпусах N 2 и N 4 произведен капитальный ремонт, условия в корпусах полностью соответствуют установленным требованиям. Текущие косметические ремонты производятся ежегодно по мере необходимости. Санитарное состояние камер удовлетворительное и соответствует требованиям "СанПиН 2.1.2.2645-10. Санитарно-эпидемиологические требования к условиям проживания в жилых зданиях и помещениях. Санитарно-эпидемиологические правила нормативы", утвержденным Постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 10 июня 2010 года N 64.

Каких-либо доказательств, опровергающих представленные административным ответчиком сведений о состоянии камерных помещений и материально-бытовом обеспечении административного истца, содержавшегося в них, в материалы дела не представлено. Не имеется в деле и обращений административного истца в период пребывания в следственном изоляторе с жалобами на условия содержания и санитарное состояние камер.

Согласно акту по результатам мероприятий по контролю от 27 сентября 2018 года, проведенными врачом-эпидемиологом филиала ЦГСЭН ФКУЗ МСЧ-35 ФСИН России санитарное состояние территории жилой зоны удовлетворительное.

В связи подлежат отклонению как несостоятельные доводы кассационной жалобы о том, что справки административного ответчика о состоянии камер являются подложными доказательствами по делу.

Нарушения условий содержания административного истца, связанные с некачественным и неполноценным питанием, подтверждения также не нашли.

В силу положений пункта 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 декабря 2018 года N 47 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при рассмотрении административных дел, связанных с нарушением условий содержания лиц, находящихся в местах принудительного содержания" при оценке законности применения физической силы, специальных средств и мер психического, физического воздействия судам следует учитывать, что если такое принуждение осуществлялось в законных целях, без превышения допустимых пределов и, соответственно, являлось соразмерной (пропорциональной) мерой, то и в том случае, когда применение указанных мер нарушило право на личную неприкосновенность, в частности причинило боль, оно не может рассматриваться как запрещенный вид обращения (глава 5 Федерального закона от 7 февраля 2011 года N З-ФЗ "О полиции", глава V Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 года N 5473-1 "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы", подпункт 2 пункта 10 статьи 15 Федерального закона от 24 июня 1999 года N 120-ФЗ "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних", статья 86 УИК РФ).

Случаи применения к осужденным специальных средств, в том числе наручников, предусмотрены статьей 30 Закона РФ от 21 июля 1993 года N 5473-1 "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы". К осужденным к пожизненному лишению свободы могут быть применены специальные средства в виде наручников в случаях их сопровождения за пределами камер, когда они своим поведением дают основания полагать, что могут совершить побег либо причинить вред окружающим или себе.

Нормы статей 13 и 28 данного Закона возлагают на администрацию исправительных учреждений обязанность обеспечивать режим содержания, применять специальные средства в случаях и порядке, которые предусмотрены настоящим Законом.

В соответствии с пунктом 47 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных Приказом Минюста РФ от 16 декабря 2016 года N 295 передвижение осужденных к пожизненному лишению свободы за пределами камер, осуществляется при положении рук за спиной. При их конвоировании и охране, когда они своим поведением дают основание полагать, что могут совершить побег либо причинить вред окружающим или себе, к ним применяются наручники с последующим составлением акта о применении специальных средств.

Как установлено материалами дела 14 февраля 2018 года решением комиссии администрации ФКУ ИК-5 УФСИН России по Вологодской области осужденный Л. поставлен на профилактический учет как лицо склонное к нападению на представителей администрации и иных правоохранительных органов, склонный к совершению побега, склонный к совершению суицида и членовредительства (л.д. 72).

Учитывая вышеизложенное, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об обоснованности законности применения при передвижении по территории учреждения спецсредства - наручники в положении руки за спиной.

Порядок и очередность помывки в бане определяется графиком, утверждаемым начальником учреждения, а именно два в раза в семь дней. Продолжительность помывки одного осужденного действующими нормативными актами не предусмотрена. Как правило, продолжительность помывки составляет не менее 20 минут на человека. Вода в водопроводной сети ФКУ ИК-5 У ФСИН России по Вологодской области по бактериологическим показателям отвечает требованиям СанПиН 2.1.4.1074-01 "Питьевая вода. Гигиенические требования к качеству воды централизованныхсистем питьевого водоснабжения. Контроль качества". При помывке в бане осужденные к пожизненному лишению свободы раздеваются в раздевалке и проходят в помывочный бокс, куда берут с собой необходимые мыльные принадлежности.

Носимые видеорегистраторы используются сотрудниками в соответствии со статьей 83 УИК РФ для предупреждения побегов и других преступлений, нарушений установленного порядка отбывания наказания, а также в целях получения необходимой информации о поведении осужденных.

Суд апелляционной инстанции правильно отверг доводы Леонова об ограничении прав административного истца по__ представлению доказательств и необоснованности отказа в их истребовании, поскольку в силу положений статей 60, 62, 84 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации именно суд определяет обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения административного дела и принимает доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения административного дела, оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

В кассационной жалобе Л. просит дать другую оценку содержащимся в материалах дела доказательствам.

Однако в силу части 3 статьи 329 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими.

Таким образом, оценка доказательств не входит в компетенцию суда кассационной инстанции. Нарушений норм процессуального права при принятии доказательств судами первой и апелляционной инстанций не допущено.

Оснований для отмены состоявшихся по делу судебных актов нет.

Приведенные в кассационной жалобе доводы получили оценку в постановлениях судов первой и апелляционной инстанций. Предусмотренных законом оснований для отмены состоявшихся по делу судебных актов в кассационном порядке судебная коллегия не усматривает.

Руководствуясь статьями 328, 329, 330 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Белозерского районного суда Вологодской области от 11 октября 2019 года, апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Вологодского областного суда от 14 февраля 2020 года по административному исковому заявлению Л. к Федеральному казенному учреждению "Исправительная колония N 5" Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Вологодской области, Управлению Федеральной службы исполнения наказаний по Вологодской области, Федеральной службе исполнения наказаний России о признании действий незаконными, компенсации морального вреда оставить без изменения, кассационную жалобу Л. - без удовлетворения.

Решение Белозерского районного суда Вологодской области от 11 октября 2019 года, апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Вологодского областного суда от 14 февраля 2020 года и настоящее кассационное определение могут быть обжалованы в судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в шестимесячный срок, который начинает исчисляться на следующий день после принятия апелляционного определения и из которого исключаются срок составления мотивированного определения суда апелляционной инстанции, в случае когда его составление откладывалось, а также время рассмотрения кассационной жалобы.


Вернуться назад
Кассационное определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 01.12.2020 по делу N 88а-19047/2020

Кассационное определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 01.12.2020 по делу N 88а-19047/2020...

Подробнее
Статья 10 УИК РФ. Основы правового положения осужденных

Статья 10 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (Основы правового положения осужденных) по...

Подробнее