Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

1.3. Негативные факторы заинтересованности представителей стороны обвинения и судей в рассмотрении уголовного дела судом в особом порядке (гл. 40 УПК РФ) .

Поддержание государственного обвинения по уголовным делам, рассматриваемым судом в особом порядке (гл. 40 УПК РФ): уголовно-процессуальный и криминалистический аспекты.

Содержание норм рассматриваемой главы УПК РФ и особенности их реализации дают основания многим представителям юридического сообщества высказываться о снижении качества расследования и судебного разбирательства, обращать внимание на связанные с этим нарушения прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства <69>. Так, например, Е.П. Ищенко в одной из своих работ с кричащим названием "Реформой правит криминал?" констатирует кризис расследования и судебного разбирательства, отмечая, что он во многом обусловлен широким внедрением компромиссных форм уголовного судопроизводства <70>.

Генеральный прокурор Российской Федерации в докладе Совету Федерации Российской Федерации в 2015 году, характеризуя современное состояние производства по уголовным делам, заявил: "Мы проанализировали причины отмеченного снижения качества следствия и дознания. Считаем, что во многом это связано с ослаблением профессиональных навыков следственных работников. В свою очередь, данные процессы, на наш взгляд, обусловлены чрезмерно широким применением особого порядка рассмотрения уголовных дел" (выделено нами. - Е.П.) <71>. Во многом аналогичную позицию выражает и прокурор Краснодарского края А.С. Степанян, отмечая: "Практика последних лет показывает, что широкое распространение особого порядка судебного разбирательства наряду с несомненными плюсами имеет и минусы. Причем они коснулись всех профессиональных участников уголовного процесса: дознавателей и следователей, прокуроров и судей <72>. В 2019 году Генеральный прокурор Российской Федерации вновь актуализировал проблемы и выступил с предложением об установлении законодателем ограничений на рассмотрение в особом порядке только дел о преступлениях небольшой и средней тяжести <73>.

Во многом солидарны с процессуальными противниками и представители адвокатуры. Так, советник Федеральной палаты адвокатов С. Насонов, анализируя показатели деятельности судов общей юрисдикции за 2018 год, резюмирует: "Из года в год количество дел, рассмотренных в особом порядке, существенно не снижается, что стало одной из причин внесения Верховным Судом РФ в Госдуму РФ законопроекта об ограничении применения этого производства по отдельным категориям преступлений. Представляется, что количество дел, рассмотренных в режиме особого порядка, является диагностическим маркером, указывающим на системные проблемы уголовного правосудия в РФ. Конечно, особый порядок инициируется волеизъявлением обвиняемого, это можно рассматривать как проявление диспозитивности, однако, на наш взгляд, это типичный пример вынужденного волеизъявления, обусловленного пониманием ничтожности шансов на оправдание в случае рассмотрения дела по существу" <74>.

"Крайне ответственно" отнестись к согласию на рассмотрение в судах уголовных дел в особом порядке рекомендовал прокурорам и Президент Владимир Путин. Это важный инструмент, но он не должен использоваться для маскировки недочетов следствия, говорил глава государства. Если есть добровольность и осознанность признания обвиняемого, нужно требовать рассмотрения дела в обычном порядке, наставлял Президент <75>.

Приведенные мнения заставляют задуматься над обозначенной проблемой и представить ее масштабы, особенно если учесть, что ежегодно, как мы отмечали ранее, в особом порядке судами рассматривается около 60 - 65% всех уголовных дел, а по отдельным их категориям эта цифра значительно выше (например, по делам о незаконном обороте оружия - 75 - 80%) <76>. Однако если ранее мы обращали внимание на негативные факторы заинтересованности в рассмотрении уголовных дел судом, в основном со стороны следователя <77>, то последующие исследования в этом направлении дают нам основания для расширения круга должностных лиц, которым присуща такая заинтересованность. Для того чтобы понять, чем она обусловлена, считаем верным обратиться к содержанию ряда норм УПК РФ, регламентирующих особый порядок и имеющих принципиальное значение в рамках рассматриваемой проблемы.

Так, как ранее отмечалось, в соответствии со ст. 314 УПК РФ обвиняемый вправе при наличии согласия государственного или частного обвинителя и потерпевшего заявить о согласии с предъявленным ему обвинением и ходатайствовать о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства по уголовным делам о преступлениях, наказание за которые, предусмотренное УК РФ, не превышает 10 лет лишения свободы <78>.

Напомним, уголовно-процессуальным законом установлено, что, если обвиняемый имеет право заявить ходатайство в соответствии со ст. 315 УПК РФ, в полномочия следователя входит выполнение достаточно ограниченного круга процессуальных действий. В частности, он:

1) по окончании предварительного следствия при ознакомлении потерпевшего с материалами уголовного дела (в случае если он ходатайствует об этом) в порядке ст. 216 УПК выясняет его отношение к постановлению приговора без проведения судебного разбирательства. Отметим, что эта ситуация типична по уголовным делам, имеющим перспективу рассмотрения судом в особом порядке. При этом следователь, как правило, разъясняет потерпевшему особенности и последствия постановления приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке;

2) по окончании предварительного следствия в установленных законом случаях разъясняет обвиняемому право заявить ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства (ч. 5 ст. 217 УПК РФ). В том случае, если обвиняемый намерен заявить данное ходатайство без достаточных оснований, следователь разъясняет ему основания отказа в его удовлетворении. Окончательное же решение о возможности применения особого порядка судебного разбирательства принимает суд при назначении судебного заседания (п. 4 ч. 1 ст. 228 УПК РФ) <79>;

3) если обвиняемый желает заявить упомянутое ходатайство и имеет на это право, следователь обеспечивает участие защитника (ст. 51, 315 УПК РФ) в случае, если он ранее не участвовал в уголовном судопроизводстве. Постановление приговора без проведения судебного разбирательства самым существенным образом затрагивает права обвиняемого, поэтому в целях усиления гарантий его прав Уголовно-процессуальным кодексом РФ установлено, что заявление такого ходатайства происходит в присутствии защитника и после консультаций с ним <80>;

4) составляет протокол ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела, в котором делается запись о разъяснении обвиняемому права, предусмотренного ч. 5 ст. 217 УПК РФ, и отражается его желание воспользоваться этим правом или отказаться от него (ст. 218 УПК РФ).

Основываясь на вышеприведенных положениях действующей редакции УПК РФ, зачастую авторы, уделяющие внимание этому уголовно-процессуальному институту, считают, что следователи не имеют особой заинтересованности в том, в какой форме будет производиться судебное разбирательство по уголовному делу. На это обстоятельство указывают и большинство (65%) сотрудников органов предварительного расследования, включенных нами в процесс анкетирования <81>.

Между тем, выражая общее безразличие к форме рассмотрения уголовного дела по существу, ряд респондентов (24%) делают оговорку, что все-таки заинтересованы в том, чтобы уголовное дело, находящееся в их производстве, было рассмотрено судом в сокращенном судебном заседании. В ходе интервьюирования подавляющее большинство следователей (86%) отметили, что перспектива дальнейшего рассмотрения уголовного дела судом в особом порядке является для них привлекательной, если ими при проведении следствия были допущены какие-либо ошибки/нарушения <82> (уголовно-процессуального, уголовного законодательства) <83>. Указанное обусловлено содержанием ст. 316 УПК РФ, согласно которой судебное следствие при особом порядке судебного разбирательства не проводится, доказательства в общем порядке не исследуются. А вместе с тем опытный следователь, знающий особенности квалификации и методики расследования той или иной категории преступлений, имея навык и опыт оценки судебной перспективы по уголовному делу, зачастую уже с момента возбуждения уголовного дела может с высокой долей вероятности прогнозировать одну из двух типичных следственных ситуаций на момент окончания предварительного расследования: принятие либо непринятие обвиняемым решения ходатайствовать о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке. Обозначенные обстоятельства позволяют с грустью констатировать: "На практике сложилась ситуация, что особый порядок нужен прежде всего стороне обвинения, так как даже самое шаткое дело, в котором отсутствует качественная доказательственная база, благодаря данному порядку может легко перерасти в обвинительный приговор" <84>. Более того, встречаются случаи осуждения лиц, причастность которых к совершению преступления вызывает обоснованные сомнения. Так, гр. Н. осужден в особом порядке судебного разбирательства за хищение имущества гр. Х. и гр. Б. (ч. 1 ст. 158 и п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ). После вступления приговора в законную силу Н. обжаловал его, указав, что преступления он не совершал, написал явки с повинной, дал признательные показания по просьбе сотрудников полиции, не мог совершить преступление, так как отбывал административное наказание. Суд кассационной инстанции установил, что Н. в период совершения инкриминируемых ему преступлений действительно не покидал территорию ИВС ОМВД, где отбывал наказание в виде административного ареста. Уголовное дело в отношении Х. было передано в суд первой инстанции для рассмотрения по существу <85>.

Сказанное не означает, что по уголовному делу, производство предварительного расследования по которому окончено, не проводится проверка и допущенные нарушения выявить не представляется возможным. Как известно, в настоящее время законодательно закреплена тройная проверка законности и обоснованности действий и решений следователя по законченному расследованием делу <86>. Обязанность по изучению и проверке материалов уголовного дела возложена на руководителя следственного органа, прокурора и судью.

Так, руководитель следственного органа уполномочен проверять материалы уголовного дела и отменять незаконные или необоснованные постановления следователя (п. 2 ч. 1 ст. 39 УПК РФ). Прокурор, в чьи полномочия входит надзор за предварительным следствием, обладает правом возвращения уголовного дела следователю для устранения нарушений законодательства и выявленных недостатков (п. 15 ч. 2 ст. 37, п. 2 ч. 1 ст. 221 УПК РФ). Указанные должностные лица осуществляют контроль и надзор за действиями и решениями следователя как в процессе предварительного расследования, так и при изучении уголовного дела, расследование по которому уже окончено.

Конечно, и руководитель следственного органа, и прокурор, проверяя уголовное дело, не только могут, но и обязаны выявить допущенные следователем возможные нарушения законодательства и отдать распоряжение об их устранении. Но в силу разного рода обстоятельств, например некачественного, поверхностного изучения материалов уголовного дела, которое имеет место в отдельных случаях, так бывает не всегда. Анализ судебно-следственной практики, изучение специальной литературы показали, что отдельные недобросовестные руководители следственного органа, прокуроры, видя, что в материалах уголовного дела содержится ходатайство обвиняемого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, также могут исходить из тех соображений, что имеющиеся нарушения не будут выявлены в суде, поскольку исследование доказательств в судебном заседании проводиться не будет.

Таким образом, прямое указание ст. 316 УПК на невозможность исследования в общем порядке доказательств при рассмотрении уголовного дела судом в сокращенном порядке в ряде случаев позволяет следователю избежать неприятных для него последствий, например возвращения дела для дополнительного расследования (ст. 15, 237 УПК РФ).

Отметим, что указанные обстоятельства следует считать негативными факторами заинтересованности следователя в постановлении приговора судом в порядке гл. 40 УПК РФ, которые необходимо искоренять. Забегая немного вперед, отметим, что обозначенные негативные факторы могут иметь место и в работе иных должностных лиц (работников прокуратуры, судей).

На подобного рода обстоятельства обращают внимание и другие исследователи. Так, отмечается, что "упрощенная форма судопроизводства нередко порождает упрощенческий подход к расследованию дел, по которым обвиняемые соглашаются с предъявленным обвинением и заявляют ходатайства об особом порядке судебного разбирательства. Следователи не утруждают себя сбором всех возможных доказательств виновности обвиняемого, ограничиваясь его признанием. Надзирающие за следствием прокуроры тоже зачастую изучают такие дела поверхностно. В результате, когда после поступления дела в суд подсудимый вдруг заявляет о нежелании рассмотрения дела в особом порядке и несогласии с предъявленным обвинением, выясняется, что доказывать его вину нечем" <87>.

Обозначенная ситуация стала во многом типичной, в том числе в связи с отдельными аспектами деятельности работников прокуратуры, установленными в ходе интервьюирования <88>. Государственным обвинителям был задан ряд вопросов, ответы на которые позволили выявить, что зачастую работники прокуратуры при подготовке к рассмотрению дела судом в порядке гл. 40 УПК РФ недостаточно тщательно подходят к изучению материалов уголовного дела (98% опрошенных). Типичность подобного рода ситуаций обусловлена, по мнению респондентов, следующими обстоятельствами: 1) большой нагрузкой (в т.ч. большим объемом уголовных дел, по которым предстоит поддерживать обвинение) - 68% работников прокуратуры; 2) очевидностью (несложностью) уголовных дел, планируемых к рассмотрению судом в порядке гл. 40 УПК РФ, - 91% респондентов.

На наличие данной проблемы обращают внимание и другие авторы, в том числе практические работники. Так, по данным исследования прокурора отдела по надзору за процессуальной деятельностью органов Следственного комитета РФ прокуратуры Кемеровской области А.Н. Вдовина, 39% респондентов из числа работников прокуратуры, в чьи полномочия входит поддержание государственного обвинения, отмечают, что не всегда успевают (имеют возможность) детально изучить материалы уголовного дела при подготовке к судебному разбирательству. При этом респонденты указывали, что в подобных ситуациях им приходится в основном уделять внимание изучению итогового документа расследования (обвинительного заключения, обвинительного акта, обвинительного постановления) <89>.

При этом, по справедливому замечанию А.Н. Вдовина, тенденция не полного (детального), а поверхностного изучения материалов уголовного дела является тревожной, если не сказать опасной, поскольку может способствовать как минимум следующему:

1) привлечению к уголовной ответственности невиновных (например, в случае самооговора лица, подвергающегося уголовному преследованию);

2) назначению несправедливого наказания (например, в случае неверной квалификации, данной в связи с неустановлением всех обстоятельств совершенного преступления);

3) неприменению специальных правил назначения наказания (например, в части назначения наказания при отягчающих обстоятельствах, в случае невыявления факта совершения преступления группой лиц по предварительному сговору (ч. 3 ст. 60 УК РФ, п. "в" ч. 1 ст. 63 УК РФ и др.)); невыявлению новых эпизодов преступной деятельности подсудимого или иных лиц <90>.

Для предупреждения обозначенных обстоятельств прокурор Краснодарского края А.С. Степанян со ссылкой на заместителя Генерального прокурора Российской Федерации С.Г. Кехлерова предлагает поддержание обвинения в случае судебного разбирательства в особом порядке поручать наиболее опытным сотрудникам. Крайне важно, чтобы процент участия начинающих государственных обвинителей в судопроизводстве в упрощенной форме был минимальным <91>.

Такие высказывания практических работников, почти ежедневно сталкивающихся с обозначенными проблемами, представляются в целом объективными.

Обращаясь к особенностям участия судьи при рассмотрении дел в порядке гл. 40 УПК РФ, следует сразу же отметить следующее: ошибочно было бы утверждать, что судья при рассмотрении уголовного дела по правилам гл. 40 УПК РФ "не вникает в суть дела, что его полномочия ограничиваются проверкой соблюдения всех формальностей при признании обвиняемым своей вины и заявлении ходатайства о проведении судебного разбирательства в особом порядке" <92>. Применение особого порядка не влечет отказа суда от оценки доказательств. Исключение из судопроизводства процессуального исследования доказательств нетождественно запрету на ознакомление с ними <93>. Поэтому при особом порядке судебного разбирательства суд исследует материалы уголовного дела в допустимой для данной судебной процедуры форме. Единственно приемлемыми в данном случае представляются логические способы исследования доказательств <94>. Положения ст. 316 УПК РФ не освобождают судью от необходимости тщательного изучения вне рамок судебного заседания всех материалов уголовного дела с целью проверки обоснованности предъявленного подсудимому обвинения <95>.

Как следствие, грамотный судья, профессионал своего дела, выявит допущенные на предварительном следствии ошибки/нарушения закона. В этом случае судья уполномочен возвратить уголовное дело следователю через прокурора для устранения препятствий его рассмотрения судом. Между тем судья не всегда реализует названное право. Так, по данным Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации, например, в 2018 году судами по существу в особом порядке рассмотрено 558 018 уголовных дел, из них 1 424 возвращено прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, или всего 0,26% от числа всех рассмотренных судом в порядке гл. 40 УПК РФ уголовных дел <96>.

Отметим, что, как правило, руководитель следственного органа и прокурор не направляют в суд, а судья не допускает до судебного разбирательства те уголовные дела, по которым допущены не формальные, а так называемые сущностные, существенные ошибки/нарушения законодательства. Те же нарушения, которые считаются формальными, в большинстве своем можно восполнить в судебном заседании.

На это совершенно верно обращает внимание Ю.П. Гармаев: "Недопустимыми следует признавать лишь доказательства, полученные в результате не формальных, а сущностных, существенных нарушений закона, сопровождавшихся отходом от принципов уголовного судопроизводства и причинивших реальный вред правам и свободам граждан. Вряд ли следует признавать таковыми отступления буквально от всякой нормы. Например, грамматическая ошибка в наименовании процессуального документа вряд ли может быть отождествлена с прямым нарушением УПК РФ и повлечь отмену судебного решения" <97>.

Однако помимо технических при рассмотрении уголовных дел судом в особом порядке допускаются и более серьезные ошибки/нарушения закона. Обращаясь этой проблеме, А.С. Степанян пишет: "...среди вступивших в законную силу и никем не обжалованных судебных решений можно найти приговоры с заниженной квалификацией либо, что еще страшнее, приговоры в отношении согласившихся с обвинением лиц, не совершавших преступлений". "Такова природа человека, что всякие упрощенные процедуры часто расхолаживают тех, кто применяет их на практике. И судьи не составляют исключения. Осужденным в особом порядке, как правило, не назначается суровое наказание, а это значит, что приговор, скорее всего, обжалован не будет. В итоге допускается большое количество технических ошибок, иногда искажающих саму суть правосудия. Известен случай, когда гражданин обвинялся по ст. 327 УК РФ в использовании подложного документа, а осужден за покушение на кражу по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 158 УК РФ" <98>.

В русле размышлений интересно обратить внимание и данные проведенного нами интервьюирования судей, в рамках которого были получены следующие ответы <99>. Так, респонденты отметили, что рассмотрение уголовных дел в порядке гл. 40 УПК РФ предоставляет им следующие преимущества: сокращает временные затраты на подготовку к рассмотрению дела по существу (89% респондентов); упрощает процедуру судебного заседания (76% респондентов); повышает устойчивость принимаемых судебных решений (90% респондентов). На вопрос "Известны ли Вам случаи, когда при рассмотрении уголовного дела в особом порядке вступал в силу приговор, содержащий ошибки" около 80% судей ответили утвердительно. Далее респондентам предлагалось ответить на вопрос: "Исходя из Вашего опыта укажите причины, по которым допускаются ошибки/нарушения закона при постановлении приговора в особом порядке". Ответы респондентов в обобщенном виде можно представить следующим образом: поверхностное (недостаточно внимательное) изучение материалов уголовного дела при подготовке к рассмотрению судом; несоблюдение условий назначения уголовного дела к рассмотрению в порядке гл. 40 УПК РФ и постановлению приговора в особом порядке; принятие решений начинающими (не имеющими достаточного опыта работы) судьями; невнимательность при изучении предъявленного обвинения; нарушение правил назначения наказания.

Указанное, а также иные далее обозначенные нами обстоятельства дают основание для утверждения о том, что и судьи при рассмотрении уголовных дел в порядке гл. 40 УПК РФ:

а) не всегда в силу различного рода обстоятельств (в том числе названных выше, например некачественного изучения материалов дела) выявляют ошибки/нарушения закона, допущенные на досудебных стадиях производства по уголовным делам;

б) имеют определенную заинтересованность в рассмотрении уголовных дел судом в особом порядке. Такая заинтересованность в основном обусловлена возможностью сокращения временных затрат при использовании процедуры, регламентированной гл. 40 УПК РФ.

Резюмируя изложенное, отметим, что при расследовании по уголовным делам с перспективой рассмотрения судом в особом порядке (рассматриваемым судом в порядке гл. 40 УПК РФ) могут иметь место негативные факторы заинтересованности должностных лиц (следователя (дознавателя), работников прокуратуры, судей) в проведении судебного разбирательства по правилам гл. 40 УПК РФ. К таким факторам может относиться заинтересованность в укрытии: нарушений закона, неполнота, необъективность расследования (судебного разбирательства), недоказанность обвинения при согласии обвиняемого с ним (если таковое допущено), нарушение процессуального режима и т.п. Эти негативные факторы не только аморальны, но в определенных случаях указывают на признаки служебного преступления. С учетом этого государственному обвинителю следует: уделять более пристальное внимание изучению уголовных дел, назначенных к рассмотрению судом в особом порядке (поддержанию по ним государственного обвинения), бескомпромиссно пресекать любые нарушения закона, в особенности те, что нарушают права и законные интересы обвиняемого, а также лица, потерпевшего от преступления (при его участии в уголовном деле); при наличии к тому оснований ходатайствовать о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении уголовного дела для рассмотрения в общем порядке.

По нашему мнению, эффективно предупреждать эти негативные факторы можно путем создания и внедрения криминалистических рекомендаций. В числе наиболее перспективных направлений создания таких рекомендаций те, что позволят оптимизировать:

- работу должностных лиц с потерпевшим, гражданским истцом, лицом, подвергающимся уголовному преследованию, другими участниками уголовного судопроизводства, в первую очередь такими как свидетели, эксперты, специалисты;

- взаимодействие между следователями, сотрудниками оперативных подразделений, прокурорскими работниками;

- взаимодействие представителей стороны обвинения и защиты.

В криминалистическом обеспечении также нуждаются стадия назначения уголовного дела к судебному разбирательству и само судебное разбирательство, осуществляемое в порядке гл. 40 УПК РФ.

Практика требует максимально прикладных рекомендаций по использованию и применению норм об особом порядке на различных стадиях уголовного судопроизводства. В рамках обозначенного направления мы с соавтором разработали и успешно внедряем следующие документы непроцессуального характера: памятку подозреваемому, обвиняемому об особенностях рассмотрения уголовного дела судом в особом порядке, протокол разъяснения подозреваемому, обвиняемому особенностей рассмотрения уголовного дела судом в особом порядке <100>, памятку потерпевшему об особенностях рассмотрения уголовного дела судом в особом порядке и протокол разъяснения потерпевшему особенностей рассмотрения уголовного дела судом в особом порядке <101> (Приложения 1 - 2).

Обобщение отзывов следователей, дознавателей по результатам внедрения позволяет указать, что в целом практические работники считают указанные памятки, протоколы очень полезными в части разъяснения непрофессиональным участникам уголовного судопроизводства (подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему и его представителю):

1) прав и обязанностей при рассмотрении дела судом в порядке гл. 40 УПК РФ;

2) особенностей особого порядка принятия судебного решения и удостоверения факта разъяснения этих особенностей посредством протоколов;

3) разъяснения последствий постановления приговора в порядке гл. 40 УПК РФ.

Кроме того, к примеру, следователи, дознаватели отмечают, что памятки и протоколы дают подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему достаточно полное представление об особом порядке принятия судебного решения. Эти участники уголовного судопроизводства понимают, что в любой момент вправе возражать против особого порядка судебного разбирательства (ч. 4 ст. 314, ч. 6 ст. 316 УПК РФ). Это же осознает и следователь, дознаватель. В результате эти должностные лица понимают, что доказательственная база стороны обвинения должна быть достаточно прочной, чтобы в случае отказа любого из участников процесса от особого порядка судебного разбирательства и рассмотрения дела судом в общем порядке не было оснований для возвращения дела судом прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, а также оснований для прекращения судом уголовного дела или уголовного преследования полностью или в какой-либо части, постановления оправдательного приговора.

Таким образом, считаем, что предупреждение, минимизация негативных факторов заинтересованности должностных лиц в рассмотрении уголовного дела судом в порядке гл. 40 УПК не могут быть достигнуты без криминалистического обеспечения особого порядка судебного разбирательства.

--------------------------------

<68> Впервые проблема негативных факторов заинтересованности в рассмотрении уголовного дела судом в порядке гл. 40 УПК РФ, однако только с позиций наличия такой заинтересованности со стороны следователей, поднималась и рассматривалась нами на страницах журнала "Российский следователь" еще в 2011 году. См.: Попова Е.И. Негативные факторы заинтересованности следователя в рассмотрении уголовного дела судом в порядке главы 40 УПК РФ // Российский следователь. 2011. N 4. С. 12 - 15.

<69> Признание вновь становится царицей; Александров А.С., Лапатников М.В. Старые проблемы доказательственного права в новой уголовно-процессуальной упаковке "сокращенного дознания" // Юридическая наука и практика. Вестник Нижегородской академии МВД России. 2013. N 22. С. 23 - 28.

<70> Ищенко Е.П. Реформой правит криминал? М.: Юрлитинформ, 2013. С. 295 - 313.

<71> Генеральная прокуратура Российской Федерации.

<72> Степанян А.С. Актуальные вопросы участия прокурора в рассмотрении судами уголовных дел в особом порядке судебного разбирательства // КриминалистЪ. 2015. N 1(16). С. 30.

<73> Гордеев А. Генпрокурор предложил ограничить особый порядок рассмотрения уголовных дел. "Конвейерное правосудие" превратилось в серьезную проблему // Ведомости.

<74> Суды по-прежнему рассматривают большинство уголовных дел в особом порядке // Адвокатская газета.

<75> Гордеев А. Указ. соч.

<76> Сводные статистические отчеты о деятельности судов общей юрисдикции за 2009 - 2018 гг., 6 мес. 2019 г. // Официальный сайт Судебного департамента Российской Федерации.

<77> Здесь и далее, если иное не оговорено, говоря о следователе, мы будем иметь в виду и дознавателя.

<78> В настоящее время инициируется внесение изменений в УПК РФ, согласно которым планируется установить законодательный запрет на применение норм гл. 40 УПК РФ по уголовным делам о преступлениях, относящихся к категории тяжких. Более подробно об этом см. параграф 1.3 настоящей работы. После соответствующих изменений правоприменителю необходимо будет руководствоваться действующей редакцией гл. 40 УПК РФ, а не тем положением, что в настоящее время приводится нами на страницах монографии.

<79> Макаров Ю.Я. Особый порядок рассмотрения уголовных дел: Практ. пособие. М.: ТК "Велби"; Изд-во "Проспект", 2008. С. 8.

<80> Боровский В.М. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Л.Н. Башкатов, Б.Е. Безлепкин и [др.]; Отв. ред. И.Л. Петрухин. 6-е изд., перераб. и доп. М.: ТК "Велби"; Изд-во "Проспект", 2008. С. 461.

<81> Данные приведены по результатам проведенного в 2010 - 2019 гг. в Республике Бурятия, Забайкальском, Хабаровском краях, Иркутской и Новосибирской областях исследования - анкетирования 142 следователей и дознавателей.

<82> Говоря об ошибках, нарушениях закона, мы берем за основу мнение Р.С. Белкина, согласно которому ошибку в судопроизводстве от профессиональных нарушений, должностных проступков и даже преступлений против правосудия отличает добросовестное заблуждение. См.: Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. Злободневные вопросы российской криминалистики. М.: НОРМА, 2001. С. 166.

<83> Здесь и далее речь идет о результатах проведенного в 2010 - 2019 гг. в Республике Бурятия, Забайкальском, Хабаровском краях и Иркутской области интервьюирования 76 следователей и дознавателей, выбранных без учета стажа работы их в этой должности.

<84> Личный взгляд на особый порядок рассмотрения уголовного дела при согласии с предъявленным обвинением.

<85> Постановление Верховного суда Республики Башкортостан N 44У-5/2019 4У-2768/2018 от 30 января 2019 г. по делу N 44У-5/2019.

<86> Кругликов А.П. Возвращение уголовного дела для дополнительного расследования руководителем следственного органа или прокурором // Российская юстиция. 2009. N 2. С. 57.

<87> Степанян А.С. Актуальные вопросы участия прокурора в рассмотрении судами уголовных дел в особом порядке судебного разбирательства // КриминалистЪ. 2015. N 1(16). С. 30.

<88> Интервьюирование проводилось в отношении 33 работников прокуратуры Республики Бурятия, Иркутской области, Новосибирской области в период с 2014 по 2019 год.

<89> Вдовин А.Н. Особенности методики расследования и поддержания государственного обвинения по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом оружия и боеприпасов (по материалам приграничных регионов Сибирского федерального округа): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Краснодар, 2015. С. 157.

<90> Вдовин А.Н. Указ. соч. С. 157.

<91> Степанян А.С. Актуальные вопросы участия прокурора в рассмотрении судами уголовных дел в особом порядке судебного разбирательства // КриминалистЪ. 2015. N 1(16). С. 30.

<92> Роговая С.А. Проблемы оценки доказательств и принятия решений при особом порядке уголовного судопроизводства: Дис. ... канд. юрид. наук: URL: www.diss.rsl.ru.

<93> Поздняков М.Л. Изменение квалификации преступления при рассмотрении уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства // Уголовный процесс. 2006. N 1. С. 59.

<94> Воробьева Ю.Ю. Исследование в судебном заседании обстоятельств уголовного дела, рассматриваемого в особом порядке судебного разбирательства // Уголовный процесс. 2006. N 2. С. 27.

<95> Кондратов П.Е. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева. М., 2008. С. 819.

<96> Приведенные показатели, полагаем, это лишь официальные данные, которые вряд ли отражают реальную картину числа неофициально возвращаемых судьей прокурору уголовных дел.

<97> Гармаев Ю.П. О "спасении" уголовного дела в суде: рекомендации для стороны обвинения // Уголовное право. 2006. N 1. С. 121. См. также: Гармаев Ю.П., Кириллова А.А. Криминалистическая методика судебного разбирательства по уголовным делам об убийствах (ч. 1 ст. 105 УК РФ): теоретические основы и прикладные рекомендации (монография + практическое пособие). М.: Юрлитинформ, 2014. С. 107 - 111 и др.

<98> Степанян А.С. Актуальные вопросы участия прокурора в рассмотрении судами уголовных дел в особом порядке судебного разбирательства // КриминалистЪ. 2015. N 1(16). С. 30.

<99> В интервьюировании приняли участие 60 судей Иркутской и Новосибирской областей, Забайкальского края, Республики Бурятия.

<100> Гармаев Ю.П., Попова Е.И. Руководство для следователя по использованию норм об особом порядке // Сайт Международной ассоциации содействия правосудию.

<101> Попова Е.И. Участие потерпевшего при рассмотрении уголовного дела судом в особом порядке (гл. 40 УПК РФ) // Учеб.-практ. пособие. Улан-Удэ: Изд-во ВСГУТУ, 2014. С. 62 - 76.


Вернуться назад
Апелляционное определение Свердловского областного суда от 04.10.2018 по делу N 33а-17035/2018

Апелляционное определение Свердловского областного суда от 04.10.2018 по делу N 33а-17035/2018. Требование: О...

Подробнее
Статья 39 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Заключение мирового соглашения

Статья 39 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Заключение мирового соглашения)....

Подробнее