Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

2.1. Особенности подготовки прокурора к участию в судебном разбирательстве по уголовным делам, рассматриваемым судом в особом порядке

Поддержание государственного обвинения по уголовным делам, рассматриваемым судом в особом порядке (гл. 40 УПК РФ): уголовно-процессуальный и криминалистический аспекты.

Сокращенное судебное следствие, в рамках которого доказательства в общем порядке не исследуются и не оцениваются (ч. 5 ст. 316 УПК РФ), вызывает необходимость всестороннего изучения работниками прокуратуры материалов уголовного дела до начала судебного разбирательства. Как правило, именно на этом этапе государственный обвинитель определяет тактику, которой будет придерживаться в ходе судебного разбирательства, оценивает судебную перспективу.

Здесь, полагаем, важно вновь обратить внимание на ранее обозначенное обстоятельство. Речь о том, что, как было установлено в ходе интервьюирования (см. параграф 1.3), государственные обвинители не всегда уделяют достаточно внимания изучению материалов уголовного дела (98% опрошенных), в которых содержится ходатайство обвиняемого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства. А вместе с тем некачественное, поверхностное изучение материалов уголовного дела может обусловливать множество нежелательных, крайне вредных (и даже опасных) обстоятельств <102>, среди которых назовем как минимум следующие:

1) вступление в законную силу решения суда, содержащего ошибки различного рода;

2) отсутствие надлежащего обеспечения защиты прав и законных интересов непрофессиональных участников уголовного судопроизводства (лица, подвергающегося уголовному преследованию, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика);

3) обжалование решения суда первой инстанции и, как следствие, при наличии к тому оснований принятие судом апелляционной инстанции решений, предусмотренных ч. 1 ст. 389.20 УПК РФ, в том числе об отмене обвинительного приговора и о вынесении оправдательного приговора; об отмене приговора, определения, постановления суда первой инстанции и о передаче уголовного дела на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции со стадии подготовки к судебному заседанию или судебного разбирательства; об отмене приговора, определения, постановления и о возвращении дела прокурору; об отмене приговора, определения, постановления и о прекращении уголовного дела <103>;

4) расхолаживание сотрудников правоохранительных органов и судей, способствование распространению негативных факторов заинтересованности в рассмотрении уголовного дела в порядке гл. 40 УПК РФ <104>. Так, например, автору настоящей работы не раз приходилось слышать от практических работников выражения следующего содержания: "Особый порядок! "Красота"! Можно не напрягаться", "Хоть ночью разбуди, смогу поддержать обвинение в особом порядке практически по любому делу", "Да что там этот особый порядок. Вообще никаких проблем!";

5) снижение доверия населения к сотрудникам правоохранительных органов и работникам судебной системы.

Для предупреждения (минимизации) обозначенных обстоятельств полагаем целесообразным рекомендовать прокурору при подготовке к поддержанию государственного обвинения тщательно изучать материалы уголовного дела с перспективой рассмотрения судом в порядке гл. 40 УПК РФ. Оптимизировать такую деятельность позволит следующий алгоритм, рекомендуемый в помощь государственному обвинителю для целей выявления наличия/отсутствия ошибок/нарушений закона <105>. Так, следует обращать внимание:

1. При изучении обвинительного заключения (акта):

- указаны ли дата и место составления (ч. 3 ст. 220 (п. 1 ч. 1 ст. 225) УПК РФ);

- верно ли указаны личные данные обвиняемого (п. 1, 2 ч. 1 ст. 220 (п. 3 ч. 1 ст. 225) УПК РФ). Наиболее существенными являются данные о личности обвиняемого, которые позволяют идентифицировать личность гражданина по его документам: фамилия, имя, отчество, дата рождения;

- соответствуют ли приведенные в обвинительном заключении (обвинительном акте) ссылки на тома и листы уголовного дела действительности (ч. 2 ст. 220 (ч. 3.1 ст. 225) УПК РФ);

- не приведены ли в обвинительном заключении доказательства, отсутствующие в материалах дела (п. 5 ч. 1 ст. 220 (п. 6 ч. 1 ст. 225) УПК РФ);

- приведен ли в обвинительном заключении перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты, и краткое изложение их содержания при наличии таких доказательств в материалах уголовного дела (п. 6 ч. 1 ст. 220 (п. 6 ч. 1 ст. 225) УПК РФ);

- подписано ли следователем (дознавателем) обвинительное заключение (обвинительный акт) (ч. 3 ст. 220 УПК РФ, п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2009 г. N 28 "О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству" <106> (далее - Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2009 г. N 28);

- согласовано ли с руководителем следственного органа обвинительное заключение, утверждено ли оно прокурором (ч. 6 ст. 220, п. 1 ч. 1 ст. 221 УПК РФ, п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2009 г. N 28); утвержден ли обвинительный акт начальником органа дознания, прокурором (ч. 4 ст. 225 УПК РФ, п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2009 г. N 28);

- не составлено ли обвинительное заключение с нарушением сроков предварительного расследования, в том числе ст. 162, ч. 3 - 6 ст. 223 УПК РФ (п. 5 ст. 220 (п. 3.1 ст. 225) УПК РФ);

- имеется ли в обвинительном заключении (обвинительном акте) указание на прошлые неснятые и непогашенные судимости обвиняемого, данные о месте нахождения обвиняемого (п. 2, 7 ч. 1 ст. 220 (п. 3, 7 ч. 1 ст. 225), п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2009 г. N 28);

- указаны ли отягчающие и смягчающие наказание обстоятельства в полном объеме (п. 7 ч. 1 ст. 220 (п. 7 ч. 1 ст. 225) УПК РФ), подтверждаются ли они доказательствами, зафиксированными в материалах уголовного дела;

- имеются ли данные о потерпевшем, данные о гражданском истце и гражданском ответчике (при их участии в уголовном судопроизводстве) (п. 8, 9 ч. 1 ст. 220 (п. 8 ч. 1 ст. 225) УПК РФ);

- прилагается ли к обвинительному заключению справка (ч. 5 ст. 220 (п. 3.1 ст. 225) УПК РФ). Отражены ли в ней данные с указанием соответствующих листов уголовного дела:

а) об избранных мерах пресечения с указанием времени содержания под стражей и домашнего ареста, если такие меры пресечения применялись;

б) о вещественных доказательствах;

в) о гражданском иске, принятых мерах по обеспечению исполнения наказания в виде штрафа, по обеспечению гражданского иска и возможной конфискации имущества;

г) о процессуальных издержках;

д) при наличии у обвиняемого, потерпевшего иждивенцев о принятых мерах по обеспечению их прав;

- прилагается ли к обвинительному заключению список подлежащих вызову в судебное заседание лиц со стороны обвинения и защиты с указанием их места жительства и (или) места нахождения. Несмотря на то что при рассмотрении уголовного дела судом в порядке гл. 40 УПК РФ свидетели в судебное заседание не вызываются, данный пункт должен найти отражение в справке, прилагаемой к обвинительному заключению. Последняя составляется ранее принятия судом решения об удовлетворении ходатайства обвиняемого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, в связи с чем на момент оформления итогового документа расследования форма судебного разбирательства еще не определена.

Кроме того, согласно разъяснениям, данным Пленумом Верховного Суда, для исследования обстоятельств, характеризующих личность подсудимого, обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, в судебном заседании могут допрашиваться свидетели (п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 декабря 2006 г. N 60);

- в целом соответствует ли обвинительное заключение (обвинительный акт) требованиям ст. 220 УПК РФ (ст. 225 УПК РФ), в частности соотносятся ли все данные, изложенные в обвинительном заключении, с данными, содержащимися в иных материалах дела (постановлении о возбуждении уголовного дела, решении об избрании меры пресечения, постановлении о назначении судебной экспертизы, обвинительном постановлении (акте), протоколах следственных действий и т.п.).

2. При изучении предъявленного обвинения:

- имеется ли состав преступления в деянии, вмененном обвиняемому и описанном в обвинительном заключении. По сути, государственный обвинитель с целью обеспечения целей уголовного судопроизводства фактически должен провести проверку процесса применения уголовно-правовых норм другими субъектами уголовно-процессуальной деятельности;

- конкретно ли изложено обвинение в обвинительном постановлении и обвинительном заключении; не противоречиво ли изложение обстоятельств совершенного преступления в фабуле обвинения;

- изложено ли обвинение полностью; соответствует ли обвинение, изложенное в обвинительном заключении, обвинению, сформулированному в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого (п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2009 г. N 28). Так, например, содержание постановления о привлечении в качестве обвиняемого и содержание обвинительного заключения могут противоречить друг другу в части не соответствия отдельных обстоятельств совершенного деяния; описания преступных действий, последствий, наступивших в результате их совершения; времени, места преступления;

- приведена ли формулировка обвинения, изложена ли она полностью и в соответствии с диспозицией соответствующей статьи УК РФ;

- соответствует ли квалификация деяния предъявленному обвинению. Так, типична ситуация, когда фактические обстоятельства, изложенные в обвинительном заключении, свидетельствуют о наличии в действиях обвиняемых признаков более тяжкого или менее тяжкого преступления;

- верно ли определена форма вины. Типичной ошибкой является недостаточно конкретное определение того, совершено ли преступление путем каких-либо действий либо путем бездействия;

- не приведены ли обвинительные доказательства в числе доказательств, на которые ссылается сторона защиты, и наоборот, не включены ли оправдательные доказательства в перечень доказательств, на которые ссылается сторона обвинения. Так, следователи в ряде случаев в перечень доказательств подтверждающих обвинение, включают показания обвиняемого, согласно которым он не признает себя виновным и указывает о своей невиновности в совершении преступления. При этом в перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты, указанные показания в обвинительном заключении не включаются;

- установлено ли лицо, потерпевшее от преступления. Так, например, лицо может обвиняться в угоне автомашины, однако ее владелец может быть не установлен;

- установлены ли время и место совершения преступления;

- конкретно ли описаны преступные действия, способы их совершения (чаще неконкретность описания данных обстоятельств типична по делам о сложных и длительных по исполнению, продолжаемых либо длящихся преступлений, а также связанных с исполнением служебных либо иных обязанностей);

- имеются ли ссылки на конкретные положения нормативных актов, должностных и прочих обязанностей, нарушение которых вменяется обвиняемому;

- при совершении преступления в соучастии, описаны ли конкретные и последовательные действия каждого из обвиняемых, в результате которых было совершено преступление. Например, последовательность действий соучастников, в результате которых потерпевший получил телесные повреждения;

- верно ли определена стоимость похищенного. Например, при хищении ювелирных изделий из золота и серебра следователи запрашивают данные о стоимости одного грамма лома драгоценного металла и полученную цену умножают на вес изделия. Это не верно, так как похищены были именно ювелирные изделия, а не лом, цены которых существенно отличаются;

- достаточно ли полно и безошибочно отражены данные, полученные в результате производства экспертиз. Например, необходимо обратить внимание на полноту и достоверность выводов эксперта о характере и размере вреда, причиненного преступлением, предмете преступного посягательства и т.д.;

- в целом подтверждается ли предъявленное обвинение совокупностью допустимых и достаточных доказательств по уголовному делу.

3. При проверке обеспечения права на защиту:

- разъяснены ли обвиняемому, подозреваемому права и обязанности, предусмотренные ст. 47 УПК РФ (ст. 46 УПК РФ), в том числе право на свидетельский иммунитет. При согласии подозреваемого/обвиняемого дать показания, был ли он предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при его последующем отказе от этих показаний, за исключением случая, предусмотренного п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ (ч. 2 ст. 11, п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ (п. 3 ч. 4 ст. 46 УПК РФ));

- отражено ли в материалах уголовного дела, что обвиняемому были разъяснены права, предусмотренные ч. 5 ст. 217 УПК РФ;

- не представлял ли один защитник на предварительном следствии (дознании) интересы двух обвиняемых, в показаниях которых имеются противоречия;

- обеспечен ли обвиняемый, не владеющий/в недостаточной степени владеющий языком уголовного судопроизводства, переводчиком. Поводом для проверки необходимости участия переводчика могут служить данные о национальности обвиняемого, его полное имя, место проживания, а также собственноручно составленные им документы (например, объяснение, написанное на его родном (не русском) языке);

- переведены ли/верно ли переведены обвиняемому, не владеющему/в недостаточной степени владеющему языком судопроизводства, основные процессуальные документы по делу;

- на всех ли листах допросов лица, не владеющего языком/в недостаточной степени владеющего языком уголовного судопроизводства, имеются подписи переводчика;

- получил ли обвиняемый копию обвинительного заключения (обвинительного акта). Если не получал, имеются ли данные о том, что обвиняемый отказался от получения копии указанного документа либо не явился по вызову или иным образом уклонялся от получения копии обвинительного заключения (обвинительного акта);

- разрешены ли ходатайства обвиняемого и/или его защитника;

- не было ли ходатайство обвиняемого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства заявлено в отсутствие защитника либо без предварительной консультации с ним;

- разъяснены ли/полностью ли разъяснены обвиняемому особенности рассмотрения уголовного дела судом в особом порядке;

- не страдает ли обвиняемый, заявивший ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, психическими заболеваниями, исключающими вменяемость;

- не является ли обвиняемый, заявивший ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, несовершеннолетним.

Особое внимание следует уделять следующим вопросам:

- выяснено ли у обвиняемого его возможное алиби, проверено ли оно;

- нет ли признаков самооговора обвиняемого. Так, о возможном самооговоре могут свидетельствовать: противоречивые, неконкретные показания подозреваемого (обвиняемого), противоречие между его показаниями и показаниями других лиц (потерпевшего, свидетелей и т.п.), протоколами следственных действий, заключениями эксперта (специалиста); когда лицо утверждает, что совершило преступление единолично, однако возможность этого вызывает сомнение (эта ситуация типична по делам о незаконной рубке лесных насаждений, незаконной добыче (вылове) водных биологических ресурсов и пр.); когда обвиняемый не обладает знаниями (навыками, физической силой и т.д.), необходимыми для совершения преступления, которое ему вменяется; если обвиняемый не признавал вину (частично признавал), а после разъяснения особенностей особого порядка дал показания, характеризующиеся полным признанием вины, и др.;

- выяснено ли у обвиняемого, какие доказательства, опровергающие обвинение, он может представлять;

- допрошен ли обвиняемый в полном объеме предъявленного обвинения, в том числе по вопросам вины, мотивам, квалифицирующим и привилегированным признакам вменяемого преступления.

4. Проверка соблюдения прав и законных интересов потерпевшего:

- разъяснены ли потерпевшему права и обязанности, предусмотренные ст. 42 УПК РФ, в том числе право на свидетельский иммунитет. При согласии потерпевшего дать показания, был ли он предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от этих показаний (ч. 2 ст. 11, п. 3 ч. 2 ст. 42 УПК РФ);

- разъяснено ли потерпевшему право иметь представителя (п. 8 ч. 2 ст. 42 УПК РФ), а также то, что суммы, выплачиваемые потерпевшему на покрытие расходов, связанных с выплатой вознаграждения представителю потерпевшего, относятся к процессуальным издержкам и, соответственно, возмещаются за счет средств федерального бюджета либо средств участников уголовного судопроизводства (п. 1.1 ч. 2 ст. 131 УПК РФ);

- разъяснено ли потерпевшему право заявить гражданский иск для возмещения имущественного вреда и для имущественной компенсации морального вреда; обеспечена ли ему возможность реализовать это право; верно ли определена сумма гражданского иска в части требования о возмещении имущественного вреда;

- разъяснены ли потерпевшему право заявить гражданский иск, права и обязанности, предусмотренные в ст. 44 УПК РФ; обеспечена ли ему реальная возможность реализации этих прав. В этой связи отметим, что сотрудники правоохранительных органов, которые в соответствии с ч. 1 ст. 11 УПК РФ обязаны разъяснять (здесь и далее выделено нами. - Е.П.) потерпевшему, гражданскому истцу их права, обязанности и ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав, зачастую этого не делают. Так, например, в ходе интервьюирования респонденты из числа следователей (12%) указали на то, что на них законом (ст. 38 УПК РФ) прямо не возложена обязанность разъяснения потерпевшему порядка возмещения вреда, причиненного ему в результате совершения преступления. В рамках интервьюирования следователей практически 92% респондентов <107> отметили, что в большинстве своем только доводят до сведения потерпевшего права и обязанности, названные в ст. 42 УПК РФ (зачитывают, перечисляют, иногда предоставляют текст закона для самостоятельного прочтения), подробно не разъясняя особенности реализации этих прав <108>;

- надлежащее ли лицо привлечено в качестве законного представителя потерпевшего (нарушением в этом смысле может быть, например, ситуация, когда при наличии живых родителей законным представителем признана сестра несовершеннолетнего потерпевшего, в то время как в материалах дела отсутствуют какие-либо документы о том, что она является лицом, указанным в п. 12 ст. 5 УПК РФ);

- обеспечен ли потерпевший, не владеющий/в недостаточной степени владеющий языком уголовного судопроизводства, переводчиком;

- переведены ли/верно ли переведены потерпевшему, не владеющему/в недостаточной степени владеющему языком судопроизводства, основные процессуальные документы по делу;

- на всех ли листах допросов потерпевшего, не владеющего языком/в недостаточной степени владеющего языком уголовного судопроизводства, имеются подписи переводчика;

- верно ли указаны (не перепутаны ли) личные данные потерпевшего. Так, например, основанием для возвращения уголовного дела прокурору будет случай, когда в актах судебно-медицинских экспертиз фамилии потерпевших не одинаковы (перепутаны, допущены ошибки при их написании);

- в случае если потерпевший в письменной форме выразил согласие с ходатайством обвиняемого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, разъяснены ли ему особенности особого порядка судебного разбирательства с акцентом на то, что:

потерпевший может заявить о своем несогласии на рассмотрение уголовного дела в особом порядке в любой момент до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора (ч. 4 ст. 316 УПК РФ). При этом потерпевший не должен объяснять мотивы, по которым возражает против постановления приговора без судебного разбирательства (п. 33 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 июня 2010 года N 17);

приговор, постановленный в особом порядке принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением, не может быть обжалован в апелляционном и кассационном порядке в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции (ст. 317 УПК РФ; п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 декабря 2006 г. N 60).

Представленный алгоритм можно назвать общим, универсальным. Однако при изучении материалов уголовных дел по делам той или иной категории перечень входящих в него вопросов может корректироваться. Постоянное использование предложенного алгоритма, как представляется, способно обеспечить полноту и качество изучения материалов уголовного дела и в целом оптимизировать деятельность государственного обвинителя. В связи с чем рекомендуем обеспечить максимальную доступность приведенного перечня вопросов, например в виде распечатанного текста, находящегося в рабочей папке государственного обвинителя, фотографирования (скачивания) текста на личные мобильные гаджеты, внесения алгоритма в базу данных персонального компьютера и т.п.

Приведенный выше алгоритм направлен прежде всего на выявление ошибок уголовного-правового и уголовно-процессуального характера. "Однако существуют ошибки, которые носят естественно-латентный характер. Как правило, это ошибки, связанные с неправильным применением криминалистической тактики... Однако, создавая определенные трудности при поддержании государственного обвинения, формальной оценки как ошибки они не получают и в силу этого в основном ускользают из поля научного исследования" <109>.

С учетом изложенного представляется верным при изучении материалов уголовного дела, направленных для утверждения обвинительного заключения (обвинительного акта), в случае заявления обвиняемым ходатайства о рассмотрении дела судом в особом порядке рекомендовать прокурору проверять материалы уголовного дела и на предмет наличия/отсутствия типичных ошибок/нарушений криминалистического характера.

И здесь хотелось бы отметить, что нами установлена любопытная закономерность. Несмотря на то что перечисленные ниже ошибки/нарушения допускаются и по уголовным делам, которые в последующем рассматриваются в общем порядке, по делам с перспективой рассмотрения судом в особом порядке вероятность наличия таких ошибок существенно выше (выделено нами. - Е.П.).

Именно поэтому полагаем принципиально важным рекомендовать работникам прокуратуры изучать материалы уголовного дела на предмет наличия/отсутствия следующих криминалистических ошибок <110>:

1. Ошибки, связанные с осмотром: места происшествия/преступления, трупа, предметов, документов. Такие как неполнота, отсутствие детальности исследования, необходимых замеров; неприменение средств фиксации обстановки либо ненадлежащее использование таких средств; неправильное описание места обнаружения вещественных доказательств и т.п.

2. Ошибки, допускаемые при назначении, производстве судебных экспертиз, оценке и использовании их результатов. К примеру, непроведение судебно-психиатрической экспертизы обвиняемого, экспертиз вещественных доказательств и иных необходимых; неверное применение или выбор методики экспертного исследования; поверхностное проведение экспертизы; ошибки, являющиеся следствием некритического осмысления материалов дела/предыдущего экспертного заключения <111>.

3. Ошибки, допускаемые при опознании. Например, такие как: предъявление для опознания по фотографиям разного качества, снимкам, не позволяющим верно идентифицировать объект; предметов из одной заводской партии; предъявление для опознания обвиняемого с явными повреждениями лица, полученными при задержании, в числе лиц без каких-либо визуально различимых травм и пр.

4. Ошибки, допускаемые при обыске. Например, поверхностность, неполнота поисковых действий; одновременное проведение обыска в нескольких комнатах при наличии понятых только в одной из них; отсутствие внезапности производства этого следственного действия и пр.

5. Ошибки при производстве следственного эксперимента. В числе таких ошибок можно назвать: неустановление всех обстоятельств исследуемого события, необходимых для качественного производства следственного эксперимента, либо отсутствие реконструкции таких обстоятельств; проведение следственного эксперимента с использованием объектов, которые по своим функциональным, техническим характеристикам отличны от тех, что использовались для совершения преступления, и пр.

6. Ошибки при производстве допроса/очной ставки. В их числе можно назвать: некачественный, неглубокий, поверхностный допрос обвиняемых, потерпевших, свидетелей и неустранение существенных противоречий между их показаниями и иными доказательствами/между участниками очной ставки и пр. К примеру, изучение протокола допроса обвиняемого не должно вызывать сомнений в том, что он признает свою вину именно в инкриминируемом ему деянии. Так, по уголовным делам о кражах в протоколе должно быть отражено, что лицо, подвергающееся уголовному преследованию, не просто соглашается с тем, что совершило такое преступление, а осознает противоправность своих действий; действовало умышленно; незаконно изымало чужое имущество; понимало, что за его действиями никто не наблюдает; распорядилось похищенным по своему усмотрению и т.д.

7. Ошибки при производстве иных следственных действий, прежде всего освидетельствования, проверки показаний на месте, выемки. Например, производство освидетельствования в период времени, значительно отдаленного от времени совершения преступления.

8. Недостаток данных, характеризующих обвиняемого, таких как: отсутствие копий приговоров, необоснованные характеристики, неустановленные: состояние здоровья, характер отношений с потерпевшим и т.п.

9. Поверхностное собирание доказательств, особенно поверхностность допросов, неполнота получаемых показаний, неустранение противоречий в них.

10. Игнорирование версии обвиняемого, отказ от ее проверки; непроверка версии о самооговоре.

11. Несвоевременность производства отдельных следственных действий, сбор доказательств только в рамках версии признания обвиняемого.

12. Часто не принимаются меры по отысканию орудий и средств совершения преступления.

13. Не выясняются причины изменения показаний подозреваемыми, обвиняемыми, свидетелями.

14. Не приняты все необходимые меры к установлению соучастников преступления.

15. Слабая работа по установлению очевидцев совершенного преступления.

16. Не допрашиваются свидетели по горячим следам.

Изучение данного перечня может быть основой для формирования точки зрения об излишней его теоретизированности (к примеру, п. 1 - 5, 7, 11 - 16), оторванности изложенных в нем пунктов от реальной правоприменительной практики. Такое мнение, безусловно, имеет право на существование. Однако следует отметить, что настоящая работа есть попытка создания системы криминалистических рекомендаций, адресованных государственным обвинителям с целью соблюдения принципа законности, достижения назначения уголовного судопроизводства, повышения эффективности участия при рассмотрении уголовных дел в порядке гл. 40 УПК РФ. Именно поэтому акцентируем внимание работников прокуратуры на доскональном изучении материалов уголовного дела на предмет наличия/отсутствия вероятных ошибок и нарушений, допущенных при расследовании.

В целом приведенный перечень не является исчерпывающим. Его можно расширить в том числе с учетом категории преступления. Однако представляется, что это будет более целесообразно сделать в рамках специальных работ, посвященных поддержанию обвинения по тем или иным видам преступных посягательств.

--------------------------------

<102> О некоторых из них мы уже упоминали ранее по тексту.

<103> Об этом более подробно см. параграф 3.3.

<104> Об этом см. параграф 1.3 настоящей работы.

<105> Безусловно, обозначенные далее ошибки/нарушения могут иметь место по всем уголовным делам. Однако именно по уголовным делам, рассматриваемым судом в порядке гл. 40 УПК РФ, невыявление таких ошибок/нарушений может в большей степени обусловливать судебные ошибки: 1) поскольку исследование и оценка доказательств, собранных по уголовному делу судом, не производятся (ч. 5 ст. 316 УПК РФ); 2) уголовно-процессуальный закон запрещает обжаловать приговор в связи с несоответствием вывода суда изложенным в нем фактическим обстоятельствам уголовного дела (ст. 317 УПК РФ).

<106> О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2009 г. N 28 // СПС "КонсультантПлюс".

<107> Интервьюирование проводилось в отношении 84 следователей Республики Бурятия, Иркутской области, Новосибирской области в период с 2010 по 2019 год.

<108> Более подробно об этом см., например: Попова Е.И., Краснопеев И.Н., Гармаева Д.А. Полицейская и следственная деятельность. 2019. N 2. С. 13 – 20.

<109> Следственные ошибки: Учеб.-практ. пособие / Авт.-сост.: А.М. Багмет, А.Б. Гранкина, В.О. Захарова, Ю.А. Цветков; Под ред. А.И. Бастрыкина. М., 2015. С. 7.

<110> За основу перечня криминалистических ошибок нами взят материал из работы А.А. Кирилловой, Ю.П. Гармаева. Кириллова А.А., Гармаев Ю.П. Краткое руководство по судебному разбирательству уголовных дел об убийствах, предусмотренных частью первой статьи 105 УК РФ: Практ. пособие. М.: Издательский дом И.И. Шумиловой, 2015. 64 с. Однако такой перечень существенно расширен и переработан.

<111> Более подробно об этом см.: Судебная экспертиза: типичные ошибки / Е.И. Галяшина, В.В. Голикова, Е.Н. Дмитриев и др.; Под ред. Е.Р. Россинской. М.: Проспект, 2012; Энциклопедия судебной экспертизы / Под ред. Т.В. Аверьяновой и Е.Р. Россинской. М.: Юрист, 1999.


Вернуться назад
Глава 5 УК РФ. Вина

Глава 5 (Вина) Уголовного кодекса Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ...

Подробнее
Сплошная кассация

Окончательные судебные решения (приговоры, апелляционные определения и постановления об изменении приговоров)...

Подробнее