Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

3.2. Особенности возвращения уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ

Поддержание государственного обвинения по уголовным делам, рассматриваемым судом в особом порядке (гл. 40 УПК РФ): уголовно-процессуальный и криминалистический аспекты.

Уделяя внимание судебному разбирательству по правилам гл. 40 УПК РФ, полагаем, целесообразно рассмотреть и на особенности возвращения прокурору уголовного дела судьей в порядке ст. 237 УПК РФ. Как отмечается, этот уголовно-процессуальный институт "один из важных элементов механизма обеспечения права граждан на справедливое судебное разбирательство. Основными аспектами, определяющими его значение, являются обеспечение посредством возвращения судом уголовного дела прокурору конституционных прав обвиняемого и потерпевшего на судебную защиту и доступ к правосудию, а также реализация требования о рассмотрении уголовного дела в разумные сроки <131>. При этом важно учитывать, что процедура возвращения дела прокурору для устранения препятствий к его судебному рассмотрению представляет собой особый порядок движения уголовного дела, не тождественный его возвращению для производства дополнительного расследования <132>.

Решение о возвращении уголовного дела прокурору может быть принято судьей как на стадии назначения к судебному разбирательству, так и при рассмотрении уголовного дела судом первой инстанции и даже на последующих стадиях уголовного судопроизводства. Для более полного исследования обозначенного вопроса считаем целесообразным рассмотреть типичные, а значит, наиболее распространенные основания для принятия соответствующего решения.

Так, согласно п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях, если обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление составлены с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения, акта или постановления. Разъясняя это нормативное требование, Пленум Верховного Суда РФ отмечает, что при решении вопроса о возвращении уголовного дела прокурору по основаниям, указанным в ст. 237 УПК РФ, под допущенными при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта <133> нарушениями требований уголовно-процессуального закона следует понимать такие нарушения изложенных в ст. 220, 225 УПК РФ положений, которые исключают возможность принятия судом решения по существу дела на основании данного заключения или акта <134>. В частности, исключается возможность вынесения судебного решения в случаях:

1) когда обвинение, изложенное в обвинительном заключении или обвинительном акте, не соответствует обвинению, изложенному в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого;

2) обвинительное заключение или обвинительный акт не подписан следователем, дознавателем либо не утвержден прокурором;

3) в обвинительном заключении или обвинительном акте отсутствует указание на прошлые неснятые и непогашенные судимости обвиняемого, данные о месте нахождения обвиняемого, данные о потерпевшем, если он установлен по делу;

4) когда обвинительное заключение не согласовано с руководителем следственного органа, а обвинительный акт не утвержден начальником органа дознания.

Анализ судебно-следственной практики дает возможность заключить, что решение о возвращении уголовного дела прокурору в порядке п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ может приниматься и в других ситуациях. В связи с этим высказывается мнение о том, что "...Верховный Суд РФ фактически неограниченно расширил перечень оснований для возвращения судами уголовного дела прокурору..." <135>. Примером одной из разнообразных и вместе с тем типичных ситуаций применения судом положений ст. 237 УПК РФ может быть следующий.

Учалинский районный суд Республики Башкортостан 11.02.2013 вынес решение в особом порядке по делу М. при наличии двух обвинительных заключений (уголовное дело возвращалось прокурору при сравнении представленного осужденным обвинительного заключения, утвержденного 17.12.2012, с имеющимся в деле обвинительным заключением судебная коллегия установила, что листы дела, содержащие изложение доказательств, существенно отличаются). В связи с этим судом апелляционной инстанции уголовное дело было возвращено прокурору <136>.

Важно отметить, что "сложившаяся судебная практика дифференцирует два основания для применения п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ:

- непосредственные нарушения положений ст. 220, 225 или 226.7 УПК РФ при составлении обвинительного заключения, обвинительного акта или обвинительного постановления, соответственно, связанные с несоблюдением требований указанных правовых норм к форме и содержанию данных процессуальных документов;

- иные существенные нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные в ходе предварительного расследования, которые исключают возможность принятия судом решения по существу дела" <137>.

Для установления наличия/отсутствия подобного рода обстоятельств рекомендуем государственному обвинителю использовать алгоритм изучения материалов уголовного дела, содержание которого приводится в параграфе 2.1 настоящей работы.

При этом следует иметь в виду, что, когда существенное нарушение закона, допущенное в досудебной стадии и являющееся препятствием к рассмотрению уголовного дела, выявлено при судебном разбирательстве, суд, если он не может устранить такое нарушение самостоятельно, по ходатайству сторон или по своей инициативе возвращает дело прокурору для устранения указанного нарушения при условии, что оно не будет связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия (Постановление Пленума Верховного Суда РФ "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" от 5 марта 2004 г. N 1 (далее - Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. N 1)).

Следует иметь в виду, что существенными являются нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения (ст. 389.17 УПК РФ).

Существенное процессуальное нарушение является препятствием для рассмотрения дела, которое суд не может устранить самостоятельно и которое как повлекшее лишение или стеснение гарантируемых законом прав участников уголовного судопроизводства исключает возможность постановления законного и обоснованного приговора и фактически не позволяет суду реализовать возложенную на него Конституцией Российской Федерации функцию осуществления правосудия (Постановление Конституционного Суда РФ от 08.12.2003 N 18-П).

При вынесении решения о возвращении уголовного дела прокурору суду надлежит исходить из того, что нарушение в досудебной стадии гарантированных Конституцией Российской Федерации права обвиняемого на судебную защиту и права потерпевшего на доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба исключает возможность постановления законного и обоснованного приговора (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. N 1).

В связи с этим большинство из указанных в параграфе 2.1 ошибок/нарушений (уголовно-правовых, уголовно-процессуальных, криминалистических) могут быть основанием для возвращения уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, однако только в том случае, если являются существенными, препятствуют рассмотрению уголовного дела судом.

Так, например, в случае если не верно указаны личные данные обвиняемого, это может в одних случаях трактоваться как ошибка технического характера, в других как обстоятельство, препятствующее рассмотрению дела судом. Анализ судебной практики позволяет заключить, что, когда данные о личности обвиняемого (например, его фамилия) неверно указаны, например лишь в одной части обвинительного заключения, а в других материалах дела, прежде всего в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, фамилия обвиняемого указана верно и не возникает сомнений в личности обвиняемого, разовое искажение этих данных в тексте заключения возможно расценить как явную техническую ошибку (описку). В этом случае нет необходимости пересоставлять обвинительное заключение (обвинительный акт, обвинительное постановление) и, следовательно, отсутствуют основания для возвращения дела прокурору.

При этом совершенно верно отмечается, что, реализуя положения ст. 237 УПК РФ, судья, безусловно, обязан указать в своем постановлении:

- какие именно недостатки составления обвинительного заключения, обвинительного акта, обвинительного постановления или существенные нарушения прав и законных интересов обвиняемого и (или) потерпевшего, допущенные в ходе досудебного этапа производства по делу, препятствуют объективному и всестороннему рассмотрению данного дела по существу, постановлению законного и обоснованного приговора или иного решения;

- в силу каких обстоятельств названные нарушения не могут быть устранены судом непосредственно в ходе судебного разбирательства при рассмотрении (разрешении) дела по существу <138>.

Важно отметить, что случаи, когда обвинение, изложенное в обвинительном заключении, не соответствует обвинению, изложенному в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого, как правило, являются основанием для принятия решения о прекращении особого порядка судебного разбирательства.

Так, по уголовному делу в отношении И., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п. "а", "б" ч. 2 ст. 158, ч. 1 ст. 158 УК РФ, суд первой инстанции возвратил уголовное дело прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения, усмотрев нарушения требований УПК РФ, допущенные при составлении обвинительного заключения. При этом суд апелляционной инстанции не принял во внимание доводы не согласившихся с вышеобозначенным решением подсудимого И., представителя потерпевшего. Не были приняты во внимание и доводы прокурора, который в своем представлении, помимо прочего, обращал внимание на то, что в обвинительном заключении четко прописана объективная сторона преступления, указана роль второго лица, с которым И. совершил кражу в составе группы лиц по предварительному сговору; принятое судом решение, с учетом сложности дела, полного признания подсудимым своей вины, заявленного им ходатайства о рассмотрении уголовного дела в особом порядке, данных о его личности, влечет превышение разумного срока уголовного судопроизводства, а также невозможность своевременного привлечения виновного лица к ответственности и соблюдения прав потерпевших на возмещение причиненного вреда. Изучив доводы прокурора, осужденного и потерпевшего, суд апелляционной инстанции принял решение оставить апелляционные жалобы и представление без удовлетворения, указав, что при изложении в обвинении преступного деяния, квалифицированного как кража в составе группы лиц по предварительному сговору, не содержится сведений о фактическом участии в хищении имущества какого-либо иного лица помимо подсудимого И. <139>

Интересен и другой пример, особенно в части выводов суда апелляционной инстанции. Так, Постановлением Дзержинского городского суда Нижегородской области от 28.01.2014 уголовное дело в отношении В., обвиняемого по ч. 1 ст. 228 УК РФ, было возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

При этом суд указал, что в сформулированном органом дознания обвинении по незаконному приобретению и хранению без цели сбыта растений, содержащих наркотические средства, в значительном размере не указано количество, вес и размер приобретенного подсудимым дикорастущего растения - конопли, а вес и размер указан в отношении наркотического средства - каннабиса (марихуаны); измельчение, высушивание или растирание наркотикосодержащих растений, в результате чего не меняется химическая структура вещества, не могут рассматриваться как изготовление наркотических средств.

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу о том, что допущенные стороной обвинения при составлении обвинительного акта нарушения уголовно-процессуального закона, неконкретность обвинения не могут быть устранены в ходе судебного разбирательства по делу, что исключает возможность постановления судом приговора или иного решения на основе данного обвинительного акта.

Апелляционным постановлением Нижегородского областного суда от 20.03.2014 данное Постановление было отменено, уголовное дело направлено в суд на новое рассмотрение. В своем решении суд апелляционной инстанции указал, что поскольку уголовное дело рассматривалось в особом порядке судебного разбирательства, то суд не вправе был исследовать и оценивать доказательства, собранные по уголовному делу, а мог исследовать лишь обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, и обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание.

При этом, установив существенные нарушения уголовно-процессуального закона при составлении обвинительного акта, неконкретность обвинения, суд должен был прекратить особый порядок и назначить рассмотрение уголовного дела в общем порядке, в ходе которого и решить вопрос о необходимости реализации положений ст. 237 УПК РФ <140>.

Одним из оснований возвращения дела прокурору в порядке ст. 237 УПК является то, что указано в п. 2 ч. 1 этой статьи. Речь идет о случаях, когда копия обвинительного заключения, обвинительного акта или обвинительного постановления не была вручена обвиняемому, за исключением случаев, если суд признает законным и обоснованным решение прокурора, принятое им в порядке, установленном ч. 4 ст. 222, ч. 3 ст. 226 УПК РФ, - когда обвиняемый отказался от получения копии обвинительного заключения (обвинительного акта, обвинительного постановления) либо не явился по вызову должностного лица или иным образом уклонился от получения копии итогового документа расследования, что соответствующим образом зафиксировано в материалах дела.

Работники прокуратуры, в чьи полномочия входит поддержание государственного обвинения, должны обращать особое внимание на выполнение нормативного требования о вручении обвиняемому копий названных документов. Несмотря на общеизвестность для должностных лиц необходимости выполнения обозначенных действий, тем не менее все еще распространены случаи рассмотрения уголовных дел судом в отношении подсудимых, которым своевременно не вручалась копия итогового документа расследования. Так, в порядке гл. 40 УПК РФ мировым судом было рассмотрено уголовное дело в отношении А., которому инкриминировалось совершение преступления, квалифицировано по ч. 1 ст. 158 УК РФ. Судом апелляционной инстанции было достоверно определено, что мировой судья, установив отсутствие в материалах уголовного дела расписки о вручении А. копии обвинительного заключения, не провела предварительное слушание, а назначила и рассмотрела уголовное дело в особом порядке (гл. 40 УПК РФ), в результате чего А. был осужден <141>.

И здесь, полагаем, интересно привести данные интервьюирования работников прокуратуры, в чьи полномочия входит поддержание государственного обвинения. Респонденты обратили внимание на следующее (далее приводим ответы по обозначенному вопросу в обобщенном виде). Отказ от получения копии итогового документа расследования в подавляющем большинстве случаев означает явное противодействие уголовному преследованию. Обвиняемые, занимающие подобного рода позицию, как правило, не соглашаются с предъявленным обвинением и не заявляют ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства. При этом большинство респондентов (76%) отметили, что даже если обвиняемый, отказавшийся от получения копии обвинительного заключения (обвинительного акта/обвинительного постановления), и заявил бы названное ходатайство, то, вероятнее всего, государственные обвинители не дали бы своего согласия на рассмотрение уголовного дела в особом порядке. Обозначенная позиция объясняется со слов респондентов тем, что действия обвиняемого позволяют с высокой долей вероятности прогнозировать и его (и его защитника) активное противодействие на последующих судебных стадиях, в том числе типичную ситуацию отказа от заявленного ранее ходатайства о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства.

По уголовным делам с перспективой рассмотрения судом в особом порядке еще одним типичным основанием для возвращения прокурору является то, что указано в ч. 1.1 ст. 237 УПК РФ.

Так, судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для передачи его по подследственности и производства дознания в общем порядке при наличии обстоятельств, указанных в ст. 226.2 и ч. 4 ст. 226.9 УПК РФ:

1) обстоятельств, исключающих производство дознания в сокращенной форме. Так, согласно нормам гл. 32.1 УПК РФ дознаватель вправе принять решение о дознании в сокращенной форме при наличии совокупности следующих условий:

- дознаватель разъяснил подозреваемому право ходатайствовать о производстве дознания в сокращенной форме, порядок и правовые последствия производства дознания в сокращенной форме и особого порядка принятия судебного решения (ч. 1 ст. 226.4, ч. 4 ст. 316, 317 УПК РФ);

- подозреваемым в порядке, установленном законом, заявлено ходатайство о производстве по уголовному делу дознания в сокращенной форме (ч. 2 ст. 226.1, ч. 2 ст. 226.4 УПК РФ);

- ходатайство о производстве дознания в сокращенной форме заявлено подозреваемым добровольно в присутствии защитника и после консультаций с ним (ч. 4 ст. 316 УПК РФ);

- уголовное дело возбуждено в отношении конкретного лица (п. 1 ч. 2 ст. 226.1 УПК РФ);

- уголовное дело возбуждено по признакам одного или нескольких преступлений, по которым предварительное расследование должно осуществляться в форме дознания (п. 1 ч. 3 ст. 150, п. 1 ч. 2 ст. 226.1 УПК РФ);

- обвиняемый признает свою вину, характер и размер причиненного преступлением вреда, правовую оценку содеянного (п. 2 ч. 2 ст. 226.1 УПК РФ);

- обвиняемый является совершеннолетним (п. 1 ч. 1 ст. 226.2 УПК РФ);

- нет оснований для применения в отношении обвиняемого принудительных мер медицинского характера (п. 2 ч. 1 ст. 226.2 УПК РФ);

- обвиняемый не относится к категории лиц, в отношении которых применяется особый порядок уголовного судопроизводства, установленный гл. 52 УПК РФ (п. 3 ч. 1 ст. 226.2 УПК РФ);

- подозреваемый владеет языком уголовного судопроизводства (п. 5 ч. 1 ст. 226.2 УПК РФ);

- потерпевший не возражает против дознания в сокращенной форме (п. 6 ч. 1 ст. 226.2 УПК РФ);

- дознаватель удовлетворил ходатайство подозреваемого о производстве дознания в сокращенной форме (п. 1 ч. 3 ст. 226.4 УПК РФ) <142>;

2) возражений участников против производства по уголовному делу в порядке гл. 32.1 УПК РФ. Полагаем, что возвращение уголовного дела прокурору при наличии данных обстоятельств не требует комментариев;

3) установлении обстоятельств, препятствующих постановлению законного, обоснованного и справедливого приговора, в том числе оснований полагать самооговор подсудимого. Изучение судебно-следственной практики дает основание заключить, что вряд ли можно говорить о каком-то конкретном перечне названных обстоятельств. Лишь системный подход к анализу материалов уголовного дела, а также принятых в ходе расследования решений должностных лиц, соотнесение и на предмет соответствия нормам действующего законодательства позволяет выявить обстоятельства, препятствующие постановлению законного, обоснованного и справедливого приговора.

Так, например, Н. обвинялся в покушении на мелкое взяточничество (ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 291.2 УК РФ). Расследование производилось в сокращенной форме дознания при соблюдении всех необходимых для этого условий. Н. обратился к судье с ходатайством о разрешении выезда за пределы населенного пункта в связи с болезнью отца, просил рассмотреть уголовное дело в его отсутствие. Мировой судья удовлетворил ходатайство, а впоследствии возвратил уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом на основании ч. 1.1 ст. 237 УПК РФ. Помощник прокурора в апелляционном представлении просил постановление мирового судьи о возвращении уголовного дела отменить ввиду существенного нарушения уголовно-процессуального закона и передать уголовное дело на судебное разбирательство в суд первой инстанции. Однако суд апелляционной инстанции оставил представление прокурора без удовлетворения. Свое решение суд второй инстанции мотивировал следующим: "По смыслу закона судебное разбирательство в порядке ч. 4 ст. 247 УПК РФ проводится в общем порядке, а по уголовному делу, дознание по которому производилось в сокращенной форме, судебное производство осуществляется в особом порядке. Учитывая изложенное, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что совокупность таких обстоятельств, как наличие ходатайства подсудимого о рассмотрении дела без его участия, производство дознания по уголовному делу в сокращенной форме и отсутствие возможности в связи с этим прекращения особого порядка судебного разбирательства и рассмотрения дела в общем порядке ввиду отсутствия полного объема доказательств по делу, препятствуют постановлению законного, обоснованного и справедливого приговора, в связи с чем уголовное дело подлежит возвращению прокурору для передачи по подследственности и производства дознания в общем порядке" <143>.

Полагаем, рассмотренные нами в рамках настоящего параграфа вопросы и предложенные рекомендации <144> могут быть полезны государственному обвинителю:

- для целей своевременного установления обстоятельств возвращения уголовного дела в порядке ст. 237 УПК РФ;

- оценки обоснованности и мотивированности ходатайства участников уголовного судопроизводства о возвращении уголовного дела прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению судом;

- проверки законности и обоснованности принятия судьей решения о необходимости применения норм ст. 237 УПК РФ.

--------------------------------

<131> Баева Т.Н. Возвращение судом уголовного дела прокурору в механизме обеспечения справедливого судебного разбирательства: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2006. С. 6.

<132> Определение Конституционного Суда РФ от 4 октября 2012 г. N 1854-О // СПС "КонсультантПлюс".

<133> Пленум Верховного Суда РФ не упоминает об обвинительном постановлении, однако полагаем, что приводимые разъяснения высшего судебного органа в полной мере применимы и к этому процессуальному документу.

<134> О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса РФ: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 05.03.2004 N 1; О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2009 N 28 // СПС "КонсультантПлюс".

<135> Тугутов Б.А. Возвращение уголовного дела судом прокурору // Законность. 2012. С. 40 - 42.

<136> Пример приведен на основании текста, размещенного на официальном сайте адвокатского бюро "Антонов и партнеры". Авторы указывают, что излагают информацию, размещенную на сайте Верховного суда Республики Башкортостан, в Кассационном определении от 05.03.2013 N 22-2457/2013.

<137> Обзор судебной практики Нижегородской области по применению в 2014 году положений ст. 237 УПК РФ при разрешении вопроса о возвращении уголовного дела прокурору для устранения препятствий к рассмотрению дела судом // Официальный сайт Нижегородского областного суда.

<138> Юнусов А.А. Вопросы возвращения уголовного дела прокурору // Гуманитарные научные исследования. 2016. N 12.

<139> Апелляционное постановление N 22-66/2019 от 24 января 2019 г. по делу N 22-66/2019 // Мурманский областной суд.

<140> Обзор судебной практики Нижегородской области по применению в 2014 году положений ст. 237 УПК РФ при разрешении вопроса о возвращении уголовного дела прокурору для устранения препятствий к рассмотрению дела судом // Официальный сайт Нижегородского областного суда.

<141> Апелляционное постановление N 10-1/2019 10-24/2018 от 25 января 2019 г. по делу N 10-1/2019 // Нерчинский районный суд Забайкальского края.

<142> Более подробно об этом см., например: Попова Е.И. Условия дознания в сокращенной форме и последующего рассмотрении дела судом в особом порядке // Актуальные вопросы правовых научных исследований в системе органов внутренних дел: Мат-лы Междунар. дистанционной науч.-практ. конф. / Под общ. ред. д-ра юрид. наук И.П. Корякина. Караганда, 2016. С. 285 - 288.

<143> Постановление Лабытнангского городского суда N 10-2/2019 от 30 января 2019 г. по делу N 10-2/2019.

<144> Напомним, что, как и было обозначено выше, мы уделили внимание лишь типичным, широко распространенным в практике основаниям возвращения уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ.


Вернуться назад
Часть вторая УПК РФ. Досудебное производство

Часть 2 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (Досудебное производство) от 18.12.2001 N...

Подробнее
Статья 104 УИК РФ. Условия труда осужденных к лишению свободы

Статья 104 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (Условия труда осужденных к лишению свободы)...

Подробнее