Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Комментарий к статье 49 УПК РФ. Защитник

Комментарий к статье 49 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (Защитник).

КОММЕНТАРИЙ

К УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМУ КОДЕКСУ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

(Постатейный)

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

РАЗДЕЛ II. УЧАСТНИКИ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

ГЛАВА 7. УЧАСТНИКИ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА СО СТОРОНЫ ЗАЩИТЫ

КОММЕНТАРИЙ К СТАТЬЕ 49 УПК РФ. ЗАЩИТНИК

Статья 49 УПК РФ

1. Из всего обширного комплекса вопросов, связанных с участием защитника в уголовном судопроизводстве, комментируемая статья решает прежде всего два: кто и с какого момента участвует в качестве защитника по уголовному делу.

2. На предварительном следствии в качестве защитников выступают только адвокаты, т.е. лица, получившие в установленном законом порядке статус адвоката и право осуществлять адвокатскую деятельность (статья 2 Федерального закона от 31 мая 2002 г. "Об адвокатской деятельности и адвокатуре" // Российская газета. 2002. 5 июня). С поступлением дела в суд по ходатайству обвиняемого в качестве защитника для участия в судебном разбирательстве и на последующих стадиях уголовного судопроизводства на основании постановления судьи или определения суда могут быть допущены супруг (супруга), мать, отец, сын, дочь, усыновитель, брат, сестра, дедушка, бабушка, внук или внучка обвиняемого, а равно любое другое лицо, вообще не состоящее в родстве с последним. В уголовном процессе в федеральных судах эти лица независимо от наличия у них юридического образования участвуют в деле только наряду с адвокатом. У мирового судьи, где рассматриваются главным образом дела о преступлениях небольшой тяжести, указанные лица могут быть допущены для участия в деле и вместо адвоката. Тот, кто адвокатом не является и сам отбывает уголовное наказание в виде лишения свободы, к участию в уголовном судопроизводстве в качестве защитника (в порядке применения части второй комментируемой статьи) допущен быть не может "по своим личным качествам и правовому положению" (Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 апреля 2012 г. по делу Ж. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. N 9. С. 46 - 47).

3. В частях третьей, четвертой и пятой комментируемой статьи приводится детальный, исчерпывающий перечень самых различных уголовно-процессуальных ситуаций-моментов, в которых в деле участвует защитник. Их общий смысл заключается в том, что именно в эти моменты в деле появляется или обвиняемый, или подозреваемый (защищать можно только того, на кого "нападают", т.е. кого обвиняют или подозревают и официально объявляют об этом). С этого момента дознаватель, следователь начинают осуществление функции уголовного преследования и досудебное производство приобретает состязательный характер.

4. Перечень, о котором идет речь, завершается формулировкой "с момента начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления" (пункт 5 части третьей комментируемой статьи). К таким мерам и действиям относится применение мер пресечения, связанных с заключением под стражу (статьи 108, 109 УПК), до предъявления обвинения в порядке статьи 100 УПК, в результате чего лицо становится подозреваемым в совершении определенного преступления (пункт 3 части первой статьи 46 УПК), т.е. участником уголовного судопроизводства, в отношении которого начато уголовное преследование. Если же процессуальное принуждение, которое входит в содержание многих следственных действий, в частности обыска, выемки, освидетельствования, не связано с появлением в уголовном деле подозреваемого в точном смысле статьи 46 УПК, участие защитника представляется бессмысленным, потому что защищаться можно и нужно только от официального подозрения или обвинения. По этой же причине не порождает право пользоваться помощью защитника принудительный привод участника уголовного судопроизводства (статья 113 УПК), который не является ни подозреваемым, ни обвиняемым, что, конечно, не исключает права любого гражданина пользоваться юридической помощью адвоката вне уголовно-процессуальных правоотношений.

5. Адвокат допускается к участию в деле в качестве защитника по предъявлении свидетельства, т.е. документа, удостоверяющего его принадлежность к адвокатуре, и ордера, т.е. документа, удостоверяющего, что юридической консультацией защита данного обвиняемого или подозреваемого по данному уголовному делу поручена именно ему. Закон не содержит требования о том, чтобы адвокатская структура, в которой состоит адвокат, территориально относилась именно к той области, где проводилось следствие, и Верховный Суд РФ специально подчеркнул данное обстоятельство в одном из своих решений (Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. N 8. С. 12, 13).

6. Приняв на себя защиту данного обвиняемого или подозреваемого, адвокат не вправе отказаться от нее, если, конечно, от него не отказался сам подзащитный (см. статью 52 УПК с нашим комментарием) или же не обнаружено обстоятельство, прямо предусмотренное законом (см. статью 72 УПК с нашим комментарием), исключающее участие данного защитника в данном уголовном деле.

Частные случаи: а) отсутствие ожидаемого взаимодействия со своим подзащитным основания для уклонения адвоката от исполнения обязанностей защитника не образует (Бюллетень Верховного Суда РФ. 2015. N 1. С. 32 - 33); б) тот факт, что подзащитный сам является опытным профессиональным юристом - членом адвокатского сообщества, не освобождает защитника от исполнения процессуальных обязанностей ни в коей мере (Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009. N 5. С. 9).

7. В развитие пункта 6 части третьей комментируемой статьи Пленум Верховного Суда РФ разъясняет, что лицо, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении, имеет право пользоваться помощью адвоката с момента начала осуществления процессуальных действий, затрагивающих его права и свободы. При нарушении этого права объяснения такого лица должны рассматриваться как доказательства, полученные с нарушением закона. Такие же последствия наступают в случае, если лицу, о котором идет речь, не разъяснено его конституционное право не свидетельствовать (т.е. не давать объяснения) против себя, своего супруга и близких родственников (см. пункты 17 и 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" в новой редакции // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2013. N 6. С. 4 - 5).

В этой связи нужно иметь в виду, что:

- процессуальных действий, затрагивающих права и свободы, при проверке заявлений о преступлении быть не должно, потому что еще нет главного - уголовного дела;

- адвокат, оказывающий помощь до возбуждения уголовного дела, как участник уголовного судопроизводства УПК не известен и процессуального статуса не имеет; отождествлять его с защитником подозреваемого, обвиняемого, а равно с представителем потерпевшего оснований не имеется, потому что сторон на этой стадии еще нет, а без уголовного дела официального уведомления лица о подозрении в совершении преступления не предусмотрено;

- объяснения лица, в отношении которого осуществляется проверка заявления о преступлении, в качестве доказательств в УПК не упоминаются, что, однако, не исключает возможности использования письменных объяснений в качестве иных документов в смысле статьи 84 УПК. С позиции доказательственного права и теории доказательств никакой новизны здесь нет;

- иных законных признаков, по которым можно определить, что проверка заявления о преступлении осуществляется в отношении именно данного лица, не существует.

Вывод: идея процессуальной защиты в стадии возбуждения уголовного дела, когда еще нет ни самого такого дела, ни сторон в ней, открыто противоречит основам теории уголовно-процессуальных функций и наводит на мысль об уголовном преследовании без уголовного дела и о защите без законного "нападения", т.е. о юридической несуразности. На практике от нее следует ожидать эффективного противодействия защищающейся стороны, поскольку применение процессуального принуждения здесь все-таки не допускается, значит, функция "обвинения без обвинения" зиждется главным образом на испуге ошеломленного "фигуранта".


Вернуться назад
Статья 172.1 УК РФ. Фальсификация финансовых документов учета и отчетности финансовой организации

Статья 172.1 Уголовного кодекса Российской Федерации (Фальсификация финансовых документов учета и отчетности...

Подробнее
Конвенция о защите прав человека и основных свобод

"Конвенция о защите прав человека и основных свобод" (Заключена в г. Риме 04.11.1950) (с изм. от 13.05.2004)...

Подробнее