Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Апелляционное определение Свердловского областного суда от 01.11.2017 по делу N 33а-18710/2017

Апелляционное определение Свердловского областного суда от 01.11.2017 по делу N 33а-18710/2017 Требование: О признании незаконным отказа в переводе в исправительное учреждение для отбывания наказания по месту проживания родственников осужденного. Обстоятельства: Осужденный указал, что исправительное учреждение, в котором он отбывает наказание, находится на значительно удаленном расстоянии от места постоянного проживания его родственников, что препятствует ему в реализации права на свидание с родственниками, считал, что его перевод будет способствовать сохранению социально полезных и семейных связей, поскольку его родственники лишены материальной возможности ездить к нему на свидания. Решение: В удовлетворении требования отказано.

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 ноября 2017 г. по делу N 33а-18710/2017

Судебная коллегия по административным делам Свердловского областного суда в составе: …

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению Т. к Федеральной службе исполнения наказаний России о признании незаконными действий, возложении обязанности

по апелляционной жалобе административного истца Т.

на решение Тугулымского районного суда Свердловской области от 21 июня 2017 года.

Заслушав доклад судьи Ж.С.И., объяснения представителя административного ответчика ФСИН России - М., возражавшей против доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия

установила:

Т., отбывающий наказание в ФКУ ИК-18 УФСИН России по Ямало-Ненецкому автономному округу обратился в суд с административным иском о признании незаконными действий Федеральной службы исполнения наказаний России (ФСИН России), выразившихся в отказе в переводе в исправительное учреждение на территории Свердловской области для отбывания наказания по месту проживания его родственников. Просил суд возложить на административного ответчика обязанность перевести его в ФКУ ИК-56 ГУФСИН России по Свердловской области. В обоснование доводов административного иска указал, что 07 ноября 2016 года в адрес ФСИН России им было направлено письменное обращение о переводе его в ФКУ ИК-56 ГУФСИН России по Свердловской области, в связи с тем, что исправительное учреждение, в котором он отбывание наказание, находится на значительно удаленном расстоянии от места постоянного проживания его родственников <...>, что препятствует ему в реализации права на свидание с родственниками и несовместимо с требованиями статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующей каждому право на уважение личной и семейной жизни. Считает, что его перевод его в ФКУ ИК-56 ГУФСИН России по Свердловской области будет способствовать сохранению социально - полезных и семейных связей, поскольку его родственники лишены материальной возможности ездить к нему на свидания в ФКУ ИК-18 УФСИН России по Ямало-Ненецкому автономному округу. Письмом ФСИН России от 13 декабря 2016 года N ОГ-2-45893 Т. было сообщено, что оснований для перевода в исправительную колонию другого субъекта Российской Федерации не имеется. Считает, что указанные действия ФСИН России не соответствуют положениям статей 3, 8 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации и противоречат нормам международного права.

В судебном заседании суда первой инстанции административный истец Т., участвующий путем использования систем видеоконференц-связи, требования административного иска поддержал. При принятии решения просил учесть позицию Европейского суда по правам человека по данному вопросу.

Представитель административного ответчика ФСИН России У. в судебном заседании доводы административного иска не признал. Указал, что на основании приговора Свердловского областного суда от 19 апреля 2007 года Т. назначено наказание в виде пожизненного лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима. На основании указания ФСИН России от 29 января 2008 года N 10/12/1-158 Т. направлен для отбывания наказания в распоряжение УФСИН России по Ямало-Ненецкому автономному округу. При принятии решения о направлении осужденного для отбывания наказания в исправительное учреждение УФСИН России по Ямало-Ненецкому автономному округу были соблюдены требования уголовно-исполнительного законодательства о порядке направления осужденных к лишению свободы для отбывания наказания. Обстоятельств, препятствующих дальнейшему отбыванию осужденным Т. наказания в учреждениях УФСИН России по Ямало-Ненецкому автономному округу, предусмотренных частью 2 статьи 81 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации не имеется. Кроме того, указал, что ранее Т. уже обращался с аналогичным исковым заявлением, решением Тугулымского районного суда Свердловской области от 30 октября 2015 года в удовлетворении его требований было требований отказано.

Решением Тугулымского районного суда Свердловской области от 21 июня 2017 года административное исковое заявление Т. оставлено без удовлетворения.

Не согласившись с решением суда, административный истец Т. подал апелляционную жалобу, в которой просит решение суда отменить и принять по делу новое решение. Полагает, что судом первой инстанции при вынесении решения неправильно применены нормы материального права, не учтены положения части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации, статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, позиция Европейского суда по правам человека по данному вопросу. Указывает на то, что судом первой инстанции были нарушены нормы процессуального права, поскольку к участию в деле в качестве второго административного истца не была привлечена П., при этом суд не представил документальных подтверждений об отказе П. участвовать в рассмотрении настоящего дела, не пригласил ее в судебное заседание. Указывает, что в нарушение требований статьи 135 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации ему не были направлены отзыв административного ответчика и ответ ФСИН России от 13 декабря 2016 года, в нарушение требований статьи 104 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации и части 2 статьи 333.20 Налогового кодекса Российской Федерации суд отказал ему в удовлетворении ходатайства об освобождении от уплаты государственной пошлины, предоставив только отсрочку уплаты государственной пошлины при подаче административного иска сроком на три месяца.

Административный истец Т., надлежащим образом извещенный о месте и времени рассмотрения дела по апелляционной жалобе, в судебное заседание суда апелляционной инстанции не явился по причине отбывания наказания в виде лишения свободы. В апелляционной жалобе административного истца содержится ходатайство о рассмотрении дела с его участием, которое разрешено и оставлено без удовлетворения, поскольку для правильного рассмотрения и разрешения дела отсутствует необходимость присутствия в судебном заседании административного истца, обосновывающие доводы в ходатайстве также отсутствуют. Судебная коллегия учитывает, что в судебном заседании суда первой инстанции административный истец участвовал, из требований и доводов заявления, апелляционной жалобы не следует необходимость дачи Т. личных объяснений, которые не могли быть изложены им в письменном виде. На основании вышеизложенного, судебная коллегия полагает возможным рассмотреть дело в отсутствие административного истца на основании части 6 статьи 226 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность решения суда в порядке статьи 308 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, приходит к следующим выводам.

В соответствии со статьей 46 Конституции Российской Федерации и частью 1 статьи 218 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации гражданин, организация, иные лица могут обратиться в суд с требованиями об оспаривании решений, действий (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, иного органа, организации, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностного лица, государственного или муниципального служащего (далее - орган, организация, лицо, наделенные государственными или иными публичными полномочиями), если полагают, что нарушены или оспорены их права, свободы и законные интересы, созданы препятствия к осуществлению их прав, свобод и реализации законных интересов или на них незаконно возложены какие-либо обязанности.

Исходя из положений части 2 статьи 227 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, суд удовлетворяет заявленные требования об оспаривании решения, действия (бездействия) органа государственной власти, если установит, что оспариваемое решение, действие (бездействия) нарушает права и свободы административного истца, а также не соответствует закону или иному нормативному правовому акту. В случае отсутствия указанной совокупности суд отказывает в удовлетворении требования о признании решения, действия (бездействия) незаконными.

Вместе с тем, такой необходимой совокупности по настоящему делу не имеется, и судом первой инстанции установлено не было. Судебная коллегия находит правильными указанные выводы суда, которые подробно изложены в мотивировочной части решения.

Ограничения прав и свобод, предусмотренных Конституцией Российской Федерации, могут быть связаны, в частности, с применением в качестве меры государственного принуждения к лицам, совершившим преступления и осужденным за это по приговору суда, уголовного наказания в виде лишения свободы, особенность которого состоит в том, что при его исполнении на осужденного осуществляется специфическое воздействие, выражающееся в лишении или ограничении его прав и свобод и возложении на него определенных обязанностей, целями которого являются исправление осужденных и предупреждение совершения новых преступлений, как осужденными, так и иными лицами.

В соответствии со статьей 10 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации при исполнении наказаний осужденным гарантируются права и свободы граждан Российской Федерации с изъятиями и ограничениями, установленными уголовным, уголовно-исполнительным и иным законодательством Российской Федерации. Права и обязанности осужденных определяются Уголовно-исполнительным кодексом Российской Федерации, исходя из порядка и условий отбывания конкретного вида наказания.

Судом установлено, что Т., осужден приговором Свердловского областного суда от 19 апреля 2007 года за преступления, предусмотренные п.п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 162, ч. 2 ст. 162, ч. 1 ст. 222, п.п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 162, ч. 1 ст. 222, п.п. "а", "в" ч. 2 ст. 161, ч. 3 ст. 30, п. "к" ч. 2 ст. 105, ч. 1 ст. 222 ч. 1 ст. 161, ч. 2 ст. 162, ч. 3 ст. 162, ч. 1 ст. 222, ч. 1 ст. 209, ч. 3 ст. 222, п. "а", "б" ч. 4 ст. 162, п. "а", "б" ч. 4 ст. 162, п. "а", "б" ч. 4 ст. 162, п. "а" ч. 4 ст. 162, ст. 317, ч. 3 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации к пожизненному лишению свободы с отбыванием наказания в исправительном учреждении особого режима.

До осуждения Т. проживал по адресу: <...>.

После вступления приговора в законную силу, в соответствии с частью 4 статьи 73 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, на основании указания ФСИН России N 10/12/1-158 от 29 января 2008 года, осужденный Т. был направлен для отбытия наказания в исправительное учреждение особого режима ФКУ ИК-18 ГУФСИН России по Ямало-Ненецкому автономному округу.

По информации ФСИН России, оснований, предусмотренных частью 2 статьи 81 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации для перевода Т. в исправительное учреждение другого субъекта не имеется, о чем административному истцу было сообщено в письме от 13 декабря 2016 года N ОГ-2-45893.

Отказывая в удовлетворении требований административного искового заявления Т., суд первой инстанции исходил из того, что при принятии решения о направлении осужденного для отбывания наказания в ФКУ ИК-18 ГУФСИН России по Ямало-Ненецкому автономному округу, соблюдены требования уголовно-исполнительного законодательства, при этом исключительных обстоятельств для перевода осужденного в исправительное учреждение другого субъекта Российской Федерации не установлено, в связи с чем права, свободы и законные интересы административного истца, действиями административного ответчика не нарушены.

Судебная коллегия полагает возможным согласиться с указанными выводами суда на основании следующего.

В соответствии с частью 1 статьи 73 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации осужденные к лишению свободы, кроме указанных в части четвертой настоящей статьи, отбывают наказание в исправительных учреждениях в пределах территории субъекта Российской Федерации, в котором они проживали или были осуждены. В исключительных случаях по состоянию здоровья осужденных или для обеспечения их личной безопасности либо с их согласия осужденные могут быть направлены для отбывания наказания в соответствующее исправительное учреждение, расположенное на территории другого субъекта Российской Федерации.

В силу части 4 статьи 73 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации осужденные за преступления, предусмотренные статьей 126, частями второй и третьей статьи 127.1, статьями 205 - 206, 208 - 211, 275, 277 - 279, 281, 282.1, 282.2, 317, частью третьей статьи 321, частью второй статьи 360 Уголовного кодекса Российской Федерации, осужденные при особо опасном рецидиве преступлений, осужденные к пожизненному лишению свободы, осужденные к отбыванию лишения свободы в тюрьме, осужденные, которым смертная казнь в порядке помилования заменена лишением свободы, направляются для отбывания наказания в соответствующие исправительные учреждения, расположенные в местах, определяемых федеральным органом уголовно-исполнительной системы.

В соответствии с частью 2 статьи 81 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации перевод осужденного для дальнейшего отбывания наказания из одного исправительного учреждения в другое того же вида допускается в случае болезни осужденного либо для обеспечения его личной безопасности, при реорганизации или ликвидации исправительного учреждения, а также при иных исключительных обстоятельствах, препятствующих дальнейшему нахождению осужденного в данном исправительном учреждении. Перевод осужденных за преступления, указанные в части четвертой статьи 73 настоящего Кодекса, для дальнейшего отбывания наказания из одного исправительного учреждения в другое того же вида допускается также по решению федерального органа уголовно-исполнительной системы. Порядок перевода осужденных определяется федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний.

В соответствии с частью 1 статьи 75 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации порядок направления осужденных в исправительное учреждение определяется федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний.

Порядок направления осужденных к лишению свободы для отбывания наказания и их перевода из одного исправительного учреждения в другое установлен на дату рассмотрения заявления Инструкцией о порядке направления осужденных к лишению свободы для отбывания наказания, их перевода из одного исправительного учреждения в другое, а также направления осужденных на лечение и обследование в лечебно-профилактические и лечебные исправительные учреждения, утвержденной Приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 01 декабря 2005 года N 235 (далее - Инструкция).

Согласно пункту 6 указанной Инструкции, вопрос о переводе осужденных при наличии оснований, указанных в пункте 10 настоящей Инструкции, рассматривается по обращениям заинтересованных лиц в установленном порядке.

В соответствии с пунктом 10 Инструкции, в соответствии с частью 2 статьи 81 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации перевод осужденных для дальнейшего отбывания наказания из одного исправительного учреждения в другое того же вида допускается в случае болезни осужденного либо для обеспечения его личной безопасности, при реорганизации или ликвидации исправительного учреждения, а также при иных исключительных обстоятельствах, препятствующих дальнейшему нахождению осужденного в данном исправительном учреждении.

При этом судебная коллегия учитывает, что Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно разъяснял, что приведенная норма (часть 2 статьи 81 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации) соотносится с принципами законности, гуманизма, демократизма, равенства перед законом, дифференциации и индивидуализации исполнения наказаний, рационального применения мер принуждения и средств исправления осужденных (статья 8 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации) и не выходит за пределы конституционно допустимых ограничений прав и свобод граждан (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 16 июля 2015 года N 1611-О, от 26 апреля 2016 года N 757-О, от 28 марта 2017 года N 599-О, от 28 марта 2017 года N 562-О, от 25 мая 2017 года N 1016-О).

Судебная коллегия не усматривает в данном конкретном деле каких-либо обстоятельств, достоверно свидетельствующих об их исключительности, поскольку сведений о наличии непреодолимых препятствий иметь свидания с близкими и родственниками, получать почтовые отправления, вести телефонные переговоры, Т. суду не представил, при этом данные права осужденного регламентированы нормами Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации и не зависят от места нахождения исправительного учреждения. Не может быть отнесено к таким исключительным обстоятельствам и отсутствие материальной возможности у родственников прибыть на свидание ФКУ ИК-18 УФСИН России по Ямало-Ненецкому автономному округу.

Доводы административного истца, касающиеся удаленности исправительного учреждения от места проживания его близких родственников не свидетельствуют о невозможности создания административному истцу препятствий для поддержания контактов с членами семьи и сохранения социально - полезных связей, поэтому не могут служить основанием для отмены решения суда.

При таком положении судебная коллегия приходит к выводу о том, что судом первой инстанции правомерно отказано в удовлетворении административного искового заявления.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции, поскольку они основаны на нормах действующего законодательства, регулирующего возникшие правоотношения и сделаны на основании всестороннего и полного исследования доказательств в их совокупности с обстоятельствами настоящего административного дела.

Доводы апелляционной жалобы о нарушении судом норм процессуального права, выразившихся в непривлечении судом к участию в деле в качестве второго административного истца <...>14 (матери Т.) являются несостоятельными, поскольку из материалов дела не следует, что <...>15 обращалась к суду с письменным заявлением о вступлении в данное дело в качестве административного соистца в порядке, предусмотренном частью 4 статьи 41 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации. В этой связи определением Тугулымского районного судом Свердловской области 21 июня 2017 года административному истцу Т. обоснованно отказано в удовлетворении заявленного им ходатайства о привлечении к участию в деле в качестве административного соистца <...>16

Ссылка в апелляционной жалобе на судебную практику Европейского Суда по правам человека также не может быть принята во внимание судебной коллегией, поскольку в данных судебных актах отражена позиция суда, разрешавшего спор в конкретной ситуации с иными фактическими обстоятельствами и эти судебные решения не имеют преюдициального значения к существу рассматриваемого спора.

Также не может быть принят во внимание судебной коллегией довод апелляционной жалобы Т. о неразрешении его ходатайства об освобождении от оплаты государственной пошлины и лишь предоставлении отсрочки для ее оплаты.

Как следует из материалов дела, определением судьи Тугулымского районного суда города Екатеринбурга от 24 марта 2017 года было оставлено без движения административное исковое заявление Т. Этим же определением оставлено без удовлетворения ходатайство Т. об освобождении от оплаты государственной пошлины. Определение судьи от 24 марта 2017 года не было обжаловано Т. и вступило в законную силу. При этом 14 апреля 2017 года Т. направил в Тугулымский районный суд Свердловской области заявление об устранении недостатков поданного иска, в котором просил суд предоставить ему отсрочку оплаты государственной пошлины (л. д. 9), которое и было рассмотрено судьей при принятии административного иска к производству суда, что следует из определения судьи от 24 апреля 2017 года (л. д. 12).

Доводы апелляционной жалобы о ненаправлении судом в адрес административного истца возражений на административный иск не могут быть приняты во внимание, поскольку как следует из протокола судебного заседания от 21 июня 2017 года (л. д. 48 - 50), представителем административного ответчика было заявлено ходатайство о приобщении к материалам дела письменного возражения на административный иск и ответа ФСИН России от 13 декабря 2016 года. Административный истец не возражал против приобщения указанных документов к материалам дела, согласился на их изучение в ходе судебного заседания. Возражения на административное исковое заявление, содержание ответа ФСИН России были оглашены председательствующим в судебном заседании. Кроме того, с содержанием письма ФСИН России от 13 декабря 2016 года N ОГ-2-45893 административный истец был ознакомлен еще до обращения в суд, что следует из содержания его административного иска.

Апелляционная жалоба не содержит обоснованных доводов о допущенных судом нарушениях норм материального и процессуального права, предусмотренных статьей 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, являющихся основанием для отмены или изменения решения суда, которые судебной коллегией также не установлены, в связи с чем решение суда следует признать законным и обоснованным.

Руководствуясь статьями 308, 309, 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Тугулымского районного суда Свердловской области от 21 июня 2017 года оставить без изменения, апелляционную жалобу административного истца Т. - без удовлетворения.


Вернуться назад
Глава 23 УИК РФ. Исполнение наказания в виде смертной казни

Глава 23 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (Исполнение наказания в виде смертной казни)...

Подробнее