Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Постановление о передачи дела в суд кассационной инстанции по ч. 4 ст. 111 УК РФ

По кассационной жалобе адвоката по уголовным делам уголовное дело передано для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Приговором Савеловского районного суда г. Москвы от 14 августа 2017 года К1. осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 10 годам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Апелляционным определением приговор суда оставлен без изменения.

Адвокат по уголовным делам составил и подал кассационную жалобу, в которой указал существенные нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела. Судьей Московского городского суда вынесено постановление о передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

о передаче кассационной жалобы для рассмотрения

в судебном заседании суда кассационной инстанции

5 апреля 2018 года                                                                            город Москва

Судья Московского городского суда Б.Э.Н., изучив кассационную жалобу адвоката К2. в защиту осужденного К1. о пересмотре приговора Савеловского районного суда г. Москвы от 14 августа 2017 года и апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 4 октября 2017 года,

УСТАНОВИЛА:

Приговором Савеловского районного суда г. Москвы от 14 августа 2017 года

К1., … года рождения, уроженец …, гражданин …, несудимый, -

осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 10 годам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбывания наказания К1. исчислен с 14 августа 2017 года.

Приговором разрешена судьба вещественных доказательств.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 4 октября 2017 года приговор суда оставлен без изменения.

В кассационной жалобе адвокат К2. выражает несогласие с состоявшимися в отношении К1. судебными решениями ввиду существенного нарушения уголовного и уголовно-процессуального законов. Указывает на то, что уголовное дело рассмотрено с обвинительным уклоном, положенные в основу приговора судебно-медицинские экспертизы, содержащие обвиняющие К1. выводы, основаны на предположениях экспертов, ряд из которых в своих заключениях вышли за пределы своей специальности, допустив к тому же арифметические ошибки. С приведением соответствующего обоснования защитник выражает несогласие с признанием недопустимым доказательством заключения комиссионной судебно-медицинской экспертизы, проведенной … «…», сославшись на заключение специалиста А1. Обращает внимание на протокол осмотра места происшествия, который согласуется с показаниями ряда свидетелей, в том числе сотрудников милиции, о том, что следов борьбы или следов крови на месте не обнаружены, при этом К1. сам сообщил о случившемся. Повреждения ребер М1., по утверждению адвоката, соответствуют обычным повреждениям, полученным в ходе выполнения искусственного дыхания, и никаким образом со смертью не связаны. Кроме того, М1. принимал лекарство «***», направленное на разжижение крови, действие которого при употреблении алкоголя (у М1. в день смерти выявлена тяжелая степень алкогольного опьянения) во много раз усиливается. Длительный прием данного лекарства способен снизить минеральную плотность костей. Утверждает, что судом не установлен умысел К1. на совершение инкриминированного ему преступления, не устранены противоречия в выводах многочисленных судебно-медицинских экспертиз, проведенных по делу, а также в показаниях экспертов, не приняты во внимание показания свидетеля Н., работавшей в доме М-х няней, услышавшей сильный грохот из спальни, при этом К1. находился вместе с ней и помогал одевать ребенка. Также обращает внимание на чрезмерно суровое наказание, назначенное К1., который в течение 11 лет, пока шло следствие, под стражей не содержался, характеризуется положительно, оказал первую помощь М1., что также судом учтено не было.

С учетом изложенного, адвокат К2. просит состоявшиеся в отношении К1. судебные решения отменить, а уголовное дело прекратить в связи с отсутствием события преступления.

Изучив доводы кассационной жалобы, проверив материалы уголовного дела, полагаю необходимым передать кассационную жалобу адвоката с уголовным делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

В соответствии со ст. ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Согласно ч. 1 ст. 5 УК РФ, лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина.

В силу положений ч. 4 ст. 302 УПК РФ, обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

Тем не менее, указанные требования уголовно-процессуального закона судом первой инстанции не соблюдены.

Согласно установленным судом обстоятельствам, … года, в точно неустановленное время, примерно с … час. … мин. до … час. … мин. К1., находясь в квартире М1., расположенной по адресу: …, совместно с последним, по мотиву личной неприязни к М1., возникшей на почве нахождения М1. в состоянии сильной степени алкогольного опьянения, умышленно, с целью причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего путем соударения головы М1. с неустановленным предметом, придал телу М1. ускорение, ударив М1. не менее двух раз теменной и лобно-теменной областями головы слева о неустановленный следствием предмет, обладающий широкой контактной поверхностью, а затем с тем же умыслом, нанес не менее двух ударов в правую и левую височные области головы М1. и не менее одиннадцати ударов в область туловища М1. неустановленным предметом с ограниченной контактной поверхностью.

Своими умышленными действиями К1. причинил М1., согласно заключению повторной комиссионной комплексной судебной экспертизы №… от … года, следующие телесные повреждения:

- закрытую тупую травму туловища: непрямые переломы 2-4-го левых ребер по передней подмышечной линии; прямые переломы 3-го правого ребра между среднеключичной и передней подмышечной линиями, 4-го правого ребра по передней подмышечной линии, 5-го правого ребра несколько впереди от передней подмышечной линии, 6-го и 7-го левых ребер по среднеключичной линии с кровоизлияниями в мягкие ткани в области переломов ребер; множественные кровоподтеки на передней поверхности груди: два на уровне 6,7 ребер между среднеключичной и окологрудинной линиями, пять на передней поверхности груди слева на уровне 6-7 ребер между окологрудинной и среднеключичной линиями, два на правой боковой поверхности туловища на уровне 5-10 ребер, один на левой боковой поверхности туловища на уровне 5-го ребра и между среднеключичной и задней подмышечной линиями, пять от уровня 6-го ребра до края реберной дуги, два на передней поверхности живота, расценивающиеся как причинившие вред здоровью средней тяжести по признаку длительного расстройства здоровья на срок более 3 недель (21 дня);

- закрытую черепно-мозговую травму: кровоизлияния в мягкие ткани лобно-теменной области слева, правой и левой височных областей, теменной области слева, перелом костей свода черепа, кровоизлияния под оболочки мозга, ушибы вещества головного мозга, расценивающиеся как причинившие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни человека и состоящие в прямой причинно-следственной связи со смертью М1.

В результате указанных действий К1., который, хотя и не преследовал намерения лишить М1. жизни, не предвидел возможности наступления его смерти от своих противоправных действий, но при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть эти последствия, наступила смерть М1. на месте происшествия от закрытой черепно-мозговой травмы, сопровождавшейся переломами костей свода черепа, кровоизлияниями под оболочки и ушибами вещества головного мозга, кровоизлияниями в мягкие ткани головы, осложнившейся отеком головного мозга и его дислокацией (смещением).

При этом как указали эксперты имевшиеся у М1. хронические заболевания (ревматизм с развитием порока митрального клапана, гипертоническая болезнь, кардиосклероз, атеросклероз аорты, хронический бронхит, пневмосклероз, жировая дистрофия печени, смешанная форма ожирения) отношения к наступлению его смерти не имеют и как-либо повлиять на течение и исход имеющейся у него закрытой черепно-мозговой травмы не могли.

Какого-либо отношения к возникновению у М1. закрытой черепно-мозговой травмы, а также травмы туловища и конечностей длительный прием «***а», в том числе и в совокупности с алкоголем не имел.

Прием М1. терапевтических доз «***а», в том числе на фоне приема алкоголя, мог изменить морфологическую картину уже имевшихся травматических кровоизлияний в мягкие ткани головы, туловища и конечностей, однако не был причиной тяжелых ушибов вещества головного мозга, подоболочечных кровоизлияний и кровоизлияний в мягкие ткани головы.

Эксперты также отметили, что «***» может снизить минеральную плотность кости и усугубить развитие остеопороза, однако каких-либо морфологических признаков, свидетельствующих о наличии данного заболевания, при исследовании трупа М1. выявлено не было.

Допрошенный в судебном заседании К1. свою вину в совершенном преступлении не признал. По обстоятельствам дела показал, что 6 декабря 2006 года он привез М1. домой и положил спать, при этом последний находился в состоянии алкогольного опьянения. Когда он помогал Н. одевать сына М-х, то он услышал сильный грохот в комнате, где находился М1. Зайдя в комнату, он увидел, что М1. лежит на полу, он подложил ему под голову подушку и тот захрапел, после чего он вышел, поскольку решил, что М1. уснул. Через какое-то время он опять зашел в комнату и, включив свет, увидел, что у М1. синеет голова, в связи с чем он попытался привести того в чувства, но ему этого не удалось. Он попытался вызвать «скорую помощь», однако это ему не удалось сделать, после чего он позвонил М3. и сообщил о произошедшем. Он оказывал М1. реанимационные мероприятия, однако спасти его не удалось.

Помимо вышеуказанного заключения повторной комиссионной комплексной судебно-медицинской экспертизы от … года судом были исследованы и положены в основу приговора заключение эксперта № … от … года, заключение комплексной судебно-медицинской экспертизы № … от … года, отдельное мнение члена комиссии экспертов эксперта Р1. от … года, заключение специалистов … от … года, заключение комиссионной медицинской судебной экспертизы №… от … года, заключение дополнительной комиссионной медицинской судебной экспертизы № … от … года, заключение комиссионной комплексной медико-криминалистической и ситуалогической экспертизы №… от … года, заключение повторной комиссионной медицинской судебной экспертизы № … от … года, , заключение специалиста - эксперта «…» Н1. от … года о причинах смерти М1. и механизме образования имевшихся у него телесных повреждений.

Суд счел указанные заключения судебно-медицинских экспертов и специалистов достоверными и обоснованными, проведенными и составленными в соответствии с требованиями действующего законодательства.

Также суд не нашел оснований не доверять показаниям экспертов К3., К4., Ш1., П1., К5., Р1., Л1., К6., М4., Б1., Ф1., И1., С1., Б2. и С2., указав в приговоре, что их показания последовательны, не противоречивы, дополняют друг друга, согласуются между собой и с совокупностью других исследованных по делу доказательств и разъясняют выводы, проведенных ими экспертиз.

Между тем, выводы суда о непротиворечивости и взаимосвязанности показаний экспертов не соответствуют действительности.

Так, согласно показаниям эксперта Р1., причиной смерти М1. явилась закрытая черепно-мозговая травма, осложнившаяся отеком головного мозга. Сопутствующими факторами при этом являлись алкогольное опьянение тяжелой степени, а также хроническое заболевание сердца, что способствовало прогрессирующему отеку головного мозга, приведшему к смерти. Отсутствие наружных повреждений в виде ран, ссадин, кровоподтеков в местах точек приложения сил, при наличии перелома черепа, повреждений оболочек и вещества мозга, кровоизлияний в мягкие ткани головы М1., объясняются тем, что травмирующий предмет имел плоскую, достаточно ровную (не рельефную) поверхность и действовал примерно под прямым углом или близким к прямому относительно поверхности кожи, а также эластичностью кожных покровов. Повреждения грудной клетки у М1. (переломы ребер с кровоизлияниями в межреберные мышцы) возникли от действия тупого твердого предмета, но в своем происхождении имеют 2 механизма: часть переломов по механизму образовалась от контактного воздействия твердого тупого предмета с ограниченной поверхностью, что не исключает причинение их ударами рук и ног, однако, исключает возможность их образования при проведении реанимационного пособия (непрямого массажа сердца), также такие повреждения невозможно получить при самопроизвольном падении из положения стоя. Другая часть переломов ребер по механизму их образования связана со сдавлением грудной клетки при воздействии травмирующего предмета с широкой или относительно ограниченной поверхность. Причинение подобных переломов ребер, при условиях, относящихся к группе отдаленных в результате непрофессионального неумелого непрямого массажа сердца, не исключается.

Допрошенные в судебном заседании эксперты К. и Ш. показали, что повреждение в левой лобно-теменной области возникло в результате ударного воздействия тела о тупой твердый предмет с широкой, неограниченной, преобладающей поверхностью и большой массой, с предварительно приданным телу ускорением. Это подтверждается значительным объемом повреждений костей черепа, головного мозга и его сосудов. Повреждение в теменной области слева не характерно для самостоятельного падения с высоты собственного роста без предшествующего ускорения ни на горизонтальную, ни на вертикальную поверхность. Указанное повреждение могло возникнуть в результате падения и удара о поверхность, например стену, с предварительным ускорением. Повреждения в правой и левой височных областях возникли исключительно в результате ударных воздействий, что подтверждается локализацией повреждений, их размерными характеристиками, морфологическими особенностями комплекса повреждений мягких тканей головы, головного мозга.

Согласно показаниям эксперта Ш1., повреждения в лобно-теменной области слева и теменной области слева причинены М1. двумя травмирующими воздействиями в эти области головы или соударением этими областями головы с тупым твердым предметом с широкой поверхностью (например, вертикальная стена), с приданным ускорением, при этом повреждения в теменной области слева могли быть причинены при соударении с вертикальной стеной, но не характерны для падения; повреждения левой и правой височных областей могли быть причинены в результате неоднократных (не менее 2) падений из определенного положения, и не могли образоваться в результате сдавливающих воздействий (например, при массировании висков).

Из показаний эксперта К. следует, что наступление смерти М1. обусловлено, в том числе развившейся сердечной недостаточностью, что обосновано запредельным увеличением размеров и веса сердца, степенью кровенаполнения органов, явлениями отека легких, печени, поджелудочной железы. Сердечная недостаточность у М1. была до получения закрытой черепно-мозговой травмы. Сочетание имевшейся сердечной недостаточности с тяжелым алкогольным опьянением привела к ее декомпенсации, в этот же момент возникла закрытая черепно-мозговая травма, и все три фактора обусловили смерть М1. Кровоизлияния в субдуральном пространстве имели место по всем поверхностям полушарий. Эти кровоизлияния составили комплекс черепно-мозговой травмы, и не являются следствием травматических воздействий «в передних отделах» височных областей, так как они не составляют комплекс инерционной черепно-мозговой травмы. При этом эксперт исключил образование повреждений в области головы М1. при самопроизвольном однократном его падении с высоты собственного роста или при падении с кровати при попытке встать. Повреждения ребер М1. возникли в результате общей дифференции грудной клетки в результате сдавления груди спереди назад во время проведения непрямого массажа сердца, с приложением силы на уровне 5-го ребра слева от грудины при случайной (атипичной) укладке больного; непрямой массаж сердца проводился неподготовленным для этого человеком.

Согласно показаниям эксперта К6. повреждения свода черепа, учитывая его относительно небольшую толщину и форму (мезокефал), являются типичными для падения человека на спину и ударом головою (теменно-затылочной областью) о твердое покрытие, например, пол.

Учитывая изложенное, нельзя не отметить наличие существенных противоречий в выводах экспертов о механизме образования имевшихся у М1. телесных повреждений, что судом оставлено без внимания.

При этом нельзя не отметить следующее.

Смерть М1. наступила в день происшествия - … года. В течение длительного периода предварительного следствия по делу оно неоднократно приостанавливалось в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. Первоначально обвинение К1. в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, было предъявлено в … года. Однако, обвинительное заключение не было утверждено прокурором и дело возвращено для производства дополнительного расследования. В дальнейшем, уголовное дело в отношении К1. не менее 10 раз прекращалось в связи с отсутствием события преступления, а впоследствии данные постановления следователя отменялись.

В связи с неутверждением прокурором обвинительного заключения по делу … года следователь, в производстве которого находилось уголовное дело, обратился с жалобой к прокурору г. Москвы, а затем, получив отказ в удовлетворении своей жалобы, к  заместителю и Генеральному прокурору РФ, указав о необоснованности, по его мнению, постановки вопроса о проведении дополнительного расследования по делу и отсутствии препятствий для утверждения обвинительного заключения. Отказывая в удовлетворении жалобы следователя, вышеуказанные должностные лица, в том числе Генеральный прокурор РФ, указали в своих постановлениях, что изложенные в постановлении о привлечении К1. в качестве обвиняемого обстоятельства совершения им преступления не нашли объективного подтверждения в ходе расследования; проведенными комиссионными комплексными судебно-медицинскими экспертизами разногласия относительно механизма образования черепно-мозговой травмы не устранены. При осмотре места происшествия каких-либо следов борьбы, предметов, используемых в качестве орудия преступления, не установлено, обстановка в квартире не нарушена, на теле, руках и одежде обвиняемого следов борьбы не обнаружено. Как обоснованно отметили руководители Генеральной прокуратуры РФ, выводы следствия о внезапно возникшей у К1. личной неприязни к М1., как о мотиве к совершению преступления опровергаются материалами уголовного дела.

Никто из допрошенных свидетелей и потерпевших наличие у К1. в день смерти М1. агрессивного состояния, конфликта с последним, неприязненных отношений и поводов к тому не подтвердил.

Согласно показаниям большинства свидетелей по делу, отношения между К1. и М1. были доброжелательными, искренними и доверительными, первый всегда заботился о потерпевшем, когда тот находился в состоянии алкогольного опьянения, и никогда не оставлял его одного.

Также должностными лицами прокуратуры обоснованно отмечено, что выводы, изложенные в заключении повторной комиссионной комплексной экспертизы №… от … года, проведенной в … «…», положенном в основу приговора, сделаны без учета физиологических особенностей организма М1., обусловленных длительным приемом «***а», способствующего высокому риску геморрагических осложнений даже нетравматического генеза, а также развитию остеопороза, то есть снижению плотности костной ткани, что повышает ее хрупкость.

При этом, согласно показаниям допрошенных по делу в качестве свидетелей друзей и родственников М1., его супруги – потерпевшей М3., у М1. имели место проявления непроизвольных кровотечений изо рта, носа и беспричинного образования гематом на различных частях тела (что также следует из медицинских документов на имя М1.).

С учетом вышеизложенного и возвращением дела для производства дополнительного расследования, следователь обратился в … «…» о даче разъяснений в виде заключения специалиста по вопросам, касающимся причин смерти М1., механизма образования у него телесных повреждений, места приложения травмирующих воздействий, их количества и т.д., с учетом различных выводов по данным вопросам множества проведенных по делу судебно-медицинских экспертиз. Согласно заключению специалиста – эксперта отдела комиссионных судебно-медицинских экспертиз …, имеющего стаж работы по специальности более 32 лет, высшую квалификационную категорию по специальности судебно-медицинская экспертиза, ученую степень доктора медицинских наук, ученое звание доцента, профессора кафедры судебной медицины лечебного факультета …, Н1., локализация и характер повреждений головного мозга на трупе М1. доказывают, что тяжелая черепно-мозговая травма у М1. имеет все признаки инерционной травмы и не может быть импрессионной. То есть повреждения головного мозга и его оболочек сформировались в результате общей деформации черепа, что могло быть при падении из вертикального положения навзничь и ударе задней частью теменной области головы о широкую (преобладающую) поверхность тупого предмета. Характер и топография повреждений черепа и головного мозга на трупе М1. свидетельствуют об однократном падении потерпевшего из вертикального или близко вертикального к таковому положению и соударении задней частью теменной области головы о преобладающую (широкую, плоскую) поверхность тупого предмета. Выявленные у М1. переломы ребер и кровоподтеки на груди вполне могли сформироваться в результате проведения реанимационных мероприятий.

Также, ссылаясь на данные медицинской литературы, эксперт Н1. отметил, что длительный прием препарата «***» может вызвать развитие остеопороза, который, в свою очередь, приводит к снижению прочности кости и повышению рисков переломов. Однако ответить на вопрос, оказал ли влияние длительный прием препарата «***» на объем разрушений костной ткани М1., не представляется возможным, поскольку при исследовании трупа М1. этот вопрос не ставился. Данный вопрос, как указал эксперт, можно решить категорично лишь при исследовании костной ткани умершего при эксгумации.

Указанное заключение эксперта Н1. исследовалось судом, однако несмотря на то, что его выводы противоречат выводам повторной комиссионной (комплексной) судебно-медицинской экспертизы от … года, а также выводам ряда других проведенных по делу экспертиз, это обстоятельство не получило в приговоре какой-либо оценки.

В связи с изложенным нельзя не отметить, что потерпевшая М2. категорично возражала против эксгумации; постановлением Пресненского районного суда г. Москвы от … года ходатайство следователя об эксгумации трупа М1., оставлено без удовлетворения.

На имеющиеся по делу противоречия и недостатки приговора, о которых указано выше, непосредственно указывали в апелляционных жалобах и защитники осужденного К1. – адвокаты К2. и К7., однако судебная коллегия оставила приговор без изменения.

Согласно ч. 3 ст. 14 УПК РФ все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого.

Принимая во внимание изложенное, полагаю, что имеются основания для передачи кассационной жалобы адвоката К2. вместе с уголовным делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Руководствуясь ст. ст. 401.8, 401.11 УПК РФ, судья

ПОСТАНОВИЛА:

Передать кассационную жалобу адвоката К2. в защиту осужденного К1. о пересмотре приговора Савеловского районного суда г. Москвы от 14 августа 2017 года и апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 4 октября 2017 года вместе с материалами уголовного дела для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Постановление о передачи дела в суд кассационной инстанции по ч. 4 ст. 111 УК РФ опубликовано на официальном сайте Мосгорсуда.
Вернуться назад
Статья 248 УК РФ. Нарушение правил безопасности при обращении с микробиологическими либо другими биологическими агентами или токсинами

Статья 248 Уголовного кодекса Российской Федерации (Нарушение правил безопасности при обращении с...

Подробнее
Приговор по делу № 01-0424/2018

Приговором Мещанского районного суда города Москвы от 11 декабря 2018 года И.Р.П. осужден по ч. 1 ст. 285 УК...

Подробнее