Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Отмена приговора Дорогомиловского суда и возвращение уголовного дела прокурору в Мосгорсуде


Адвокату по уголовным делам удалось отменить приговор Дорогомиловского суда и вернуть уголовное дело прокурору при рассмотрении дела в Мосгорсуде.

Ю.И.С. осуждена по п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 2 года, с применением ст. 73 УК РФ условно. Не соглашаясь с приговором, адвокат составил и подал апелляционную жалобу.

По итогам судебного слушания судебная коллегия отменила приговор Дорогомиловского районного суда и возвратила уголовное дела прокурору.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва                                                                        05 апреля 2018 г.

Судебная коллегия по уголовным делам апелляционной инстанции Московского городского суда в составе председательствующего судьи С.Н.Д., судей Т.А.А. и Г.Л.В.,

при секретаре С.А.В.,

с участием прокурора Л.А.В.,

осужденной Ю.И.С.,

защитников – адвокатов по уголовным делам,

а также с участием потерпевшей Н.Е.А.

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденной Ю.И.С. ее защитников – адвокатов по уголовным делам, а также апелляционную жалобу потерпевшей Н.Е.А.

на приговор Дорогомиловского районного суда г. Москвы от 04 сентября 2017 г., которым

Ю.И.С., ранее не судимая,

осуждена по п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 2 года, с применением ст. 73 УК РФ условно, с испытательным сроком 3 года, с возложением на осужденную обязанностей не менять места жительства без уведомления надзирающего инспектора и не совершать административных правонарушений.

Мера пресечения Ю.И.С. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении до вступления приговора в законную силу оставлена без изменения.

Приговором решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Т.А.А., выступления осужденной Ю.И.С. защитников - адвокатов Л.Н.В. и Т.А.М., потерпевшую Н.Е.А., полностью поддержавших апелляционные жалобы, мнение прокурора Л.А.В., просившего оставить приговор суда без изменения, судебная коллегия,

УСТАНОВИЛА:

Ю.И.С. признана виновной в умышленном причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, с применением предметов, используемых в качестве оружия.

Преступление совершено 15 мая 2016 г. в г. Москве при обстоятельствах подробно изложенных в приговоре, когда Ю.И.С. в результате  конфликта с ранее незнакомой Н Е.А. перешедшего в драку, перочинным ножом нанесла удар в живот потерпевшей, причинив тем самым опасные для жизни телесные повреждения в виде проникающей колото-резаной раны брюшной полости   с повреждением печени, после чего попыталась скрыться, однако была задержана сотрудниками полиции.

Эти обстоятельства признаны судом доказанными.

В судебном заседании Ю.И.С. свою вину не признала полностью, указав, что в ходе предварительного следствия при осуществлении ее защиты адвокатом К.П.В.,   оговорила себя по просьбе своей подруги Д., в действительности причастной к совершению преступления, с которой она находилась в месте и время при рассматриваемых обстоятельствах. В ходе предварительного следствия до сентября 2016 г. Ю.И.С. признавала нанесение именно ею ножевого ранения Н.Е.А., подробно показывая об этих обстоятельствах.

В апелляционной жалобе адвокат Л.Н.В., оспаривая  приговор,  считает, что суд неверно оценил показания Ю.И.С., не учел причины, по которым осужденная изменила показания еще на стадии предварительного следствия, отрицая свою причастность к преступлении, и они не были опровергнуты стороной обвинения, а напротив, подтверждались показаниями потерпевшей и очевидцев происшествия в суде; считает, что все доказательства по делу были сфальсифицированы следователем, поскольку в суде потерпевшая заявила, что не вызывалась следователем для ознакомления с делом, никакого заявления в этой связи не подписывала, равно как и свидетель Г. подтвердила в судебном заседании, что не вызывалась и не допрашивалась в качестве свидетеля по делу, подпись в протоколе допроса ей не принадлежит; свидетель С заявил суду о том, что опознание ножа, которым было нанесено ножевое ранение Н, производилось в отсутствии понятых, тогда как составленный следователем протокол опознания содержит указание на участие конкретных лиц и их подписи; кроме этого, защита указывает и на тот факт, что эксперту Ф на исследование был представлен не тот нож, якобы выданный Ю.И.С., которого у нее не было и не могло быть,  и опознанный потерпевшей и свидетелем, а иной нож с другим описанием; вещественные доказательства по делу были упакованы без участия понятых, что также нашло свое подтверждение в показаниях допрошенного судом эксперта, а потому, на взгляд защитника,   не могут являться допустимыми доказательствами; равно как не могут служить таковыми и показания адвоката К.П.В., допрошенного судом, поскольку его участие в деле и процессуальное положение судом достоверно установлено не было, он был допрошен в нарушение прав и без согласия Ю.И.С., отказался отвечать на вопросы защитника, имеющего значение для дела, что не было принято судом во внимание; автор жалобы также считает, что стороной обвинения не были представлены доказательства, которые бы опровергли доводы защиты, в частности, не были приглашены в суд понятые, указанные в протоколе выдачи и опознания ножа, а в ходатайстве защиты об их вызове судом было необоснованно отказано, также как и в ряде заявленных в защиту Ю.И.С. других ходатайствах – о вызове свидетелей защиты, проведении экспертизы и других;   защитник также обращает внимание, что как на стадии следствия так и при судебном разбирательстве были нарушены права Ю.И.С. на защиту, поскольку ее показания как на следствии, так и в суде о своей невиновности и причастности к преступлению Д., не были тщательно проанализированы следователем и судом в приговоре; при этом, отвергнув показания в суде свидетелей С, Г и потерпевшей Н, суд не указал мотивов принятого решения, не устранил имеющиеся по делу многочисленные противоречия, указанные выше,   в том числе суд не дал надлежащей оценки и не учел показания свидетеля К. на следствии и в суде об обстоятельствах приобретения им по совету адвоката К.П.В. двух ножей уже после задержания Ю.И.С. и Д., один из которых был якобы добровольно выдан Ю.И.С. в присутствии адвоката К.. Приведенные выше защитой доводы о существенном нарушении требований закона при проведении предварительного следствия, нарушения прав на защиту Ю.И.С., фальсификация доказательств следователем не получили должной оценки судом при судебном разбирательстве, а также о нарушении прав Ю.И.С. на защиту, являются, по мнению адвоката, основанием для отмены приговора и оправдании осужденной.

Сама осужденная  Ю.И.С. в своей апелляционной жалобе и дополнениях, подробно излагая обстоятельства рассматриваемых событий, по содержанию аналогичные с ее показаниями, данные в судебном заседании,  указывает на то, что суд не обратил внимания показания в суде  потерпевшей, очевидцев и ее показания относительно того, с какими нарушениями происходило следствие, велись допросы и составлялись процессуальные документы; также считает, что не получили должной судебной оценки   обстоятельства выдачи и опознания ножа; не было учтено судом, что следствием не принимались меры к вызову и допросу по сообщенным ею обстоятельствам о своей непричастности    Д. вплоть до ее убытия из страны; не были правильно оценены судом характер и механизм нанесения телесных повреждений потерпевшей с учетом того, что сама она является левшой; не были судом устранены противоречия относительно описания внешности и одежды ее и Д., о которых показывали потерпевшая и свидетели  на следствии, а затем в суде; приводя аналогичные адвокату Лукьяновой доводы жалобы, Ю.И.С. считает, что ни в ходе предварительного следствия ни при судебном разбирательстве с учетом наличия существенных противоречий, не устраненных судом, не добыто достоверных доказательств, что  свидетельствует о ее непричастности к преступлению, за совершение которого осуждена, и просит об отмене  приговора и своем оправдании.

Адвокат К.А.Л. в своей апелляционной жалобе также оспаривая приговор и доказанность вины Ю.И.С. указывает на то, что  судом с достоверностью не установлено, на каком расстоянии от потерпевшей находилась в момент конфликта  осужденная и могла ли она нанести удар ножом, поскольку сам момент удара никто из очевидцев не видел; никто из допрошенных  в суде лиц не указывает на Ю.И.С., как лицо, державшую нож; суд не установил, каким в действительности ножом был нанесен удар, поскольку противоречия относительно происхождения ножа как вещественного доказательства не были устранены судом;  не получили судебной оценки показания потерпевшей в суде о допущенных нарушениях опознанию ею ножа;  суд не учел, что по делу не проводилось дактилоскопической и биологической экспертиз на предмет наличия и принадлежности на ноже  следов крови или пальцев рук; судом не принято во внимание, что обвинение основано на вынужденном самооговоре и фальсифицированных доказательствах; судом не дана оценка смс-переписке Ю.И.С. с Д. относительно непричастности осужденной к преступлению;  защитник, подробно анализируя выводы суда, изложенные в приговоре, обращает внимание, что они не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; имеющиеся сомнения в виновности Ю.И.С. судом по итогам судебного следствия устранены не были, а потому по делу не может быть постановлен обвинительный приговор при таких изложенных выше обстоятельствах по делу не может быть постановлен обвинительный приговор, в связи с чем защитник просит отменить его и оправдать Ю.И.С. по предъявленному обвинению.

Потерпевшая Н.Е.А. в своей жалобе оспаривает приговор, указывая, что судом не были учтены ее показания, данные в судебном заседании, считает Ю.И.С. невиновной, указывает, что протоколы следственных действий, проведенных с ее участием, она подписала, не читая; утверждает, что при опознании ножа, ей был предъявлен только один нож;  перед проведением очной ставки с осужденной и ее опознании, ей предъявлялась фотография Ю.И.С. следователем, которым также оказывалось на нее давление; настаивает на том, что в ночь рассматриваемых событий она не могла различить Ю.И.С. с Д. по волосам, а отличала лишь по одежде; в настоящее время считает, что удар ножом нанесла ей Д., а не Ю.И.С., что просит учесть судебную коллегию.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, приходит к следующему выводу.

В силу п. 2 ст. 389.15, ч. 1 ст. 389.17 УПК РФ основанием отмены судебного решения в апелляционном порядке является существенное нарушение уголовно-процессуального закона, которое путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияло или могло повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого судебного решения.

Согласно ст. 297 УПК РФ приговор суда признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и основан на правильном применении уголовного закона.

Приговор или иные решения суда первой инстанции подлежат отмене с возвращением уголовного дела прокурору, если при рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке будут выявлены указанные в статье 237 УПК РФ обстоятельства, препятствующие его рассмотрению судом.

Такие обстоятельства были установлены судом апелляционной инстанции.

Как следует из представленных сведений, 27 февраля 2018 г. решением Совета Адвокатской палаты Московской области № 02/12-01 адвокат К.П.В., оказывающий юридическую помощь обвиняемой Ю.И.С. на стадии предварительного следствия по настоящему уголовному делу, был повергнут дисциплинарному взысканию в виде прекращения статуса адвоката за грубые нарушения норм законодательства при осуществлении защиты Ю.И.С.

Совет Адвокатской палаты пришел к выводу, что адвокат К.П.В. ненадлежащим образом исполнил свои обязанности перед доверителем Ю.И.С. без законных оснований принял поручение на ее защиту, умышленно действовал не в интересах Ю.И.С. руководствуясь иными, не связанными с защитой прав доверителя, интересами.

При таком положении, имеются основания полагать, что в ходе предварительного следствия были нарушены гарантированные права обвиняемой Ю.И.С. на защиту.

Поскольку эти возможные нарушения прав Ю.И.С. имели место на стадии предварительного следствия, то они подлежат проверке также на досудебной стадии производства по делу и не могут быть устранены судом, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения.

Данное обстоятельство является основанием для отмены приговора и возвращения уголовного дела прокурору в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ.

В связи с отменой приговора по указанным основаниям судебная коллегия не входит в обсуждение иных доводов апелляционных жалоб, т.к. данные доводы могут быть приняты во внимание прокурором при принятии решения по делу.

Мера пресечения Ю.И.С. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении подлежит оставлению без изменения.

На основании изложенного и, руководствуясь ст.ст.389-13, 389-20, 389-28, 389-33 УПК РФ

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Дорогомиловского районного суда г. Москвы от 04 сентября 2017 г. в отношении Ю.И.С. отменить.

Уголовное дело возвратить Дорогомиловскому межрайонному прокурору г. Москвы по основаниям ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Апелляционные жалобы осужденной и защитников – удовлетворить частично.

Настоящее определение может быть обжаловано в кассационном порядке в Московский городской суд.

Определение об отмене приговора Дорогомиловского суда и возвращение уголовного дела прокурору опубликовано на официальном сайте Мосгорсуда.
Вернуться назад
Апелляционное определение Нижегородского областного суда от 13.11.2018 по делу N 33-13307/2018

Апелляционное определение Нижегородского областного суда от 13.11.2018 по делу N 33-13307/2018 Требование: Об...

Подробнее
Статья 146 УИК РФ. Воспитательная работа с осужденными военнослужащими

Статья 146 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (Воспитательная работа с осужденными...

Подробнее