Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Противодействие коррупции в современной России: государственный и муниципальный уровень

В статье анализируются понятие "коррупция" и подходы по противодействию этому явлению в современной России. Рассматриваются тенденции развития федерального антикоррупционного законодательства и региональные практики правового регулирования в этой сфере. Подчеркивается специфика организации антикоррупционных механизмов на уровне местного самоуправления и перспективность использования отдельных превентивных мер в контексте общей эффективности противодействия коррупции в муниципальном образовании.

В России на сегодняшний день все большую актуальность приобретают вопросы эффективности мер противодействия коррупции на различных уровнях государственного и муниципального управления. Серьезность рисков, сопровождающих это явление и обуславливающих стабильность функционирования всей существующей системы публичной власти, подкрепляется широким освещением в средствах массовой информации фактов коррупционных правонарушений представителями федеральной, региональной и муниципальной власти, что, в свою очередь, вызывает значительный общественный резонанс и полностью нивелирует предпринимаемые антикоррупционные усилия органов государственной власти и местного самоуправления.

Так, современная коррупция, по мнению отдельных исследователей, предполагает "деятельность государственных служащих, связанную с использованием ими своего должностного положения в личных целях, привносящую деструктивный эффект и повышение энтропии в социальные процессы" <1>, и понимается как "противоречащее нормативно-правовым актам и нормам морали общества и государства использование должностным лицом своих властных полномочий и доверенных ему прав в целях личной выгоды и обогащения" <2>.

Термин "коррупция" в Российской Федерации закреплен законодательно и представляет собой строгое перечисление явлений коррупционного характера, таких как "злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами, а также совершение указанных деяний от имени или в интересах юридического лица" <3>, что ограничивает содержание данного понятия корыстными мотивами деятельности субъектов.

Безусловно, современные коррупционные проявления - важнейшая проблема российского общества. Так, например, по последним опубликованным данным международной организации Transparency International, рейтинг которой определяет восприятие результативности мер национальной антикоррупционной политики международным сообществом, в 2019 г. Россия заняла 137-е место из 180 стран и набрала всего 28 баллов из 100 возможных <4>. Согласно приведенным оценкам профильных правоохранительных ведомств в России сегодня можно говорить как о значительном объеме преступлений коррупционной направленности, совершенных представителями органов публичной власти по ст. 290 и 291 Уголовного кодекса РФ (получение и дача взятки) <5>, так и о наиболее коррумпированных сферах - это, например, сфера закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, строительство, содержание автомобильных дорог, здравоохранение, образование, наука и культура <6>.

Проведенные в последние годы исследования и социологические опросы, как отмечают отдельные авторы, "показывают существенную степень обеспокоенности коррупцией граждан страны, простых обывателей, которым приходится сталкиваться с коррупцией в повседневной жизни, например при получении каких-либо государственных услуг или при реализации своих гражданских прав" <7>, тем самым определяя уровень общественного доверия к системе публичной власти и обнажая проблемные вопросы в контексте формирования антикоррупционных механизмов в современной России.

Как было отмечено ранее, специфика развития федерального антикоррупционного законодательства свидетельствует о тенденциях к ужесточению административно-правовых средств противодействия коррупции, усилению акцентов на запретах, ограничениях, обязанностях в отношении конкретных лиц, их унификации, ужесточению санкций за нарушение антикоррупционных запретов, усилению контроля и привлечению к антикоррупционной деятельности общественности <8>.

Стоит согласиться с А.А. Мартыновой в том, что, "несмотря на широкую трактовку понятия "противодействие коррупции", включающую ее предупреждение, выявление, пресечение, борьбу с ней, минимизацию и ликвидацию последствий, отдельные ее виды относятся к исключительным полномочиям федеральных органов власти и не регулируются законодательством субъектов (например, раскрытие и расследование коррупционных правонарушений, привлечение к уголовной ответственности за коррупционные преступления и т.д.)" <9>. Как справедливо отмечает автор, "в компетенции региональных органов власти преимущественно сосредоточены превентивные полномочия", подчеркивая, что "правовые основы противодействия коррупции сформированы в настоящее время практически во всех субъектах Российской Федерации и, прежде всего, это специальные антикоррупционные законы" <10>.

В Красноярском крае основы правового регулирования отношений в сфере противодействия коррупции закреплены в Законе Красноярского края от 7 июля 2009 г. N 8-3610 "О противодействии коррупции в Красноярском крае", где в качестве одной из основных мер противодействия коррупции на уровне региона определено антикоррупционное образование лиц, занимающих государственные должности Красноярского края, муниципальные должности, должности государственных и муниципальных служащих, работников государственных и муниципальных предприятий, государственных и муниципальных учреждений <11>.

Правительством Красноярского края уделяется особое внимание профилактике коррупции в сфере государственного и муниципального управления и принимаются определенные меры в целях развития эффективного взаимодействия между уровнями государственной и муниципальной власти по этим вопросам. Так, например, в 2019 г. было образовано Красноярское краевое государственное бюджетное учреждение дополнительного профессионального образования "Институт государственного и муниципального управления при Правительстве Красноярского края", которое в том числе разрабатывает и реализует практико-ориентированные курсы по организации деятельности в области противодействия коррупции на уровне местного самоуправления <12>, выступая в роли актора региональной антикоррупционной политики. Такой формат "центра компетенций" уникален для Сибирского региона - учреждение ведет свою историю с 2003 г. и предоставляет консультационно-методические, образовательные и информационные услуги органам муниципальной власти с момента принятия базового закона в сфере организации местного самоуправления <13>. За более чем 15-летний период учреждение претерпело ряд трансформаций и на сегодняшний день не только охватывает консультационно-образовательной деятельностью муниципальные образования Красноярского края, но и транслирует положительный опыт в этой сфере в другие субъекты РФ через серию совместных проектов <14>.

Анализируя проблемные вопросы и их роль в организации антикоррупционных механизмов в муниципальном образовании в контексте общности существующих подходов, стоит отметить, что наибольшие затруднения на уровне местного самоуправления вызывают такие направления, как антикоррупционный мониторинг, антикоррупционная экспертиза муниципальных нормативных правовых актов и их проектов и антикоррупционная пропаганда.

Так, организация антикоррупционного мониторинга как процесса и определение приоритетности его направления на местном уровне в целом не систематизированы. При проведении антикоррупционного мониторинга не используются многие формы, которые могут показать реальную картину коррупционных рисков и заложить основу эффективного планирования организационной деятельности по противодействию коррупции в муниципальном образовании. По результатам проведения антикоррупционного мониторинга, как правило, отсутствуют ссылки на источники полученной для анализа информации, выводы и предложения, что предполагает отсутствие какой-либо ценности составленного итогового документа. При проведении антикоррупционной экспертизы муниципальных нормативных правовых актов и их проектов на местном уровне практически не задействован институт независимой антикоррупционной экспертизы, что позволяет говорить как о низкой активности населения муниципального образования, не интересующегося процессом реализации полномочий органами муниципальной власти, так и о низком уровне информационной политики муниципальной власти, не доводящей до сведения населения муниципального образования информации о возможности реализации такого права. При планировании мероприятий антикоррупционной пропаганды на местном уровне фактически не рассматриваются характерные формы коррупции - фаворитизм, непотизм, протекционизм и т.д. Более того, подобные коррупционные процессы местным сообществом воспринимаются в качестве общественных норм, и в большинстве случаев причина обнародования таких фактов - личная заинтересованность отдельных лиц, преследующих вполне определенные цели (например, освобождение интересной должности, личные неприязненные отношения, получение личной выгоды, месть и т.д.).

Также к общим проблемным вопросам можно отнести структуру и содержание соответствующих антикоррупционных разделов официальных сайтов органов местного самоуправления - наполнение сайтов осуществляется без учета возможностей современных технологий и ориентации на удобство использования размещаемой информации для населения муниципального образования.

Таким образом, противодействие коррупции в современной России определяется нормами международного права, федеральным, региональным и муниципальным законодательством. Вместе с тем, не исключая актуальность общегосударственных превентивных мер образовательного <15>, просветительского <16> и иного характера, что более подробно было рассмотрено нами ранее <17>, стоит отметить, что на уровне местного самоуправления существуют свои типовые проблемы. Решение таких проблемных вопросов в первую очередь видится в создании (актуализации) правовой базы по проведению антикоррупционного мониторинга в муниципальном образовании, анализе публикаций антикоррупционной направленности в средствах массовой информации, статистических данных правоохранительных органов, результатов антикоррупционной экспертизы, освещении информации о порядке проведения независимой антикоррупционной экспертизы муниципальных нормативных правовых актов и их проектов, установлении более высоких требований к кандидатам при отборе на вакантную должность муниципальной службы, предполагающую коррупционные риски, и т.д.

Безусловно, здесь важны комплексный подход и использование всего возможного перечня превентивных антикоррупционных мер, в том числе возможностей образовательной системы, и положительный региональный опыт реализации антикоррупционных программ подготовки представителей органов местного самоуправления.

--------------------------------

<1> Изотов М.Ю. Коррупция в современной России: социокультурные основания и формы проявления: Автореф. дис. ... канд. филос. наук. Иваново, 2012. С. 8.

<2> Идрисов Э.З. СМИ в системе антикоррупционной политики современной России: Дис. ... канд. полит. наук. Пятигорск, 2014. С. 18.

<3> Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ "О противодействии коррупции" // СЗ РФ. 2008. N 52. Ст. 6228.

<4> Россия в Индексе восприятия коррупции - 2019: 28 баллов и 137-е место // Официальный сайт Центра антикоррупционных исследований и инициатив "Трансперенси Интернешнл-Р".

<5> Судят по делам // Российская газета. 2017. 7 декабря.

<6> Колокольцев назвал самые коррумпированные сферы в России // РБК.

<7> Бурда М.А., Иванова М.М. Антикоррупционная политика современной России: особенности формирования новых подходов государственного управления // Politbook. 2019. N 2. С. 85.

<8> Шорохов В.Е. Правовые основы государственной антикоррупционной политики в России // Российская юстиция. 2019. N 11. С. 49 - 51.

<9> Мартынова А.А. Анализ практик антикоррупционного законодательства в системе местного самоуправления // Муниципальная служба: правовые вопросы. 2019. N 4. С. 22.

<10> Там же. С. 23.

<11> Закон Красноярского края от 7 июля 2009 г. N 8-3610 "О противодействии коррупции в Красноярском крае" // Ведомости высших органов государственной власти Красноярского края. 2009. N 37(333).

<12> Валюшицкая И.В., Елисеенко И.В. Повышение квалификации представителей органов местного самоуправления: методы и технологии. Опыт Красноярского края // Муниципальная власть. 2016. N 4. URL: http://krasimr.ru/userfiles/lib/21/584e15b0bc76b.pdf (дата обращения: 05.11.2020).

<13> Менщиков А.А. Дистанционное повышение квалификации муниципальных служащих в Красноярском крае // Практика муниципального управления. 2013. N 10. URL: http://krasimr.ru/userfiles/lib/21/587c7fb40c6ae.docx (дата обращения: 05.11.2020).

<14> Ялтонская Н.С., Елисеенко И.В. Институт практиков или комплексное развитие местного самоуправления в Красноярском крае // Муниципальное имущество: экономика, право, управление. 2017. N 2. С. 46 - 47.

<15> Шорохов В.Е. Антикоррупционное образование государственных и муниципальных служащих // Филологические науки. Вопросы теории и практики. 2016. N 12(66). С. 207 - 209.

<16> Шорохов В.Е. Мировые практики формирования системы антикоррупционного образования и подготовки в контексте развития гражданского общества // Гражданское общество в России и за рубежом. 2019. N 3. С. 11 - 14.

<17> Шорохов В.Е. Перспективы антикоррупционной политики в современной России // Гуманитарные науки. Вестник Финансового университета. 2019. Т. 9. N 1(37). С. 66 - 70.

Противодействие коррупции в современной России: государственный и муниципальный уровень.

Шорохов Вячеслав Евгеньевич, руководитель НИР Сибирского института управления - филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, куратор образовательной программы "Противодействие коррупции на муниципальном уровне" Института государственного и муниципального управления при Правительстве Красноярского края.

Попов Павел Алексеевич, выпускник образовательной программы "Противодействие коррупции на муниципальном уровне" Института государственного и муниципального управления при Правительстве Красноярского края, председатель Абанского районного Совета депутатов Красноярского края.

"Государственная власть и местное самоуправление", 2021, N 1.

Источник: http://www.consultant.ru


Вернуться назад
Адвокат по убийству

Среди всего уголовного кодекса РФ преступления против жизни и здоровья находятся на особом месте, а...

Подробнее
Статья 60.13 УИК РФ. Меры поощрения, применяемые к осужденным к принудительным работам

Статья 60.13 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (Меры поощрения, применяемые к осужденным...

Подробнее