Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Постановление Президиума Красноярского краевого суда от 18.04.2017 по делу N 44У-84/

Постановление Президиума Красноярского краевого суда от 18.04.2017 по делу N 44У-84/2017 Обстоятельства: Постановлениями уголовное дело в отношении обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 УК РФ (убийство), возвращено прокурору в порядке статьи 237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом. Постановление: Постановления отменены, уголовное дело направлено на новое рассмотрение в суд со стадии судебного разбирательства.

ПРЕЗИДИУМ КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 18 апреля 2017 г. по делу N 44у-76/2017

Президиум Красноярского краевого суда в составе: …

рассмотрел уголовное дело по кассационному представлению заместителя прокурора Красноярского края на постановление Уярского районного суда Красноярского края от 23 декабря 2016 года в отношении

Н.И., <дата> года рождения, уроженки <данные изъяты>, не судимой,

обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ,

которым уголовное дело в отношении Н.И. возвращено прокурору Ирбейского района в порядке ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Апелляционным постановлением Красноярского краевого суда от 21 февраля 2017 года постановление оставлено без изменения (предс. ФИО10).

В кассационном представлении прокурор ставит вопрос об отмене судебных решений и направлении дела в суд на новое рассмотрение ввиду существенных нарушений уголовно-процессуального закона, допущенных судом, повлиявших на исход дела. Ссылается на то, что требования, предъявляемые к обвинительному заключению, предусмотренные статьей 220 УПК РФ, а также положения п. 3 ч. 1 ст. 73 и п. 3.2 ч. 1 ст. 196 УПК РФ, органом предварительного расследования соблюдены - в обвинительном заключении приведены все необходимые сведения, касающиеся личности обвиняемой; ее психическое состояние установлено путем проведения психолого-психиатрической экспертизы, которая, выявив наличие заболевания в виде алкоголизма, пришла к выводу, что это расстройство выражено не столь значительно и не лишает ее способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Указывает на то, что уголовно-процессуальный закон не содержит требований для обязательного установления обстоятельств лечения подсудимого от имеющегося у него заболевания - алкоголизма, а требования п. 3 и п. 3.2 ст. 196 УПК РФ, на которые ссылается суд, распространяются лишь на те случаи, когда возникает сомнение во вменяемости или способности защищать свои права, в том числе, лицом, больным наркоманией. Соответственно, указание суда о необходимости проведения наркологической экспертизы не основано на действующем уголовно-процессуальном законодательстве. Полагает, что отсутствие заключения наркологической экспертизы с целью установления физического состояния Н.И. не является препятствием для всестороннего и объективного рассмотрения дела по существу и не может служить основанием для возвращения уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ.

Заслушав доклад судьи Красноярского краевого суда, выслушав заместителя прокурора Красноярского края, поддержавшего представление, мнение защитника обвиняемой Н.И. – адвоката, возражавшей против удовлетворения кассационного представления и полагавшей судебные решения оставить без изменения, президиум

установил:

органом следствия Н.И. обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Суд, придя к выводу, что обвинительное заключение по делу составлено с нарушением требований УПК РФ, возвратил дело прокурору, для устранения препятствия его рассмотрения судом.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, президиум Красноярского краевого суда находит судебные решения подлежащими отмене по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела, являются основаниями к отмене или изменению судебного решения в кассационном порядке.

По настоящему делу такие нарушения допущены.

Так, возвращая уголовное дело в отношении Н.И. прокурору, суд пришел к выводу, что обвинительное заключение по делу составлено с нарушением требований УПК РФ, поскольку не установлены значимые для разрешения дела и подлежащие доказыванию обстоятельства, касающиеся данных о личности обвиняемой, в частности, физическое состояние ее здоровья. При этом суд сослался на то, что согласно заключению судебно-психиатрической экспертизы у Н. обнаруживается синдром зависимости от алкоголя (хронический алкоголизм), однако в нарушение требований п. 3.2 ст. 196 УПК РФ органы следствия не провели обязательную наркологическую экспертизу для установления ее физического состояния, не выяснили вопросы нуждаемости в лечении и отсутствия медицинских противопоказаний к такому лечению, что повлекло нарушение требований УПК РФ при составлении обвинительного заключения.

Вместе с тем, в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случае, если обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения.

Раскрывая характер нарушений, которые служат основанием для возвращения дела прокурору, Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 5 марта 2004 г. указал, в частности, что исключается возможность вынесения судебного решения в случаях, когда обвинение, изложенное в обвинительном заключении или обвинительном акте, не соответствует обвинению, изложенному в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого; когда обвинительное заключение не подписано следователем либо не утверждено прокурором; когда в обвинительном заключении отсутствуют указание на прошлые судимости обвиняемого, данные о месте нахождения обвиняемого, данные о потерпевшем, если он был установлен по делу и др.

Если возникает необходимость устранения иных препятствий, а также в других случаях, когда в досудебном производстве были допущены существенные нарушения закона, не устранимые в судебном заседании, суд вправе вернуть уголовное дело прокурору, из чего следует, что законодатель связывает право суда возвратить уголовное дело прокурору необходимостью устранения таких нарушений, которые не устранимы в судебном заседании.

Как видно из материалов дела, нарушений уголовно-процессуального законодательства, исключающих судебное производство по делу, препятствующих постановлению законного, обоснованного приговора или иного судебного решения и влекущих направление дела прокурору, не допущено.

В силу пп. 3, 6 ч. 1 ст. 73, пп. 2, 7 ч. 1 ст. 220 УПК РФ по уголовному делу должны быть доказаны и изложены в обвинительном заключении обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание.

Из материалов уголовного дела видно, что обвинительное заключение в отношении Н.И. содержит все необходимые сведения о ее личности (т. 2 л.д. 47). Следствием установлено, что она на учете у врачей нарколога и психиатра не состоит (т. 2 л.д. 31), по месту жительства характеризуется удовлетворительно (т. 2 л.д. 33 - 37).

Кроме того, Н.И. в ходе предварительного следствия проведена комиссионная психолого-психиатрическая экспертиза N от <дата>, согласно выводам которой Н.И. каким-либо хроническим психическим расстройством, слабоумием или иным болезненным состоянием психики, которые лишали бы ее способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими в период инкриминируемого деяния, не страдала и не страдает. В настоящее время у нее выявляется синдром зависимости от алкоголя (хронический алкоголизм) акцентуированный по возбудимому типу личности, признаки синдрома зависимости от алкоголя средней стадии. Указанные расстройства у испытуемой выражены не столь значительно и не лишают ее способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В применении мер медицинского характера не нуждается (т. 1 л.д. 203 - 205).

Соответственно, вопреки выводу суда, физическое состояние Н.И. органом предварительного следствия установлено, в том числе установлено и наличие заболевания - синдром зависимости от алкоголя (хронический алкоголизм). Вопросы же лечения указанного заболевания, ограничения и противопоказания для его проведения не влияют на физическое состояние лица.

Кроме того, уголовно-процессуальный закон не содержит требований для обязательного установления обстоятельств лечения подсудимого от имеющегося у него заболевания - алкоголизма.

Действующий уголовно-процессуальный закон, предусматривающий обязательное назначение экспертизы для установления психического и физического состояния подозреваемого, обвиняемого, не обязывают проведение именно наркологической экспертизы. Законом установлено обязательное производство экспертизы для установления психического и физического состояния обвиняемого, что в случае с Н.И. было проведено в рамках судебно-психиатрической экспертизы. Наркология является одним из разделов психиатрии, а алкоголизм относится к категории психических расстройств, диагностика которых входит в профессиональную компетенцию врача психиатра.

Требования п. п. 3; 3.2 ст. 196 УПК РФ, на которые сослался суд первой инстанции, распространяется лишь на те случаи, когда возникает сомнение во вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы, в том числе лицом, больным наркоманией.

Таким образом, предусмотренных законом оснований для обязательного назначения экспертизы в отношении Н.Т. не имеется, а в случае необходимости назначения иной экспертизы суд в соответствии с ч. 1 ст. 283 УПК РФ по ходатайству сторон или по собственной инициативе может назначить судебную экспертизу, что не свидетельствует о нарушении требований ст. 15 УПК РФ.

Кроме того, в силу ч. 3 ст. 18 УИК РФ в случае осуждения Н.И. к лишению свободы применение лечения от алкоголизма по решению медицинской комиссии учреждением, исполняющим наказание, является обязательным. Процедура применения лечения регулируется Приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ и Министерства юстиции РФ от 17 октября 2005 года N 640/190 "О порядке организации медицинской помощи лицам, отбывающим наказание в местах лишения свободы и заключенным под стражу".

При таких обстоятельствах у суда не имелось препятствий для вынесения итогового судебного решения и соответственно законных оснований для возвращения уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, в связи с чем, постановление о возвращении уголовного дела прокурору и последующее судебное решение подлежат отмене с направлением материалов дела на рассмотрение по существу в тот же суд.

В связи с изложенным и руководствуясь ст. ст. 401.13, 401.14 УПК РФ, президиум Красноярского краевого суда

постановил:

кассационное представление заместителя прокурора Красноярского края удовлетворить.

Постановление Уярского районного суда Красноярского края от 23 декабря 2016 года и апелляционное постановление Красноярского краевого суда от 21 февраля 2017 года в отношении Н.И. отменить, уголовное дело направить на новое рассмотрение в тот же суд со стадии судебного разбирательства.


Вернуться назад
Апелляционное постановление Московского городского суда от 28.08.2017

Апелляционное постановление Московского городского суда от 28.08.2017 Приговор: Ст. 264 УК РФ (нарушение...

Подробнее
2.1.1. Общая характеристика понятия "судебное заседание"

Аудиопротоколирование, помощник судьи и другие новеллы Федерального закона от 29 июля 2018 года № 228-ФЗ. 2....

Подробнее