Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Апелляционное определение Свердловского областного суда от 12.10.2016 по делу N 33а-17636/2016

Апелляционное определение Свердловского областного суда от 12.10.2016 по делу N 33а-17636/2016 Требование: О признании незаконными требований администрации учреждения уголовно-исполнительной системы о передаче сведений, полученных во время свидания с осужденным, которые необходимы для оказания юридической помощи. Обстоятельства: Адвокат указал, что после завершения свидания с осужденным оперативный сотрудник потребовал сдать все записи, сделанные во время свидания. Решение: Требование удовлетворено.

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 октября 2016 г. по делу N 33а-17636/2016

Судебная коллегия по административным делам Свердловского областного суда в составе: …

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению А.

к ФКУ ИК-47 ГУФСИН России по Свердловской области о признании незаконными действий по отказу в проносе и использовании адвокатом средства связи, признании незаконным требования о передаче полученных адвокатом сведений, возложении обязанности устранить нарушение прав путем принесения извинений,

к ГУФСИН России по Свердловской области о признании незаконной проверки по обращению, возложении обязанности устранить нарушение прав путем принесения извинений

по апелляционным жалобам административного истца А., административного ответчика ГУФСИН России по Свердловской области

на решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 30 июня 2016 года.

Заслушав доклад судьи Г.Д.И., объяснения представителя административного ответчика ФКУ ИК-47 ГУФСИН России по Свердловской области В., судебная коллегия

установила:

А. обратился с суд с вышеуказанным административным исковым заявлением, в обоснование которого указал, что 29 декабря 2015 года он прибыл в ФКУ ИК-47 ГУФСИН России по Свердловской области (далее - ФКУ ИК-47) для оказания юридической помощи осужденному. Для этой цели им было подано представителю администрации учреждения удостоверение адвоката, ордер и заявление о разрешении свидания с осужденным с использованием средства связи. Письменно в реализации права на свидания с осужденным с использованием средства связи было отказано в связи с чем он сдал средство связи на КПП по требованию часового. После завершения свидания к нему подошел оперативный сотрудник и потребовал сдать все записи, которые он и осужденный (доверитель) сделали во время свидания, оставить их в канцелярии, с направлением их ему (административному истцу) по почте. Далее, сотрудники ИК-47 сообщили, что сейчас он и его портфель будут досмотрены с целью изъятия сведений, которые он получил во время свидания с осужденным. В ходе беседы велась видеозапись. Он отказался передавать записи и потребовал пригласить прокурора, в чем ему было отказано. После этого, ему разрешили уйти.

В тот же день он обратился с жалобой по телефону доверия в ГУФСИН России по Свердловской области. В ответе от 28 января 2016 года на данную жалобу сообщалось о рассмотрении обращения и не выявлении незаконных действий при просмотре видеозаписи. С данным ответом он не согласен, считает, что видеозапись не была исследована, проверка не проводилась. Нарушено его право, установленное ст. 5 Федерального закона 02 мая 2006 года N 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации" получать письменный ответ по существу поставленных в обращении вопросов.

С учетом изложенного, уточнив заявленные требования, просил: признать незаконным действие администрации ФКУ ИК-47 по отказу на пронос и использование им при свиданиях с осужденным средства связи и обязать ФКУ ИК-47 устранить нарушение его профессиональных прав путем принесения извинений публичным способом через сайт ГУФСИН России по Свердловской области и направления соответствующего письма на его почтовый адрес;

признать незаконным требование администрации ФКУ ИК-47 к адвокату А. о передаче сведений, полученных во время свидания с осужденным, которые необходимы для оказания юридической помощи и обязать ФКУ ИК-47 устранить нарушение его профессиональных прав путем принесения извинений публичным способом через сайт ГУФСИН России по Свердловской области и направления соответствующего письма на его почтовый адрес;

признать незаконной проверку по его обращению от 29 декабря 2015 года по телефону доверия в ГУФСИН России по Свердловской области, выраженной в непринятии мер, направленных на восстановление нарушенных прав и законных интересов гражданина, и обязать ГУФСИН России по Свердловской области устранить нарушение его прав и законных интересов путем принесения извинений публичным способом через сайт ГУФСИН России по Свердловской области и направления соответствующего письма по его почтовому адресу.

Решением Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 30 июня 2016 года требования административного истца А. удовлетворены в части признания незаконными действия ФКУ ИК-47 по предъявлению 29 декабря 2015 года адвокату А. требований о передаче сведений, полученных во время свидания с осужденным для оказания юридической помощи. В остальной части требования оставлены без удовлетворения.

В апелляционной жалобе А. просит решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 30 июня 2016 года изменить в части отказа в удовлетворении заявленных требований, принять по делу новое решение, которым полностью удовлетворить административное исковое заявление, ссылаясь на что, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, поскольку из представленных документов и видеоматериала, признанных судом в качестве доказательств, следует, что средство связи он оставил на КПП ФКУ ИК-47. Ответ ГУФСИН России по Свердловской области не отвечает требованиям закона, так как дан не по существу обращения и административным ответчиком не были приняты меры, направленные на восстановление его нарушенных прав.

В апелляционной жалобе административный ответчик ГУФСИН России по Свердловской области просит решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 30 июня 2016 года отменить, в удовлетворении административного иска отказать в полном объеме, указав, что выводы суда первой инстанции о недоказанности административным ответчиком факта передачи осужденным А. документов, относящихся к категории указанной в п. 49 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, являются несостоятельными, так как из представленных суду доказательств следует, что речь шла не о документах, полученных А. как адвокатом в рамках свидания с осужденным, а о документах, которые были заранее подготовлены и вложены в конверт осужденным Ч. и переданы административному истцу. В связи с этим, само по себе требование о передаче документов, не свидетельствует о нарушении прав административного истца, так как данные документы не были изъяты.

В заседании суда апелляционной инстанции представитель административного ответчика ФКУ ИК-47 В. апелляционную жалобу административного ответчика ГУФСИН России по Свердловской области поддержала, возражала против доводов апелляционной жалобы административного истца, ссылаясь на законность и обоснованность судебного решения в части отказа в удовлетворении административного иска.

Административный истец А., представитель административного ответчика ГУФСИН России по Свердловской области в судебное заседание не явились, об уважительности причин неявки суду не сообщили.

Поскольку в материалах дела имеются доказательства заблаговременного извещения указанных лиц о времени и месте рассмотрения дела судом апелляционной инстанции, руководствуясь ч. 6 ст. 226 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия определила рассмотреть дело в их отсутствие.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, оценив доводы апелляционных жалоб, не находит оснований для отмены обжалуемого решения суда.

В соответствии со ст. 46 Конституции Российской Федерации, граждане и организации вправе обратиться в суд за защитой своих прав и свобод с заявлениями об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, в результате которых, по мнению указанных лиц, были нарушены их прав и свободы или созданы препятствия к осуществлению ими прав и свобод либо на них незаконно возложена какая-либо обязанность или они незаконно привлечены к ответственности.

Согласно ч. 1 ст. 218 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, гражданин, организация, иные лица могут обратиться в суд с требованиями об оспаривании решений, действий (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, иного органа, организации, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями (включая решения, действия (бездействие) квалификационной коллегии судей, экзаменационной комиссии), должностного лица, государственного или муниципального служащего (далее - орган, организация, лицо, наделенные государственными или иными публичными полномочиями), если полагают, что нарушены или оспорены их права, свободы и законные интересы, созданы препятствия к осуществлению их прав, свобод и реализации законных интересов или на них незаконно возложены какие-либо обязанности.

В силу п. 2 ч. 2 ст. 227 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации суд удовлетворяет заявленные требования о признании оспариваемых решения, действия (бездействия) незаконными полностью или в части, если признает их не соответствующими нормативным правовым актам и нарушающими права, свободы и законные интересы административного истца, и возлагает на административного ответчика устранить нарушения прав, свобод и законных интересов административного истца или препятствия к их осуществлению либо препятствия к осуществлению прав, свобод и реализации законных интересов лиц, в интересах которых было подано соответствующее административное исковое заявление.

Из анализа указанных положений следует, что суд отказывает в удовлетворении заявления, если установит, что оспариваемое решение или действие принято либо совершено в соответствии с законом в пределах полномочий органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями и права либо свободы гражданина не были нарушены.

Из материалов дела следует, что 29 декабря 2015 года административный истец А., являющийся адвокатом, прибыл в ФКУ ИК-47 в г. Каменске-Уральском Свердловской области для оказания юридической помощи осужденному, обратившись с заявлением о предоставлении свидания с ним с использованием средства связи в течение встречи.

Как утверждает административный истец, ему было отказано в проносе средства связи, о чем свидетельствует резолюция заместителя начальника ФКУ ИК-47 К.В.И. на поданном административным истцом заявлении, в связи с чем он был вынужден передать свой сотовый телефон сотруднику КПП при проходе на встречу к осужденному (подзащитному).

Как следует из положений ст. 89 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, законодатель, предусматривая предоставление свиданий осужденным к лишению свободы, различает, с одной стороны, свидания, которые предоставляются им в целях сохранения социально-полезных связей с родственниками и иными лицами, и с другой - свидание с адвокатами и иными лицами, имеющими право на оказаний юридической помощи, в целях реализации осужденными конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи, устанавливая различные условия и порядок реализации данного права в зависимости от вида свидания.

Часть 4 ст. 89 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации закрепляет, что для получения юридической помощи осужденным предоставляются свидания с адвокатами или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи, без ограничения их числа продолжительностью до четырех часов. По заявлению осужденного свидания с адвокатом предоставляются наедине, вне пределов слышимости третьих лиц и без применения технических средств прослушивания.

Согласно ст. 48 Конституции Российской Федерации, каждому гарантируется право на получение квалифицированной помощи (ч. 1). По смыслу приведенной конституционной нормы и корреспондирующих им положений Международного пакта о гражданских и политических правах (пп. "b" п. 3 ст. 14), Конвенции о защите прав человека и основных свобод (п. п. "b" и "c" п. 3 ст. 6), а также конкретизирующих их норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (ч. 1 ст. 16, п. 11 ч. 1 ст. 53, п. 1 ч. 3 ст. 86), существенным и неотъемлемым элементом права на помощь адвоката (защитника) является не только предоставление содержащемуся под стражей обвиняемому (подозреваемому) возможности непосредственного общения со своим защитником, но и возможность последнего оказать квалифицированную юридическую помощь обвиняемому (подозреваемому) всеми средствами и способами, не запрещенными законом.

Приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 3 ноября 2005 года N 205 утверждены Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений (далее - Правила).

Согласно п. 76 Правил, лица, прибывшие на свидание с осужденными, после разъяснения им администрацией исправительного учреждения порядка проведения свидания, сдают запрещенные вещи на хранение до окончания свидания младшему инспектору по проведению свиданий под расписку.

К числу запрещенных предметов в соответствии с Перечнем вещей и предметов, продуктов питания, которые осужденным запрещается иметь при себе, получать, в посылках, передачах, бандеролях либо приобретать (Приложением N 1 к Правилам), относятся, в том числе средства связи и комплектующие к ним, обеспечивающие работу (п. 18).

Вместе с тем, решениями Верховного Суда Российской Федерации от 15 апреля 2009 года N ГКПИ09-13 от 7 февраля 2012 года, N ГКПИ11-2095 признаны недействующими со дня вступления решения в законную силу пункты 76, 80 Правил, пункт 18 приложения N 1 к ним в части, допускающей распространение положений этих пунктов на пронос и использование в исправительных учреждениях адвокатом (защитником) при свиданиях с осужденными фотоаппаратов, видео- и аудиотехники. С указанием на то, что ограничения и запреты на пронос адвокатом в исправительные учреждения предметов и вещей для использования при свидании с осужденным в целях оказания им квалифицированной юридической помощи могут быть введены только федеральным законом, а не ведомственным нормативным правовым актом. Свидание (рабочая встреча) с осужденным предоставляется при предъявлении документа, подтверждающего полномочия защитника. Право на использование средств связи при свиданиях с осужденными, предоставлено только адвокатам (защитникам).

В связи с чем суд первой инстанции, правильно согласился с доводами административного истца о несоответствии законодательству содержащейся на заявлении А. от 29 декабря 2015 года резолюции относительно невозможности прохождения на встречу с осужденным со средством связи, однако, при наличии возражений со стороны административного ответчика ФКУ ИК-47 относительного того, что административным истцом была выполнена данная резолюция и средство связи было сдано на КПП, а также при отсутствии соответствующих доказательств, подтверждающих указанные доводы административного истца, суд первой инстанции обоснованно отказал административному истцу в удовлетворении его требований в этой части.

Довод апелляционной жалобы административного истца о том, что средство связи он оставил на КПП ФКУ ИК-47 являлся предметом исследования в суде первой инстанции, в ходе которого не нашли своего подтверждения сведения о передаче А. и принятии от него при вышеуказанных обстоятельствах на хранение средства связи. Указанное утверждение административного истца опровергается выкопировкой страниц журнала "Регистрации средств связи, аудио и видео аппаратуры, принятых на временное хранение" N 885 т. 1 за 29 декабря 2015 года, представленной административным ответчиком ФКУ ИК-47, а также видеозаписью просмотра данного журнала в полном объеме, исследованной в судебном заседании первой инстанции.

Оценив собранные по делу доказательства в их совокупности во взаимосвязи с приведенными нормами действующего законодательства, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о не установлении факта нарушения прав административного истца на пронос средства связи при встрече с осужденным.

Проверяя требования административного истца о признании незаконными действий ФКУ ИК-47 по предъявлению требования о передаче сведений, полученных во время свидания с осужденным, которые необходимы для оказания юридической помощи, суд первой инстанции установил, что 29 декабря 2015 года административный истец прибыл в ФКУ ИК-47 на встречу с осужденным, предоставив администрации исправительного учреждения в качестве основания для этого ордер и удостоверение адвоката.

Право на получение квалифицированной юридической помощи как одно из наиболее значимых провозглашается в Международном пакте о гражданских и политических правах (ст. 14) и Конвенции о защите прав человека и основных свобод (статьи 5 и 6). Соответственно государство, гарантируя данное право, обязано создать надлежащие условия гражданам для его реализации, а лицам, оказывающим юридическую помощь, в том числе адвокатам, - для эффективного осуществления их деятельности.

При этом в пунктах 23.1, 23.2, 23.4 ч. 2 новых Европейских пенитенциарных правил также речь идет о праве заключенных на правовую помощь, исходя из которых заключенные могут советоваться по любым правовым вопросам с юристом по своему выбору и за свой счет; консультации и любое общение, включая корреспонденцию, относительно правовых вопросов между заключенными и их юристами должны быть конфиденциальны.

В соответствии с ч. 2 ст. 91 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации получаемые и отправляемые осужденными письма, почтовые карточки и телеграммы подвергаются цензуре со стороны администрации исправительного учреждения, за исключением случаев, указанных в ч. 4 ст. 15 настоящего Кодекса.

Получение и отправление осужденными за счет собственных средств писем и телеграмм без их ограничения производится только через администрацию ИУ. С этой целью в каждом изолированном участке колонии вывешиваются почтовые ящики, из которых ежедневно, кроме выходных и праздничных дней, уполномоченными на то должностными лицами письма изымаются для отправления. В тюрьмах, ЕПКТ, помещениях камерного типа колоний и безопасных местах письма для отправления осужденные передают представителям администрации (п. 49 Правил).

Между тем, в силу ч. 3 ст. 91 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации переписка осужденного с защитником или иным лицом, оказывающим юридическую помощь на законных основаниях, цензуре не подлежит, за исключением случаев, если администрация исправительного учреждения располагает достоверными данными о том, что содержащиеся в переписке сведения направлены на инициирование, планирование или организацию преступления либо вовлечение в его совершение других лиц. В этих случаях контроль писем, почтовых карточек, телеграфных и иных сообщений осуществляется по мотивированному постановлению начальника исправительного учреждения или его заместителя.

Судом первой инстанции обоснованно не приняты во внимание доводы административных ответчиков о правомерности требований к административному истцу о передаче имеющихся при нем документов, составленных осужденным, поскольку в ходе судебного заседания административными ответчиками не было представлено объективных, допустимых и достаточных доказательств, подтверждающих передачу осужденным на встрече с административным истцом документов, относящихся к категориям, перечисленным в п. 49 Правил.

Также в материалах дела отсутствуют доказательства возникновения исключительных случаев, предусмотренных ч. 3 ст. 91 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, при которых переписка осужденного с защитником может подлежать цензуре по мотивированному постановлению начальника исправительного учреждения или его заместителя.

Не нашли своего подтверждение указанные доводы административного ответчика и в суде апелляционной инстанции.

В этой связи суд первой инстанции правильно пришел к выводу о том, что оспариваемое требование административного ответчика нарушает права административного истца, поскольку заключается в возложении на него обязанности вопреки требованиям закона, и правомерно удовлетворил требования административного истца в данной части.

С учетом положений ч. 9 ст. 227 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, принимая во внимание характер действий, в которых выразилось нарушение прав административного истца, отсутствие обстоятельств, свидетельствующих о наличии данного нарушения на момент рассмотрения административного дела, суд первой инстанции также обоснованно отказал административному истцу в возложении на административного ответчика обязанности по устранению допущенных нарушений прав административного истца, а также в возложении обязанности по принесению ему извинения, поскольку верно пришел к выводу о том, что указанные действия (извинения) не являются способом восстановления нарушенных прав по смыслу приведенной нормы закона.

Также административный истец указывает, что 29 декабря 2015 года он обратился по телефону доверия в ГУФСИН России по Свердловской области с сообщением о предъявлении ему 29 декабря 2015 года во время пребывания в ФКУ ИК-47 требования о передаче записей со встречи с осужденным, с просьбой провести проверку по данным обстоятельствам.

По данным обстоятельствам судом первой инстанции было установлено, что указанное обращение ГУФСИН России по Свердловской области было зарегистрировано 29 декабря 2015 года и принято к рассмотрению. По результатам рассмотрения обращения административному истцу направлен письменный ответ от 28 января 2016 года, содержащий сведения о том, что при проверке доводов обращения ГУФСИН России по Свердловской области была исследована видеозапись регистраторов сотрудников исправительного учреждения, отображающих описанное административным истцом в обращении событие. Из указанного ответа следует, что на основании предоставленной видеозаписи сотрудниками ФКУ ИК-47, незаконных действий не выявлено.

В соответствии со ст. 21 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации за деятельностью учреждений и органов, исполняющих наказания, осуществляется ведомственный контроль со стороны вышестоящих органов и их должностных лиц. Порядок осуществления ведомственного контроля определяется нормативными правовыми актами.

В рамках ведомственного контроля в соответствии с приказом Минюста России от 27 октября 2009 года N 361 "Об организации проверок в подведомственных Министерству юстиции Российской Федерации федеральных службах, осуществлении координации и контроля их деятельности" вышестоящими органами уголовно-исполнительной системы проводятся плановые проверки и проверки по жалобам граждан и организаций, в соответствии с Инструкциями, утвержденными данным приказом.

В соответствии с п. 4 Инструкции об организации и проведении проверок по жалобам граждан и организаций на действия (бездействие) и решения подведомственных Министерству юстиции Российской Федерации федеральных служб и их должностных лиц, утвержденной данным Приказом, жалобы рассматриваются ФСИН России в порядке и сроки, установленные нормативными правовыми актами Российской Федерации и Минюста России.

Порядок рассмотрения обращений граждан, предусмотрен Федеральным законом Российской Федерации от 02 мая 2006 года N 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации".

Согласно ст. ст. 9, 10 указанного Федерального закона обращение, поступившее в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу в соответствии с их компетенцией, подлежит обязательному рассмотрению.

Государственный орган, орган местного самоуправления или должностное лицо: обеспечивает объективное, всестороннее и своевременное рассмотрение обращения, в случае необходимости - с участием гражданина, направившего обращение; запрашивает, в том числе в электронной форме, необходимые для рассмотрения обращения документы и материалы в других государственных органах, органах местного самоуправления и у иных должностных лиц, за исключением судов, органов дознания и органов предварительного следствия; принимает меры, направленные на восстановление или защиту нарушенных прав, свобод и законных интересов гражданина; дает письменный ответ по существу поставленных в обращении вопросов, за исключением случаев, указанных в статье 11 настоящего Федерального закона.

Разрешая заявленные требования административного истца о признании незаконной проверки по его обращению от 29 декабря 2015 года, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что проверка по обращению была проведена в соответствии с требованиями закона, обращение административного истца было рассмотрено, сделан вывод по существу поставленного в нем вопроса, с направлением ответа в установленный срок.

Доводы административного истца о том, что ответ ГУФСИН России по Свердловской области дан не по существу обращения, административным ответчиком не были приняты меры, направленные на восстановление нарушенных прав административного истца, сводятся к несогласию с изложенными в ответе ГУФСИН России по Свердловской области выводами о не выявлении в ходе проверки незаконности действий сотрудников учреждения и отсутствии необходимости в принятии мер реагирования в рамках ведомственного контроля, что, как правильно указал суд, не свидетельствует о незаконности самой проверки.

В целом доводы апелляционных жалоб не содержат фактов, которые имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали выводы суда первой инстанции в связи с чем, признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными.

Принимая во внимание изложенное, оснований для отмены или изменения решения суда по доводам апелляционных жалоб не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 309, 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 30 июня 2016 года оставить без изменения, апелляционные жалобы административного истца и административного ответчика - без удовлетворения.


Вернуться назад
Постановление Президиума Нижегородского областного суда от 30.01.2019 N 44У-143/2018

Постановление Президиума Нижегородского областного суда от 30.01.2019 N 44У-143/2018 О направлении на новое...

Подробнее
Статья 193 УК РФ. Уклонение от исполнения обязанностей по репатриации денежных средств в иностранной валюте или валюте Российской Федерации

Статья 193 Уголовного кодекса Российской Федерации (Уклонение от исполнения обязанностей по репатриации...

Подробнее