Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Апелляционное определение Свердловского областного суда от 25.10.2019 по делу N 33-18061/2019

Апелляционное определение Свердловского областного суда от 25.10.2019 по делу N 33-18061/2019 Требование: О взыскании компенсации морального вреда. Обстоятельства: Истец указал, что в период содержания под стражей находился в ненадлежащих условиях (перенаселенность, отсутствие вентиляции, горячей воды, недостаточность освещения, количества посадочных мест, сырость, ограниченность прогулок, низкое качество, однообразность питания, ненадлежащее оказание медицинской помощи), испытал нравственные страдания, унижение, оскорбление человеческого достоинства, его здоровью был нанесен вред. Решение: Требование удовлетворено частично.

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 октября 2019 г. по делу N 33-18061/2019

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе: …

при ведении протокола помощником К. рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Б. к Федеральному казенному учреждению "Исправительная колония N 13 Главного учреждения Федеральной службы исполнения наказания по Свердловской области", Главному управлению Федеральной службы исполнения наказаний России по Свердловской области, Федеральной службе исполнения наказаний России, Министерству финансов Российской Федерации о взыскании компенсации морального вреда,

поступившее по апелляционной жалобе истца, ответчиков ФКУ "Исправительная колония N 13 Главного учреждения Федеральной службы исполнения наказания по Свердловской области", ГУФСИН России, ГУФСИН России по Свердловской области на решение Тагилстроевского районного суда Свердловской области от 25.06.2019.

Заслушав доклад председательствующего К.Р.В., пояснения представителя ответчиков ГУФСИН России, ГУФСИН России по Свердловской области З., судебная коллегия

установила:

Б. обратился в суд с вышеназванным иском к Федеральному казенному учреждению "Исправительная колония N 13 ГУФСИН России по Свердловской области" (далее - ФКУ ИК-13, учреждение), Министерству финансов Российской Федерации по Свердловской области, требуя взыскать в свою пользу компенсацию морального вреда в размере 1000000 руб.

В обоснование требований истец указал, что с 23.03.2014 по 21.08.2015 содержался под стражей в ПФРСИ при ФКУ ИК-13 ГУФСИН России по Свердловской области, в различных камерах N 5, 12, 11 21, 26. Общее время нахождения 16 месяцев и 28 дней. За период содержания под стражей находился в ненадлежащих условиях, а именно: перенаселенность, при лимите 80 человек фактически содержалось более 200 человек, в камерах и прилегающих помещениях отсутствовала вентиляция, горячая вода, размеры окон не соответствуют установленным нормам, и как следствие недостаточность освещения, сырость в камерах, посадочных мер в камерах недостаточное количество, на прогулку выводили 1 раз в сутки, питание низкого качества, однообразное. Медицинская помощь должным образом не оказывалась, из-за отсутствия медикаментов, лечение не назначалось, что вызывало чувство беспокойства за свое здоровье. Истец опасался за свою жизнь и здоровье, при этом сотрудниками учреждения не принимались жалобы на ненадлежащие условия содержания. В связи с указанными обстоятельствами, истец испытал нравственные страдания, унижение, оскорбление человеческого достоинства, огромное нанесение вреда здоровью.

Требования основаны на положениях ст. 17, 41 Конституции Российской Федерации, ст. 3, 41 Конвенции "О защите прав человека и основных свобод", положениях Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений", ст. 1069, 151 Гражданского кодекса Российской Федерации. Истец полагает, что перечисленные фактические и юридические основания подтверждают нарушения, допущенные должностными лицами ФКУ "ИК-13 ГУФСИН России по Свердловской области", что причинило существенный моральный вред. В подтверждение представлены объяснения осужденных, находящихся с ним в одной камере, расчет цены иска, который произвел на основе Постановлений Европейского суда по правам человека.

Решением Тагилстроевского районного суда Свердловской области от 25.06.2019 исковые требования Б. удовлетворены частично. Суд взыскал с Федеральной службы исполнения наказания России за счет средств казны Российской Федерации в пользу Б. компенсацию морального вреда в размере 3000 руб.

Истец с решением суда первой инстанции не согласился, принес апелляционную жалобу, где просит отменить решение суда первой инстанции и вынести новое решение, удовлетворяющее исковые требования в полном объеме. Считает, что решение вынесено незаконно, суд неверно оценил представленные доказательства, неправильно применил нормы права, не выяснил обстоятельства, имеющие существенное значение для рассмотрения дела. Размер компенсации морального вреда за ненадлежащие условия содержания в ФКУ ИК-13 ГУФСИН России по Свердловской области является заниженным.

Ответчики ФКУ ИК-13 ГУФСИН России по Свердловской области, ГУФСИН России, ГУФСИН России по Свердловской области также с решением суда первой инстанции не согласились, принесли апелляционную жалобу, в которой просили решение Тагилстроевского районного суда г. Нижний Тагил в части взыскания морального вреда с ФСИН России в размере 3 000 руб. отменить. В качестве доводов ответчик ссылается на длительное необращение Б. с иском (истец убыл 24.08.2015), следствием которого стало невозможность предоставить ответчиком ряд подтверждающих документов, которые были уничтожены (журнал количественной проверки обвиняемых). Также истец каких-либо требований по признанию действий, бездействий незаконными не предъявляет (в соответствии со ст. 1069 ГК РФ). По мнению ответчиков, Б. в обоснование своих исковых требований надлежащих доказательств не предоставил, ходатайств об их истребовании не заявлял. Объяснения лиц, которые были приложены к исковому заявлению, нельзя считать допустимыми доказательствами. Также истец не указал, какие именно физические, либо нравственные страдания ему были причинены, доказательств обращения за медицинской, либо психологической помощью не представил.

В заседании суда апелляционной инстанции представитель ответчиков ГУФСИН России по СО, ФСИН России - З. на доводах апелляционной жалобы ответчиков настаивал, с доводами апелляционной жалобы истца не согласился.

Прокурор Белова К.С. в своем заключении указала, что решение суда законно, апелляционные жалобы не подлежат удовлетворению.

В судебное заседание суда апелляционной инстанции не явились истец, ответчики ФКУ ИК-13 ГУФСИН России по Свердловской области, Министерство финансов Российской Федерации. Как следует из материалов дела, судебное заседание по рассмотрению апелляционной жалобы назначено на 25.10.2019 определением от 13.09.2019, стороны извещены о времени и месте рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции в соответствии со статьей 113 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, 18.09.2019 информация о рассмотрении дела размещена на сайте Свердловского областного суда (oblsud.svd.sudrf.ru).

Истец был извещен лично о дате и времени судебного разбирательства, согласно расписке от 24.09.2019, ходатайство о проведении судебного заседания с его личным участием не заявил.

Поскольку в материалах дела имеются доказательства заблаговременного извещения сторон о времени и месте рассмотрения дела судом апелляционной инстанции, судебная коллегия, руководствуясь статьями 167, 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, определила рассмотреть дело при данной явке.

Заслушав лиц, участвующих в деле, изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность судебного решения в пределах доводов апелляционных жалоб и возражений на них в соответствии с частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии со ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материально права или норм процессуального права.

Таких оснований для отмены решения суда судебная коллегия не усматривает.

В силу ст. ст. 17 и 21 Конституции Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации.

Достоинство личности охраняется государством. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию.

Согласно ст. 3 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и требованиями, содержащимися в Постановлениях Европейского Суда по правам человека, условия содержания обвиняемых под стражей должны быть совместимы с уважением к человеческому достоинству. При этом лицу не должны причиняться лишения и страдания в более высокой степени, чем тот уровень страданий, который неизбежен при лишении свободы, а здоровье и благополучие лица должны быть гарантированы с учетом практических требований режима содержания.

В соответствии со ст. 15 Конституции Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.

Согласно ст. 53 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

В соответствии с ч. 1 ст. 99 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации норма жилой площади в расчете на одного осужденного к лишению свободы в исправительных колониях не может быть менее двух квадратных метров, в тюрьмах - двух с половиной квадратных метров, в колониях, предназначенных для отбывания наказания осужденными женщинами, - трех квадратных метров, в воспитательных колониях - трех с половиной квадратных метров, в лечебных исправительных учреждениях - трех квадратных метров, в лечебно-профилактических учреждениях уголовно-исполнительной системы - пяти квадратных метров.

В силу ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что Б. находился в период с 25.03.2014 по 24.08.2015 в ФКУ ИК-13 ГУФСИН России по Свердловской области, при этом после 12.09.2014 имел статус осужденного лица.

Истец указал, что в период содержания под стражей содержался в ненадлежащих условиях, а именно имели место: перенаселенность, при лимите 80 человек фактически содержалось более 200 человек, в камерах и прилегающих помещениях отсутствовала вентиляция, горячая вода, размеры окон не соответствуют установленным нормам, и как следствие недостаточность освещения, сырость в камерах, посадочных мер в камерах недостаточное количество, на прогулку выводили 1 раз в сутки, питание низкого качества, однообразное. В подтверждение доводов представлены письменные объяснения осужденных <...>7 и <...>8, которые указали на ненадлежащие условия содержания под стражей.

Представитель ответчиков П., согласно письменным пояснениям и пояснениям данных в судебном заседании, указал на то обстоятельство, что предоставить информацию, в том числе, о количестве лиц, совместно содержащихся с Б. возможности нет в связи с уничтожением несекретных документов. Согласно акту об уничтожении несекретных документов от 28.12.2016 утвержденного начальником ФКУ ИК-13, книги количественной проверки лиц, содержащихся в ПФРСИ на территории ФКУ ИК-13 за 2014, 2015 и 2016 годы уничтожены.

Суд первой инстанции верно указал в своем решении, что согласно правовой позиции Европейского суда по правам человека, изложенной в постановлении от 06.10.2015 "Дело Сергеев против Российской Федерации" (жалоба N 41090/05), производство по жалобам на нарушения Конвенции не во всех случаях характеризуется неуклонным применением принципа "доказывание возлагается на утверждающего", так как в некоторых случаях только государство-ответчик имеет доступ к информации, подтверждающей или опровергающей жалобы заявителя. Непредставление государством-ответчиком данной информации без убедительного объяснения причин подобного поведения может привести к выводу об обоснованности показаний заявителя.

В Постановлении ЕСПЧ от 10.01.2012 дело "А. и другие против Российской Федерации" (жалобы N 42525/07, 60800/08) Европейский суд подчеркнул, что каждый раз власти Российской Федерации должны объяснять причину непредставления оригиналов документов, в частности, касавшихся числа сокамерников, содержавшихся вместе с заявителем. Власти Российской Федерации часто объясняли это тем, что жалоба коммуницирована им по прошествии значительного количества времени и поэтому оригиналы документов следственного изолятора были уничтожены вследствие истечения срока их хранения. В этой связи Европейский суд отмечал, что уничтожение соответствующих документов не снимало с властей Российской Федерации обязанность подтвердить их доводы соответствующими доказательствами.

В соответствии с указанной позицией Европейского суда по правам человека суд пришел к выводу о том, что доводы истца относительно перелимита количества осужденных какими-либо допустимыми доказательствами не опровергнуты, при этом, истец не имеет возможности самостоятельно подтвердить указанное обстоятельство иными доказательствами, поскольку учет количества осужденных, содержащихся в камерах, возможен только со стороны администрации исправительного учреждения, равно как учет и хранение технической документации здания, в котором содержался истец в заявленный период. Таким образом, суд признал установленным факт нарушения права истца Б. на надлежащее материально-бытовое обеспечение в части нарушения норм санитарной площади в камере на одного человека в соответствии с положениями Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (ст. 23). Указанные обстоятельства, в любом случае, способствовали претерпеванию страданий данным лицом, заключенным в следственный изолятор.

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что изложенные истцом Б. в исковом заявлении доводы о том, что в нарушение ст. 23 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" о перелимите в помещении, где он содержался под стражей, не опровергнуты представителями соответчиков стороны ГУФСИН России надлежащими доказательствами.

Разрешая спор, суд признал установленным и доказанным факт нарушения неимущественных прав истца, выразившееся в нарушении норм санитарной площади в камере на 1 человека и обеспечении истца отдельным спальным местом, поскольку данными ненадлежащими условиями содержания под стражей ему причинены лишения и страдания в более высокой степени, чем тот уровень страданий, который неизбежен при лишении свободы и, которые были не совместимы с уважением к человеческому достоинству. Устанавливая размер компенсации морального вреда, суд руководствовался положениями ст. 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции по следующим основаниям. В силу ст. 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействий) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению.

Определяя размер компенсации морального вреда, суд с учетом ст. ст. 150, 151, 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, верно учел характер физических и нравственных страданий, связанный с индивидуальными особенностями истца, фактические обстоятельства, при которых были нарушены личные неимущественные права истца, взыскал с ответчика частичную компенсацию морального вреда в размере 3000 руб. Указанный размер компенсации морального вреда соответствует требованиям разумности и справедливости. Соответствующие выводы суда подробно мотивированы и являются правильными.

Ссылка ответчиков в апелляционной жалобе на положения Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, в части пропуска трехмесячного срока обращения с административным исковым заявлением в суд, также несостоятельны, поскольку неприменимы в рамках настоящего дела, учитывая, что истцом не заявлено требование о признании действий (бездействий) должностных лиц учреждения незаконными.

Доводы ответчиков о не предоставлении надлежащих доказательств истцом в обоснование своих требований судебной коллегией отклоняется, т.к. изложенные истцом в исковом заявлении доводы о том, что количество лиц, содержащихся одновременно с ним в камерах превышало количество спальных мест и нормы площади на одного человека, не опровергнуты представителем ответчика путем предоставления надлежащих доказательств. Истцом также подробно отражены условия содержания под стражей, касающиеся водоснабжения, обстановки в камере, освещения, вентиляции, санитарного состояния, в том числе, канализации.

Доводы истца, о том, что суд установил несправедливую компенсацию морального вреда за ненадлежащие условия содержания в ФКУ ИК-13 ГУФСИН России по Свердловской области также не могут быть приняты судом во внимание, поскольку определяя размер компенсации морального вреда, суд обоснованно исходил из оценки характера и степени причиненных истцу нравственных страданий, индивидуальных особенностей личности истца, а также иных обстоятельств дела, с учетом принципов разумности и справедливости. Разумность компенсации морального вреда является оценочной категорией, четкие критерии ее определения применительно к тем или иным видам дел не предусматриваются. В каждом конкретном случае суд вправе определить такие пределы с учетом конкретных обстоятельств дела.

С учетом изложенного, суд установил степень причиненных истцу моральных и физических страданий, приняв во вниманием срок, в течение которого истец обратился за защитой своих нарушенных прав, индивидуальные особенности истца и правомерно взыскал с ответчика в пользу истца компенсацию морального вреда, причиненного в результате ненадлежащих условий содержания в ФКУ ИК-13, в размере 3 000 руб. Оснований для отмены или изменения обжалуемого решения в данной части судебная коллегия не усматривает.

При этом судебная коллегия считает необходимым обратить внимание на следующие обстоятельства. Положения ст. 1071 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривают, что в случаях, когда в соответствии с указанным Кодексом или другими законами причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы, если в соответствии с п. 3 ст. 125 Гражданского кодекса Российской Федерации эта обязанность не возложена на другой орган, юридическое лицо или гражданина.

В силу ч. 3 ст. 125 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях и в порядке, предусмотренных федеральными законами, указами Президента Российской Федерации и постановлениями Правительства Российской Федерации, нормативными актами субъектов Российской Федерации и муниципальных образований, по их специальному поручению от их имени могут выступать государственные органы, органы местного самоуправления, а также юридические лица и граждане.

В соответствии с пп. 12.1 п. 1 ст. 158 Бюджетного кодекса Российской Федерации главный распорядитель средств федерального бюджета отвечает соответственно от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования по денежным обязательствам подведомственных ему получателей бюджетных средств и согласно п. 3 указанной статьи выступает в суде соответственно от имени Российской Федерации в качестве представителя ответчика по искам к Российской Федерации о возмещении вреда, причиненного физическому лицу или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, по ведомственной принадлежности, в том числе в результате издания актов органов государственной власти, органов местного самоуправления, не соответствующих закону или иному правовому акту.

Согласно пп. 6 п. 7 Положения о ФСИН России, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 13.10.2004 N 1314, ФСИН России осуществляет функции главного распорядителя средств федерального бюджета, предусмотренных на содержание уголовно-исполнительной системы и реализацию возложенных на нее функций.

Руководствуясь вышеназванными положениями закона, судебная коллегия считает необходимым взыскать в пользу Б. компенсацию морального вреда с Российской Федерации в лице ФСИН России за счет казны Российской Федерации, так как иск о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) государственных органов предъявляется к Российской Федерации, от имени которой в суде выступает главный распорядитель бюджетных средств - ФСИН России.

Поскольку такие выводы суда не нашли своего отражения в резолютивной части судебного акта, решение подлежит изменению, с указанием на взыскание компенсации морального вреда с Российской Федерации в лице ФСИН России за счет казны Российской Федерации (п. 4 ч. 1 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

определила:

решение Тагилстроевского районного суда города Нижнего Тагила Свердловской области от 25.06.2019 изменить, уточнив резолютивную часть указанием на взыскание с Российской Федерации в лице Федеральной службы исполнения наказаний России за счет казны Российской Федерации в пользу Б. компенсацию морального вреда в размере 3000 руб.

В остальной части решение Тагилстроевского районного суда города Нижнего Тагила Свердловской области оставить без изменения, апелляционные жалобы истца Б., ответчиков ФКУ ИК-13 ГУФСИН России по Свердловской области, ГУФСИН России по Свердловской области, ФСИН России - без удовлетворения.


Вернуться назад
Статья 21 УИК РФ. Ведомственный контроль

Статья 21 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (Ведомственный контроль) по состоянию на...

Подробнее
Совпадающее особое мнение судей Паулу Пинту де Альбукерке и Ксении Туркович

Совпадающее особое мнение судей Паулу Пинту де Альбукерке и Ксении Туркович к Постановлению ЕСПЧ от...

Подробнее