Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Апелляционное определение Московского городского суда от 18.12.2012 по делу N 11-25678

Апелляционное определение Московского городского суда от 18.12.2012 по делу N 11-25678 В удовлетворении заявления о признании незаконными решений об отказе в удостоверении подписей осужденных на доверенностях, бездействия по фактам незаконных отказов в удостоверении подписей, об обязании устранить допущенные нарушения прав и свобод отказано, поскольку заявителями не представлены доверенности с отметкой об их получении, в удостоверении которых было отказано, в связи с чем невозможно проверить содержание доверенностей на их соответствие нормам действующего законодательства, кроме того, заявителями пропущен срок для оспаривания действий (бездействия) должностных лиц.

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 декабря 2012 г. по делу N 11-25678

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе: …

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи С.Л.Н. дело по апелляционным жалобам и дополнениям к ним представителя ФСИН России по доверенности Е., начальника ФКУ ИК N 6 ГУФСИН по Челябинской области М.Д., начальника ФКУ ИК-10 ГУФСИН России М.С., представителя Генеральной прокуратуры РФ по доверенности Г.А. на решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 19 июня 2012 года, которым постановлено:

заявление Б.К.Г. и Ш. удовлетворить;

признать решение (отказ) начальника ФБУ ИК-10 ГУФСИН России по Челябинской области ***********. об отказе в удостоверении подписи руки осужденного Б.К.Г. на доверенностях, которые получил ***********. от Г.В. и осужденного Б.К.Г. незаконным и необоснованным, возложить на него обязанность устранить в полном объеме допущенное нарушение прав и свобод осужденного Б.К.Г., устранить препятствия к осуществлению прав и свобод осужденного Б.К.Г.;

признать решение (отказ) начальника ФБУ ИК-6 ГУФСИН России по Челябинской области ***********. об отказе в удостоверении подписи руки осужденного Ш. на доверенностях, которые получил ***********. от Г.В. незаконным и необоснованным, возложить на него обязанность устранить в полном объеме допущенное нарушение прав и свобод осужденного Ш., устранить препятствия к осуществлению прав и свобод осужденного Ш.;

признать бездействие директора ФСИН России ***********. по факту незаконных отказов (решений) начальника ФБУ ИК-10 ГУФСИН России по Челябинской области ***********. и начальника ФБУ ИК-6 ГУФСИН России по Челябинской области *********** в удостоверении подписи руки осужденных Б.К.Г. и Ш. на доверенностях, которые получили ***********. и *********** от Г.В. и осужденного Б.К.Г. незаконным и необоснованным, возложить на него обязанность устранить в полном объеме допущенное нарушение прав и свобод осужденного Б.К.Г. и осужденного Ш., устранить препятствия к осуществлению прав и свобод осужденного Б.К.Г. и осужденного Ш.;

признать бездействие заместителя начальника 17 Управления Генеральной прокуратуры РФ ***********. по факту незаконных отказов (решений) начальника ФБУ ИК-10 ГУФСИН России по Челябинской области ***********. и начальника ФБУ ИК-6 ГУФСИН России по Челябинской области ***********. в удостоверении подписи руки осужденных Б.К.Г. и Ш. на доверенностях, которые получили ***********. и ***********. от Г.В. и осужденного Б.К.Г., незаконным и необоснованным, возложить на него обязанность устранить в полном объеме допущенное нарушение прав и свобод осужденного Б.К.Г. и осужденного Ш.,

установила:

Б.К.Г., Ш. обратились в суд с заявлением о признании отказов начальников ФБУ ИК-10 ГУФСИН России по Челябинской области ***********. и начальника ФБУ ИК-6 ГУФСИН России по Челябинской области ***********. в удостоверении подписей рук осужденных Б.К.Г. и Ш. на полученных ими доверенностях, незаконными и необоснованными, возложении на них обязанностей устранить в полном объеме допущенное нарушение прав и свобод осужденных Б.К.Г. и Ш., устранить препятствия к осуществлению ими своих прав и свобод; о признании бездействий директора ФСИН России ***********. и заместителя начальника 17 Управления Генеральной прокуратуры РФ ***********. по факту незаконных отказов начальников ФБУ ИК-10 ГУФСИН России по Челябинской области ***********. и ФБУ ИК-6 ГУФСИН России по Челябинской области ***********. в удостоверении подписей рук осужденных Б.К.Г. и Ш. на полученных ими доверенностях, незаконными и необоснованными, о возложении на них обязанностей устранить в полном объеме допущенное нарушение прав и свобод указанных осужденных, устранить препятствия к осуществлению ими своих прав и свобод, ссылаясь на то, что Г.В. неоднократно направлял заявления на имя начальников ФБУ ИК-10 и ФБУ ИК-6 ГУФСИН России по Челябинской области с просьбой заверить надлежащим образом доверенности осужденных Б.К.Г. и Ш., которые согласны и желают, чтобы он представлял их интересы в судах общей юрисдикции, с приложением текстов данных доверенностей. Однако, начальники вышеназванных ИУ отказались заверять данные доверенности, а письмами заместителя начальника 17 Управления Генеральной прокуратуры РФ *********** от 20.05.2010 г. и ФСИН России от 22.03.2010 г., 29.03.2010 г., 04.05.2010 г., 26.05.2010 г. было отказано в удовлетворении жалоб Г.В., в связи с чем в связи с чем заявители были вынуждены за свой счет и за двойной тариф вызывать нотариусов, которыми были заверены доверенности.

В судебном заседании суда первой инстанции представитель заявителей по доверенностям Г.В. заявленные требования поддержал в полном объеме.

Представитель ФБУ ИК-10 ГУФСИН России по Челябинской области в судебное заседание суда первой инстанции не явился, о причинах неявки суду не сообщил, в материалах дела имеются письменные возражения на заявленные требования, согласно которым предмет данных требований и предмет решений как Кыштымского городского суда от 16.02.2010 г., так и Преображенского районного суда города Москвы от 17.11.2009 г. совпадают, в связи с чем производство по делу надлежит прекратить. Проекты доверенностей содержали полномочия на оказание юридической помощи при осуществлении уголовного судопроизводства, в связи с чем они не были заверены начальником ФБУ ИК-10 ГУФСИН России по Челябинской области М.С. (л.д. 55 - 57).

Представитель ФСИН России в судебное заседание также не явился, согласно представленным в материалы дела письменным возражениям, просил отказать в удовлетворении требований к директору ФСИН России ***********. по тем основаниям, что в проектах доверенностей содержались полномочия на представление интересов доверителя, в том числе, в уголовном судопроизводстве, что выходит за рамки доверенностей гражданско-правового характера (л.д. 26 - 28).

Представитель Генеральной прокуратуры РФ в судебное заседание также не явился, исходя из письменных возражений, в удовлетворении требований к прокуратуре просил отказать (л.д. 36 - 38).

Представитель ФБУ ИК-6 ГУФСИН России по Челябинской области в суд не явился, о причинах своей неявки суду не сообщил, возражений не направил.

Суд постановил приведенное выше решение, не согласившись с которым, представитель ФСИН России по доверенности Е., представитель Генеральной прокуратуры РФ по доверенности Г.А., начальник ФКУ ИК-6 ГУФСИН по Челябинской области М.Д., начальник ФКУ ИК-10 ГУФСИН России М.С. подали на него апелляционные жалобы, в качестве оснований к отмене состоявшегося решения суда указывая на то, что судом при разрешении заявленных требований не установлено и не указано, какие права и свободы нарушены бездействием ФСИН России, не представлены какие-либо доказательства бездействия ФСИН России; судом не обсуждался вопрос о соблюдении срока обращения заявителей за защитой своих прав, вследствие чего в решении данное обстоятельство не получило надлежащей правовой оценки; при разрешении заявленных требований не принят во внимание тот факт, что обращения к начальникам исправительных учреждений об удостоверении доверенностей от имени Б.К.Г. и Ш. и обращения в адрес директора ФСИН России направлялись Г.В., тогда как ходатайства об удостоверении доверенностей и жалобы на действия администрации исправительных учреждений должны исходить непосредственно от самих осужденных, от которых в адрес ФСИН России каких-либо писем, жалоб и заявлений не поступало; в основу обжалуемого решении положена переписка с Г.В., на тот момент не являющимся представителем осужденных; представленные Г.В. проекты доверенностей не могли быть удостоверены в связи с тем, что на их основании доверенное лицо уполномочивалось участвовать в уголовном судопроизводстве, тогда как ни нормы ГПК РФ, ни ГК РФ не предусматривают выдачу доверенностей по уголовным делам; состоявшееся решение не содержит указание на то, какое конкретно обжалуется решение (отказ) начальников ФКУ ИК-6, 10 ГУФСИН России, дата его принятия и когда его обжаловали; обращение Г.В. Генеральной прокуратурой РФ рассмотрено в установленный законом срок с направлением заявителю информации за подписью уполномоченного должностного лица по существу поставленных вопросов, при этом судом не принято во внимание то, что в Генеральную прокуратуру РФ обратился Г.В. от себя лично, в связи с чем именно он и был вправе оспаривать данный ответ, оспариваемым ответом права Г.В. нарушены не были; при разрешении заявленных требований судом не применены положения п. 57, п. 60 Приказа Минюста РФ от 03.11.2005 N 205 "Об утверждении Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений", по смыслу которых осужденным необходимо было самим лично обратиться с заявлениями на имя начальников ИУ об удостоверении личности с указанием лица, кому будут переданы полномочия об удостоверении доверенности, тогда как такие заявления от осужденных не поступали; судом не учтен тот факт, что начальник ИУ вправе отказать в удостоверении доверенности, если она противоречит закону или положениям Инструкции о порядке удостоверения завещаний и доверенностей начальниками мест лишения свободы.

Проверив материалы дела, полагая возможным рассмотреть дело в отсутствие иных не явившихся участвующих в деле лиц, извещенных о времени и месте слушания дела, заслушав объяснения представителей заинтересованных лиц Директора ФСИН России по доверенности Е., ФБУ ИК-10 ГУФСИН России по Челябинской области по доверенности М.О., Генеральной Прокуратуры РФ по доверенности Л., поддержавших вышеприведенные доводы своих апелляционных жалоб в полном объеме, представителя заявителя Б.К.Т. по доверенности Г.В., возражавшего относительно удовлетворения указанных жалоб, обсудив доводы данных жалоб, судебная коллегия полагает необходимым обжалуемое решение суда первой инстанции отменить ввиду неправильного применения норм материального права.

В силу ст. 195 ГПК РФ, решение суда должно быть законным и обоснованным.

Статьей 196 ч. 1 ГПК РФ предусмотрено, что при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению.

Как разъяснено в п. п. 2 и 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 года N 23 "О судебном решении" Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 ГПК РФ).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Между тем, постановленное по настоящему делу решение суда не отвечает приведенным требованиям.

Статьей 254 ГПК РФ предусмотрено, что гражданин, организация вправе оспорить в суде решение, действие (бездействие) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если считают, что нарушены их права и свободы.

В силу ст. 255 ГПК РФ, к решениям, действиям (бездействию) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, оспариваемых в порядке гражданского судопроизводства, относятся коллегиальные и единоличные решения и действия (бездействия), в результате которых: нарушены права и свободы гражданина; созданы препятствия к осуществлению гражданином его прав и свобод.

Как следует из материалов дела и установлено судом, заявитель Б.К.Г. в период обращения в суд отбывал наказание в ФКУ ИК-10 ГУФСИН России по Челябинской области, начальником которого является ***********., заявитель Ш. наказание отбывал в ФКУ ИК-6 ГУФСИН России по Челябинской области, начальником которого является ***********.

Вступившим в законную силу решением Преображенского районного суда г. Москвы от 17 ноября 2009 г. Г.В. было отказано в удовлетворении заявления о признании незаконными отказов начальников исправительных учреждений ФБУ ИК-10 ГУФСИН России по Челябинской области, ФБУ-ИК-11 УФСИН России по Ставропольскому краю, ФБУ Т-2 УФСИН России по Липецкой области в заверении доверенностей осужденных Б.К.Г., ***********, *********** в признании обязанности заверить доверенности и направить их в адрес заявителя Г.В., устранении препятствий к осуществлению прав и свобод в связи с тем, что правовые последствия от оформления доверенностей возникают не для заявителя Г.В., а для лиц, чьи интересы предполагает представлять заявитель, в связи с чем с требованиями о восстановлении нарушенного права должно обращаться лицо, которое предполагало выдать доверенность на имя заявителя Г.В. для представления его интересов. Действиями должностных лиц начальников исправительных учреждений ФБУ ИК-10 ГУФСИН России по Челябинской области, ФБУ-ИК-11 УФСИН России по Ставропольскому краю, ФБУ Т-2 УФСИН России по Липецкой области в части отказа в удостоверении доверенностей, права заявителя Г.В. нарушены не были (л.д. 18 - 19, 20).

Вступившим в законную силу 27 апреля 2010 г. решением Кыштымского городского суда Челябинской области от 16 февраля 2010 г. отказано в удовлетворении заявления Б.К.Г. о признании незаконными действий исполняющего обязанности начальника ФБУ ИК-10 ГУФСИН России по Челябинской области, заместителя начальника ФБУ ИК-10 ГУФСИН России по Челябинской области, препятствующих допуску к нему нотариуса для совершения в его интересах нотариальных действий (л.д. 75 - 78, 79 - 82).

26.06.2009 г. начальником ФКУ ИК-10 ГУФСИН России дан ответ представителю заявителей Б.К.Г. и Ш. Г.В. о том, что в соответствии со ст. 185 ГПК РФ, доверенность на представление интересов доверителя заверяется нотариусом. Удостоверение доверенности начальником исправительного учреждения является его правом, но не обязанностью. Предложено удостоверить доверенности у любого нотариуса г. Кыштыма (л.д. 11).

Согласно ответа Челябинской прокуратуры по надзору за соблюдением законов в ИУ от 07.10.2009 г., заявление Г.В. по вопросу удостоверения и направления доверенности осужденного Ш. администрацией учреждения ИК-6 было рассмотрено, 27.08.2009 г. направлен ответ. Нарушений требований ФЗ от 02.05.2006 г. N 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации" со стороны администрации исправительной колонии проверкой не выявлено. Вместе с тем, установлено, что администрацией учреждения ИК-6 необоснованно было отказано в удовлетворении просьбы заявителя об удостоверении доверенности осужденного Ш. на представление его интересов иными лицами, в связи с чем 07.10.2009 г. начальнику учреждения ИК-6 прокурором внесено предостережение о недопустимости нарушения закона, и он предупрежден, что в случае повторного нарушения требований ст. 185 ГК РФ прокуратурой будет решаться вопрос о привлечении его к дисциплинарной ответственности (л.д. 12).

Из ответа Генеральной прокуратуры РФ Г.В. от 20.05.2010 г. усматривается, что проекты доверенностей от имени осужденных, в заверении которых было отказано, к жалобе не приобщены. Проверка показала, что в данных проектах в числе иных полномочий зафиксировано представление интересов осужденных в уголовном судопроизводстве. Предоставление подобных полномочий противоречило бы положениям ст. 182, 185 ГК РФ. Также из указанного ответа следует, что обжалуемые действия начальников ФБУ ИК-10 ГУФСИН России по Челябинской области являются правомерными, что подтверждается вступившими в законную силу решением Преображенского районного суда г. Москвы от 17.11.2009 г. и определением Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 16.02.2010 г. (л.д. 13).

Ответы ФСИН России от 22.03.2010 г., от 29.03.2010 г., от 26.05.2010 г. и от 04.05.2010 г., также адресованные представителю заявителей Г.В., содержат ссылку на то, что ст. 185 ГК РФ допускает возможность удостоверять доверенности, которые приравниваются к нотариальной форме, определенной группе должностных лиц, в том числе начальникам мест лишения свободы в отношении осужденных. Названная статья не содержит норм, возлагающих на администрацию учреждений, исполняющих наказания, совершать указанные нотариальные действия в обязательном порядке. В данном случае осужденный не лишается права оформить доверенность в нотариате по месту дислокации учреждения, где он отбывает наказание. Оснований для привлечения к ответственности начальников исправительных учреждений, в связи с неосуществлением нотариальных действий, не имеется. Проекты доверенностей, прилагаемых к обращению, по своему содержанию требуют удостоверения в нотариальной форме (л.д. 14 - 17).

Исходя из письма администрации ФБУ ИК-10 ГУФСИН России по Челябинской области от 18.02.2010 г. N 739, направленном осужденному Б.К.Г., начальник исправительного учреждения имеет право на основании ст. 185 ГК РФ и в соответствии с установленным перечнем действий, приравненных к нотариально удостоверенным, удостоверять завещания, свидетельствование подлинности подписи наследника на заявлении о принятии наследства. Администрация не вправе заверять подписи осужденных на иных документах, а также свидетельствовать подлинность подписей на заявлениях о государственной регистрации актов гражданского состояния. Согласно ст. 24 УИК РФ, нотариус С. не является должностным лицом, которая имеет право посещать учреждения и органы, исполняющие наказания без специального на то разрешения. Заявлений в адрес начальника ФБУ ИК-10 ГУФСИН России по Челябинской области от нотариуса о предоставлении свидания для совершения нотариального действия не поступало, в момент посещения нотариуса Б.К.Г. находился в штрафном изоляторе (л.д. 48 - 50).

Согласно письма начальника ФБУ ИК-10 ГУФСИН России по Челябинской области от 26.02.2010 г. в адрес Г.В., в случае отсутствия в поселении нотариуса право совершать нотариальные действия, предусмотренные законодательством имеет глава местной администрации поселений и специально уполномоченное должностное лицо местного самоуправления поселения. Начальник исправительного учреждения имеет право, в соответствии со ст. 185 ГК РФ и в соответствии с установленным перечнем действий приравненных к нотариально удостоверенным, заверять доверенности осужденных. Однако в письме содержится ссылка на главу XVII "Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений" о порядке приобретения осужденными продуктов питания, вещей, предметов и оказания дополнительных услуг, в соответствии с пунктами 103, 104 данных Правил - осужденные по своему желанию могут за счет собственных средств пользоваться некоторыми услугами, в число которых входят нотариальные услуги, в связи с чем предлагается обратиться к нотариусу на территории Кыштымского городского округа (л.д. 147).

В письме ФБУ ИК-10 ГУФСИН России по Челябинской области от 31.03.2010 г., адресованном Г.В., повторно указывается на то, что статьей 185 ГК РФ установлены диспозитивные нормы, предусматривающие право начальника исправительного учреждения заверять доверенности, а не его обязанность, разъяснено право обращаться к нотариусу (л.д. 148).

Из представленной в материалы дела справки о поощрениях и взысканиях содержащегося в ФБУ ИК-10 ГУФСИН России по Челябинской области осужденного Б.К.Г., в те даты и периоды, когда осужденный обращался к начальнику ФБУ ИК-10 ГУФСИН России по Челябинской области за удостоверением доверенностей к нему применялись взыскания в виде содержания в ШИЗО или ПКТ, что подразумевает отсутствие возможности у осужденного личных встреч с нотариусом, согласно ст. 118 УИК РФ, и обязанности у начальника ФБУ ИК-10 ГУФСИН России по Челябинской области заверить доверенности от его имени (л.д. 39 - 42).

Кроме того, судом также были исследованы и положены в основу решения письмо начальника ФБУ ИК-10 ГУФСИН России по Челябинской области от 25.06.2010 г. в ответ на заявление Б.К.Г. от 09.06.2010 г., а также письма от 09.07.2010 г., от 09.08.2010 г., которыми разъясняется, что на основании ст. 185 ГК РФ доверенность на представление интересов доверителя заверяет нотариус и предложено обращаться к нотариусу г. Кыштыма (л.д. 149 - 151); копия заявления N 13 об удостоверении подписи руки Б.К.Г. на доверенностях от 27.07.2010 г. с отметкой о его принятии ФБУ ИК-10 ГУФСИН России по Челябинской области (л.д. 116 - 117), аналогичные заявления от 25.06.2010 г. (л.д. 234), от 09.06.2010 г. (л.д. 235), копии доверенностей, о заверении которых просил Б.К.Г. (л.д. 158 - 162), письмо начальника ФБУ ИК-10 ГУФСИН России по Челябинской области от 08.10.2010 г., в котором указано, кто на основании ст. 24 УИК РФ вправе посещать учреждения и органы, исполняющие наказания, а также сообщено о том, что в связи с нахождением осужденного Б.К.Г. 22.06.2010 г., 08.07.2010 г. в штрафном изоляторе ФБУ ИК-10 ГУФСИН России по Челябинской области, нотариальные услуги не могли быть ему оказаны в соответствии с действующим законодательством РФ.

Удовлетворяя заявленные требования в полном объеме, суд первой инстанции исходил из того, что начальниками ФБУ ИК-10 ГУФСИН России по Челябинской области ***********. и ФБУ ИК-6 ГУФСИН России по Челябинской области ***********. не была проведена процедура удостоверения спорных доверенностей от имени Б.К.Г. и Ш. в соответствии с требованиями действующих нормативных правовых актов; а приведенные директором ФСИН России ***********., заместителем начальника 17 Управления Генеральной прокуратуры РФ *********** начальником ФБУ ИК-10 ГУФСИН России по Челябинской области ***********. и начальником ФБУ ИК-6 ГУФСИН России по Челябинской области ***********. основания для отказа в удостоверении спорных доверенностей являются надуманными и не основанными на положениях действующего законодательства и иных нормативных правовых актах.

При этом, бездействие директора ФСИН России Р., заместителя начальника 17 Управления Генеральной прокуратуры РФ Т. суд признал нарушающим конституционное право осужденного Б.К.Г. на доступ к правосудию и право защищаться всеми способами, не запрещенными законом, создало объективные препятствия для осуществления осужденными конституционных прав, на основании чего суд пришел к выводу о восстановлении нарушенных прав заявителей посредством возложения на соответствующих должностных лиц обязанности по проведению процедуры по удостоверению доверенностей.

По мнению судебной коллегии, данные выводы суда первой инстанции являются ошибочными, основанными на недоказанных обстоятельствах, имеющих значение для дела, выводы суда, изложенные в решении, не соответствуют обстоятельствам дела.

Так, в порядке п. 1 ст. 48 ГПК РФ, граждане вправе вести свои дела в суде лично или через представителей. Личное участие в деле гражданина не лишает его права иметь по этому делу представителя.

Согласно ст. 49 ГПК РФ, представителями в суде могут быть дееспособные лица, имеющие, надлежащим образом оформленные полномочия на ведение дела, за исключением лиц, указанных в ст. 51 настоящего Кодекса.

На основании ч. 1 ст. 53 ГПК РФ, полномочия представителя должны быть выражены в доверенности, выданной и оформленной в соответствии с законом.

Все допустимые способы удостоверения доверенности перечислены в ч. 7 вышеназванной статьи, исходя из которой, доверенность от имени гражданина может быть удостоверена нотариально или в ином установленном федеральным законом порядке.

В силу ч. ч. 1, 2, 3 п. 3 ст. 185 ГК РФ, доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу для представительства перед третьими лицами. Письменное уполномочие на совершение сделки представителем может быть представлено представляемым непосредственно соответствующему третьему лицу; доверенность на совершение сделок, требующих нотариальной формы, должна быть нотариально удостоверена, за исключением случаев, предусмотренных законом.

К нотариально удостоверенным доверенностям приравниваются доверенности лиц, находящихся в местах лишения свободы, удостоверенные начальником соответствующего места лишения свободы.

Помимо Гражданского кодекса Российской Федерации, правовое регулирование порядка удостоверения начальниками мест лишения свободы доверенностей лиц, находящихся в местах лишения свободы, осуществляется также Инструкцией о порядке удостоверения завещаний и доверенностей начальниками мест лишения свободы, утвержденной Минюстом СССР 14.03.1974 г. N К-15/184, согласно п. 1 которой, начальники мест лишения свободы удостоверяют завещания и доверенности лиц, находящихся в местах лишения свободы; завещания и доверенности, удостоверенные начальником места лишения свободы, приравниваются к нотариально удостоверенным документам.

Пунктом 5 вышеназванной Инструкции также предусмотрено, что начальник места лишения свободы удостоверяет завещания и доверенности лиц, находящихся в местах лишения свободы, по их устному заявлению. Начальник места лишения свободы оказывает содействие лицам, находящимся в местах лишения свободы и желающим удостоверить завещание или доверенность. В этих целях он, в частности, разъясняет им их права и обязанности, вытекающие из завещания и доверенности (пункты 14, 20, 21, 22, 25, 28 и 29 настоящей Инструкции); предупреждает о последствиях, возникающих в связи с удостоверением завещаний и доверенностей; разъясняет порядок изменения завещания, отмены завещания и доверенности; в необходимых случаях по просьбе лиц, находящихся в местах лишения свободы, начальник места лишения свободы должен составить проект завещания и доверенности.

Кроме того, в соответствии с п. 6 той же Инструкции, при удостоверении завещания или доверенности начальник места лишения свободы устанавливает личность, проверяет возраст завещателя и лица, выдавшего доверенность, в порядке, предусмотренном для этих учреждений (по личному делу и пр.). Установление личности завещателя и лица, выдавшего доверенность, необходимо для того, чтобы убедиться, то ли лицо подписывает завещание и доверенность, от имени которого они составлены.

Исходя из п. 10 Инструкции, начальник места лишения свободы отказывает в удостоверении завещания или доверенности, если они противоречат закону, то есть если они совершаются в обход действующего законодательства или с целью, заведомо противной интересам государства и общества, и т.д.

На основании п. 30 данной Инструкции, доверенность выдается на руки лицу, выдавшему доверенность, или по его просьбе и за его счет высылается по указанному им адресу лицу, которому выдана доверенность.

Таким образом, по смыслу вышеприведенных норм, для реализации осужденными своих гражданских прав, гарантированных Конституцией РФ, и ограниченных их пребыванием в местах лишения свободы, на начальника мест лишения свободы возложена обязанность по удостоверению доверенности о правах, не только требующих нотариального удостоверения, но и о других правах, что соответствует положению ст. 45 Конституции РФ, предусматривающей право каждого защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

Определяя круг полномочий, которыми наделяется представитель, лицо, выдающее доверенность, действует по своему усмотрению, однако данное лицо не должно выйти за пределы правоспособности и дееспособности, и при этом должно учитывать, что доверенность - это односторонняя сделка и, следовательно, она подчиняется общим требованиям гражданского законодательства о сделках, в том числе, и требованию о соответствии сделки закону или иным нормативно-правовым актам, при несоответствии которым сделка признается, по общему правилу, ничтожной.

С учетом анализа вышеприведенных норм, нельзя согласиться с выводом суда первой инстанции о том, что начальники мест лишения свободы заверяют только подпись лица, подписавшего доверенность, а не проверяют текст документа на соответствие его действующему законодательству РФ.

Кроме того, для удостоверения доверенности начальником соответствующего места лишения свободы необходимо обращение самого осужденного с письменным или устным заявлением об этом и с указанием лица, которому будут переданы полномочия.

Вместе с тем, из содержания поданного в суд заявления (л.д. 4 - 7, т. 1), вышеприведенных писем заинтересованных лиц, в том числе, ответов начальника ФБУ ИК-10 ГУФСИН России по Челябинской области от 26.06.2009 года (л.д. 295, т. 1), от 26.02.2010 года (л.д. 296, т. 2), прокуратуры Челябинской области от 07.10.2009 года (л.д. 12 т. 1), на которые ссылаются заявители, усматривается, что за удостоверением доверенностей от имени осужденных Б.К.Г. и Ш. к начальникам ИУ обращался Г.В., тогда как доказательств устного либо письменного обращения непосредственно самих осужденных с такими просьбами материалы дела не содержат, а совершить действия по удостоверению доверенностей без волеизъявления доверителя не представляется возможным.

Также заявителями не представлено и проектов доверенностей с отметкой ИУ в их получении, и в удостоверении которых им было отказано, в связи с чем невозможно проверить содержание данных доверенностей на их соответствие действующим нормам ГПК РФ, ГК РФ, УПК РФ, КоАП РФ, на что судом при разрешении заявленных требований не было обращено должное внимание.

Приобщенное к материалам дела в обоснование заявленных требований письменное заявление Б.К.Г. N 3 от 28.04.2010 года об удостоверении доверенностей на имя ***********., ***********., ***********., ***********., ***********. с приложенными к нему проектами доверенностей (л.д. 328, т. 1), было адресовано им начальнику ФБУ ЛПУ-3 СТБ ГУФСИН России по Челябинской области ***********., действия которого в рамках настоящего дела заявителями не обжалуются. Законность отказа последнего в удостоверении доверенностей на перечисленных лиц проверена вступившим в законную силу 22 декабря 2010 года решением Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 28.07.2010 г. по гражданскому делу по заявлению Б.К.Г. об оспаривании действий директора ФСИН России ***********., заместителя начальника 17 Управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации ***********., начальника Федерального бюджетного учреждения N 3 Лечебно-профилактическое учреждение N 3 СТБ ГУФСИН России по Челябинской области ***********., в удовлетворении которого отказано в полном объеме (л.д. 238 - 240, 241 - 242, т. 1).

Следовательно, ссылка суда первой инстанции на указанное заявление является неправомерной.

Из имеющихся в материалах дела письменных заявлений осужденного Б.К.Г. об удостоверении доверенностей на имя ***********., ***********., ***********., ***********., ***********. от 09.06.2010 года, от 25.06.2010 года, от 27.07.2010 года (л.д. 117, 234, 235, т. 1), а также из ответов начальника ФБУ ИК-10 ГУФСИН России по Челябинской области об отказе их удостоверить от 25.06.2010 года (л.д. 149, т. 1), от 09.07.2010 года (л.д. 150, т. 2), 09.08.2010 года (л.д. 151, т. 1), от 30.08.2010 года (л.д. 237, т. 1) усматривается, что Б.К.Г. действительно обращался с письменными заявлениями об удостоверении доверенностей к начальнику ФБУ ИК-10 ГУФСИН России по Челябинской области, но уже после его обращения 03 июня 2010 года в суд с настоящим заявлением об оспаривании действий последнего, в котором он просил признать незаконным отказ в удостоверении подписи руки осужденного Б.К.Г. на доверенностях, содержащийся только в письме от 26.06.2009 года (л.д. 4 - 7, 295, т. 1).

При этом, на всем протяжении судебного разбирательства заявленные требования в порядке ст. 39 ГПК РФ, ни заявителями, ни их представителем не уточнялись, тогда как на основании ч. 3 ст. 196 ГПК РФ, в соответствии с требованиями принципа диспозитивности, суд принимает решение по заявленным требованиям.

Ввиду изложенного, судом первой инстанции неправомерно были исследованы и положены в основу решения также отказы начальника ФБУ ИК-10 ГУФСИН России по Челябинской области Б.К.Г. в удостоверении доверенностей, изложенные в письмах от 25.06.2010 г. от 09.06.2010 г., от 09.08.2010 г. (л.д. 149 - 151), от 08.10.2010 г., а также копия его заявления N 13 об удостоверении подписи руки Б.К.Г. на доверенностях от 27.07.2010 г. с отметкой о его принятии ФБУ ИК-10 ГУФСИН России по Челябинской области (л.д. 116 - 117), аналогичные заявления от 25.06.2010 г. (л.д. 234), от 09.06.2010 г. (л.д. 235), копии доверенностей, о заверении которых просил Б.К.Г. (л.д. 158 - 162), и которые заявителями не обжаловались, поскольку выходят за рамки заявленных требований.

В соответствии с разъяснениями, данными в пункте 22 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10.02.2009 года N 2 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих", при подготовке дела к судебному разбирательству надлежит учитывать, что к обстоятельствам, имеющим значение для правильного разрешения данной категории дел, в частности, относятся: соблюдение срока обращения с заявлением в суд; законность и обоснованность принятого решения, совершенного действия (бездействия).

Согласно пункту 24 вышеупомянутого Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, в суде необходимо по каждому делу выяснять, соблюдены ли сроки обращения заявителя в суд, и каковы причины их нарушения, а вопрос о применении последствий несоблюдения данных сроков следует обсуждать независимо от того, ссылались ли на это обстоятельство заинтересованные лица.

Исходя из положений части 1 статьи 4 и части 1 статьи 256 ГПК РФ, срок обращения с заявлением в суд начинает течь с даты, следующей за днем, когда заявителю стало известно о нарушении его прав и свобод, о создании препятствий к осуществлению его прав и свобод, о возложении обязанности или о привлечении к ответственности. Обязанность доказывания этого обстоятельства лежит на заявителе.

С учетом изложенных в поданном заявлении в суд обстоятельств дела, пояснений представителя заявителей в суде первой инстанции и в суде апелляционной инстанции, об отказе в удостоверении доверенностей на представление интересов Б.К.Г. заявителю стало известно из письма начальника ФБУ ИК-10 ГУФСИН России по Челябинской области от 26.06.2009 г., полученного лично представителем заявителя по доверенности Г.В. 07.07.2009 года, о чем имеется его собственноручная подпись (л.д. 11), о неправомерном отказе в удостоверении доверенностей на имя Ш. - из ответа Челябинской прокуратуры по надзору за соблюдением законов в ИУ от 07.10.2009 г., в котором сообщалось о том, что администрацией учреждения ИК-6 необоснованно было отказано в удовлетворении просьбы заявителя об удостоверении доверенности указанного осужденного на представление его интересов иными лицами, полученного лично представителем заявителя по доверенности Г.В. 14.10.2009 года, что также подтверждается его собственноручной подписью, которая им не оспаривалась (л.д. 12), тогда как с заявлением об обжаловании действий начальников ИУ представитель заявителей Б.К.Г. и Ш. по доверенностям Г.В. обратился только 03 июня 2010 года (л.д. 4 - 7, т. 1), то есть по истечении трех месяцев со дня, когда стало известно об оспариваемых действиях (бездействии) должностных лиц.

При этом, объективных допустимых доказательств в подтверждение того, что имелись какие-либо обстоятельства, препятствующие обращению с настоящим заявлением в предусмотренный законом срок заявителями, их представителем, на которых возложено бремя доказывания данного обстоятельства, суду представлено не было. Факты обращения представителя заявителей Г.В. с жалобами на действия (бездействие) начальников ИУ во ФСИН России и Генеральную прокуратуру РФ, по своему содержанию и основаниям, дублирующими настоящее заявление, поданное в суд, уважительными причинами признаны быть не могут.

Следовательно, срок для оспаривания действий (бездействии) начальников ИУ пропущен без уважительных причин, что в порядке ст. 199 ГПК РФ является самостоятельным и безусловным основанием для отказа в удовлетворении исковых требований, с учетом того, что с заявлением о восстановлении данного срока заявители, их представитель не обращались.

Вместе с тем, судом первой инстанции при рассмотрении заявленных требований данным обстоятельствам надлежащая оценка не дана.

По смыслу разъяснений, содержащихся в абзаце 4 пункта 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2009 года N 2 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих", к бездействию относится неисполнение органом государственной власти, органом местного самоуправления, должностным лицом, государственным или муниципальным служащим обязанности, возложенной на них нормативными правовыми и иными актами, определяющими полномочия этих лиц (должностными инструкциями, положениями, регламентами, приказами).

В силу ч. 1 ст. 12, и п. 4 ст. 10 ФЗ от 02.05.2006 года N 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан РФ", письменное обращение, поступившее в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу в соответствии с их компетенцией, рассматривается в течение 30 дней со дня регистрации письменного обращения. Государственный орган, орган местного самоуправления или должностное лицо дает письменный ответ по существу поставленных в обращении вопросов.

Частью 1 статьи 10 Федерального закона от 17.01.1992 N 2202-1 (в ред. от 21.11.2011) "О прокуратуре Российской Федерации" определено, что в органах прокуратуры в соответствии с их полномочиями разрешаются заявления, жалобы и иные обращения, содержащие сведения о нарушении законов.

Из письма Генеральной прокуратуры РФ от 20.05.2010 г. усматривается, что по жалобе Г.В. о неправомерности действий начальника ИК-10, отказавшегося проводить процедуру заверения доверенностей осужденных, поступившей 28.04.2010 года, прокуратурой проводилась проверка, в ходе которой были истребованы проекты доверенностей от имени осужденных, в ходе изучения которых было установлено, что в них в числе иных полномочий зафиксировано представление интересов осужденных в уголовном судопроизводстве, что противоречит положениям ст. 182, 185 ГК РФ; осужденные Б.К.Г. и Ш. с самостоятельными жалобами в прокуратуру не обращались; каких-либо нарушений действующего законодательства в действиях начальника ФБУ ИК-10 ГУФСИН России по Челябинской области в ходе проведенной прокурорской проверки, равно как и оснований для принятия мер прокурорского реагирования, выявлено не было, о чем в письменной форме было сообщено Г.В. При этом, доводы о неправомерном отказе начальника ИК-6 заверить доверенности на имя осужденного Ш. указанная жалоба не содержала, в связи с чем в отношении данного факта проверка прокуратурой не проводилась, ответ не давался (л.д. 13).

На обращения представителя заявителей Г.В. с жалобами на действия начальников ИУ по отказу проведения процедуры заверения доверенностей осужденных во ФСИН России от 04.03.2010 года, 18.03.2010 года, от 16.04.2010 года, 21.04.2010 года, 26.04.2010 года должностным лицом представителю заявителей направлены подробные письменные ответы от 22.03.2010 г., от 29.03.2010 г., от 26.05.2010 г. и от 04.05.2010 г., дающие разъяснения по всем поставленным вопросам со ссылками на нормы действующего законодательства, с разъяснением права альтернативного оформления доверенностей у нотариуса, с приведением оценки действиям начальников исправительных учреждений, которые были получены Г.В. лично под расписку (л.д. 14 - 17).

Исходя из изложенного, порядок и сроки рассмотрения обращений представителя заявителей, установленные ФЗ РФ от 02.05.2006 г. N 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации", должностными лицами Генеральной прокуратуры РФ, ФСИН России нарушены не были. Кроме того, ответы подготовлены уполномоченными на то лицами в пределах предоставленных полномочий и направлены в адрес подателя заявлений Г.В. Достоверных доказательств, свидетельствующих о наличии какого-либо неправомерного бездействия со стороны Генеральной прокуратуры РФ, ФСИН России, либо о нарушении законных прав и свобод Б.К.Г. и Ш. проведенными по факту обращения их представителя Г.В. проверками и направленными ему ответами, представлено не было, что судом первой инстанции при разрешении заявленных требований также не исследовалось и не оценивалось, в обжалуемом решении отражения не нашло.

При этом, судом первой инстанции не было учтено, что факт несогласия представителя заявителей с ответами, которые были даны Генеральной прокуратурой, РФ ФСИН России на его обращения, не может свидетельствовать о бездействии должностных их лиц и нарушении прав и свобод осужденных Б.К.Г. и Ш.

При таких обстоятельствах, состоявшееся решение нельзя признать законным и обоснованным, оно подлежит отмене с вынесением нового решения.

Согласно ч. 1 ст. 3 ГПК РФ, заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов. На основании ст. 56 ГПК РФ, бремя доказывания нарушения своих прав и свобод действиями (бездействиями) должностных лиц, лежит на заявителях.

В силу ч. 4 ст. 258 ГПК РФ, суд отказывает в удовлетворении заявления, если установит, что оспариваемое решение или действие принято, либо совершено в соответствии с законом в пределах полномочий органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего и права, либо свободы гражданина не были нарушены.

Поскольку представитель заявителей реализовал свое право на обращение и получение информации по его обращению, должностными лицами Генеральной прокуратуры РФ, ФСИН России в установленные сроки и в пределах предоставленной компетенции заявления Г.В. рассмотрены, ему даны соответствующие ответы, в связи с чем отсутствуют основания утверждать, что имело место незаконное бездействие должностных лиц, повлекшее нарушение или ограничение прав либо свобод заявителей Б.К.Г. и Ш., основания для удовлетворения заявленных требований к Генеральной Прокуратуре РФ и ФСИН России в полном объеме отсутствуют.

В связи с отсутствием в материалах дела бесспорных доказательств факта обращения осужденных Б.К.Г. и Ш. с устными либо с письменными заявлениями к начальникам ИУ о проведении ими процедуры удостоверения доверенностей на представление их интересов другими лицами и получением от них отказов, не представлением проектов данных доверенностей с отметкой ИУ в их получении, что лишает возможности проверить их содержание на соответствие действующему законодательству, а также пропуском трехмесячного срока обращения в суд с заявлением об обжаловании отказов начальника ФБУ ИК-10 ГУФСИН России по Челябинской области от 26.06.2009 г. от проведения процедуры удостоверения доверенностей на представление интересов Б.К.Г., начальника ФБУ ИК-6 ГУФСИН России по Челябинской области от 07.10.2009 г. от проведения процедуры удостоверения доверенностей на представление интересов Ш., полученных лично представителем заявителей по доверенностям Г.В., и не представлением доказательств, свидетельствующих о наличии уважительных причин для пропуска срока исковой давности, либо о перерыве течения срока давности, в удовлетворении требований к начальникам ФБУ ИК-10 ГУФСИН России по Челябинской области и ФБУ ИК-6 ГУФСИН России по Челябинской области также надлежит отказать полностью.

Ввиду того, что отказы начальника ФБУ ИК-10 ГУФСИН России по Челябинской области в проведении процедуры удостоверения доверенностей Б.К.Г., изложенные в письмах от 25.06.2010 г., от 09.06.2010 г., от 09.08.2010 г. (л.д. 149 - 151), от 08.10.2010 г., а также в копии его заявлении N 13 с отметкой о его принятии ФБУ ИК-10 ГУФСИН России по Челябинской области (л.д. 116 - 117), в заявлениях от 25.06.2010 г. (л.д. 234), от 09.06.2010 г. (л.д. 235), копии доверенностей, о заверении которых просил Б.К.Г. (л.д. 158 - 162), заявителями не обжаловались, на основании ч. 3 ст. 196 ГПК РФ, выйти за рамки заявленных требований суд не вправе, данные отказы проверке и оценке судом апелляционной инстанции не подлежат.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329, 330 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 19 июня 2012 года отменить, вынести новое решение.

В удовлетворении заявления Б.К.Г. и Ш. о признании решений начальников ФБУ ИК-6, ФБУ ИК-10 ГУФСИН России по Челябинской области об отказе в удостоверении подписи осужденных Б.К.Г. и Ш. на доверенностях незаконными и необоснованными, об обязании устранить в полном объеме допущенное нарушение прав и свобод Б.К.Г. и Ш., устранить препятствия к осуществлению их прав и свобод; о признании бездействия директора ФСИН России ***********., заместителя начальника 17 Управления Генеральной прокуратуры РФ ***********. по фактам незаконных отказов начальников ФБУ ИК-6 ГУФСИН России по Челябинской области и ФБУ ИК-10 ГУФСИН России по Челябинской области в удостоверении подписи осужденных Б.К.Г. и Ш. на доверенностях незаконными и необоснованными, об обязании устранить в полном объеме допущенные нарушения прав и свобод Б.К.Г., Ш., устранить препятствия к осуществлению их прав и свобод, отказать в полном объеме.


Вернуться назад
Статья 51 УК РФ. Ограничение по военной службе

Статья 51 Уголовного кодекса Российской Федерации (Ограничение по военной службе)  по состоянию на...

Подробнее
Статья 327.1 УК РФ. Изготовление, сбыт поддельных акцизных марок, специальных марок или знаков соответствия либо их использование

Статья 327.1 Уголовного кодекса Российской Федерации (Изготовление, сбыт поддельных акцизных марок,...

Подробнее