Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Определение Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 16.04.2020 по делу N 77-416/2020

Определение Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 16.04.2020 по делу N 77-416/2020 Приговор: Ст. 159 УК РФ (мошенничество). Определение: Акты оставлены без изменения.

ВОСЬМОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 апреля 2020 г. по делу N 77-416/2020

Судебная коллегия по уголовным делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе: …

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу адвоката М.А.Н. в защиту интересов осужденного М.С. на приговор Центрального районного суда г. Омска от 02 октября 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда от 28 ноября 2019 года.

Заслушав доклад судьи Череватенко Н.Е., изложившей обстоятельства уголовного дела, содержание судебных решений, доводы кассационной жалобы адвоката Мартынова А.Н., поданных возражений, выслушав выступление адвоката Блескина В.С. и осужденного М.С. по доводам кассационной жалобы, потерпевшего ФИО21 и его представителя - адвоката Перистого В.В., прокурора Клековкиной К.В., полагавших в удовлетворении кассационной жалобы отказать, судебная коллегия

установила:

По приговору Центрального районного суда г. Омска от 02 октября 2019 года

М.С., родившийся ДД.ММ.ГГГГ в <адрес>, гражданин РФ, не судимый,

осужден:

по ч. 4 ст. 159 УК РФ (по эпизоду в отношении потерпевшего ФИО9) к 04 годам лишения свободы со штрафом в размере 300 000 рублей,

по ч. 4 ст. 159 УК РФ (по эпизоду в отношении потерпевшего ФИО21) к 06 годам лишения свободы со штрафом в размере 400 000 рублей.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено наказание в виде 07 лет лишения свободы со штрафом в размере 500 000 рублей с отбыванием основного наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Срок отбытия наказания исчислен со дня вступления приговора в законную силу. В соответствии с п. "б" ч. 3.1 ст. 72 УК РФ зачтен срок содержания под стражей с 03 октября 2018 года до вступления приговора в законную силу, из расчета один день содержания под стражей за полтора дня отбывания наказания в колонии общего режима.

Гражданские иски потерпевших удовлетворены: с М.С. в пользу потерпевшего ФИО9 в счет возмещения имущественного ущерба взыскано 4 890 000 рублей, в пользу потерпевшего ФИО21 в счет возмещения имущественного ущерба взыскано 8 650 000 рублей.

Приговором решена судьба вещественных доказательств, в счет гражданских исков и исполнения наказания в виде штрафа обращено взыскание на имущество М.С.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда от 28 ноября 2019 года приговор оставлен без изменения.

Согласно приговору суда М.С. признан виновным в совершении мошенничества в отношении потерпевшего ФИО9, то есть хищения чужого имущества путем обмана, в особо крупном размере. Также М.С. признан виновным в совершении мошенничества в отношении потерпевшего ФИО21, то есть хищения чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, в особо крупном размере.

Преступления совершены при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе адвокат Мартынов А.Н. в защиту интересов осужденного М.С. выражает несогласие с состоявшимися судебными решениями, считая их незаконными, необоснованными и несправедливыми.

В обоснование доводов жалобы указывает, что по эпизоду мошенничества в отношении потерпевшего ФИО9 осужденный допустил преднамеренное неисполнение принятых на себя обязательств по договору простого товарищества, фактически заключенного между ООО "<данные изъяты>", директором которого он являлся и потерпевшим для совместного приобретения объекта коммерческой недвижимости. По эпизоду мошенничества в отношении потерпевшего ФИО21 осужденный преднамеренно не в полном объеме исполнил принятые на себя обязательства по фактически заключенному между ним и потерпевшим договору поручения, предусматривающему передачу потерпевшим денежных средств М.С., который через расчетный счет принадлежащей ему организации ООО "<данные изъяты>", должен производить безналичную оплату рассрочки, предоставленной на приобретение квартиры с парковочным местом для сына потерпевшего. Считает, в связи с этим, данные действия М.С. должны быть квалифицированы по ч. 6 ст. 159 УК РФ.

Выражает несогласие с назначенным наказанием ввиду его чрезмерной суровости. Полагает, что судом не обеспечен единообразный подход при определении меры государственного принуждения, не учтено, что преступления не посягают на социальные права граждан, не приняты во внимание данные, характеризующие личность М.С., который ранее не судим, один воспитывает двоих детей, положительно характеризуется по месту жительства, трудоустроен, имеет неудовлетворительное состояние здоровья. Полагает, что выводы суда о назначении наказания в виде реального лишения свободы в приговоре не мотивированы. Также суд не обосновал назначение М.С. дополнительного наказания в виде штрафа в размере 500 000 рублей. Ссылается на отсутствие у осужденного возможности самостоятельно оплатить указанную сумму, поскольку он находится в возрасте, близком к пенсионному, не обладает дорогостоящим имуществом, имеет иждивенцев, его доходы складывались только из предпринимательской деятельности. Полагает, что 60 дней является недостаточным сроком для добровольной уплаты штрафа. Кроме того не согласен с решением суда по гражданскому иску потерпевшего ФИО9 ввиду необходимости проведения дополнительных расчетов. С учетом этого просит приговор в этой части отменить с передачей дела в указанной части на новое судебное рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства; тот же приговор изменить, переквалифицировать действия М.С. на ч. 6 ст. 159 УК РФ (по каждому эпизоду), снизить размер основного наказания за каждое преступление и по их совокупности, применить положения ст. 73 УК РФ, в части назначения дополнительного наказания просит приговор отменить.

В возражениях на кассационную жалобу заместитель прокурора Омской области Т.Е.М. указывает, что нарушений уголовного и уголовно-процессуального законов судами первой и апелляционной инстанций не допущено, оснований для отмены либо изменения приговора Центрального районного суда г. Омска от 02 октября 2019 года и апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда от 28 ноября 2019 года не имеется, просит оставить судебные решения без изменения, кассационную жалобу адвоката М.А.Н. без удовлетворения.

В возражениях на кассационную жалобу представитель потерпевшего ФИО21 - адвокат П.В.В. просит приговор Центрального районного суда г. Омска от 02 октября 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда от 28 ноября 2019 года оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационной жалобы, поданных возражений, судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденного в совершении мошенничества правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Виновность осужденного М.С. в совершении инкриминируемых ему преступлений, подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств.

Изложенные в жалобе доводы по существу сводятся к переоценке доказательств, которые судом исследованы и оценены с соблюдением требований ст. 88 УПК РФ. Нарушений уголовно-процессуального закона при исследовании и оценке доказательств судом не допущено.

В судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд, сохраняя объективность и беспристрастность, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Все ходатайства сторон рассмотрены судом в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Доводы осужденного М.С. и защиты об отсутствии доказательств виновности по ч. 4 ст. 159 УК РФ проверялись судом и обоснованно отвергнуты по мотивам, изложенным в приговоре, не согласиться с которыми оснований не имеется.

Выводы суда первой инстанции о виновности осужденного и квалификации его действий являются мотивированными, основанными на совокупности исследованных доказательств и подтверждаются, в частности,

показаниями потерпевшего ФИО9 о том, что с целью получения помощи в приобретении базы под станцию технического обслуживания он обратился к М.С., который предъявил решение об одобрении "<данные изъяты>" кредита и указал, что денежные средства на первоначальный взнос в банк у него отсутствуют. Тогда он (ФИО9) одолжил деньги у ФИО10, директора ООО "<данные изъяты>" ФИО11 и перечислил на расчетный счет ООО "<данные изъяты>", принадлежащего М.С. 4 900 000 рублей. После чего М.С. перестал выходить на связь и стало известно о подложности предоставленного М.С. предварительного одобрения на кредит. Объект недвижимости приобретен не был. Договор займа между ООО "<данные изъяты>" и ООО "<данные изъяты>" был формальным и преследовал цель перечисления денег М.С.;

свидетелей ФИО12, ФИО11, ФИО10, подтвердивших наличие между М.С. и ФИО9 договоренности на приобретение объекта недвижимости и перечисления по просьбе последнего на расчетный счет ООО "<данные изъяты>" заемных у ФИО10, а также ООО "<данные изъяты>" денежных средств на общую сумму 4 900 000 рублей. ФИО12 также пояснившего, что через службу безопасности ему известно, что кредит М.С. в "<данные изъяты>" фактически не одобряли;

а также письменными доказательствами: ответом на запрос АО "<данные изъяты>", выпиской по счету, где указано о зачислении на расчетный счет ООО "<данные изъяты>" сумм в размере 1 600 000 рублей и 3 300 000 рублей, одна часть из которых была обналичена, другая перечислена на счета ООО "<данные изъяты>", ООО "<данные изъяты>"; информацией МИФНС России N о том, что М.С. являлся учредителем и руководителем названных организаций;

потерпевшего ФИО21 о том, что осужденный, введя его в заблуждение относительно возможности оплаты приобретенной им квартиры на выгодных условиях, получил денежные средства в сумме 14 850 000 рублей, часть из которых в сумме 6 200 000 рублей направил по назначению в строительную организацию, а 8 650 000 рублей похитил. При этом М.С. изготовил и предоставил потерпевшему подложные платежные поручения, согласно которым ООО "<данные изъяты>" перечислило в адрес АО "<данные изъяты>" 8 100 000 рублей;

свидетеля ФИО13, аналогичными показаниям потерпевшего ФИО21, свидетелей ФИО14, ФИО15 подтвердивших, что в ДД.ММ.ГГГГ они неоднократно встречались с ФИО21, который передавал им деньги для М.С. в общей сумме 13 600 000 рублей; ФИО16 подтвердившего, что присутствовал при передаче ФИО13 наличных денежных средств ФИО14; ФИО17 о том, что она передала по указанию ФИО21 в счет оплаты приобретаемой последним недвижимости денежные средства ФИО14, также ФИО15; ФИО18 о том, что в ДД.ММ.ГГГГ, находясь в <адрес>, она передала наличные денежные средства ФИО1 в сумме 1 000 000 рублей в счет приобретаемой квартиры; ФИО19 о том, что имеющуюся у него задолженность перед ФИО21 в сумме 250 000 рублей он по требованию последнего погасил путем безналичного перевода названной суммы с расчетного счета своей организации ООО ЦТП "<данные изъяты>" на расчетный счет ООО "<данные изъяты>", директором которого является ФИО20. От ФИО21 стало известно, что М.С. не возвращает ему денежные средства в общей сумме 8 650 000 рублей, которые он получил от него для внесения платы за приобретаемую недвижимость.

Также подтверждаются: копиями расходных кассовых ордеров, подтверждающих получение ФИО14 от ФИО21 12 600 000 рублей, получение ФИО15 от ФИО21 1 000 000 рублей; платежным поручением с указанием о перечислении ООО ЦТП "<данные изъяты>" на расчетный счет ООО "<данные изъяты>" 250 000 рублей; уведомлением АО "<данные изъяты>" о необходимости погашения задолженности по уплате цены договора; скриншотами переписки в приложении "WatsaApp" между ФИО21 и М.С., где последний фактически подтверждает получение денежных средств от ФИО21; протоколом осмотра предметов, согласно которому с расчетного счета ООО "<данные изъяты>" на расчетный счет АО "<данные изъяты>" и других строительных организаций перечислено 6 200 000 рублей для оплаты приобретенной ФИО21 квартиры; выпиской по счетам ООО "<данные изъяты>" согласно которой в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ обналичено 3 530 000 рублей; протоколом осмотра предметов, согласно которому был произведен осмотр распечатки телефонных переговоров, содержащих сведения о соединениях между ФИО21, М.С., ФИО14 и ФИО15 в период передачи денежных средств ФИО21 М.С.; другими приведенными в приговоре и исследованными судом доказательствами.

В приговоре приведены мотивы, по которым суд принял одни доказательства и отверг другие. Оснований сомневаться в выводах суда не имеется. Каких-либо противоречивых доказательств, которые могли бы существенно повлиять на выводы суда о виновности осужденного, и которым суд не дал оценки в приговоре, не имеется.

Следственные действия, зафиксированные в соответствующих протоколах, проведены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, отвечают положениям ст. ст. 74, 86 УПК РФ.

Все доказательства по делу суд оценил в их совокупности, в соответствии со ст. 17 УПК РФ по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, при этом никакие доказательства для суда не имели заранее установленной силы.

Все исследованные судом доказательства получили оценку суда в соответствии со ст. ст. 87, 88 УПК РФ. Доводы стороны защиты проверены в ходе судебного разбирательства и также оценены с учетом совокупности доказательств.

Суд, проанализировав представленные доказательства, правильно сделал вывод о совершении осужденным М.С. инкриминируемых преступлений, - мошенничества (по эпизоду в отношении ФИО9), то есть хищения чужого имущества путем обмана, в особо крупном размере, и мошенничества (по эпизоду в отношении ФИО21), то есть хищения чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, в особо крупном размере.

Об отсутствии у М.С. (по эпизоду хищения у ФИО9) намерений исполнять обязательства по оказанию помощи в приобретении объекта недвижимости свидетельствует способ распоряжения полученными денежными средствами, незамедлительное расходование их на цели, не связанные с имевшей место договоренностью.

Обман и злоупотребление доверием как способ хищения денежных средств (по эпизоду хищения у потерпевшего ФИО21) выразился в не соответствующих действительности обещаниях о возврате 8% от полученных наличных денежных средств, в предоставлении подложных платежных поручений и в отсутствии изначально намерения перечислять деньги по назначению.

Доказательств, опровергающих выводы суда, стороной защиты не представлено.

Оснований усомниться в представленных в материалах дела доказательствах, стороной защиты не представлено.

Выводы суда о квалификации действий М.С. основаны на тщательной и всесторонней оценке исследованных в судебном заседании доказательств.

Правовая оценка содеянного М.С. по ч. 4 ст. 159 УК РФ соответствует установленным судом фактическим обстоятельствам уголовного дела, с приведением мотивов, подтверждающих наличие в действиях осужденного состава преступления, квалифицирующего признака.

Оснований для переквалификации его действий на ч. 6 ст. 159 УК РФ, как об этом указано в кассационной жалобе, судебная коллегия не усматривает.

Положенные в основу приговора доказательства получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, объективно соответствуют фактическим обстоятельствам дела и согласуются между собой, поэтому обоснованно признаны допустимыми и достоверными, достаточными для постановления обвинительного приговора.

Все обстоятельства, имеющие значение для дела, были судом всесторонне исследованы и проанализированы, собранным доказательствам, а также доводам сторон, приведенным каждой из них в обоснование своей позиции по делу, в приговоре дана надлежащая оценка с указанием мотивов, по которым суд доверяет одним из них и отвергает другие.

Каких-либо явных существенных противоречий, способных повлиять на выводы суда, в показаниях допрошенных по делу потерпевших и свидетелей обвинения, не усматривается. Из представленных материалов следует, что показания названных лиц были надлежаще проверены судом, в том числе путем сопоставления их друг с другом, а в необходимых случаях с иными материалами дела, в целом они последовательны, непротиворечивы, согласуются как между собой, так и с иными представленными обвинением доказательствами, в связи с чем заслуживают доверия.

При этом следует отметить, что нарушений при исследовании и оценке доказательств, которые могли бы повлиять на правильность установления фактических обстоятельств дела, либо приведших к неправильной квалификации действий осужденного, судом не допущено.

Утверждение защитника о наличии гражданско-правовых отношений между М.С. и потерпевшими, необходимости квалификации его действий по ч. 6 ст. 159 УК РФ, судебная коллегия не находит.

В соответствии с позицией Пленума Верховного Суда РФ, изложенной в Постановлении от 30.11.2017 года N 48 "О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате" состав мошенничества, предусмотренный в том числе ч. 6 ст. 159 УК РФ, имеет место в случае, если действия лица, сопряжены с умышленным неисполнением принятых на себя обязательств по договору в сфере предпринимательской деятельности, сторонами которого являются только индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации.

Так, обращение ФИО9 к М.С. как физическому лицу, которое могло оказать помощь в получении кредитных денежных средств, не может свидетельствовать о заключении между ними гражданско-правового договора, сопряженного с предпринимательской деятельностью.

Договорных отношений между ООО "<данные изъяты>" и ООО "<данные изъяты>" также не имелось, деньги перечислялись именно в интересах ФИО9 как физического лица, который занял их у ФИО10, а последний обеспечил их перечисление директором ООО "<данные изъяты>" ФИО11.

Также судом установлено, что целью передачи ФИО21 денежных средств М.С., являлась реализация имущественных прав личного характера, связанных с приобретением недвижимости. Потерпевший ФИО21 в данном случае индивидуальным предпринимателем и (или) представителем коммерческой организации не являлся, что также свидетельствует об отсутствии между М.С. и ФИО21 договорных отношений в сфере предпринимательской деятельности.

В этой связи оснований для переквалификации действий М.С. на ст. 159.4 УК РФ (в ред. Федерального закона от 29.11.2012 года N 207-ФЗ) по эпизоду в отношении потерпевшего ФИО9, а также на ч. 6 ст. 159 УК РФ по эпизоду в отношении потерпевшего ФИО21, не имеется.

При назначении наказания осужденному М.С. суд первой инстанции в соответствии со ст. ст. 6, 60 УК РФ учел все обстоятельства, имеющие значение и назначил справедливое наказание.

Выводы суда о назначении осужденному наказания в виде реального лишения свободы надлежащим образом мотивированы в приговоре и являются правильными.

Назначенное М.С. наказание по своему виду и размеру отвечает закрепленным в уголовном законодательстве РФ целям исправления осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений, а также принципам справедливости и гуманизма.

Вопреки доводам жалобы о необъективной оценке судом данных о личности осужденного М.С., судом первой инстанции установлено, что М.С. на учетах у врачей нарколога и психиатра не состоит, участковым уполномоченным полиции характеризуется удовлетворительно, трудоустроен и по месту работы характеризуется положительно, ранее не судим.

Смягчающими наказание М.С. обстоятельствами судом признаны: наличие малолетних детей у виновного, его неудовлетворительное состояние здоровья.

Отягчающих наказание М.С. обстоятельств, судом не установлено.

Выводы о необходимости назначения осужденному наказания в виде реального лишения свободы с дополнительным наказанием в виде штрафа и отсутствии оснований для применения положений ст. ст. 64, 73 УК РФ и ч. 6 ст. 15 УК РФ судом надлежаще мотивированы и не вызывают сомнений. Вид исправительного учреждения, назначен, верно, в соответствии с требованиями п. "б" ч. 1 ст. 58 УК РФ.

Вопреки доводам, содержащимся в кассационной жалобе адвоката М.А.Н., в приговоре необходимость назначения М.С. дополнительного наказания в виде штрафа надлежаще мотивирована. Принимая решение о его назначении, суд учел как материальное положение осужденного, так и возможность получения им дохода в будущем.

Принимая во внимание тяжесть совершенных преступлений, обстоятельства содеянного, трудоспособность осужденного, суд обоснованно назначил ему дополнительное наказание в виде штрафа, о чем привел в приговоре убедительные мотивы, свидетельствующие о необходимости и возможности его назначения. Вопреки доводам жалобы, судом исследовались и приведены в приговоре обстоятельства, характеризующие материальное положение осужденного и условия жизни его семьи. Размер штрафа определен в соответствии с положениями ст. 46 УК РФ и, вопреки утверждению в кассационной жалобе, не является завышенным.

Срок, установленный для оплаты штрафа, не противоречит требованиям ст. 31 УИК РФ.

Судебная коллегия находит, что назначенное М.С. наказание, как основное, так и дополнительное, по своему виду и размеру, как за каждое преступление, так и по их совокупности соответствует целям наказания, предусмотренным ч. 2 ст. 43 УК РФ, является справедливым по отношению к личности осужденного и совершенным им деяниям, оснований для признания назначенного наказания несправедливым вследствие его чрезмерной суровости, а также для его смягчения, в том числе с применением ст. 73 УК РФ, о чем содержится просьба в жалобе, не имеется.

Гражданские иски потерпевших ФИО9 и ФИО21, разрешены судом правильно, с учетом установленного ущерба. Оснований для передачи вопроса о размере возмещения гражданского иска потерпевшего ФИО9 для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства в соответствии с ч. 2 ст. 309 УПК РФ у суда не имелось.

Указание в кассационной жалобе о несоблюдении судом принципа единообразия судебной практики при определении меры государственного принуждения противоречит требованиям ст. ст. 3, 6 УК РФ о строго индивидуальном подходе к назначению наказания. Отсутствие посягательства на социальные права граждан, не влияет на законность осуждения М.С., поскольку он виновно совершил общественно опасные деяния, запрещенные УК РФ под угрозой наказания.

В апелляционном порядке дело рассмотрено в соответствии с положениями ст. 389.13 УПК РФ, апелляционное определение соответствует требованиям ст. 389.28 УПК РФ. Суд апелляционной инстанции согласно ст. 389.9 УПК РФ проверил законность, обоснованность и справедливость приговора, дал надлежащую оценку всем приведенным в апелляционных жалобах адвокатов доводам, аналогичные изложенным адвокатом ФИО6 в кассационной жалобе, которые обоснованно отверг, изложив в апелляционном определении мотивы принятых решений, которые являются верными.

Существенных нарушений уголовно-процессуального и уголовного закона, повлиявших на исход дела, и которые в силу ст. 401.15 УПК РФ являлись бы основаниями для отмены либо изменения в кассационном порядке постановленных судебных решений, по делу не допущено, в связи с чем оснований для удовлетворения кассационной жалобы адвоката ФИО6, судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 401.14 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Центрального районного суда г. Омска от 02 октября 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда от 28 ноября 2019 года в отношении М.С. оставить без изменения, кассационную жалобу адвоката М.А.Н. - без удовлетворения.


Вернуться назад
Статья 159.6 УК РФ. Мошенничество в сфере компьютерной информации

Статья 159.6 Уголовного кодекса Российской Федерации (Мошенничество в сфере компьютерной информации) по...

Подробнее