Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Определение Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 11.12.2019 по делу N 77-42/2019

Определение Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 11.12.2019 по делу N 77-42/2019 Приговор: Ст. ст. 158.1, 228 УК РФ (мелкое хищение, совершенное лицом, подвергнутым административному наказанию; незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов...). Определение: Судебные акты оставлены без изменения.

ВОСЬМОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 декабря 2019 г. по делу N 77-42/2019

Судебная коллегия по уголовным делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе …

рассмотрела уголовное дело по кассационной жалобе осужденного Б., поданной на приговор Центрального районного суда г. Красноярска от 25 марта 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 23 мая 2019 г.

Заслушав доклад председательствующего, выступления осужденного Б., его защитника - адвоката Т.Н.И., поддержавших доводы жалобы и просивших об изменении вышеназванных приговора и апелляционного определения, выступление прокурора К.В.В., возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы, судебная коллегия

установила:

по приговору Центрального районного суда г. Красноярска от 25 марта 2019 г.

Б., родившийся ДД.ММ.ГГГГ в г. <данные изъяты>, гражданин РФ, судимый:

- приговором мирового судьи судебного участка N 72 в Свердловском районе г. Красноярска от 19 мая 2017 г. по ст. 264.1 УК РФ к наказанию в виде обязательных работ на срок 160 часов с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами на срок 2 года. Наказание в виде обязательных работ отбыто ДД.ММ.ГГГГ;

- приговором мирового судьи судебного участка N 63 в Ленинском районе г. Красноярска от 27 октября 2017 г. по ч. 1 ст. 158, ч. 1 ст. 158 УК РФ, с применением ч. ч. 2, 5 ст. 69 УК РФ к наказанию в виде обязательных работ на срок 230 часов с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами на срок 1 год 7 месяцев 3 дня. Постановлением мирового судьи судебного участка N 56 в Кировском районе г. Красноярска от 20 февраля 2018 г. назначенное наказание в виде обязательных работ заменой наказание в виде лишения свободы на срок 28 дней с отбыванием в колонии-поселении. Взят под стражу ДД.ММ.ГГГГ Освобожден по отбытии наказания ДД.ММ.ГГГГ Неотбытый срок дополнительного наказания составляет 10 месяцев 25 дней (на ДД.ММ.ГГГГ - на момент задержания по настоящему уголовному делу);

- приговором мирового судьи судебного участка N 71 в Свердловском районе г. Красноярска от 19 сентября 2018 г. по ч. 1 ст. 158 УК РФ к наказанию в виде исправительных работ на срок 6 месяцев с удержанием из заработка 5% в доход государства (наказание не отбывалось), -

осужден к лишению свободы по:

- ч. 2 ст. 228 УК РФ - на срок 3 года;

- ст. 158.1 УК РФ - на срок 6 месяцев.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний назначено наказание в виде лишения свободы на срок 3 года 3 месяца.

В соответствии с ч. 5 ст. 69, ч. 1 ст. 71 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенного наказания и наказания, назначенного по приговору мирового судьи судебного участка N 71 в Свердловском районе г. Красноярска от 19 сентября 2018 г., назначено наказание в виде лишения свободы на срок 3 года 4 месяца.

На основании ч. 4 ст. 69, ст. 70 УК РФ, к назначенному наказанию частично присоединено не отбытое дополнительное наказание, назначенное Б. по приговору мирового судьи судебного участка N 72 в Свердловском районе г. Красноярска от 19 мая 2017 г., окончательно назначено наказание в виде лишения свободы на срок 3 года 4 месяца с отбыванием в исправительной колонии общего режима, с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами на срок 2 месяца.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 23 мая 2019 г. вышеназванный приговор изменен.

Определено:

- дополнить вводную часть приговора указанием на судимость Б. по приговору мирового судьи судебного участка N 63 в Ленинском районе г. Красноярска от 27 октября 2017 г.;

- исключить из приговора указание на назначении Б. в соответствии со ст. 70 УК РФ окончательного наказания путем частичного присоединения неотбытой части дополнительного наказания по приговору мирового судьи судебного участка N 72 в Свердловском районе г. Красноярска от 19 мая 2017 г.;

- назначить Б. окончательное наказание по совокупности приговоров в соответствии со ст. 70 УК РФ путем присоединения неотбытой части дополнительного наказания, назначенного по приговору мирового судьи судебного участка N 63 в Ленинском районе г. Красноярска от 27 октября 2017 г. в виде лишения свободы на срок 3 года 4 месяца с отбыванием в исправительной колонии общего режима, с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами на срок 10 месяцев 25 дней.

В остальной части приговор оставлен без изменений, а поданные апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Б. осужден за незаконные приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств, совершенные в крупном размере.

Он же признан виновным в мелком хищении чужого имущества, совершенном лицом, подвергнутым административному наказанию за мелкое хищение, предусмотренное ч. 2 ст. 7.27 КоАП РФ.

В кассационной жалобе осужденный, указывая на допущенные судами нарушения уголовного и уголовно-процессуального законов, выражает несогласие с вышеназванными судебными решениями.

Считает, что суд первой инстанции вопреки требованиям ст. 281 УПК РФ незаконно огласил показания представителя потерпевшего, поскольку не предоставил возможность оспорить их.

Указывает на то, что показания представителя потерпевшего не подтверждены другими исследованными доказательствами, поэтому являются недопустимыми и недостоверными.

Сообщает, что на видеозаписи не зафиксировано каких-либо преступных действий по хищению имущества.

Утверждает, что представленные доказательства, как в своей совокупности, так и каждое отдельно не доказывают совершение им кражи.

По мнению автора жалобы, суды первой и апелляционной инстанции отказав в удовлетворении заявленных ходатайств, в том числе, о проверке доказательств, нарушении его права на защиту.

Полагает, что описательно-мотивировочная часть оспариваемого приговора не соответствует требованиям ст. 307 УПК РФ, поскольку в приговоре отсутствует описание способа совершения преступления, а также не приведено мотивов, по которым суд принял одни доказательства и отклонил другие.

Оспаривая достоверность подготовленного по делу заключения судебно-психиатрической экспертизы, указывает на то, что она дублирует содержание ранее сделанного заключения экспертов.

Приводя в жалобе собственный анализ норм уголовного закона, регламентирующих назначение дополнительного наказания, делает вывод об ошибочном назначении ему судом апелляционной инстанции наказания в виде лишения права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами на срок 10 месяцев 25 дней. При этом, считает, что избрание ему меры пресечения в виде заключения под стражу не приостановило исполнение дополнительного наказания, назначенного по приговору от 19 мая 2017 г.

Утверждая о том, что назначенное по приговору от 19 сентября 2018 г. наказание частично отбыто, считает, что судом нарушены правила сложения наказания, предусмотренные ч. 5 ст. 69 УК РФ.

С учетом изложенного просит об отмене приговора и о прекращении уголовного дела в части его осуждения по ст. 158.1 УК РФ, а также об изменении приговора по иным изложенным в жалобе доводам.

Проверив материалы дела в соответствии с требованиями ст. 401.16 УПК РФ, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Согласно ч. 2 ст. 297 УПК РФ приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

Указанным требованиям закона названный приговор соответствует.

Существенных нарушений уголовного и уголовно-процессуального законов, повлиявших на исход данного дела, которые в силу ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ являются основаниями отмены или изменения приговора и апелляционного определения при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке, не установлено.

В силу ст. 401.1 УПК РФ суд кассационной инстанции проверяет законность приговора и определения суда, вступивших в законную силу, то есть правильность применения норм права, в связи с чем доводы кассационной жалобы, касающиеся правильности установления судом фактических обстоятельств дела, могут быть проверены только с точки зрения соблюдения в ходе уголовного судопроизводства требований уголовного и уголовно-процессуального закона.

С учетом настоящего ограничения не подлежат удовлетворению доводы осужденного о неверном установлении судом первой инстанции фактических обстоятельств дела, в том числе, касающиеся совершения им инкриминируемой кражи.

Согласно материалам уголовного дела привлечение Б. в качестве обвиняемого соответствует положениям гл. 23 УПК РФ, обвинительное заключение отвечает требованиям ст. 220 УПК РФ.

Обстоятельств, препятствующих рассмотрению дела в судебном заседании и принятию итогового решения, нарушений норм уголовно-процессуального закона и стеснения прав Б. на стадии досудебного производства по уголовному делу не имеется.

Вопреки доводам осужденного, описательно-мотивировочная часть приговора суда, согласно требованиям п. 1 ст. 307 УПК РФ, содержит описание преступных деяний, признанных судом доказанными, с указанием места, даты, времени и способа их совершения, формы вины, а также последствий совершенных Б. преступлений.

При этом, в соответствии с требованиями п. 2 ч. 1 ст. 307 УПК РФ суд привел в приговоре мотивы, по которым принял в качестве допустимых и достоверных одни доказательства и отверг другие, поэтому доводы осужденного об обратном удовлетворению не подлежат, поскольку не соответствуют действительности.

Вина Б. в совершении инкриминируемых ему преступлений установлена материалами дела и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами, которым судами при вынесении оспариваемого приговора дана объективная оценка.

В частности, вина осужденного в незаконных приобретении и хранении наркотических средств подтверждается, помимо его собственных подробных показаний об обстоятельствах совершения преступления, показаниями свидетелей ФИО1, ФИО2, ФИО3, ФИО4, ФИО5, заключением судебной экспертизы и иными письменными доказательствами, которые подробно и правильно изложены в приговоре, проверены и оценены судом в соответствии с требованиями ст. 87, 88 УПК РФ.

Законность и обоснованность осуждения Б. по ч. 2 ст. 228 УК РФ никем не оспариваются и сомнений не вызывают.

Вместе с тем, вопреки утверждениям осужденного о своей непричастности к совершению кражи, вина Б. в ее совершении нашла свое полное подтверждение.

Факт хищения ДД.ММ.ГГГГ <данные изъяты> из магазина <данные изъяты>, расположенного в <адрес> подтвержден показаниями ФИО6, допрошенного судом в качестве представителя потерпевшего.

Кроме того, ФИО6 пояснил, что выявления факта недостачи <данные изъяты>, в результате проверки записей камер видеонаблюдения, было установлено, что Б. совершил кражу.

Аналогичные сведения сообщил в ходе предварительного следствия ФИО7, показания которого были оглашены в судебном заседании с согласия участников процесса, в соответствии с требованиями ст. 281 УПК РФ.

Доводы осужденного о нарушении судом первой инстанции порядка исследования показаний ФИО7, данных им на досудебной стадии производства по делу, удовлетворению не подлежат.

Согласно протоколу судебного заседания, суд, руководствуясь положениями ч. 1 ст. 281 УПК РФ, принял решение об оглашении показаний неявившихся свидетелей и представителя потерпевшего, поскольку все участники процесса согласились с соответствующим ходатайством, заявленным государственным обвинителем (т. 2 л.д. 111).

Положения ч. 2.1 ст. 281 УПК РФ, устанавливающие ограничения на оглашение показаний неявившихся лиц, действуют только для случаев, предусмотренных в пп. 2 - 5 ч. 2 названной статьи, когда согласие всех участников процесса на оглашение соответствующего протокола отсутствует.

Таким образом, нарушений уголовно-процессуального закона при исследовании показаний ФИО7, данных им в ходе предварительного следствия судом не допущено.

Оснований для признания показаний ФИО6 и ФИО7 в качестве недопустимых или недостоверных не имеется, поскольку они объективно подтверждены иными исследованными доказательствами, в том числе, записями камер видеонаблюдения, зафиксировавшими как Б., находясь в помещении торгового зала вышеназванного магазина, возле стеллажа с <данные изъяты>, положил к себе в карманы предметы.

Утверждения осужденного о том, что названные записи не зафиксировали каких-либо его противоправных действий, основаны лишь его субъективным отношением к предъявленному обвинению, а потому не подлежат удовлетворению, как не соответствующие действительности.

В обоснование вывода о совершении осужденным рассматриваемого преступления суд обоснованно принял письменные доказательства, подтверждающие обстоятельства (дату, время и место) кражи, а также размер причиненного осужденным ущерба.

Вопреки утверждениям автора жалобы, выводы суда о достоверности, относимости и допустимости приведенных в приговоре доказательств сомнений не вызывают.

Какие-либо противоречия в доказательствах, требующие их истолкования в пользу осужденного, по делу отсутствуют.

Судом при вынесении оспариваемого приговора дана надлежащая оценка всей совокупности имеющихся по делу доказательств и сделан обоснованный вывод о виновности осужденного в совершении преступлений при установленных и описанных обстоятельствах.

При исследовании и оценке доказательств судом не допущено каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, ставящих под сомнение правильность установления фактических обстоятельств, что, соответственно, указывает на отсутствие по делу судебной ошибки.

Проверив и оценив доказательства путем сопоставления их с другими, а все собранные доказательства в совокупности и достаточности для разрешения уголовного дела, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что вина Б. в совершении преступлений при установленных и описанных в приговоре обстоятельствах полностью доказана.

В судебном заседании исследована достаточная совокупность доказательств, позволившая суду установить обстоятельства рассматриваемых событий и сделать правильный вывод о виновности осужденного.

Научность и обоснованность выводов компетентных врачей-психиатров подготовивших заключение судебно-психиатрической экспертизы Б., сомнений не вызывают, поэтому оснований для признания названного заключения в качестве недостоверного не имеется.

Заключение подготовлено экспертами на основе исследования всех материалов настоящего дела и данных о личности осужденного, содержащих сведения о состоянии его здоровья.

Сведений, свидетельствующих о неясности, неполноте проведенного экспертного исследования, а также новых документальных сведений, которые не были предметом исследования врачей-психиатров, позволяющих усомниться в психической полноценности подсудимого, не представлено.

Вопрос о вменяемости осужденного разрешен судом правильно, на основе материалов дела, данных о его личности, с учетом заключения экспертов и поведения Б.

Юридическая оценка действиям осужденного дана судом правильно и оснований для ее изменения не усматривается.

Изложенные в приговоре мотивы, обосновывающие выводы о квалификации действий осужденного, являются правильными и основаны на совокупности исследованных доказательств.

Судебное разбирательство проведено в соответствии с положениями гл. 35 - 39 УПК РФ.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по материалам дела не установлено.

Как видно из протокола судебного заседания, суд не ограничивал прав участников процесса по исследованию имеющихся доказательств. Каких-либо данных, свидетельствующих об одностороннем или неполном судебном следствии, не имеется.

Суд первой инстанции обеспечил равноправие сторон, принял предусмотренные законом меры по соблюдению принципа состязательности, создал сторонам необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Все ходатайства, заявленные сторонами, рассмотрены судом в установленном УПК РФ порядке, по ним приняты обоснованные решения. Незаконных ограничений в использовании своих прав стороной защиты и необоснованных отказов в удовлетворении ходатайств материалами дела не установлено. Отказ суда в удовлетворении ходатайств не свидетельствует о нарушении судом норм уголовно-процессуального закона или права подсудимого на защиту.

Наказание, с учетом изменений, внесенных судом апелляционной инстанции, назначено Б. в соответствии с требованиями закона (ст. 60 УК РФ), отвечает целям наказания, предусмотренным ст. 43 УК РФ, соразмерно содеянному им и с учетом всех обстоятельств дела.

Изложенные в приговоре выводы о виде и размере наказания, назначенного осужденному, а также о невозможности применения положений ч. 6 ст. 15 УК РФ судом мотивированы и соответствуют материалам уголовного дела.

Исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступлений, поведением виновного во время и после их совершения, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступлений, в приговоре справедливо не установлено. В этой связи суд первой инстанции правильно не усмотрел оснований для применения ст. 64 УК РФ.

По материалам уголовного дела не усматривается оснований для вывода о нарушении судом правил назначения наказания, предусмотренных ч. 5 ст. 69 УК РФ, поэтому доводы осужденного об обратном удовлетворению не подлежат.

Вопреки утверждениям Б., наказание, назначенное ему по приговору от 19 сентября 2018 г. им отбыто, в том числе частично, не было (т. 2 л.д. 133).

Тот факт, что осужденный с ДД.ММ.ГГГГ (по настоящему уголовному делу) содержался под стражей, не свидетельствует об отбывании им назначенного наказания в виде исправительных работ.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции принял правильное решение о сложении назначенных Б. наказаний, применив правила, предусмотренные ч. 5 ст. 69, п. "в" ч. 1 ст. 71 УК РФ.

Вид исправительного учреждения, в котором осужденному следует отбывать наказание, определен судом в соответствии с требованиями закона (п. "б" ч. 1 ст. 58 УК РФ).

Вопреки мнению осужденного, суд второй инстанции, изменяя оспариваемый приговор в части назначения осужденному по правилам, предусмотренным ч. 4 ст. 69, ст. 70 УК РФ, дополнительного наказания в виде лишения права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, не допустил нарушений уголовного закона.

В случае назначения судом лишения права заниматься определенной деятельностью в качестве дополнительного вида наказания к обязательным работам, исправительным работам, ограничению свободы, а также при условном осуждении его срок исчисляется с момента вступления приговора суда в законную силу. В случае назначения лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью в качестве дополнительного вида наказания к аресту, содержанию в дисциплинарной воинской части, принудительным работам, лишению свободы оно распространяется на все время отбывания указанных основных видов наказаний, но при этом его срок исчисляется с момента их отбытия (ч. 4 ст. 47 УК РФ).

В соответствии с требованиями ч. 1 ст. 36 УИК РФ срок лишения права заниматься определенной деятельностью, назначенного в качестве дополнительного вида наказания, в том числе к обязательным работам, если при этом его исполнение не отсрочено, исчисляется с момента вступления приговора суда в законную силу.

Судом апелляционной инстанции обоснованно отмечено, что неотбытая часть дополнительного вида наказания в виде лишения права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами на срок 1 год 7 месяцев 3 дня, назначенного осужденному по приговору от 19 мая 2017 г. была на основании ст. 70 УК РФ присоединена к приговору от 27 октября 2017 г., который вступил в законную силу ДД.ММ.ГГГГ

Кроме того, суд второй инстанции в соответствии с вышеприведенными положениями ч. 4 ст. 47 УК РФ пришел к правильному выводу о том, что вышеназванное дополнительное наказание не отбывалось осужденным в период с ДД.ММ.ГГГГ, то есть во время отбывания им наказания в виде лишения свободы, назначенного в соответствии с постановлением мирового судьи судебного участка N 56 в Кировском районе г. Красноярска от 20 февраля 2018 г.

Является обоснованным и соответствует вышеприведенным требованиям закона вывод суда второй инстанции о том, что назначенное Б. дополнительное наказание не исполнялось с ДД.ММ.ГГГГ, то есть с момента его задержания по настоящему уголовному делу.

Таким образом, назначенное осужденному по приговору от 27 октября 2017 г. дополнительное наказание в виде лишения права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами исполнялось с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ (отбыто 3 месяца 22 дня) и с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ (отбыто 4 месяца 16 дней).

Следовательно, не отбытый срок дополнительного наказания в виде лишения права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, назначенного осужденного по приговору от 27 октября 2017 г. составил 10 месяцев 25 дней, который в соответствии с требованиями ч. 4 ст. 69, ст. 70 УК РФ обоснованно присоединен к вновь назначенному Б. наказанию.

Сведения, зафиксированные в справках ФКУ УИИ Филиала по Кировскому району г. Красноярска ГУФСИН России по Красноярскому краю не отражают информации о сроках нахождения Б. под стражей, поэтому не могут служить достоверным доказательством, отражающим порядок и сроки отбывания им дополнительного наказания.

Довод осужденного об исполнении дополнительного наказания, назначенного по приговору от 27 октября 2017 г. до момента вступления настоящего приговора в законную силу не основан на нормах действующего законодательства, поэтому не подлежит удовлетворению.

При таких обстоятельствах оснований считать назначенное осужденному наказание незаконным и несправедливым в силу его чрезмерной суровости не усматривается.

При рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции не допущено каких-либо нарушений уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение состоявшихся судебных решений по делу.

Суд апелляционной инстанции в полном объеме проверил доводы апелляционных жалоб, в том числе аналогичные приведенным в настоящей кассационной жалобе, и дал им надлежащую оценку.

Содержание апелляционного определения отвечает требованиям УПК РФ.

Ходатайства осужденного об исследовании доказательств рассмотрены судом апелляционной инстанции в соответствии с требованиями закона (ст. 389.13 УПК РФ), в их удовлетворении обоснованно отказано.

Таким образом, судебная коллегия считает, что кассационная жалоба осужденного не подлежит удовлетворению, поскольку предусмотренных законом оснований для отмены (изменения) вынесенных по настоящему уголовному делу приговора и апелляционного определения не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 401.14, 401.16 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

кассационную жалобу осужденного Б. оставить без удовлетворения.


Вернуться назад
Статья 286 УК РФ. Превышение должностных полномочий

Статья 286 Уголовного кодекса Российской Федерации (Превышение должностных полномочий) по состоянию на...

Подробнее
Постановление президиума Ленинградского областного суда от 28.10.2014 N 44у-47/2014

Постановление президиума Ленинградского областного суда от 28.10.2014 N 44у-47/2014 Обстоятельства:...

Подробнее