Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Определение Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 04.06.2020 N 77-1000/2020

Определение Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 04.06.2020 N 77-1000/2020 Приговор: Ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью). Определение: Судебные акты оставлены без изменения.

ШЕСТОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 июня 2020 г. N 77-1000/2020

Судебная коллегия по уголовным делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции в составе: …

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе адвоката Ч.С.И., действующего в защиту интересов осужденной Л., на приговор Стерлитамакского городского суда Республики Башкортостан от ДД.ММ.ГГГГ и апелляционное определение Верховного Суда Республики Башкортостан от ДД.ММ.ГГГГ.

По приговору Стерлитамакского городского суда Республики Башкортостан от ДД.ММ.ГГГГ

Л., ДД.ММ.ГГГГ, уроженка <данные изъяты>, не судимая,

осуждена по п ч. 4 ст. 111 УК РФ и назначено наказание в виде 8 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Мера пресечения в виде содержания под стражей Л. не изменена. Срок наказания исчислен с ДД.ММ.ГГГГ с зачетом времени содержания под стражей с 10 апреля до ДД.ММ.ГГГГ. С учетом требований ст. 72 УК РФ (в редакции закона от 03.07.2018) зачтено Л. время содержания под стражей с ДД.ММ.ГГГГ до вступления приговора в законную силу из расчета один день за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима.

Разрешена судьба вещественных доказательств.

Апелляционным определением Верховного Суда Республики Башкортостан от ДД.ММ.ГГГГ приговор изменен: в резолютивной части указано об исчислении срока отбывания назначенного Л. наказания в виде лишения свободы со дня вступления приговора в законную силу, т.е. с ДД.ММ.ГГГГ; в срок наказания Л. зачтено время ее содержания под стражей с ДД.ММ.ГГГГ до ДД.ММ.ГГГГ, т.е. до дня вступления приговора в законную силу включительно из расчета один день содержания под стражей за полтора дня в исправительной колонии общего режима, с учетом положений, предусмотренных ч. 3.1 ст. 72 УК РФ.

В остальной части приговор оставлен без изменения.

Заслушав доклад судьи В.Т.Н., изложившей обстоятельства дела, содержание вынесенных в отношении Л. судебных решений, доводы осужденной Л. и ее защитника-адвоката Ч.С.И. в режиме видеоконференц-связи, поддержавших кассационную жалобу, заслушав выступление прокурора П.Я.А., просившей об оставлении приговора и апелляционного определения без изменения, судебная коллегия

установила:

По приговору Л. признана виновной и осуждена за совершение умышленного причинения Э тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

Преступление совершено около 23 час. 50 мин. ДД.ММ.ГГГГ в <адрес> при обстоятельствах, изложенных в описательно-мотивировочной части приговора.

В кассационной жалобе адвокат Ч.С.И. в интересах осужденной Л. считает, что ее действия подлежат переквалификации с ч. 4 ст. 111 УК РФ на ч. 1 ст. 114, ч. 1 ст. 109 УК РФ, поскольку по смыслу закона, для квалификации действий лица по ст. 111 УК РФ, необходимо установить, что виновный предвидел и желал причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего или сознательно допускал причинение такого вреда. Утверждает, что по данному уголовному делу судом не было добыто доказательств, которые бы свидетельствовали о том, что осужденная предвидела причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшему, или сознательно допускала причинение такого вреда потерпевшему, что подтверждается и приговором суда, в котором не указано какой тяжести вред предвидела Л. от своих действий. Указывает, что никто из свидетелей не был очевидцем произошедшего между осужденной и потерпевшим конфликта и не видел у Л. в руках ножа. Указывает, что судом не в полной мере учтены смягчающие наказание обстоятельства, суд лишь формально перечислил в приговоре, но фактически их не учел: характеризующие личность осужденной, положительные характеристики с места жительства, отсутствие судимости, имущественное положение, влияние наказания на исправление осужденной и на условия жизни ее семьи; оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления; противоправность и аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления. Также судом первой инстанции не учтены смягчающие наказание обстоятельства: пенсионный возраст осужденной, явка с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления. Полагает, что судом первой инстанции при решении вопроса назначения наказания осужденной не в полной мере были учтены положения ч. 3 ст. 60 УК РФ, данные о личности осужденной и влияние назначенного наказания на условия жизни ее семьи, членами которой являются А, что повлияло на справедливость постановленного приговора. Данные нарушения уголовного закона являются существенными, повлиявшими на исход дела, поскольку они повлекли назначение чрезмерно сурового наказания. Просит приговор и апелляционное определение отменить, передать уголовное дело на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции, с иным составом суда.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель П.С.А. просит приговор суда и апелляционное определение оставить без изменений.

Изучив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия пришла к следующему.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, из материалов уголовного дела не усматривается.

Приговор не содержит существенных противоречий, касающихся значимых для дела обстоятельств и ставящих под сомнение вывод суда о доказанной виновности осужденной.

Согласно ст. 401.1 УПК РФ предметом судебного разбирательства в кассационном порядке является проверка судом кассационной инстанции законности судебных решений, то есть их соответствия требованиям уголовного и уголовно-процессуального закона (вопросы права), а не их обоснованность.

В связи с этим не подлежат рассмотрению доводы кассационной жалобы о необъективной оценке суда положенных в основу приговора показаний потерпевшей и свидетелей стороны обвинения, и неправильное в связи с этим установление судом фактических обстоятельств дела, без указания конкретных нарушений уголовного или уголовно-процессуального закона.

Суд первой инстанции полно, всесторонне и объективно исследовав в судебном заседании доказательства, пришел к обоснованному выводу о виновности Л. в совершении инкриминируемого ей преступления, мотивировав свои выводы в приговоре.

В приговоре приведены мотивы правовой оценки ее действий по ч. 4 ст. 111 УК РФ в совершении умышленного причинения Э тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

Выводы суда о доказанности вины осужденной основаны на законе, подтверждаются материалами дела, не вызывают сомнений у суда кассационной инстанции.

Виновность Л. подтверждается ее собственными показаниями, данными в качестве подозреваемой о том, что из-за отказа Э сказать, куда он спрятал купленное им спиртное, между ними произошел конфликт, в ходе которого он вскочил, схватил ее правой рукой за лицо, после чего она прошла на кухню, взяла нож и, желая напугать его, вернулась в комнату, где нанесла лежавшему на кровати, и продолжавшему ругаться Э, три удара ножом в область ног.

Данные показания были подтверждены Л. в ходе их проверки на месте. При допросе в качестве обвиняемой, Л., отказавшись дать показания по существу предъявленного ей обвинения, вновь подтвердила данные ею ранее показания об обстоятельствах совершенного преступления.

Изложенные Л. обстоятельства дела согласуются с данными в ходе предварительного следствия показаниями свидетеля Н о том, что Л., находившаяся в состоянии сильного алкогольного опьянения, стала звать Э, который ушел в спальню, прошла в сторону кухни. Через непродолжительное время услышала громкие голоса из спальни, предположила, что возник конфликт на бытовой почве. Услышав громкий крик Л.: "Я не хотела!", забежала в комнату и увидела лежащего на полу Э в луже крови, нож возле шкафа и стоящую рядом Л., которая кричала: "Вызывай скорую!". Со слов Л. ей стало известно, что Э схватил последнюю за шею.

Согласно показаниям свидетеля С, на теле одной из двух женщин с признаками алкогольного опьянения, одетой в нижнее белье, видимых телесных повреждений и крови не было, на состояние здоровья она не жаловалась, данная женщина препятствовала проходу в комнату, где находился пострадавший, на нижних конечностях которого были две колото-резаные раны со следами крови.

Свидетель Р дал аналогичные показания о находившихся в квартире женщинах, и также показал, что на пропитанном кровью коврике в положении полусидя находился пострадавший с колото-резаными ранами на нижних конечностях, из которых кровь на момент осмотра не исходила.

Н и другие свидетели обвинения, чьи показания положены в основу обжалуемого приговора, достаточно конкретно описывали обстановку на месте действия каждого из участников. Существенных противоречий имеющих юридическое значения для дела, установлено не было. Каких-либо сведений о фальсификации доказательств по делу, данных о заинтересованности со стороны свидетелей обвинения при даче показаний в отношении осужденной, оснований для оговора, ставящих под сомнение вынесенный приговор, не имеется.

Вопреки доводам защитника, показания Л. в качестве подозреваемой об обстоятельствах совершения преступления получили надлежащую оценку и обоснованно признаны допустимыми и достоверными, в том числе, судом апелляционной инстанции.

Фактов самооговора, в том числе в связи с незаконными методами расследования, не установлено.

При допросах Л. на стадии предварительного следствия ее интересы представлял защитник-адвокат, по окончании производства следственных действий от участников, в том числе от Л., ее защитника, замечаний на содержание протоколов, производство следственных действий не поступало.

В связи с изложенным оснований для исключения из числа допустимых доказательств показаний Л. в ходе досудебного производства, положенных судом в основу приговора, не имелось.

Изменение показаний Л. и свидетеля Н суд верно расценил как позицию защиты первой и стремление второй оказать ей содействие избежать уголовной ответственности за совершение особо тяжкого преступления против личности.

Утверждения защитника о том, что Л. находилась в состоянии необходимой обороны, проверялись судом первой и второй инстанции и обоснованно отвергнуты с приведением в судебном решении убедительных мотивов.

Определение об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении от ДД.ММ.ГГГГ, на которое ссылается в своей жалобе защитник, не может служить подтверждением выдвинутой стороной защиты и осужденной версии о превышении последней пределов необходимой обороны, поскольку обстоятельства преступления достоверно установлены в ходе предварительного следствия.

Вопреки доводам жалобы, исследовав в полной мере доказательства в их совокупности, суд пришел к правильному выводу о виновности Л. в умышленном причинении Э тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, и мотивированно отверг версию стороны защиты о причинении осужденной тяжкого вреда здоровью в состоянии необходимый обороны.

Что касается указания суда в приговоре на противоправное поведение потерпевшего, то оно по обстоятельствам дела, установленным судом, выразилось не в применении или попытке применения насилия к осужденной, а в создании конфликтной ситуации на почве ссоры, послужившей поводом для преступления.

Таким образом, действия Л., исходя из установленных фактических обстоятельств, квалифицированы по ч. 4 ст. 111 УК РФ правильно. И оснований для иной квалификации не имеется.

При назначении наказания судом первой инстанции, в соответствии с положениями ст. ст. 6, 60 УК РФ, учтены обстоятельства, характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности Л., наличие обстоятельств, смягчающих и отсутствие отягчающих наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденной.

Обстоятельствами, смягчающими наказание осужденной Л. судом признаны: частичное признание вины и раскаяние в содеянном, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, противоправное поведение потерпевшего, явившееся поводом для преступления, оказание первой медицинской помощи потерпевшему, состояние здоровья, возраст и положительная характеристика Л.

Обстоятельств, отягчающих наказание, не имеется.

Выводы суда о виде и размере назначенного Л. наказания, изложенные в приговоре, основаны на исследованных в судебном заседании материалах дела и являются правильными.

Суд первой инстанции при постановлении приговора, достаточно мотивировав данное решение, обоснованно не усмотрел оснований для применения правил, предусмотренных ст. 64, ст. 73 УК РФ.

С учетом фактических обстоятельств преступления и степени его общественной опасности, суд не усмотрел оснований для изменения категории совершенного Л. преступления на менее тяжкую, в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ, свои выводы в приговоре надлежаще мотивировал.

Все свои выводы о назначении наказания суд в приговоре подробно мотивировал. Суд кассационной инстанции находит приведенные в приговоре мотивы убедительными и основанными на законе.

Суд кассационной инстанции считает необоснованным требования защитника о признании в качестве смягчающего наказание обстоятельства - явку с повинной.

Преступление, за которое Л. осуждена, было выявлено в результате поступления телефонного сообщения в дежурную часть Управления МВД России по <адрес> от фельдшера скорой медицинской помощи ГБУЗ РБ ССМП <адрес> об обнаружении трупа; из копии карты вызова скорой медицинской помощи от ДД.ММ.ГГГГ видно, что вызов скорой медицинской помощи был произведен сыном осужденной А; осужденная находилась на месте совершения преступления и была задержана как подозреваемое лицо.

Таким образом, материалы дела не содержат протокола явки с повинной осужденной и сведений, указывающих об этом, тем самым судом первой инстанции верно не признано смягчающим наказание обстоятельством - явка с повинной, с чем соглашается кассационная инстанция.

Таким образом, все значимые обстоятельства по данному уголовному делу учтены судом первой инстанции при назначении наказания Л., которое является справедливым, соразмерным содеянному и личности осужденной и смягчению не подлежит. Довод о чрезмерной суровости назначенного судом наказания безоснователен.

Вместе с тем при пересмотре приговора в апелляционной инстанции, судебная коллегия пришла к верному выводу о том, что он подлежит изменению. В соответствии с ч. 7 ст. 302 УПК РФ в приговоре с назначением наказания, подлежащего отбыванию осужденным, суд должен определить начало исчисления срока отбывания наказания. Учитывая положения ст. 72 УК РФ в редакции Федерального Закона от 03.07.2018 N 186-ФЗ о зачете в срок лишения свободы времени содержания лица под стражей до вступления приговора в законную силу, началом отбывания наказания признается день вступления приговора в законную силу, за исключением случаев, когда срок отбывания наказания исчисляется со дня прибытия осужденного в исправительный центр (ч. 1 ст. 60.3 УИК РФ), колонию-поселение (ч. 3 ст. 75.1 УИК РФ) или в тюрьму (ч. 1 ст. 130 УИК РФ) либо со дня задержания (ч. 7 ст. 75.1 УИК РФ). Таким образом, срок наказания, назначенного Л. подлежит исчислению со дня вступления приговора в законную силу ДД.ММ.ГГГГ. В срок наказания Л. подлежит зачет времени содержания под стражей с ДД.ММ.ГГГГ до ДД.ММ.ГГГГ, т.е. до дня вступления приговора в законную силу включительно из расчета один день содержания под стражей за полтора дня в исправительной колонии общего режима, с учетом положений, предусмотренных ч. 3.1 ст. 72 УК РФ.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, в том числе и по доводам жалобы, не имеется.

С учетом изложенного кассационная жалоба адвоката Ч.С.И. в интересах осужденной Л. не подлежит удовлетворению.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 401.13 - 401.16 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Стерлитамакского городского суда Республики Башкортостан от ДД.ММ.ГГГГ и апелляционное определение Верховного Суда Республики Башкортостан от ДД.ММ.ГГГГ в отношении Л. оставить без изменения, кассационную жалобу адвоката Ч.С.И., действующего в защиту интересов осужденной Л., - без удовлетворения.

Определение может быть обжаловано в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации по правилам главы 47.1 УПК РФ.


Вернуться назад
Статья 73 УИК РФ. Места отбывания лишения свободы

Статья 73 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (Места отбывания лишения свободы) по...

Подробнее