Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Кассационное определение Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 17.12.2019 N 88а-1375/2019

Кассационное определение Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 17.12.2019 N 88а-1375/2019 Требование: О признании незаконным решения об отказе в переводе осужденного для дальнейшего отбывания наказания из одного исправительного учреждения в другое. Обстоятельства: Истец указал, что на свое обращение с ходатайством о переводе его для отбытия наказания в исправительное учреждение, расположенное в субъекте РФ, получил немотивированный отказ. Полагает, что направление его для отбытия наказания в другую область нарушает его конституционные права на общение с родственниками, поскольку все они находятся в преклонном возрасте, имеют заболевания, тяжелое финансовое состояние, что препятствует их приезду. Решение: В удовлетворении требования отказано.

СЕДЬМОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 декабря 2019 г. N 88а-1375/2019

Судебная коллегия по административным делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе: …

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Л. на решение Курганского городского суда от 25 февраля 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Курганского областного суда от 19 июня 2019 г. по административному делу N по административному исковому заявлению Л. к Федеральной службе исполнения наказаний о признании незаконным решения об отказе в переводе осужденного для дальнейшего отбывания наказания из одного исправительного учреждения в другое.

Заслушав доклад судьи Седьмого кассационного суда общей юрисдикции С.П.В., Судебная коллегия по административным делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции,

установила:

Л. обратился в Курганский городской суд с административным иском (с учетом уточнений) к ФСИН России о признании незаконным решения об отказе в переводе осужденного для дальнейшего отбывания наказания из одного исправительного учреждения в другое, расположенное в Курганской области.

В обоснование административного иска указывал, что на свое обращение с ходатайством о переводе его для отбытия наказание в исправительное учреждение, расположенное в Курганской области, получил не мотивированный отказ.

Полагает, что направление его для отбытия наказание в ФКУ ИК N 6 УФСИН России по Оренбургской области нарушает его конституционные права на общение с родственниками, поскольку все они находятся в преклонном возрасте, имеют заболевания, тяжелое финансовое состояние, что препятствует их приезду.

Следовательно, он не может реализовать свое право на общение с родственниками посредством свиданий и получения от них помощи, что привело к совершению им суицидальной попытке, предотвращенной сотрудниками ИК N 6 УФСИН России по Оренбургской области.

Решением Курганского городского суда Курганской области от 25 февраля 2019 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегией по административным делам Курганской областного суда от 19 июня 2019 г., в удовлетворении административного искового заявления Л. отказано.

В кассационной жалобе, поданной в кассационный суд общей юрисдикции, Л. ставит вопрос об отмене решения Курганского городского суда Курганской области от 25 февраля 2019 г. и апелляционного определения судебной коллегии по административным делам Курганской областного суда от 19 июня 2019 г., как незаконных, вынесенных с нарушением норм материального и процессуального права.

В судебном заседании суда кассационной инстанции Л., участвующий посредством видеоконференц-связи, настаивал на удовлетворении кассационной жалобы по изложенным в ней основаниям.

Представитель ФСИН России, УФСИН России по Курганской области С. возражал против удовлетворения жалобы.

В соответствии с частью 2 статьи 326 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации дело рассмотрено судом кассационной инстанции в отсутствие неявившихся лиц, поскольку неявка участвующих в деле лиц, своевременно извещенных судом кассационной инстанции о времени и месте рассмотрения дела, препятствием к рассмотрению кассационной жалобы не является.

В удовлетворении ходатайств административного истца об истребовании документов, допросе свидетелей и назначении по делу экспертизы Судебной коллегией отказано, поскольку в соответствии с частью 3 статьи 329 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по административным делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции находит жалобу не подлежащей удовлетворению, поскольку оснований для отмены в кассационном порядке обжалуемого судебного постановления не имеется.

Основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов, изложенных в обжалованном судебном акте, обстоятельствам административного дела, неправильное применение норм материального права, нарушение или неправильное применение норм процессуального права, если оно привело или могло привести к принятию неправильного судебного акта (часть 2 статьи 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации).

Судебная коллегия считает, что судом апелляционной инстанции, такого рода нарушений не допущено.

Как следует из материалов дела и установлено судами, Л. осужден по приговору Курганского областного суда от 20.03.2001 г. по <данные изъяты> Уголовного кодекса Российской Федерации к пожизненному лишению свободы.

Для отбытия наказания, на основании ч. 4 ст. 73 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации ФСИН России был направлен во ФКУ ИК N 6 УФСИН России по Оренбургской области.

Согласно информации, поступившей от административного ответчика оснований, препятствующих отбыванию наказания административного истца в ФКУ ИК N 6 УФСИН России по Оренбургской области, не имеется.

В настоящее время в уголовно-исполнительной системе России функционирует 6 исправительных учреждений для осужденных к пожизненному лишению свободы, которые расположены в Республике Мордовия, Ямало-Ненецком автономном округе, Хабаровском, Пермском краях, Вологодской и Оренбургской областях. На территории Курганской области такое исправительное учреждение отсутствует.

В 2018 г. из Генеральной прокуратуры Российской Федерации в ФСИН России поступило обращение осужденного Л. по вопросу его перевода для дальнейшего отбывания наказания ближе к месту жительства, которое было рассмотрено и Л. был направлен ответ от 07 ноября 2018 г., в котором указано, что предусмотренных статьей 81 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации оснований для его перевода, а также исключительных оснований, препятствующих дальнейшему нахождению осужденного Л. в исправительном учреждении указанного территориального органа уголовно-исполнительной системы, не имеется.

Отказывая в удовлетворении требований Л., судебные инстанции исходили из того, что действия ФСИН России являются законными и обоснованными, административный истец был направлен для отбытия наказания в ФКУ ИК N 6 УФСИН России по Оренбургской области в соответствии с положениями ч. 4 ст. 73 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, вопрос о направлении рассмотрен ФСИН России в соответствии со своей компетенцией; права и законные интересы административного истца не нарушены, поскольку возможность осужденных иметь свидания с близкими и родственниками регламентированы нормами Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, и не зависят от места нахождения исправительного учреждения.

Судебная коллегия кассационного суда соглашается с такими выводами судов обеих инстанций на основании следующего.

Согласно правилу, установленному Уголовно-исполнительным кодексом Российской Федерации, осужденные к лишению свободы отбывают весь срок наказания в одном исправительном учреждении либо следственном изоляторе в пределах территории субъекта Российской Федерации, в котором они проживали или были осуждены. В исключительных случаях по состоянию здоровья осужденных или для обеспечения их личной безопасности либо с их согласия осужденные могут быть направлены для отбывания наказания в соответствующее исправительное учреждение, расположенное на территории другого субъекта Российской Федерации (часть 1 статьи 73).

В соответствии с положениями статьи 81 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации осужденные к лишению свободы должны отбывать весь срок наказания, как правило, в одном исправительном учреждении либо следственном изоляторе, в том числе в случае назначения им в период отбывания лишения свободы нового наказания, если при этом судом не изменен вид исправительного учреждения (часть 1).

Перевод осужденного для дальнейшего отбывания наказания из одного исправительного учреждения в другое того же вида допускается в случае болезни осужденного либо для обеспечения его личной безопасности, при реорганизации или ликвидации исправительного учреждения, а также при иных исключительных обстоятельствах, препятствующих дальнейшему нахождению осужденного в данном исправительном учреждении. Перевод осужденных за преступления, указанные в части четвертой статьи 73 названного кодекса, для дальнейшего отбывания наказания из одного исправительного учреждения в другое того же вида допускается также по решению федерального органа уголовно-исполнительной системы. Порядок перевода осужденных определяется федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний (часть 2).

Порядок направления осужденных к лишению свободы для отбывания наказания и их перевода из одного исправительного учреждения в другое установлен Инструкцией о порядке направления осужденных к лишению свободы для отбывания наказания, их перевода из одного исправительного учреждения в другое, а также направления осужденных на лечение и обследование в лечебно-профилактические и лечебные исправительные учреждения, утвержденной Приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 26.01.2018 N 17.

Согласно пункту 9 Инструкции вопрос о переводе осужденных для дальнейшего отбывания наказания из одного исправительного учреждения в другое того же вида рассматривается в случае болезни осужденного либо для обеспечения его личной безопасности, при реорганизации или ликвидации исправительного учреждения, а также при иных исключительных обстоятельствах, препятствующих дальнейшему нахождению осужденного в данном исправительном учреждении.

Перевод осужденных, указанных в части 4 статьи 73 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, для дальнейшего отбывания наказания из одного исправительного учреждения в другое того же вида осуществляется по решению ФСИН России.

Согласно пункту 10 указанной Инструкции основанием для рассмотрения вопроса о переводе осужденных является заявление осужденных и (или) их родственников, обращение начальника исправительного учреждения, ликвидация или реорганизация исправительного учреждения, а также иные исключительные обстоятельства, препятствующие дальнейшему нахождению осужденного в данном исправительном учреждении.

Таким образом, приведенное правовое регулирование не предполагает произвольного определения места отбывания осужденным наказания и корреспондирует положениям международных правовых актов, регламентирующих права осужденных, в частности Европейским пенитенциарным правилам (2006 г.), согласно которым заключенные должны по возможности направляться для отбытия наказания в расположенные вблизи от дома или мест социальной реабилитации пенитенциарные учреждения и которые имеют рекомендательный характер и подлежат реализации при наличии необходимых экономических и социальных возможностей (часть четвертая статьи 3 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации).

На данное обстоятельство неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации в Определениях от 28 марта 2017 г. N 562-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Украины А.Г. на нарушение его конституционных прав частью четвертой статьи 73 и частью второй статьи 81 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации", N 599-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина А.И. на нарушение его конституционных прав частью четвертой статьи 73 и частью второй статьи 81 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации".

Европейский Суд по правам человека в Постановлении от 7 марта 2017 г. дело "П. и другие (Polyakova and Others) против Российской Федерации" отметил, что Конвенция о защите прав человека и основных свобод не предоставляет осужденным права выбирать место отбывания наказания. Однако для того, чтобы обеспечить уважение достоинства, присущего человеческой личности, целью государств должно стать поощрение и поддержание контактов заключенных с внешним миром. Для достижения этой цели национальное законодательство должно предоставить заключенному, а при необходимости и его родственникам реальную возможность выдвигать свои требования до того, как государственные органы власти примут решение о размещении его в определенное исправительное учреждение, а также убедиться в том, что какие-либо другие их распоряжения соответствуют требованиям статьи 8 указанной Конвенции (пункт 100).

Европейский Суд в указанном Постановлении пришел к выводу об отсутствии в российском законодательстве требования, обязывающего ФСИН России рассматривать перед отступлением от общего правила распределения осужденных возможные последствия географического расположения исправительных учреждений на семейную жизнь заключенных и их родных, о непредоставлении реальной возможности перевода заключенного в другое место заключения на основаниях, относящихся к праву уважения семейной жизни, а также о невозможности для лица добиться судебного пересмотра решения ФСИН России в части пропорциональности его или ее заинтересованности в поддержании семейных и общественных связей. Данные обстоятельства, в свою очередь, приводят к нарушению статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (пункты 116 - 118).

С учетом приведенных правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации и Европейского Суда по правам человека к иным исключительным обстоятельствам среди прочего должна относиться невозможность заключенного поддерживать семейные связи во время тюремного заключения.

Согласно разъяснениям, содержащимся в абзаце втором пункта 19 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года N 47 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при рассмотрении административных дел, связанных с нарушением условий содержания лиц, находящихся в местах принудительного содержания", при рассмотрении административных исковых заявлений осужденных к лишению свободы, оспаривающих их направление в исправительные учреждения, находящиеся за пределами территории субъекта Российской Федерации, в котором они проживали или были осуждены, судам следует устанавливать наличие возможности (невозможности) на момент направления таких лиц их размещения в имеющихся на территории соответствующего субъекта Российской Федерации исправительных учреждениях необходимого вида.

При рассмотрении настоящего административного дела судами первой и апелляционной инстанций выяснялась возможность (невозможность) размещения административного истца в имеющихся на территории Курганской области исправительных учреждениях необходимого вида и из информации УИПСУ ФСИН России установлено, что в Курганской области и близлежащих к ней субъектах Российской Федерации исправительных учреждениях необходимого вида не имеется.

Исходя из изложенного, обжалуемые судебные акты следует оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Руководствуясь статьями 328, 329 и 330 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Судебная коллегия по административным делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции

определила:

решение Курганского городского суда от 25 февраля 2019 г., апелляционное определение судебной коллегией по административным делам Курганского областного суда от 19 июня 2019 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Л. - без удовлетворения.


Вернуться назад
Апелляционное определение Оренбургского областного суда от 17.12.2015 N 33а-9265/2015

Апелляционное определение Оренбургского областного суда от 17.12.2015 N 33а-9265/2015 Требование: Об...

Подробнее
Кассационное определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 21.07.2020 N 88а-18871/2020 по делу N 2а-2826/2019

Кассационное определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 21.07.2020 N 88а-18871/2020 по делу N...

Подробнее