Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Апелляционное определение Свердловского областного суда от 08.05.2020 по делу N 33а-6199/2020

Апелляционное определение Свердловского областного суда от 08.05.2020 по делу N 33а-6199/2020 Требование: О признании незаконными избрания исправительного учреждения для отбывания наказания в виде лишения свободы, действий по принятию для отбывания наказания, возложении обязанности по переводу в иное учреждение. Обстоятельства: Осужденный ссылался на неправомерность помещения в учреждение, предназначенное для отбывания наказания бывшими работниками правоохранительных органов, к которым он не относится, а также на отдаленность учреждения от места жительства его семьи. Решение: В удовлетворении требования отказано.

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 мая 2020 г. по делу N 33а-6199/2020

Судебная коллегия по административным делам Свердловского областного суда в составе: …

рассмотрела в открытом судебном заседании с использованием видеоконференц-связи административное дело N 2а-82/2020 по административному исковому заявлению С. к Федеральной службе исполнения наказаний России, Главному управлению Федеральной службы исполнения наказаний по Свердловской области, Управлению Федеральной службы исполнения наказаний по Курганской области, Федеральному казенному учреждению Следственный изолятор N 1 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Курганской области, начальнику Федерального казенного учреждения Следственный изолятор N 1 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Курганской области, Федеральному казенному учреждению Исправительная колония N 26 Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний по Свердловской области о признании незаконными действий по избранию для отбывания наказания исправительного учреждения для бывших работников правоохранительных органов и судов, о принятии в исправительное учреждение для отбывания наказания, о возложении на административных ответчиков обязанности по принятию решения о переводе административного истца в другое исправительное учреждение

по апелляционной жалобе административного истца С.

на решение Тавдинского районного суда Свердловской области от 24 января 2020 года.

Заслушав доклад судьи К.О.Л., объяснения административного истца С., представителя административных ответчиков Федеральной службы исполнения наказаний России, Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний по Свердловской области, Федерального казенного учреждения Исправительная колония N 26 Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний по Свердловской области Т.Т., судебная коллегия

установила:

С. обратился с вышеуказанным административным исковым заявлением, в котором просит признать незаконным избрание для отбывания им наказания в виде лишения свободы исправительного учреждения, в котором содержатся бывшие работники правоохранительных органов и судов, поскольку он не относится к данной категории осужденных, чем нарушено его право на раздельное содержание с бывшими работниками правоохранительных органов и судов, а также, с учетом отдаленности указанного исправительного учреждения от места жительства его семьи, будет нарушено его право на поддержание семейных связей; признать незаконным действия Федерального казенного учреждения Исправительная колония N 26 Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний по Свердловской области (далее также - ФКУ ИК-26 ГУФСИН России по Свердловской области) о его принятии для отбывания наказания; просит возложить на административных ответчиков обязанность по переводу его в иное исправительное учреждение, соответствующее назначенному приговором суда виду, расположенное в том субъекте Российской Федерации, где он проживал до осуждения, либо в любом из ближайших к нему субъектов Российской Федерации.

В обоснование заявленных требований С. ссылается на то, что 10 апреля 2019 года для отбывания наказания, назначенного приговором Варгашинского районного суда Курганской области, он был доставлен в ФКУ ИК-26 ГУФСИН России по Свердловской области, предназначенное для отбывания наказания осужденными, имеющими статус бывших работников правоохранительных органов и судов. Он неоднократно пояснял сотрудникам исправительного учреждения, что не относится к данной категории осужденных, поскольку никогда не являлся работником правоохранительных органов и судов. Из ответа первого заместителя начальника Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Курганской области на жалобы матери административного истца следует, что С. относится к категории лиц, являющихся бывшими сотрудниками правоохранительных органов, поскольку проходил службу в войсковой части N 6771 внутренних войск МВД России. По мнению административного истца, он не может быть отнесен к бывшим работникам правоохранительных органов в связи с прохождением им срочной службы во внутренних войсках МВД России, так как никогда не занимал должность в соответствующем правоохранительном органе, ему не присваивалось специальное звание либо классный чин. Также он не относится к категории лиц, перечисленных в статье 274 Федерального закона от 20 апреля 1995 года N 45-ФЗ "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов". Кроме того, в войсковой части N 6771 ВВ МВД России он находился всего семь месяцев, после чего был комиссован по состоянию здоровья. С. полагает, что направив его для отбывания наказания в ФКУ ИК-26 ГУФСИН России по Свердловской области совместно с бывшими сотрудниками правоохранительных органов и судов, административные ответчики нарушили его право на раздельное содержание осужденных к лишению свободы в исправительных учреждениях, предусмотренное федеральным законодательством.

Решением Тавдинского районного суда Свердловской области от 24 января 2020 года административный иск С. оставлен без удовлетворения.

В апелляционной жалобе административный истец С., по существу повторяя доводы, изложенные в административном исковом заявлении, а также дополнительно указывая на то, что более двух лет он содержался в следственном изоляторе на общих основаниях, и, с учетом прохождения обучения и лечения в других войсковых частях, он мог проходить службу во внутренних войсках МВД России лишь в течение незначительного периода времени - 6 дней, просит решение суда первой инстанции отменить, принять по административному делу новое решение - об удовлетворении заявленных требований.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции административный истец С. доводы апелляционной жалобы поддержал.

Представитель административных ответчиков Федеральной службы исполнения наказаний России (далее также - ФСИН России), ГУФСИН России по Свердловской области, ФКУ ИК-26 ГУФСИН России по Свердловской области Т.Т. в судебном заседании суда апелляционной инстанции возражала против доводов апелляционной жалобы С., полагая, что решение суда первой инстанции является законным и обоснованным.

Представители административных ответчиков Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Курганской области (далее также - УФСИН России по Курганской области), Федерального казенного учреждения Следственный изолятор N 1 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Курганской области (далее также - ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Курганской области, административный ответчик начальник ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Курганской области Т.Н. в судебное заседание не явились, о времени и месте рассмотрения административного дела судом апелляционной инстанции извещены надлежащим образом, в том числе посредством публикации указанной информации на официальном сайте Свердловского областного суда, представители ходатайства о рассмотрении административного дела в их отсутствие, в связи с чем, руководствуясь статьей 150, частью 6 статьи 226 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия рассмотрела дело в отсутствие указанных лиц.

Заслушав объяснения административного истца С., представителя административных ответчиков ФСИН России, ГУФСИН России по Свердловской области, ФКУ ИК-26 ГУФСИН России по Свердловской области, изучив материалы административного дела, доводы апелляционной жалобы административного истца, проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции в порядке статьи 308 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно части 1 статьи 218 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации гражданин может обратиться в суд с требованиями об оспаривании решений, действий (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, иного органа, организации, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, если полагает, что нарушены или оспорены его права, свободы и законные интересы, созданы препятствия к осуществлению его прав, свобод и реализации законных интересов или на него незаконно возложены какие-либо обязанности.

Исходя из положений части 2 статьи 227 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, суд удовлетворяет заявленные требования об оспаривании решения, действия (бездействия) органа государственной власти, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если установит, что оспариваемое решение, действие (бездействие) нарушает права и свободы административного истца, а также не соответствует закону или иному нормативному правовому акту. В случае отсутствия указанной совокупности суд отказывает в удовлетворении требования о признании решения, действия (бездействия) незаконными.

Статья 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации допускает возможность ограничения федеральным законом прав человека и гражданина в качестве средства защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Такие ограничения, в частности, могут быть связаны с применением к лицам, совершившим преступления, уголовного наказания в качестве меры государственного принуждения, особенность которой состоит в том, что на осужденного оказывается специфическое воздействие, выражающееся в лишении или ограничении принадлежащих ему прав и свобод и возложении на него определенных обязанностей (статья 43 Уголовного кодекса Российской Федерации). Относя принятие уголовного и уголовно-исполнительного законодательства к ведению Российской Федерации, Конституция Российской Федерации тем самым наделяет федерального законодателя полномочием вводить подобного рода ограничительные меры.

Согласно части 2 статьи 10 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации при исполнении наказаний осужденным гарантируются права и свободы граждан Российской Федерации с изъятиями и ограничениями, установленными уголовным, уголовно-исполнительным и иным законодательством Российской Федерации.

В соответствии с частью 1 статьи 73 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации осужденные к лишению свободы, кроме указанных в части четвертой названной статьи, отбывают наказание в исправительных учреждениях в пределах территории субъекта Российской Федерации, в котором они проживали или были осуждены. В исключительных случаях по состоянию здоровья осужденных или для обеспечения их личной безопасности либо с их согласия осужденные могут быть направлены для отбывания наказания в соответствующее исправительное учреждение, расположенное на территории другого субъекта Российской Федерации.

В соответствии с частью 1 статьи 75 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации порядок направления осужденных в исправительное учреждение определяется федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний.

Согласно части 3 статьи 80 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации в отдельных исправительных учреждениях содержатся осужденные - бывшие работники судов и правоохранительных органов. В эти учреждения могут быть направлены и иные осужденные.

В силу части 2 статьи 81 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации осужденные к лишению свободы должны отбывать весь срок наказания, как правило, в одной исправительной колонии. Перевод осужденного для дальнейшего отбывания наказания из одного исправительного учреждения в другое того же вида допускается в случае болезни осужденного либо для обеспечения его личной безопасности, при реорганизации или ликвидации исправительного учреждения, а также при иных исключительных обстоятельствах, препятствующих дальнейшему нахождению осужденного в данном исправительном учреждении. Порядок перевода осужденных определяется Министерством юстиции Российской Федерации.

Пунктом 5 Инструкции о порядке направления осужденных к лишению свободы для отбывания наказания, их перевода из одного исправительного учреждения в другое, а также направления осужденных на лечение и обследование в лечебно-профилактические и лечебные исправительные учреждения, утвержденной Приказом Минюста России от 26 января 2018 года N 17 (далее также - Инструкция), установлено, что в отдельные исправительные учреждения направляются осужденные - бывшие работники судов и правоохранительных органов. В эти учреждения могут быть направлены и иные осужденные.

В соответствии с пунктом 9 Инструкции вопрос о переводе осужденных для дальнейшего отбывания наказания из одного исправительного учреждения в другое того же вида рассматривается в случае болезни осужденного либо для обеспечения его личной безопасности, при реорганизации или ликвидации исправительного учреждения, а также при иных исключительных обстоятельствах, препятствующих дальнейшему нахождению осужденного в данном исправительном учреждении.

Перевод осужденных, указанных в части 4 статьи 73 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, для дальнейшего отбывания наказания из одного исправительного учреждения в другое того же вида осуществляется по решению ФСИН России.

Кроме того, пунктом 18 Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы, утвержденных Приказом Минюста от 14 октября 2005 года N 189 (в редакции Приказа Минюста России от 27 декабря 2010 года N 410), установлено, что размещение по камерам осуществляется в соответствии с требованиями статьи 33 Федерального закона от 15 июля 1995 года N 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" (далее также - Федеральный закон N 103-ФЗ).

Исходя из положений части 2 статьи 33 Федерального закона N 103-ФЗ, отдельно от других подозреваемых и обвиняемых содержатся лица, являющиеся или являвшиеся судьями, адвокатами, сотрудниками правоохранительных органов, налоговой инспекции, таможенных органов, службы судебных приставов, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, военнослужащими внутренних войск федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере внутренних дел, военнослужащими и сотрудниками войск национальной гвардии Российской Федерации.

Исходя из системного толкования приведенных положений законодательства, раздельное содержание осужденных указанной категории в первую очередь необходимо для того, чтобы организовать исправительное воздействие на заключенных с учетом особенности той или иной их группы и повысить эффективность его реализации. Включение в закон этого правила обусловлено необходимостью обеспечения безопасности этой категории осужденных, которые в связи с их прошлой деятельностью могут подвергаться проявлениям мести со стороны других осужденных.

Согласно пункту 1 Положения о Министерстве внутренних дел Российской Федерации, утвержденного Указом Президента РФ от 19 июля 2004 года N 927, и действовавшего на момент прохождения С. военной службы в 2008 году, Министерство внутренних дел Российской Федерации (далее также - МВД России) являлось федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере внутренних дел, а также по выработке государственной политики в сфере миграции.

При этом органы, входящие в структуру МВД России, подразделялись на две категории: 1) органы внутренних дел, служба в которых регулировалась Положением о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденным постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 года N 4202-1; 2) внутренние войска, которые в соответствии с Федеральным законом от 13 мая 1996 года N 61-ФЗ "Об обороне" являлись одним из видов войск в Российской Федерации, статус которых определялся Федеральным законом от 06 февраля 1997 года N 27-ФЗ "О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации", утратившим силу 02 июля 2016 года (далее также - Федеральный закон N 27-ФЗ.)

Частью 1 статьи 2 Федерального закона N 27-ФЗ установлено, что на внутренние войска возлагаются следующие задачи: участие совместно с органами внутренних дел Российской Федерации в охране общественного порядка, обеспечении общественной безопасности и режима чрезвычайного положения; участие в борьбе с терроризмом и обеспечении правового режима контртеррористической операции; охрана важных государственных объектов и специальных грузов.

Срочная служба во внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации являлась особым видом военной службы, имеющим иное правовое регулирование, а сотрудники органов внутренних дел имели иной правовой статус нежели военнослужащие внутренних войск.

Как следует из материалов административного дела и установлено судом первой инстанции, приговором Варгашинского районного суда Курганской области от 12 декабря 2018 года, с учетом апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Курганского областного суда от 09 марта 2019 года, С. осужден за совершение преступлений, предусмотренных пунктами "а, в, г" части 3 статьи 163, пунктом "а" части 3 статьи 161, пунктами "а, г" части 2 статьи 161, пунктом "а" части 4 статьи 162, пунктом "а" части 4 статьи 162 Уголовного кодекса Российской Федерации; на основании части 3 статьи 69 Уголовного кодекса Российской Федерации ему назначено окончательное наказание в виде лишения свободы на срок 11 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

До осуждения С. был зарегистрирован и проживал по адресу: <...>

Согласно справке по личному делу осужденного 11 апреля 2019 года С. прибыл в ФКУ ИК-26 России по Свердловской области из ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Курганской области в соответствии с указанием ФСИН России от 21 марта 2019 года.

Так, из письма ФСИН России от 21 марта 2019 года, адресованного начальникам территориальных органов ФСИН России, следует, что после 20 марта 2019 года бывшие работники судов и правоохранительных органов, осужденные к лишению свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, до ареста проживающие в Курганской, Свердловской, Тюменской областях, Ханты-Мансийском автономном округе - Югра, Ямало-Ненецком автономном округе, подлежат направлению для отбывания наказания в распоряжение ГУФСИН России по Свердловской области.

В материалах личного дела осужденного С. имеется справка о прохождении им военной службы в войсковой части 6771.

Согласно выпискам из приказов командира войсковой части 6771 от 30 июня 2008 года N 149 с/ч, от 29 декабря 2008 года N 306 с/ч рядовой С. был зачислен в списки личного состава войсковой части 6771 с 29 июня 2008 года.

29 декабря 2008 года С., имеющий должность командира 2 комендантского отделения 3 комендантского взвода 2 комендантской роты и воинское звание младший сержант, исключен из личного состава войсковой части.

Таким образом, срок службы С. в войсковой части 6771 составил шесть месяцев.

Кроме того, из поступившей 15 марта 2019 года по запросу ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Курганской области информации Военного комиссариата Курганской области следует, что С. проходил военную службу во внутренних войсках МВД России - в войсковой части 6771 ВВ МВД России.

01 апреля 2019 года С., с учетом данных о прохождении им военной службы во внутренних войсках МВД России, был этапирован в распоряжение ГУФСИН России по Свердловской области на основании указания ФСИН России от 21 марта 2019 года.

Факт прохождения административным истцом срочной военной службы по призыву в войсковой части 6771 административным истцом не оспаривался, этот факт подтверждается материалами административного дела.

Согласно выписке из Единого государственного реестра юридических лиц учредителем войсковой части 6771 является Министерство внутренних дел Российской Федерации, основным видом деятельности войсковой части является деятельность по обеспечению общественного порядка и безопасности.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении административного иска, суд первой инстанции пришел к выводам о том, что административный истец С. проходил военную службу по призыву в войсковой части внутренних войск МВД России, имея статус военнослужащего, ему присвоено воинское звание младший сержант, вследствие чего он подпадает под статус лица, проходившего определенный вид государственной службы, и в силу части 3 статьи 80 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации должен содержаться в отдельном исправительном учреждении.

Доводы административного истца и его представителя о том, что С. не является бывшим работником правоохранительных органов и не имеет отношения к правоохранительным органам, суд первой инстанции отклонил, поскольку они основаны на неверном толковании норм действующего законодательства.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции, поскольку они основаны на нормах действующего законодательства, регулирующего возникшие правоотношения, сделаны на основании всестороннего исследования и оценки по правилам статьи 84 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации имеющихся в материалах административного дела доказательств.

Мотивы, по которым суд первой инстанции пришел к вышеуказанным выводам, подробно со ссылкой на установленные судом обстоятельства и нормы права изложены в обжалуемом решении, их правильность не вызывает у судебной коллегии сомнений.

Доводы апелляционной жалобы не указывают на наличие существенных нарушений норм материального и процессуального права, повлиявших на принятие судом решения, они основаны на несогласии административного истца с выводами суда по фактическим обстоятельствам административного дела и направлены на переоценку имеющихся в деле доказательств, оснований для которой судебная коллегия не усматривает.

Доводы апелляционной жалобы административного истца о том, что более двух лет он содержался в следственном изоляторе на общих основаниях, сами по себе не влекут признание незаконным решения о направлении С. для отбывания наказания в исправительное учреждение для бывших работников судов и правоохранительных органов, тем более, что, как установлено судом первой инстанции, сведений о прохождении военной службы во внутренних войсках МВД России С. при заключении под стражу не сообщил.

Доводы С. о возможности прохождения им военной службы во внутренних войсках МВД России лишь в течение незначительного периода времени - 6 дней, судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку в силу вышеприведенных положений закона данное обстоятельство правового значения не имеет и не исключает признания С. лицом, являвшимся военнослужащим внутренних войск федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере внутренних дел, которое в соответствии с положениями части 2 статьи 33 Федерального закона N 103-ФЗ, части 3 статьи 80 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации должно содержаться отдельно от других осужденных.

Судебная коллегия также отмечает, что раздельное содержание осужденных данной категории обусловлено необходимостью обеспечения порядка в исправительных учреждениях, а также обеспечения безопасности самих осужденных при отбывании ими наказания в местах лишения свободы, прав административного истца в данном случае не нарушает. Решение о направлении С. для отбывания наказания в ФКУ ИК-26 России по Свердловской области принято 01 апреля 2019 года на основании указания ФСИН России от 21 марта 2019 года, определявшего возможность направления осужденных для отбывания наказания в исправительное учреждение для бывших работников судов и правоохранительных органов из Курганской области в Свердловскую область. При этом в судебном заседании суда апелляционной инстанции С. пояснил, что ФКУ ИК-26 России по Свердловской области территориально является наиболее приближенным исправительным учреждением для бывших работников судов и правоохранительных органов к месту жительства его семьи.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не находит оснований для отмены и изменения принятого по административному делу решения, в том числе по доводам апелляционной жалобы административного истца, в связи с чем его следует признать законным и обоснованным.

Руководствуясь статьями 308, 309, 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Тавдинского районного суда Свердловской области от 24 января 2020 года оставить без изменения, апелляционную жалобу административного истца С. - без удовлетворения.


Вернуться назад
Раздел 5 УК РФ. Уголовная ответственность несовершеннолетних

Раздел 5 (Уголовная ответственность несовершеннолетних) Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации...

Подробнее
Апелляционное определение Московского городского суда от 06.11.2019 по делу N 10-19312/2019

Апелляционное определение Московского городского суда от 06.11.2019 по делу N 10-19312/2019 Приговор: По п.п....

Подробнее