Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Кассационное определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 10.09.2020 N 77-776/2020

Кассационное определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 10.09.2020 N 77-776/2020 Приговор: По ч. 3 ст. 264 УК РФ (нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств). Определение: Приговор изменен, назначенное наказание снижено.

ТРЕТИЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 сентября 2020 г. N 77-776/2020

Судебная коллегия по уголовным делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции в составе …

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе защитника осужденного М. - адвоката С.Д.Ю. на приговор Усинского городского суда Республики Коми от 8 июля 2019 года и апелляционное постановление Верховного Суда Республики Коми от 9 октября 2019 года в отношении

М., ДД.ММ.ГГГГ, уроженца <адрес> края, не судимого.

По приговору Усинского городского суда Республики Коми от 8 июля 2019 года М. осужден по ч. 3 ст. 264 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении, с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами на срок 2 года 6 месяцев.

В соответствии со ст. 75.1 УИК РФ на М. возложена обязанность прибыть к месту отбывания наказания в виде лишения свободы самостоятельно в соответствии с предписанием, выданным УФСИН России по Республики Коми.

Срок наказания постановлено исчислять со дня прибытия М. в колонию-поселение.

По делу разрешены гражданские иски, с М. в пользу ФИО1 в счет возмещения морального вреда, расходов на погребение и ритуальные услуги взыскано 1 330 300 рублей; в пользу ФИО2 в счет возмещения морального вреда взыскано 600 000 рублей; в пользу ФИО3 в счет возмещения морального вреда взыскано 300 000 рублей.

Апелляционным постановлением Верховного Суда Республики Коми от 9 октября 2020 года приговор Усинского городского суда Республики Коми от 8 июля 2019 года в отношении М. изменен:

- отменено решение суда об оставлении без удовлетворения гражданского иска потерпевшей ФИО2 в части требования о возмещении имущественного ущерба в виде стоимости восстановительного ремонта автомобиля "Шевроле-Нива".

Дело в этой части направлено на новое судебное рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства в тот же суд в ином составе суда.

В остальной части приговор оставлен без изменения.

Заслушав доклад судьи К.И.Р., изложившей обстоятельства уголовного дела, содержание судебных решений, принятых по делу, доводы кассационной жалобы, существо возражений на нее, выступление защитника осужденного М. - адвоката С.Д.Ю., поддержавшего доводы жалобы, просившего об отмене судебных решений, мнение прокурора Е.Е.Е., возражавшего по доводам кассационной жалобы, предлагавшего судебные решения изменить, смягчить назначенное М. наказание, судебная коллегия

установила:

М. признан виновным и осужден за нарушение при управлении автомобилем правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека и причинение тяжкого вреда здоровью человека.

Преступление совершено 16 июня 2018 года в пгт. Парма МО ГО "Усинск" Республики Коми при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе защитник осужденного М. - адвокат Сухов Д.Ю. выражает несогласие с состоявшимися судебными решениями, считает их незаконными и необоснованными, вынесенными с существенными нарушениями уголовного и уголовно-процессуального закона, повлиявшими на исход дела, указывает на то, что:

- выводы суда, изложенные в приговоре и апелляционном постановлении, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, имеют противоречия, основаны на предположениях; отсутствуют доказательства, подтверждающие виновность М. в преступлении, за которое он осужден;

- суд первой инстанции в нарушение требований ст. 252 УПК РФ вышел за пределы предъявленного М. обвинения, указав об умысле М. в виде преступной небрежности, тогда как ему было предъявлено обвинение в совершении преступления при преступном легкомыслии;

- в приговоре суд не конкретизировал и не обосновал, какими действиями М. нарушил п. 1.5, п. 9.1 и 10.1 ПДД РФ; судом не установлена скорость движения автомобиля под управлением М., не указано, какие дорожные условия, а также какие особенности и техническое состояние транспортного средства, не учел М.;

- суд необоснованно отверг представленное стороной защиты заключение экспертов ООО "Экспертно-Юридического Центра Фемида" от 4 апреля 2019 года, содержащее выводы о возможно иной, нежели установил суд, причине дорожно-транспортного происшествия;

- судом не дана оценка тому, что водителем "Шевроле Нива" допущены нарушения требований ПДД РФ, находящиеся в причинной связи с наступившими последствиями - в его крови был обнаружен этиловый спирт, водитель и пассажиры данного автомобиля не были пристегнуты ремнями безопасности;

- судом необоснованно удовлетворены исковые требования потерпевших о возмещении морального вреда, без учета положений ст. 151, ст. 1100, ст. 1101 ГК РФ, поскольку факт родственных отношений сам по себе не является достаточным основанием для компенсации морального вреда в связи с гибелью потерпевшего; размер компенсации потерпевшими не мотивирован; М. предпринял меры к выплате пострадавшим денежных средств, о чем свидетельствуют расписки о получении ими денежных средств;

- суд апелляционной инстанции не проверил доводы апелляционной жалобы стороны защиты в полном объеме;

- просит приговор отменить, вынести в отношении М. оправдательный приговор.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Юзеева В.И. опровергает доводы жалобы, указывая на законность и справедливость состоявшихся судебных решений, просит оставить жалобу без удовлетворения, а приговор и апелляционное постановление - без изменения.

Судебная коллегия, выслушав мнение участников процесса, проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на нее, приходит к следующим выводам.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения судебных решений в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

В силу ч. 1 ст. 401.16 УПК РФ суд кассационной инстанции не связан с доводами кассационных жалобы или представления и вправе проверить производство по уголовному делу в полном объеме.

Обстоятельства, при которых М. совершил преступление и которые в силу ст. 73 УПК РФ подлежали доказыванию по делу, судом установлены правильно.

Вопреки доводам кассационной жалобы, в ходе судебного разбирательства были всесторонне и полно исследованы характер и обстоятельства вмененного в вину осужденного факта нарушения им Правил дорожного движения, повлекшего по неосторожности смерть человека и причинение тяжкого вреда здоровью человека, выводы суда о виновности М. в совершении преступления, за которое он осужден, соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным в судебном заседании, основаны на достаточной и убедительной совокупности доказательств, собранных по делу, тщательно и всесторонне исследованных в судебном заседании и получивших надлежащую оценку в приговоре.

Приговор соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, при этом суд, в соответствии со ст. 307 УПК РФ, в своем решении подробно изложил описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, момента окончания, формы вины, последствий преступления, а также доказательства, на которых основаны выводы суда.

В соответствии с требованиями ст. ст. 17, 87, 88 УПК РФ суд оценил каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - с точки зрения достаточности для вынесения обвинительного приговора, и пришел к обоснованному выводу о доказанности вины М. в совершении преступления. При этом суд привел убедительные мотивы, по которым признал одни доказательства достоверными и изложил основания, по которым отверг другие.

Выводы суда, касающиеся оценки каждого из доказательств, надлежащим образом мотивированы, приведенные аргументы убедительны, сомнений в своей объективности и правильности не вызывают.

Сопоставление друг с другом признанных достоверными и приведенных в приговоре доказательств позволило суду сделать обоснованный вывод о том, что они не имеют существенных противоречий по обстоятельствам дела, ставящих их под сомнение и которые повлияли или могли повлиять на выводы суда о доказанности вины М. и решение о его виновности, они, напротив, дополняют друг друга, и в целом изобличают М. в совершении преступления, объективно подтверждаются и соответствуют фактическим обстоятельствам произошедшего.

Доводы кассационной жалобы адвоката, состоящие из утверждений о невиновности осужденного и сводящиеся к воссозданию иной картины дорожно-транспортного происшествия, фактически направлены на переоценку положенных в основу приговора доказательств и обоснованно отвергнуты судом первой инстанции, как несостоятельные.

Как правильно установил и указал суд, дорожно-транспортное происшествие явилось результатом несоблюдения требований п. 1.5, п. 9.1, п. 10.1 Правил дорожного движения водителем М., поскольку он, управляя автомобилем, проявив преступную неосторожность, не избрал безопасной скорости движения, обеспечивающей возможность постоянного контроля за движением транспортного средства, не учел дорожные условия, особенности и состояние транспортного средства, в результате чего не справился с управлением, выехав на обочину по ходу движения, допустил занос транспортного средства и выезд на полосу, предназначенную для движения во встречном направлении, где совершил столкновение со встречным автомобилем под управлением ФИО4, двигавшимся по своей полосе.

Доводы кассационной жалобы о том, что причиной дорожно-транспортного происшествия могли явиться действия водителя ФИО4, поскольку в его крови обнаружен этиловый спирт, водитель и пассажиры данного автомобиля не были пристегнуты ремнями безопасности, являются несостоятельными, поскольку судом установлена и доказана причинно-следственная связь между нарушениями М. Правил дорожного движения и наступившими последствиями в виде столкновения автомобиля под его управлением с автомобилем под управлением ФИО4 на полосе движения последнего, в результате чего наступила его смерть.

Принятые во внимание судом первой инстанции и положенные в основу приговора экспертизы проведены в соответствии с требованиями ст. 204 УПК РФ и ФЗ N 73 от 31.01.2001 года "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации", экспертам разъяснены права и они предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомого ложного заключения.

Судом первой инстанции подробно исследованы доказательства стороны защиты, в том числе заключение экспертов ООО "Экспертно-Юридического Центра Фемида" от 4 апреля 2019 года, которым дана надлежащая юридическая оценка. Выводы суда о том, почему представленное стороной защиты указанное экспертное заключение не свидетельствует о невиновности М. и почему оно не принято судом, надлежащим образом мотивированы в приговоре, приведенные аргументы убедительны, сомнений в своей объективности и правильности не вызывают, оснований для их переоценки не имеется.

Выводы суда мотивированы и основаны только на исследованных в ходе судебного разбирательства доказательствах, полностью соответствуют им, вследствие чего доводы защитника об отсутствии вины осужденного, являются необоснованными.

Вопреки мнению защитника, судебное разбирательство и проверка доказательств, производились судом в пределах предъявленного обвинения в строгом соответствии с законом, нарушений требований ст. 252 УПК РФ судом не допущено.

Тщательный анализ и основанная на законе оценка доказательств в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства и обоснованно прийти к выводу о доказанности вины М. в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ.

Выводы суда о юридической оценке действий М. надлежащим образом мотивированы.

При назначении М. наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности осужденного, установленные смягчающие наказание обстоятельства, отсутствие отягчающих обстоятельств, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи, и все конкретные, значимые обстоятельства дела.

Выводы суда о необходимости назначения наказания М., связанного с реальным лишением свободы, об отсутствии оснований для применения положений ст. 64, ст. 73, ч. 6 ст. 15 УК РФ, в приговоре надлежаще мотивированы и их правильность сомнений не вызывает.

Вид исправительного учреждения осужденному назначен судом правильно.

Решение суда в части гражданского иска и взыскание с М. в пользу потерпевших ФИО1, ФИО2, а также ФИО3, признанного судом гражданским истцом в уголовном судопроизводстве (т. 3 л.д. 40) в счет возмещения морального ущерба денежных средств, вопреки доводу жалобы защитника, является законным, обоснованным и мотивированным.

Определяя объем компенсации причиненного вреда суд принял во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства, а также степень физических и нравственных страданий, связанный с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред. При определении размера компенсации морального вреда суд исходил из конкретных обстоятельств дела, степени вреда здоровью, связанных с полученными повреждениями, а также требований разумности и справедливости.

Вместе с тем, судебная коллегия находит, что при назначении М. наказания суд учел не все обстоятельства, которые имеют значение для назначения справедливого наказания.

В силу требований п. 4 ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать, в том числе мотивы решения всех вопросов, относящихся к назначению уголовного наказания, освобождения от него или его отбывания, применению иных мер воздействия.

В соответствии со ст. 6 УК РФ наказание, применяемое к лицу, совершившему преступление, должно быть справедливым, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

В силу требований уголовно-процессуального закона в описательно-мотивировочной части приговора суд обязан мотивировать применение норм, ограничивающих срок или размер наказания определенной частью наиболее строгого вида наказания.

Согласно ч. 1 ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами "и" и (или) "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса.

Как видно из приговора, в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, суд учел, предусмотренное п. "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ обстоятельство - добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления (частичное - потерпевшим ФИО1, ФИО2 и ФИО3 и полное - потерпевшей ФИО5).

Обстоятельств, отягчающих наказание М., судом не установлено.

Таким образом, признав добровольное возмещение причиненного ущерба потерпевшим, обстоятельством, смягчающим наказание М., при отсутствии отягчающих обстоятельств, суд при решении вопроса о виде и размере наказания должен был руководствоваться положениями ч. 1 ст. 62 УК РФ.

Вопреки указанным требованиям закона, при назначении наказания суд в описательно-мотивировочной части приговора не указал о применении данной нормы закона, ограничивающей верхний предел наказания в виде лишения свободы, применение которой, исходя из общих правил назначения наказания, является обязательным.

Отсутствие в приговоре ссылки на ч. 1 ст. 62 УК РФ при назначении осужденному наказания свидетельствует о том, что суд назначил ему наказание без учета данной нормы уголовного закона.

При таких обстоятельствах, назначенное осужденному М. наказание по ч. 3 ст. 264 УК РФ нельзя признать справедливым, в связи с чем судебная коллегия находит, что приговор следует изменить, с учетом требований ч. 1 ст. 62 УК РФ смягчить назначенное ему наказание за данное преступление.

Суд апелляционной инстанции в нарушение ст. 389.9, ст. 389.15 УПК РФ не устранил допущенное судом первой инстанции указанное существенное нарушение закона, влияющее на справедливость принятого судом решения.

Руководствуясь ст. 401.14 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Усинского городского суда Республики Коми от 8 июля 2019 года и апелляционное постановление Верховного Суда Республики Коми от 9 октября 2019 года в отношении М. изменить.

Смягчить с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ наказание, назначенное М. по ч. 3 ст. 264 УК РФ, до 2 лет 4 месяцев лишения свободы, с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами на срок 2 года 6 месяцев.

В остальной части приговор и апелляционное постановление оставить без изменения, а кассационную жалобу защитника - адвоката С.Д.Ю. - без удовлетворения.


Вернуться назад
Статья 48 УК РФ. Лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград

Статья 48 Уголовного кодекса Российской Федерации (Лишение специального, воинского или почетного звания,...

Подробнее
Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 10.09.2019 N 33а-21608/2019 по делу N 2а-206/2019

Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 10.09.2019 N 33а-21608/2019 по делу N...

Подробнее