Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Апелляционное постановление Свердловского областного суда от 17.06.2020 по делу N 22-2470/2020

Апелляционное постановление Свердловского областного суда от 17.06.2020 по делу N 22-2470/2020 Приговор: По ч. 2 ст. 264 УК РФ (нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств). Постановление: Приговор изменен, с учетом смягчающих обстоятельств наказание в виде лишения свободы снижено до 2 лет 6 месяцев, исключено указание о применении положений об условном осуждении, назначено отбывание основного наказания в виде лишения свободы в колонии-поселении, определен самостоятельный порядок следования осужденного к месту отбывания наказания. Время содержания под стражей зачтено в срок лишения свободы.

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 17 июня 2020 г. по делу N 22-2470/2020

Свердловский областной суд в составе: …

рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению прокурора г. Карпинска А.А.С., апелляционным жалобам потерпевших А., Б., адвоката В.И.В. на приговор Карпинского городского суда Свердловской области от 05 декабря 2019 года, которым

Ш.А.ВА.,

<...> года рождения,

уроженец <...>,

ранее не судимый,

осужден по ч. 2 ст. 264 УК РФ к 4 годам лишения свободы с лишением права заниматься определенной деятельностью - права управления транспортными средствами на срок 3 года.

В соответствии со ст. 73 УК РФ наказание в виде лишения свободы назначено условно с испытательным сроком на 3 года с возложением на осужденного указанных в приговоре обязанностей.

Мера пресечения Ш.А.ВА. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении оставлена без изменения до вступления приговора в законную силу.

По делу частично удовлетворен гражданский иск: с осужденного Ш.А.ВБ. в счет компенсации морального вреда от преступления в пользу потерпевшего А. взыскано 300000 рублей, в пользу потерпевшей Б. - 500000 рублей, компенсация расходов на представителя в пользу каждого из потерпевших - по 17500 рублей.

Сохранены обеспечительные меры в виде ареста на имущество Ш.А.ВБ. до исполнения приговора в части гражданского иска.

По уголовному делу разрешен вопрос о вещественных доказательствах.

Доложив обстоятельства дела и доводы, изложенные в апелляционных представлении и жалобах, возражениях прокурора на доводы жалобы адвоката, заслушав выступления прокурора Б.М.С., представителя потерпевших Н., поддержавших доводы представления и жалобы потерпевших, осужденного Ш.А.ВА. и адвоката В.И.В., поддержавших доводы жалобы адвоката, суд

установил:

приговором Ш.А.ВА. признан виновным в том, что 27 декабря 2018 года в нарушение п. 2.7. Правил дорожного движения Российской Федерации (далее - Правила), находясь в состоянии алкогольного опьянения, управлял автомобилем "Рено Логан", государственный регистрационный знак <...>. При движении на 52 км автодороги Серов - Североуральск - Ивдель, в направлении г. Волчанска со стороны г. Ивделя, проявляя преступную небрежность, в нарушение пп. 1.3, 8.1, 10.1, 11.1, 11.2 Правил, не учел интенсивность движения, дорожные и метеорологические условия, не выбрал скорость, которая позволила бы ему обеспечивать постоянный контроль за движением транспортного средства, не убедился, что полоса движения, на которую он собирается выехать, свободна на достаточном для обгона расстоянии, и, что по завершении обгона он сможет, не создавая опасности для движения и помех обгоняемому транспортному средству, вернуться на ранее занимаемую полосу, выехал на полосу встречного движения, обгоняя транспортное средство, идущее в попутном направлении, создавая опасность для движения. При завершении маневра обгон и возвращении в свою полосу движения на 51 км 910 м, в 5,8 м от обочины проезжей части справа по направлению в г. Североуральск при перестроении не справился с управлением и выехал на полосу встречного движения, совершив столкновение передней левой частью кузова автомобиля с двигавшимся навстречу автомобилем УАЗ-315195, государственный регистрационный знак <...>, под управлением В., а также задней правой частью кузова автомобиля с автомобилем Лада-210740, государственный регистрационный знак <...>, под управлением А. на полосе движения автомобиля Лада-210740. В результате произошедшего дорожно-транспортного происшествия, водитель автомобиля Лада-210740 А. получил телесные повреждения, квалифицированные как причинившее тяжкий вред здоровью по признаку значительной стойкой утраты общей трудоспособности не менее чем на одну треть, пассажир Б., находившаяся на переднем пассажирском сиденье автомобиля Лада-210740, получила телесные повреждения квалифицированные как причинившие тяжкий вред здоровью по признаку значительной стойкой утраты общей трудоспособности не менее чем на одну треть и вызвавшие прерывание беременности.

В судебном заседании суда первой инстанции Ш.А.ВА. вину признал частично, не оспаривал факта ДТП, отрицал состояние опьянения, объяснил занос автомобиля повреждением колеса во время движения.

В апелляционном представлении прокурор города Карпинска А.А.С. просит приговор изменить, смягчить осужденному наказание и исключить применение ст. 73 УК РФ. В обоснование доводов указывает, что при наличии совокупности смягчающих наказание обстоятельств Ш.А.ВА. назначено максимально возможное наказание в виде лишения свободы. При признании судом в качестве смягчающего наказание обстоятельства, предусмотренного п. "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ - добровольное возмещение вреда, причиненного преступлением, и отсутствии отягчающих обстоятельств, суд не применил положения ч. 1 ст. 62 УК РФ. Полагает, что суд не в полной мере учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, не дал оценку причиненных потерпевшим страданий, грубое нарушение осужденным Правил дорожного движения, совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения и необоснованно применил ст. 73 УК РФ, назначив наказание в виде лишения свободы условно. Полагает, что осужденный заслуживает наказания в виде лишения свободы реально.

В апелляционной жалобе потерпевшие А. и Б. указывают о необходимости изменения назначенного Ш.А.ВА. наказания в связи с его несправедливостью и чрезмерной мягкостью. Полагают, что при назначении наказания судом не учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, влияние назначенного наказания на исправление осужденного, их мнение о необходимости назначения самого строгого наказания в виде реального лишения свободы на срок 7 лет, так как преступление совершено в состоянии алкогольного опьянения, с грубым нарушением Правил дорожного движения. Полагают, что судом не учтены наступившие последствия от действий осужденного для потерпевших, тяжесть причиненного вреда здоровью, потеря неродившегося ребенка. Считают несправедливым размер компенсации морального вреда, взысканного судом в пользу потерпевших, необоснованное снижение размера возмещения расходов на оплату услуг представителя потерпевших. Просят приговор изменить, назначить Ш.А.ВА. наказание в виде лишения свободы на срок 7 лет с отбыванием в колонии-поселении и лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами на срок 3 года, взыскать с осужденного компенсацию морального вреда в сумме заявленного гражданского иска 7500000 рублей, расходы по оплате услуг представителя в размере 100000 рублей, расходы по оплате услуг нотариуса 8600 рублей.

В апелляционной жалобе адвокат В.И.В. просит приговор отменить. Полагает, что описание преступного деяния в обвинительном заключении не исключает возможности невиновного причинения вреда. Считает, что действия Ш.А.ВА. не состоят в прямой причинной связи с произошедшим ДТП и наступившими последствиями. Полагает, что органом предварительного следствия дана неверная юридическая оценка действиям Ш.А.ВА., не установлено точное место ДТП, не выяснен вопрос, касающийся действий водителя А., располагал ли он технической возможностью предотвратить столкновение транспортных средств, не исследованы повреждения автомобилей, не проводилась трасологическая экспертиза. Считает виновность Ш.А.ВА. не доказанной. Указывает, что тот не нарушал требований Правил дорожного движения, поскольку после завершения обгона двигался по своей полосе движения, у него отсутствовала возможность предотвратить столкновение, в свою очередь, водитель А. не предпринял необходимых мер для снижения скорости, что и стало причиной ДТП, не исследовалось дорожное покрытие, нет доказательств алкогольного опьянения у Ш.А.ВА., который употребил лишь лекарственное средство <...>, которое повлияло на результат освидетельствования на состояние опьянения.

В возражениях на апелляционную жалобу адвоката В. И.В. прокурор г. Карпинска А.А.С. приводит доводы в обоснование законности приговора, просит оставить апелляционную жалобу адвоката без удовлетворения.

Проверив материалы дела, доводы, изложенные в апелляционных представлении и жалобах, суд апелляционной инстанции приходит к следующему.

Выводы суда о доказанности вины Ш.А.ВА. и квалификации его действий в полной мере соответствуют фактическим обстоятельствам дела, правильно установленным на основании доказательств, исследованных в судебном заседании, которым в приговоре дана надлежащая оценка.

В судебном заседании сторона защиты приводила доводы, аналогичные изложенным в апелляционных жалобах. Каждый довод защиты проанализирован судом в приговоре, тщательно проверен и обоснованно отвергнут с приведением должных мотивов.

При этом суд, оценив показания Ш.А.ВА. и его версию событий, пришел к убедительному выводу, что вина осужденного подтверждается достаточной совокупностью доказательств, в том числе, показаниями потерпевшего А. о том, что во встречном направлении обгон грузового транспортного средства начал автомобиль серого цвета, который занесло, и он краем задел двигавшийся попутно перед потерпевшим УАЗ и сразу после этого правым боком серый автомобиль ударился в переднюю часть управляемого им автомобиля.

Получение в результате произошедшего дорожно-транспортного происшествия телесных повреждений потерпевшими А. и Б., подтверждается письменными доказательствами: справками об обращениях за медицинской помощью в ГАУЗ СО "К. N 1" с диагнозами, извещениями о раненых в ДТП - А., Б., информацией главного врача ГАУЗ СО "КГБ" о нахождении на стационарном лечении Б.

Тяжесть полученных потерпевшими телесных повреждений, причиненных в результате ДТП, установлена судом на основании заключений эксперта N 34, 41.

Кроме того, согласно заключению эксперта N 11, установлено, что смерть ребенка Б., женского пола, наступила внутриутробно в результате внутриутробной гипоксии плода вследствие преждевременной отслойки нормально расположенной плаценты, травматического генеза.

Показания потерпевшего суд обоснованно признал достоверными, поскольку они согласуются с иными доказательствами по делу, в частности, материалами административного расследования по факту ДТП.

Место и время ДТП, последовательность произошедших событий, обстановка на месте ДТП, верно установлены судом на основании показаний потерпевшего А., осужденного Ш.А.ВА., которые согласуются с протоколом осмотра транспортного средства под управлением потерпевшего - ЛАДА-210740; протоколом осмотра места происшествия со схемой к протоколу, с указанием о расположении транспортных средств на месте происшествия, описанием их повреждений, в том числе разгерметизации переднего правого колеса ВАЗ-210740, его деформации, разгерметизации переднего и заднего правых колес Рено-Логан и где указано, что водитель Рено-Логан (осужденный) в осмотре места происшествия не участвовал, находился в состоянии сильного опьянения.

На основании указанных письменных доказательств, суд обоснованно пришел к верным выводам, что ими подтверждается не только состояние алкогольного опьянения, в котором Ш.А.ВА. находился на месте происшествия непосредственно после ДТП, а также, что разгерметизация колес его автомобиля произошла в результате столкновения его автомобиля с двумя другими, чем опровергается версия осужденного о предшествовавшей ДТП разгерметизации колеса Рено-Логан по независящим от него обстоятельствам - в момент движения в связи с ударом колеса о неровности на дорожном покрытии или посторонний предмет на дороге.

Указанные выводы согласуются с показаниями свидетелей - инспекторов ДПС Г., Д., Е., описавших визуальные признаки алкогольного опьянения, имевшиеся у Ш.А.ВА., которое подтвердилось в результате освидетельствования на месте происшествия, что зафиксировано в соответствующем Акте, с чем Ш.А.ВА. был согласен, и сам пояснил указанным свидетелям, что употреблял спиртное, с показаниями участника ДТП - свидетеля В., управлявшего автомобилем УАЗ, с которым автомобиль под управлением осужденного столкнулся первым, и свидетеля Ж., находившегося на месте ДТП, которые опровергли наличие повреждений дорожного покрытия и посторонних предметов на проезжей части.

Кроме указанных доказательств, осмотр видеозаписи с видеорегистратора из автомобиля Ш.А.ВА. также позволил суду обоснованно опровергнуть доводы защиты о том, что повреждение колес его автомобиля произошло в момент возвращения транспортного средства после завершения обгона на свою полосу движения.

На основании совокупности исследованных доказательств, с учетом заключения эксперта N 206, согласно которому на представленных колесах зафиксированы повреждения в виде погнутости и выгнутости дисков, образованные, предположительно, от удара или ударов о твердую контактную поверхность, и заключения эксперта N 2224 по результатам автотехнической экспертизы о том, что в случае разгерметизации правых колес, движущийся в прямом направлении автомобиль, как правило, стремится отклониться вправо, чего не было зафиксировано на месте ДТП, суд пришел к верному выводу о том, что потеря контроля за движением транспортного средства со стороны Ш.А.ВА. действительно обусловлена нарушением им требований Правил дорожного движения в части необходимости соблюдения скоростного режима движения транспортного средства и правил выполнения обгона, которое состоит в прямой причинной связи с произошедшим ДТП и наступившими последствиями.

Суд обоснованно критически расценил показания свидетеля З., как стремление оказать последнему помощь в силу приятельских отношений, прибывшего на место происшествия по просьбе Ш.А.ВА., о том, что признаков опьянения он у того не заметил, Ш.А.ВА. лишь многократно в тот день пользовался ингалятором, поскольку они полностью опровергаются исследованными доказательствами.

Таким образом, довод защиты о наличии в выдыхаемом осужденным воздухе паров этанола ввиду активного использования им на месте ДТП препарата <...> судом проверен и обоснованно опровергнут, как несостоятельный, с приведением мотивов, основанных на исследованных доказательствах.

Давая оценку приведенным в приговоре экспертным заключениям, суд правомерно признал их полными и мотивированными, соответствующими требованиям закона, предъявляемым к порядку их проведения и содержанию данного вида доказательства.

Выводы экспертов согласуются с другими доказательствами по делу. Оснований для проведения дополнительной автотехнической и трасологической экспертизы у суда не имелось.

Все положенные в основу приговора доказательства не имеют противоречий по существенным, имеющим значение для правильного рассмотрения дела обстоятельствам. Суд верно проанализировал их, привел убедительные мотивы признания допустимыми, относимыми, а их совокупности - достаточной для вывода о виновности осужденного и квалификации его действий. Оснований для переоценки доказательств суд апелляционной инстанции не усматривает.

Вопреки доводам защиты, суд учел все обстоятельства, которые могли существенно повлиять на решение суда о виновности Ш.А.ВА.

Доводы осужденного Ш.А.ВА. о том, что потерпевший А. частично сам виновен в произошедшем ДТП, тем, что не предпринял мер к экстренному торможению, являются несостоятельными, поскольку сведений о противоправном поведении потерпевшего, послужившим причиной ДТП, материалы уголовного дела не содержат, не представлено таких сведений и суду апелляционной инстанции.

Действия Ш.А.ВА. правильно квалифицированы по ч. 2 ст. 264 УК РФ (в ред. Федерального закона от 31 декабря 2014 N 528-ФЗ) как нарушение находящимся в состоянии опьянения лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека. Оснований для оправдания осужденного не имеется.

Дело рассмотрено с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, в соответствии с принципами справедливости, состязательности и равноправия сторон, показания лиц, допрошенных в суде, изложены в приговоре в соответствии с протоколом судебного заседания, содержание письменных доказательств в приговоре соответствует материалам дела.

Все ходатайства, заявленные стороной защиты в судебном заседании, были предметом обсуждения участников процесса, рассмотрены судом в соответствии с требованиями ст. 271 УПК РФ, с приведением мотивов принятого по ним решения. Отказ суда в удовлетворении каких-либо ходатайств не свидетельствует об обвинительном уклоне судебного следствия.

При назначении наказания, судом учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, отношение Ш.А.ВА. к содеянному, принято во внимание наличие у него постоянного места работы, его положительные характеристики с места работы и жительства, семейное положение и условия жизни его семьи.

Учтено судом и глубокое сожаление осужденного о случившемся, принятие им мер, направленных на компенсацию причиненного потерпевшим ущерба, осуществление ухода за больной матерью. В качестве такового суд апелляционной инстанции расценивает и перечисление Ш.А.ВА. денежных средств потерпевшим после постановления приговора, о чем осужденным представлены соответствующие сведения.

В качестве смягчающих наказание обстоятельств, согласно п. "к" ч. 1, ч. 2 ст. 61 УК РФ, суд обоснованно признал добровольное возмещение Ш.А.ВА. вреда, причиненного преступлением, наличие на иждивении несовершеннолетнего ребенка, неудовлетворительное состояние здоровья, которое подтверждается и медицинскими документами, представленными осужденным суду апелляционной инстанции.

Отягчающих наказание обстоятельств судом не установлено.

Суд обоснованно не усмотрел исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами совершенного преступления, поведением виновного, которые бы существенно уменьшали степень общественной опасности содеянного, и пришел к верному выводу об отсутствии оснований для применения положений, предусмотренных ст. 64, ч. 6 ст. 15 УК РФ, и необходимости назначения Ш.А.ВВ. наказания в виде лишения свободы.

Вместе с тем, суд апелляционной инстанции находит заслуживающими внимания доводы апелляционного представления прокурора, касающиеся нарушений, допущенных при назначении наказания.

Так, при наличии смягчающего наказание обстоятельства, предусмотренного п. "к" ч. 1 ст. 62 УК РФ, других смягчающих обстоятельств и отсутствии отягчающих наказание обстоятельств, суд не применил положения ч. 1 ст. 62 УК РФ, согласно которым, при наличии смягчающего обстоятельства, предусмотренного п. "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств, срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса. В данном случае - это 2 года 8 месяцев лишения свободы из 4 лет лишения свободы, предусмотренных санкцией ч. 2 ст. 264 УК РФ.

Кроме того, суд назначил Ш.А.ВА. наказание в виде лишения свободы в максимально возможном размере, предусмотренном санкцией ч. 2 ст. 264 УК РФ (в ред. Федерального закона от 31 декабря 2014 N 528-ФЗ) - 4 года лишения свободы, в то время как по делу судом установлены смягчающие наказание обстоятельства.

Кроме того, суд не в полном объеме дал оценку общественной опасности преступления, совершенного Ш.А.ВА. в состоянии алкогольного опьянения, и наступившим в результате него последствиям в виде причинения тяжкого вреда здоровью потерпевших А. и Б., повлекшего потерю Б. неродившегося ребенка, повлиявшего на детородную функцию потерпевшей, и необоснованно назначил наказание в виде лишения свободы условно, с применением ст. 73 УК РФ, что противоречит принципу справедливости и соразмерности назначенного наказания содеянному.

В этой связи, на основании п. 3 ст. 389.15, п. 1 ч. 1 ст. 389.18 УПК РФ, с учетом доводов апелляционного представления и жалобы потерпевших в данной части, суд апелляционной инстанции считает необходимым приговор изменить, применить положения ч. 1 ст. 62 УК РФ и смягчить назначенное Ш.А.ВА. наказание в виде лишения свободы до 2 лет 6 месяцев, исключить из приговора указание о применении к Ш.А.ВА. положений ст. 73 УК РФ об условном осуждении при назначении основного наказания в виде лишения свободы и возложении обязанностей, перечисленных в приговоре.

Назначенное наказание в виде реального лишения свободы подлежит отбыванию осужденным Ш.А.ВА. в соответствии с п. "а" ч. 1 ст. 58 УК РФ в колонии-поселении, куда следовать ему надлежит самостоятельно.

Принимая во внимание, что управление транспортным средством осуществлялось Ш.А.ВГ. в состоянии опьянения, суд первой инстанции пришел к верному выводу о необходимости назначения дополнительного наказания в виде лишения права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами в максимальном размере.

Что касается доводов жалобы потерпевших о назначении Ш.А.ВА. наказания в виде лишения свободы на срок 7 лет, то они не основаны на требованиях уголовного закона, согласно которым преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния (ч. 1 ст. 9 УК РФ). Наиболее строгим наказанием, предусмотренным санкцией ч. 2 ст. 264 УК РФ, действовавшей на момент совершения Ш.А.ВГ. преступления в редакции Федерального закона от 31 декабря 2014 года N 528-ФЗ, являлось 4 года лишения свободы.

Кроме того, к положениям ст. 6 УК РФ и ст. 60 УК РФ, предусматривающим обстоятельства, которые должны учитываться при назначении наказания, а также ст. 63 УК РФ, содержащей исчерпывающий перечень обстоятельств, которые могут быть признаны отягчающими наказание, не относится мнение потерпевших о назначении более строгого наказания, а потому указанный довод потерпевших не подлежит удовлетворению.

Заявленные по делу гражданские иски А. и Б. о компенсации морального вреда суд разрешил в соответствии с требованиями ст. ст. 151, 1099, 1101 ГК РФ и обоснованно удовлетворил частично, с учетом степени вины Ш.А.ВА. в причинении вреда (преступление совершено по неосторожности), тяжести перенесенных каждым из гражданских истцов нравственных и физических страданий, продолжительности лечения, исходя из принципов разумности и справедливости, материального положения осужденного. Оснований для их увеличения суд апелляционной инстанции не усматривает.

Вместе с тем доводы апелляционной жалобы потерпевших о порядке разрешения гражданского иска по другим требованиям заслуживают внимания.

На основании ч. 3 ст. 42 УПК РФ потерпевшему обеспечивается возмещение расходов, понесенных в связи с его участием в ходе предварительного расследования и в суде, включая расходы на представителя, которые должны подтверждаться соответствующими документами.

Вместе с тем, при решении вопроса о сумме возмещения потерпевшим расходов за услуги представителя, суд необоснованно принял во внимание лишь число судебных заседаний, в которых принял участие представитель потерпевших, в то время как он оказывал им помощь и на всем протяжении предварительного следствия по делу. Размер расходов потерпевших по оплате услуг представителя в заявленной сумме 100000 рублей подтверждается представленными суду документами (т. 2 л. д. 203 - 205). В этой связи суд апелляционной инстанции полагает необходимым полностью удовлетворить требования потерпевших о взыскании с осужденного в пользу каждого из них расходов по оплате услуг представителя по 50000 рублей.

Кроме того, судом первой инстанции не разрешено исковое требование потерпевших о возмещении расходов по оплате государственной пошлины при оформлении у нотариуса доверенности на представителя Ш.А.ВД. в сумме 8600 рублей, что подтверждается приложенной к исковому заявлению справкой (т. 2 л. д. 206). Данные расходы также относятся к процессуальным издержкам и подлежат взысканию с осужденного Ш.А.ВА. в пользу потерпевших А. и Б. в сумме по 4 300 рублей каждому. С учетом указанного, приговор в данной части также подлежит изменению.

Других нарушений, влекущих изменение или отмену приговора, а также обстоятельств, не получивших оценки суда, по делу не имеется, не приведено таковых и в апелляционной жалобе стороны защиты.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.13, п. 9 ч. 1 ст. 389.20, ст. 389.28 УПК Российской Федерации, суд

постановил:

приговор Карпинского городского суда Свердловской области от 05 декабря 2019 года в отношении Ш.А.ВА. изменить.

Применить положения ч. 1 ст. 62 УК РФ и смягчить Ш.А.ВА. наказание в виде лишения свободы до 2 лет 6 месяцев.

Исключить из приговора указание о применении к Ш.А.ВА. положений ст. 73 УК РФ об условном осуждении при назначении основного наказания в виде лишения свободы и о возложении обязанностей, перечисленных в приговоре.

Назначить Ш.А.ВА. по ч. 2 ст. 264 УК РФ отбывание основного наказания в виде лишения свободы сроком на 2 года 6 месяцев в колонии-поселении.

Определить Ш.А.ВА. самостоятельный порядок следования к месту отбывания наказания в соответствии с требованиями ст. 75.1 УИК РФ.

Срок отбывания наказания Ш.А.ВА. исчислять со дня прибытия осужденного в колонию-поселение. Зачесть в срок наказания время следования Ш.А.ВА. к месту отбывания наказания в соответствии с предписанием уголовно-исполнительной инспекции по месту жительства осужденного, из расчета один день следования за один день лишения свободы.

Разъяснить осужденному Ш.А.ВА. его обязанность незамедлительно явиться в территориальный орган уголовно-исполнительной системы ГУФСИН России по Свердловской области по месту его постоянного проживания, для получения предписания о направлении его к месту отбывания наказания.

Взыскать с осужденного Ш.А.ВА. в пользу потерпевшего А. компенсацию расходов на представителя в сумме 50000 (пятьдесят тысяч) рублей, компенсацию расходов на нотариуса в сумме 4300 (четыре тысячи триста) рублей.

Взыскать с осужденного Ш.А.ВА. в пользу потерпевшей Б. компенсацию расходов на представителя в сумме 50000 (пятьдесят тысяч) рублей, компенсацию расходов на нотариуса в сумме 4300 (четыре тысячи триста) рублей.

В остальной части приговор оставить без изменения, апелляционное представление прокурора А.А.С. - удовлетворить, апелляционную жалобу потерпевших А. и Б. - удовлетворить частично, апелляционную жалобу адвоката В.И.В. - оставить без удовлетворения.

Апелляционное постановление вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в кассационном порядке, предусмотренном гл. 47.1 УПК РФ, путем подачи кассационной жалобы и кассационного представления в Седьмой кассационный суд общей юрисдикции, расположенный в г. Челябинске, через суд первой инстанции.


Вернуться назад
Статья 316 УК РФ. Укрывательство преступлений

Статья 316 Уголовного кодекса Российской Федерации (Укрывательство преступлений) по состоянию на сегодняшний...

Подробнее