Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Апелляционное постановление Воронежского областного суда от 03.02.2020 N 22-162/2020

Апелляционное постановление Воронежского областного суда от 03.02.2020 N 22-162/2020 Приговор: По ч. 5 ст. 264 УК РФ (нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств). Постановление: Приговор оставлен без изменения.

ВОРОНЕЖСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 3 февраля 2020 года

Суд апелляционной инстанции по уголовным делам Воронежского областного суда в составе: …

рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении ФИО1, ФИО2, по апелляционным представлениям государственного обвинителя ФИО61, апелляционным жалобам осужденного ФИО2, его защитника - адвоката ФИО14, осужденного ФИО1, его защитников - адвокатов ФИО63, ФИО62, потерпевшей Потерпевший N 1, потерпевшего Потерпевший N 4, потерпевшего Потерпевший N 5, потерпевшей Потерпевший N 2 на приговор Бутурлиновского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ, которым

ФИО1, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец <адрес>, гражданин РФ, ранее не судимый,

осужден по ч. 5 ст. 264 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком 5 лет с отбыванием наказания в колонии-поселении, с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами на срок 3 года.

Срок отбытия основного наказания постановлено исчислять со дня прибытия осужденного в колонию-поселение, с зачетом времени следования осужденного к месту отбывания наказания из расчета один день следования за один день лишения свободы.

Срок дополнительного наказания в виде лишения права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, исчислен с момента отбытия основного наказания, согласно ч. 4 ст. 47 УК РФ.

ФИО2, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец <адрес>, гражданин РФ, ранее не судимый,

осужден по ч. 5 ст. 264 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком 5 лет с отбыванием наказания в колонии-поселении, с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами на срок 2 года.

Срок отбытия основного наказания постановлено исчислять со дня прибытия осужденного в колонию-поселение, с зачетом времени следования осужденного к месту отбывания наказания из расчета один день следования за один день лишения свободы.

Срок дополнительного наказания в виде лишения права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, исчислен с момента отбытия основного наказания, согласно ч. 4 ст. 47 УК РФ.

Приговором разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав председательствующего судью, доложившего содержание обжалуемого приговора, доводы апелляционных представлений и апелляционных жалоб, возражения на апелляционную жалобу адвоката ФИО62, принесенные осужденным ФИО2 и его защитником-адвокатом ФИО14, выступление прокурора ФИО13, поддержавшего доводы апелляционных представлений, просившего приговор суда отменить, дело направить на новое рассмотрение, выступление осужденных и их защитников, поддержавших доводы поданных ими апелляционных жалоб, при этом осужденный ФИО2 и его защитник-адвокат ФИО14 возражали против удовлетворения апелляционных представлений, а осужденный ФИО1 и его защитники-адвокаты ФИО63 и ФИО62 просили удовлетворить апелляционное преставление об отмене приговора, выступление потерпевших, поддержавших доводы поданных ими апелляционных жалоб, суд апелляционной инстанции

установил:

ФИО6 и ФИО2, каждый, признаны виновным в том, что управляя автомобилем, совершил нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека, смерть двух или более лиц.

ФИО2 совершил преступление ДД.ММ.ГГГГ в период времени с 00 часов 20 минут до 00 часов 30 минут, управляя технически исправным автомобилем марки "ВАЗ-2112" государственный регистрационный знак М 829 ОЕ 36 RUS, с находящимися в салоне в качестве пассажиров Потерпевший N 1, ФИО5 и Потерпевший N 2, осуществлял движение задним ходом, допустил нарушение п. п. 1.5, 8.1, 8.3 Правил дорожного движения (далее по тексту - ПДД РФ), двигаясь с прилегающей дороги - участка обочины попутного направления автомобильной дороги, выехал поперек проезжей части автомобильной дороги, в районе <адрес>, занимая как ее левую, так и частично правую стороны, создав тем самым опасность и помеху для движущегося по проезжей части <адрес> в направлении <адрес> автомобиля марки "MERCEDES-BENZ E 240", государственный регистрационный знак C 600 НК 36 RUS, под управлением ФИО1 ФИО1 совершил преступление в вышеуказанный день и промежуток времени, управляя технически исправным автомобилем марки "MERCEDES-BENZ E 240", государственный регистрационный знак C 600 НК 36 RUS, в нарушение п. п. 1.4, 1.5, 9.1, 9.7, 10.1, 10.2 ПДД РФ, вел свой автомобиль со скоростью, превышающей установленные ограничения для движения в населенном пункте, которая не обеспечивала ему возможность постоянного контроля за движением своего автомобиля для выполнения требований ПДД РФ, увидев препятствие в виде автомобиля марки "ВАЗ-2112" государственный регистрационный знак М 829 ОЕ 36 RUS, под управлением ФИО2, не принял мер к экстренном торможению транспортного средства, с целью избежать дорожно-транспортного происшествия (далее по тексту - ДТП), в районе <адрес>, выехал на полосу встречного движения, пересекая сплошную линию горизонтальной дорожной разметки.

В результате допущенных ФИО2 и ФИО1 нарушений ПДД РФ произошло ДТП с участием автомобилей марки "ВАЗ-2112" государственный регистрационный знак М 829 ОЕ 36 RUS и марки "MERCEDES-BENZ E 240", государственный регистрационный знак C 600 НК 36 RUS, соответственно, в результате которого пострадали пешеходы ФИО4 и ФИО3, которых водитель ФИО2 высадил из салона своего автомобиля незадолго до ДТП, получившие телесные повреждения, от которых скончались на месте происшествия, находящийся в автомобиле ВАЗ в качестве пассажира ФИО5 получил телесные повреждения, от которых скончался на месте происшествия, находившиеся в автомобиле ВАЗ в качестве пассажиров Потерпевший N 2 и Потерпевший N 1, получили телесные повреждения, причинившие тяжкий вред их здоровью.

Обстоятельства совершенного преступления подробно изложены в приговоре суда.

В апелляционном представлении государственный обвинитель ФИО61, не оспаривая выводов суда о виновности осужденных ФИО1 и ФИО2, просит приговор изменить, назначить ФИО1 и ФИО15 наказание в виде 6 лет лишения свободы, с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортным средством сроком на 3 года, с отбыванием наказания в колонии-поселении. В представлении указывает, что признание судом смягчающим наказание осужденного ФИО1 обстоятельством попытки к заглаживанию перед потерпевшими своей вины, противоречит требованиям ч. 3 ст. 60 УК РФ и фактическим обстоятельствам дела, поскольку ФИО1 вину в совершении инкриминируемого ему преступления не признал. В материалах дела отсутствуют сведения о принятии ФИО1 надлежащих мер к возмещению причиненного преступлением ущерба. Предложение выплатить денежную сумму потерпевшим, без реальной передачи денежных средств, не может служить обстоятельством, смягчающим наказание. Не основано на законе и признание в качестве смягчающего наказание обстоятельства официальное трудоустройство ФИО2, который служит в должности полицейского (водителя) отделения полиции межрайонного отделения вневедомственной охраны по <адрес>, и который, в силу своих служебных полномочий, должен пресекать совершение правонарушений.

В другом апелляционном представлении, не оспаривая доказанности вины осужденных в инкриминируемом деянии, просит приговор отменить, дело направить в тот же районный суд на новое рассмотрение. В представлении указывает, что в ходе предварительного следствия установлено, что ДТП произошло в связи с тем, что каждый из водителей, ФИО2 и ФИО1, нарушив ПДД РФ, выехали частично на встречную полосу движения. Место столкновения автомобилей установлено и подтверждается протоколами осмотров места ДТП, прилагаемыми схемами, заключениями судебных комплексных автотехнических экспертиз, показаниями экспертов. Обстоятельства столкновения и место столкновения судом установлено. Вместе с тем, суд пришел к ошибочному выводу, что столкновение произошло на встречной для автомобиля "Мерседес" полосе движения, что противоречит установленным по делу обстоятельствам и полностью исключает вину водителя автомобиля ВАЗ 2112 ФИО2 Судом не исследовались и не оценены результаты процессуальной проверки, проведенной СУ СК России по <адрес> по факту фальсификации материалов настоящего уголовного дела, и отраженные в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела от ДД.ММ.ГГГГ. В частности, показания Свидетель N 23 и Свидетель N 11 о фальсификации протокола осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ и приобщенной к нему схемы, в связи с чем к показаниям указанных свидетелей следует отнестись критически.

В апелляционной жалобе осужденный ФИО2 просит об отмене обвинительного приговора и вынесении оправдательного приговора. В жалобе указывает, что выезжая на автомобиле задним ходом с прилегающей территории от кафе "Фаворит" - участка обочины встречного направления автомобильной дороги, не пересекая разделительную полосу, не создал для других участников дорожного движения какие-либо опасность либо помехи для движения. На данном участке дороги имеется линия сплошной разметки. Столкновение автомобилей произошло на встречной полосе дороги, по которой с превышением скорости двигался на своем автомобиле ФИО1 В апелляционных жалобе адвокат ФИО14 в защиту осужденного ФИО2 ставит вопрос об отмене приговора и вынесении в отношении ФИО2 оправдательного приговора, т.к. в его действиях не имеется состава преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 264 УК РФ. В жалобе указывает, что п. п. 1.5, 8.1, 8.3 ПДД РФ ФИО2 не нарушал. Автомобиль под управлением ФИО2 в момент столкновения автомобилей стоял на встречной полосе движения автомобиля ФИО1, который ехал с превышением скоростного режима. Совершая маневр, выезжая задним ходом с прилегающей к кафе территории, ФИО2 не пересекал разделительную полосу, не создавал угрозы или опасности другим участникам дорожного движения. В жалобе указывает, что суд пришел к обоснованному выводу о том, что столкновение автомобилей произошло на встречной полосе движения автомобиля под управлением ФИО1, и о том, что ФИО1 ехал с превышением скорости. В то же время автор жалобы не согласен с выводом суда о том, что ФИО2 допустил нарушение п. 8.3 ПДД РФ, поскольку, выполняя маневр на встречной для ФИО1 полосе, не создавал опасность и помех движения последнему, не вынуждал изменить направление движения или скорость. Считает вывод суда о нарушении ФИО2 правил дорожного движения несостоятелен. В ходе судебного следствия установлено, что правая полоса движения на участке дороги, по которой двигался автомобиль ФИО1, была свободна. То сеть автомобиль ФИО1 должен был продолжать движение по своей полосе и не выезжать на встречную полосу.

В апелляционной жалобе осужденный ФИО1 просит отменить приговор и вынести в отношении него оправдательный приговор, полагая, что в его действиях отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 5 ст. 264 УК РФ, его вина в совершении указанного преступления не нашла своего подтверждения. Судом не дана правовая оценка заключению эксперта N от ДД.ММ.ГГГГ. Показания свидетелей обвинения в части указания места столкновения автомобилей носят предположительный характер, в связи с чем не могут являться допустимыми доказательствами. Выражает несогласие с критической оценкой показаний свидетелей Свидетель N 2, Свидетель N 1, ФИО16 При этом суд необоснованно отклонял ходатайство о проведении следственного эксперимента с участием ФИО16 Указывает на заинтересованность в исходе дела свидетелей Потерпевший N 1 и Потерпевший N 2, которые являются бывшей супругой и подругой ФИО2 В жалобе заявитель обращает внимание на то, что, указывая на нарушение ФИО1 скоростного режима, суд не указал, с какой скоростью двигался автомобиль под его управлением.

В дополнительной апелляционной жалобе осужденный ФИО1, поддержав доводы ранее поданной жалобы, просит об отмене приговора и возвращении уголовного дела прокурору для устранения допущенных нарушений. Считает, что при рассмотрении дела были допущены процессуальные нарушения, а именно, органами следствия нарушены п. 4 ч. 2 ст. 171, п. п. 3, 4 ч. 1 ст. 220 УПК РФ, судом нарушен п. 1 ст. 307 УПК РФ, выразившиеся в неверном указании объективной стороны вмененного в вину преступления.

Из приговора не ясно, к какому выводу пришел суд относительно того, двигался ли автомобиль марки ВАЗ 2112 непосредственно перед ДТП, или стоял на месте.

Кроме того, исходя из указанных в приговоре обстоятельств, и заключений экспертов N, 1987/14-1 от ДД.ММ.ГГГГ, 770/14-1, 771/14-1 от ДД.ММ.ГГГГ, 3492/8-1, 3398, 3399/14-1 от ДД.ММ.ГГГГ в данной дорожной обстановке водитель ВАЗ 2112 должен был руководствоваться п. 8.5 и п. 8.8 ППД РФ, однако ФИО2 не вменяется нарушение указанных пунктов ПДД.

В апелляционной жалобе защитник осужденного ФИО1 - адвокат ФИО62 просит отменить приговор и вынести в отношении ФИО1 оправдательный приговор, считая, что в действиях ФИО1 отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 5 ст. 264 УК РФ, а вина ФИО1 в совершении инкриминируемого преступления в судебном процессе не нашла своего подтверждения. Полагает, что показания потерпевших Потерпевший N 5, Потерпевший N 6, Потерпевший N 3, Потерпевший N 4 не позволяют сделать вывод о причастности ФИО1 к инкриминируемому преступлению. Показания Потерпевший N 4 о месте расположения мелких деталей после ДТП противоречат протоколу осмотра места происшествия. Показания свидетелей Свидетель N 16, Свидетель N 18, Свидетель N 17, ФИО17, Свидетель N 21, Свидетель N 20, Свидетель N 10, Свидетель N 5, Свидетель N 14, Свидетель N 8, Свидетель N 13, также не указывают на причастность и виновность ФИО6 в совершении преступления. Ссылаясь на показания потерпевшей Потерпевший N 1 суд пришел к необоснованному выводу о месте нахождения потерпевших ФИО69 и ФИО68 в автомобиле ФИО67 и о фактическом расположении автомобиля перед столкновением. Адвокат указывает, что на протяжении всего следствия ФИО67 неоднократно меняла показания, впоследствии указывала на то, что не помнит обстоятельства произошедшего, что у нее имеются провалы в памяти, в связи с чем ее показания не могут являться объективными. Показания ФИО67 о месте расположения автомобиля до момента ДТП опровергаются ее же показаниями от ДД.ММ.ГГГГ, заключением автотехнической экспертизы. Кроме того, ФИО67 является заинтересованным в исходе дела лицом. Суд не дал оценки протоколу допроса ФИО2 от ДД.ММ.ГГГГ, где сообщается о месте расположения пассажиров. ФИО67 пояснила, что не помнит обстоятельств ДТП, не помнит, в каком положении находился автомобиль в момент ДТП. При таких обстоятельствах показания Потерпевший N 1 не являются объективными. Кроме того, Потерпевший N 1 является заинтересованным в исходе дела лицом, что подтверждается ее показаниями в суде. В приговоре суд не указал причины, по которым он принял во внимание одни доказательства и исключил другие. Показания Потерпевший N 2 о месте расположения автомобилей опровергаются показаниями ФИО2, данными в суде ДД.ММ.ГГГГ, заключением автотехнической экспертизы.

Приведенные судом в качестве доказательств вины ФИО1 показания свидетеля Свидетель N 6 не подтверждают вины ФИО1 в ДТП, поскольку указанный свидетель видел лишь последствия ДТП, прямым свидетелем обстоятельств совершения ДТП он не являлся. При этом в суде исследовалась лишь копия объяснения Свидетель N 6, а не оригинал. При этом Свидетель N 6 пояснил, что текст объяснения после составления он не читал, в суде содержание текста не подтвердил, а относительно выезда автомобиля ВАЗ 2112 задним ходом пояснил, что это является его предположением, в связи с чем копия объяснения Свидетель N 6 от ДД.ММ.ГГГГ является недопустимым доказательством.

Свидетель Свидетель N 3 также не видел момент столкновения автомобилей. Из его показаний следует, что момент совершения ДТП он не видел и предполагает место расположения точки столкновения автомобилей, однако суд в нарушение требований п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ принял эти показания в качестве допустимых доказательств.

Свидетель ФИО18 не указывал о месте, где произошло столкновение автомобилей, а лишь предположил, где это могло произойти, и с какой скоростью двигался автомобиль "Мерседес".

Адвокат указывает, что приведенные в приговоре показания свидетеля ФИО18 о том, что столкновение автомобилей произошло на встречной для автомобиля "Мерседес" полосе движения и что скорость Мерседеса была высокой, являются домыслами, поскольку свидетель в судебном заседании показал, что он указанное обстоятельство лишь предполагает.

Обращает внимание на то, что в своих показаниях свидетели Свидетель N 9, Свидетель N 7 указали, что не видели момента ДТП.

Свидетели Свидетель N 2 и Свидетель N 1 являются свидетелями ДТП, и их показания, согласующиеся между собой, необходимо принять во внимание. При этом объяснения Свидетель N 1 не могут являться допустимыми доказательствами, поскольку, как указал сам Свидетель N 1, его объяснения основаны на предположениях.

Показания Свидетель N 4 также должны быть признаны недопустимыми доказательствами.

Выражает несогласие с произведенной судом оценкой показаний Свидетель N 11, ФИО19, с учетом не разрешенного вопроса о фальсификации должностными лицами СУ СК России по <адрес> протокола осмотра места происшествия.

Указывает, что суд не обоснованно принял в качестве допустимых доказательств показания свидетеля ФИО20, который в суде пояснил, что не присутствовал при проведении замеров, а лишь подписывал документы, которые давал ему следователь. Свидетель Свидетель N 12 также показал, что несколько раз ставил подпись на документах, которые пересоставлялись в следственном отделе СК <адрес>. В судебном заседании Свидетель N 12 не подтвердил свои показания, данные на предварительном следствии, однако суд признал показания свидетеля достоверными. Кроме того, суд не дал оценку показаниям Свидетель N 12 о фальсификации материалов уголовного дела.

Указывает, что суд не дал правовую оценку сведениям, предоставленным ООО "Экспресс", показаниям свидетеля ФИО21 о фальсификации протокола допроса свидетеля Свидетель N 12, протоколу допроса свидетеля Свидетель N 12 от ДД.ММ.ГГГГ.

Выражает несогласие с критической оценкой показаний свидетеля ФИО16, являющегося свидетелем ДТП, поскольку его показания подтверждаются показаниями свидетелей Свидетель N 12, ФИО21, ФИО1, протоколом выездного судебного заседания от ДД.ММ.ГГГГ, приобщенной к материалам дела видеозаписью.

Также суд не дал оценки заключению эксперта N от ДД.ММ.ГГГГ, N от ДД.ММ.ГГГГ, объяснению ФИО2 от ДД.ММ.ГГГГ, что свидетельствует о неполном судебном расследовании уголовного дела.

Также указывает, что ФИО1 в вину вменено нарушение п. п. 1.4, 1.5, 9.1, 9.7, 10.1, 10.2 ПДД РФ, однако в материалах дела отсутствуют сведения о нарушении ФИО1 указанных пунктов правил дорожного движения.

Также не согласен с данной судом оценкой заключений экспертов N, 10339/7-1, 10340/7-1, 10341/7-1 от ДД.ММ.ГГГГ в части оставления следа юза колеса автомобиля Мерседес на проезжей части дороги, полагая, что вывод суда опровергается материалами дела, заключениями экспертиз, показаниями эксперта ФИО59, допрошенного в судебном заседании.

Суд необоснованно не дал правовой оценки заключению эксперта N от ДД.ММ.ГГГГ.

Считает несостоятельными выводы суда о том, что выводы экспертного заключения N, 10339/7-1, 10340/7-1, 10341/7-1 от ДД.ММ.ГГГГ в части расположения транспортных средств в момент столкновения относительно ширины проезжей части опровергаются выводами повторной комплексной автотехнической судебной экспертизы N, 3398, 3399/14-1 от ДД.ММ.ГГГГ. Полагает, что не имеется противоречий указанных экспертных заключений.

Указывает, что суд необоснованно принял во внимание акт экспертного заключения 114/5-0 от ДД.ММ.ГГГГ в качестве иного документа, доказывающего вину ФИО1, что, по мнению заявителя, противоречит положениям УПК РФ, при этом исследование проводилось по инициативе представителя ФИО2 - адвоката ФИО14, в связи с чем заключение является недопустимым доказательством.

Кроме того, при производстве экспертного исследования эксперту не разъяснялись положения ст. 307 УК РФ, в исследовании отсутствуют выводы эксперта. При этом не ясно, каким образом адвокат ФИО14 и ФИО2 представили в распоряжение эксперта материалы уголовного дела. Заявитель жалобы полагает, что экспертное исследование N от ДД.ММ.ГГГГ получено с нарушением требований норм УПК РФ, в связи с чем является недопустимым доказательством.

Допрошенный в судебном заседании эксперт ФИО65 не смог устранить противоречий в его экспертном заключении, в связи с чем его показания не могут являться доказательствами по делу.

В судебном заседании не нашло подтверждение вмененное ФИО1 нарушение п. п. 10.1, 10.2 ПДД РФ.

Обращает внимание на противоречивость в показаниях ФИО2 на протяжении всего следствия, что свидетельствует о перекладывании вины на ФИО1, однако суд принял их во внимание, при этом суд отнесся критически к показаниям ФИО1, который свои показания не менял и показания которого подтверждаются показаниями свидетелей Свидетель N 2, Свидетель N 1, Свидетель N 12, ФИО21, ФИО16, результатами осмотра автомобиля "ВАЗ-2112" в ходе выездного судебного заседания, заключениями автотехнических судебных экспертиз N, 10339/7-1, 10340/7-1, 10341/7-1 от ДД.ММ.ГГГГ, N от ДД.ММ.ГГГГ, N от ДД.ММ.ГГГГ, заключениями экспертов N, 1987/14-1 от ДД.ММ.ГГГГ, 770/14-1, 771/14-1 от ДД.ММ.ГГГГ, 3492/8-1, 3398, 3399/14-1, показаниями экспертов Свидетель N 25 и ФИО59 На апелляционную жалобу адвоката ФИО62 осужденный ФИО2 и его защитник - адвокат ФИО14 подали возражения, в которых просят апелляционную жалобу адвоката ФИО62 оставить без рассмотрения полагая, что она подана с пропуском процессуального срока на обжалование судебного решения.

В апелляционной жалобе защитник осужденного ФИО1 - адвокат ФИО63, поддержав доводы апелляционной жалобы адвоката ФИО62, просит об отмене приговора и направлении дела на новое судебное расследование в ином составе суда. Считает, что в действиях ФИО1 отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 5 ст. 264 УК РФ, и вина его в совершении указанного преступления в судебном процессе не доказана. Считает, что рассматривая дело, суд занял позицию стороны обвинения, не дал должной оценки доводам ФИО1, который на протяжении всего следствия давал логичные и последовательные показания, сочетающиеся с иными доказательствами по делу. Показания ФИО1 подтверждаются показаниями свидетелей Свидетель N 2, Свидетель N 1, Свидетель N 12, ФИО21, ФИО16, потерпевшей Потерпевший N 1, данными ею на предварительном следствии, результатами осмотра автомобиля ВАЗ 2112, заключениями автотехнических судебных экспертиз. В жалобе указывает, что 09, 11, ДД.ММ.ГГГГ суд, не уходя в совещательную комнату, необоснованно отказал в удовлетворении ходатайств о проведении автотехнической экспертизы. ДД.ММ.ГГГГ суд также необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства, при этом не мотивировал принятое решение. Адвокат считает необходимым проведение указанной экспертизы, поскольку заключение может установить совершенный ФИО67 маневр перед ДТП. Суд также необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о проверки показаний на месте свидетеля ФИО16 от ДД.ММ.ГГГГ, о проведении следственного эксперимента с участием ФИО16 от ДД.ММ.ГГГГ, что позволило бы установить обстоятельства дела, также суд отказал в вызове и дополнительном допросе эксперта ФИО59, поскольку выявлены противоречия в заключениях эксперта. Указывает, что фотоснимки, представленные экспертам, получены с нарушением требований УПК РФ. Адвокат считает, что ДД.ММ.ГГГГ суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о признании доказательств недопустимыми, необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о признании протокола осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ и схемы к нему недопустимым доказательством, что, по мнению заявителей жалобы, является препятствием в реализации права на защиту. Суд не рассмотрел заявленное ходатайство о проведении дополнительного следственного эксперимента, что нарушает право на защиту, принцип состоятельности и равноправия сторон. Также указывает, что суд необоснованно и не мотивированно отказал в удовлетворении ходатайств о признании недопустимыми доказательствами заключений эксперта N от ДД.ММ.ГГГГ, N, 10339/7-1, 10340/7-1, 10341/7-1 от ДД.ММ.ГГГГ, N от ДД.ММ.ГГГГ, 772/8-1 от ДД.ММ.ГГГГ, 3492/8-1, 3398, 3399/14-1 от ДД.ММ.ГГГГ.

В апелляционной жалобе защитники осужденного ФИО1 - адвокаты ФИО63, ФИО62, поддержав доводы апелляционной жалобы адвоката ФИО62, просят отменить приговор и передать дело на новое рассмотрение в тот же районный суд. В жалобе указывают, что в действиях ФИО1 отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 5 ст. 264 УК РФ, его вина в суде не доказана. Так, судом не дана оценка заключению эксперта N от ДД.ММ.ГГГГ, согласно выводам которой в произошедшем ДТП виновен ФИО2 Приходя к выводу о виновности ФИО1 суд сослался на показания свидетелей, однако ни один свидетель не видел момента ДТП и место, где оно произошло. Показания свидетелей обвинения носят предположительный характер, в связи с чем не могут быть признаны допустимыми доказательствами. Считают, что суд не обоснованно отнесся критически к показаниям свидетелей Свидетель N 2 и Свидетель N 1 При этом суд принял во внимание показания свидетелей Потерпевший N 2 и Потерпевший N 1, которые не помнят события произошедшего ДТП и являются заинтересованными в исходе дела лицами. Вменяя ФИО1 нарушение п. п. 10.1, 10.2 ПДД РФ, установив, что ФИО1 двигался на автомобиле с превышением скоростного режима, суд не указал в приговоре, с какой конкретно скоростью он двигался. Суд необоснованно отнесся к показаниям свидетеля ФИО16, мотивировав тем, что они ничем не подтверждены, при этом отказал в удовлетворении ходатайства о проведении следственного эксперимента с участием ФИО16 Считают, что показания ФИО16 согласуются с показаниями ФИО1, свидетелей Свидетель N 12, Свидетель N 2, Свидетель N 1, протоколом осмотра транспортного средства ВАЗ 2112.

В апелляционной жалобе потерпевшая Потерпевший N 1 просит об отмене обвинительного приговора и вынесении в отношении ФИО67 оправдательного приговора, а также изменении приговора в части признания ФИО1 виновным в совершении преступления и увеличении ему наказания до 7 лет лишения свободы. Считает назначенное ФИО1 наказание чрезмерно мягким. В жалобе указывает, что место столкновения расположено на встречной полосе для движения автомобиля под управлением ФИО1, при этом ФИО1 двигался на автомобиле с превышением скорости. Также указывает, что ФИО1 никаких мер по заглаживанию причиненного вреда не предпринимал, в связи с чем суд не обоснованно учел данное обстоятельство в качестве смягчающего наказание. Назначая наказание ФИО2, суд не учел мнение заявителя жалобы, являющейся потерпевшей, об отсутствии к нему каких-либо претензий. Также указывает, что ФИО2 не совершил нарушение п. 8.3 ПДД РФ, выполняя маневр разворота автомобиля, не создавал опасность и помех для движения ФИО1 В апелляционной жалобе потерпевший Потерпевший N 4 просит в части признания ФИО2 виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 264 УК РФ приговор отменить, вынести в отношении ФИО2 оправдательный приговор; в части признания ФИО1 виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 264 УК РФ изменить в части назначенного наказания, увеличив срок лишения свободы до 7 лет. В жалобе выражает несогласие с тем, что суд признал смягчающим наказание ФИО1 обстоятельством - принятие мер к заглаживанию причиненного вреда, поскольку таких мер ФИО1 не предпринимал. Назначая же наказание ФИО2, суд не учел мнение заявителя жалобы, как потерпевшего, который не имеет к ФИО2 никаких претензий. Считает назначенное ФИО1 наказание чрезмерно мягким и несправедливым. Указывает, что суд пришел к правильному выводу, что показания ФИО1 объективно не отражают обстоятельства происшествия и о том, что место столкновения расположено на встречной полосе для движения автомобиля ФИО1, который двигался с превышением скорости. Также в жалобе выражает несогласие с выводом суда о нарушении ФИО2 п. 8.3 ПДД РФ, поскольку выполняя маневр на встречной для ФИО1 полосе, ФИО67 не создал помех для движения ФИО1 и изменения направления движения и скорости. Считает, что в действиях ФИО2 нет состава преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 264 УК РФ.

В апелляционной жалобе потерпевший Потерпевший N 5 просит отменить приговор в части признания ФИО2 виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 264 УК РФ, вынести в отношении него оправдательный приговор, и изменить приговор в части признания ФИО1 виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 264 УК РФ, увеличив срок назначенного наказания до 7 лет.

В апелляционной жалобе потерпевшая Потерпевший N 2 ставит вопрос об отмене приговора в части признания ФИО2 виновным и вынесении в отношении него оправдательного приговора, а в части признания ФИО1 виновным приговор просит изменить, увеличив ему срок наказания до 7 лет лишения свободы. В жалобе указывает, что суд необоснованно признал в качестве смягчающего наказание обстоятельства, что ФИО1 предпринимал меры по заглаживанию вины, однако таких мер ФИО1 не предпринимал. Назначая наказание ФИО2 суд не учел, что она, как потерпевшая по делу, не имеет каких-либо претензий к ФИО2 считает, что ФИО1 назначено чрезмерно мягкое наказание. В жалобе указывает, что в суде верно установлено, что место столкновения автомобилей находится на встречной полосе для движения автомобиля под управлением ФИО1, и что ФИО1 двигался на автомобиле с превышением скорости. Не согласна с доводом суда о нарушении ФИО2 п. 8.3 ПДД РФ, т.к. при выполнении маневра на встречной для ФИО1 полосе, ФИО2 не создавал опасности и помех для движения ФИО1 и других участников дорожного движения, и не вынуждал изменить направление движения или скорость.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных представлений, апелляционных жалоб и возражений, заслушав участников процесса, суд апелляционной инстанции приходит к следующему выводу.

В соответствии со ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым. Приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

Вывод суда первой инстанции о доказанности вины ФИО2 и ФИО1, каждого, в совершении преступления, за которое каждый из них осужден, соответствует фактическим обстоятельствам дела, установленным судом, подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, подробно приведенных в приговоре, в том числе, показаниями самих осужденных ФИО2 и ФИО1, показаниями потерпевших Потерпевший N 1, Потерпевший N 2, Потерпевший N 3, Потерпевший N 4, Потерпевший N 5, Потерпевший N 6, свидетелей Свидетель N 3, Свидетель N 5, Свидетель N 6, Свидетель N 8, Свидетель N 9, Свидетель N 10, Свидетель N 12, Свидетель N 14, Свидетель N 15, Свидетель N 16, Свидетель N 17, ФИО18, Свидетель N 18, Свидетель N 19, Свидетель N 20, Свидетель N 21, Свидетель N 22, Свидетель N 23, Свидетель N 24, ФИО19, Свидетель N 28, ФИО22, ФИО23, а также оглашенными в судебном заседании в связи с неявкой показаниями свидетелей Свидетель N 4, Свидетель N 13, а также показаниями допрошенного в суде специалиста Свидетель N 11 Следует согласиться с выводом суда первой инстанции о том, что показания вышеприведенных лиц согласуются между собой, взаимно подтверждают, уточняют и дополняют друг друга, подтверждаются иными доказательствами, а имеющиеся незначительные противоречия в них обусловлены индивидуальными особенностями допрошенных лиц, их памяти, способности к восприятию и воспроизведению сведений об интересующих обстоятельствах, состояния в конкретный момент времени, о котором они давали показания (чувства, состояние опьянения), условиями восприятия, а также имеющиеся противоречия в показаниях были устранены судом в ходе судебного следствия и принимаются во внимание с учетом выявленных противоречий.

Каких-либо нарушений требований УПК РФ при получении показаний данных лиц как в ходе предварительного следствия, так и в ходе судебного следствия судом апелляционной инстанции не усматривается, замечаний и заявлений от указанных лиц о нарушении требований законодательства, их прав и законных интересов при проведении следственных действий с их участием не поступило, что в совокупности дает суду основания для признания их допустимыми доказательствами, позволяющими установить значимые для дела обстоятельства, а именно, время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления, виновность обоих осужденных в его совершении, форму вины и мотивы.

Доводы апелляционных жалоб осужденного ФИО1 и его защитников-адвокатов ФИО63 и ФИО62, об иной оценке показаний потерпевших Потерпевший N 1, Потерпевший N 2, как заинтересованных в исходе дела лиц, показаний потерпевших Потерпевший N 3, Потерпевший N 4, Потерпевший N 5, Потерпевший N 6, которые не позволяют сделать вывод о причастности ФИО1 к инкриминируемому преступлению, а показания Потерпевший N 4 о месте расположения мелких деталей после ДТП противоречат протоколу осмотра места происшествия, не свидетельствуют о ненадлежащей оценки судом первой инстанции показаний вышеприведенных потерпевших, поскольку им дана оценка в совокупности с другими доказательствами по делу.

Также нельзя признать обоснованными доводы апелляционных жалоб осужденного ФИО1 и его защитников-адвокатов ФИО63 и ФИО62, об иной оценке показаний свидетелей Свидетель N 16, Свидетель N 18, Свидетель N 17, ФИО17, Свидетель N 21, Свидетель N 20, Свидетель N 10, Свидетель N 5, Свидетель N 14, Свидетель N 8, Свидетель N 13, которые по мнению стороны защиты не указывают на причастность и виновность ФИО6 в совершении преступления. Данный вывод не основан на материалах уголовного дела, исследованных судом в ходе судебного следствия, и не опровергает вышеприведенный вывод суда о доказанности вины ФИО2 и ФИО1, каждого, в совершении инкриминируемого им преступления, на основе оценки совокупности доказательств и их сопоставления между собой.

Суд апелляционной инстанции критически оценивает доводы апелляционных жалоб осужденного ФИО1 и его защитников-адвокатов ФИО63 и ФИО62, о том, что судом не дана оценка протоколу допроса ФИО2 от ДД.ММ.ГГГГ, в части месторасположения пассажиров в салоне автомобиля ВАЗ под управлением ФИО2 до момента ДТП и что, в этой же части суд пришел к необоснованному выводу о месте нахождения ФИО4 и ФИО3 в салоне автомобиля ВАЗ при оценке показаний потерпевшей Потерпевший N 1 Данные доводы противоречат не только описательно-мотивировочной части оспариваемого приговора, где указано, что ФИО4 и ФИО3 попали в ДТП после того, как их высадил осужденный ФИО2 из салона своего автомобиля незадолго до ДТП и которые находились в непосредственной близости от места ДТП, но и заключению экспертов N от ДД.ММ.ГГГГ, на которое ссылается сторона защиты осужденного ФИО1, согласно выводам которого автомобиль ВАЗ-2112, перемещаясь после первого столкновения с автомобилем "Мерседес ФИО66-240", допускает наезд на 2-х пешеходов, которыми как установлено в судебном заседании и не оспаривается стороной защиты и были ФИО4 и ФИО3 Доводы апелляционной жалобы защитника осужденного ФИО1 - адвоката ФИО62, в том числе, направлены на иную оценку показаний свидетелей Свидетель N 6, Свидетель N 3, ФИО18, Свидетель N 9, ФИО22, Свидетель N 4, Свидетель N 2, Свидетель N 1, ФИО19, специалиста Свидетель N 11, ФИО24, Свидетель N 12, ФИО21, ФИО16, эксперта ФИО59, что является субъективным мнением адвоката, не влекущим изменение приговора, поскольку суд первой инстанции достаточно мотивированно указал на обстоятельства, по которым он оценивает показания вышеприведенных лиц, и принимает во внимание одни, и отвергает другие, с чем согласен суд апелляционной инстанции.

Помимо показаний вышеприведенных лиц, вывод суда первой инстанции о доказанности вины ФИО2 и ФИО1, каждого, в совершении преступления, подтверждается совокупностью и других доказательств, в числе которых, рапорт об обнаружении признаков преступления, согласно которому ДД.ММ.ГГГГ около 00 часов 20 минут напротив <адрес> произошло ДТП с участием автомобиля ВАЗ 2112, регистрационный знак <...> под управлением сотрудника ОВО по <адрес> ФГК УВО ГУ МВД России по <адрес> ФИО2 и автомобиля Мерседес ФИО66-240, регистрационный знак <...> под управлением ФИО1 В результате дорожно-транспортного происшествия на месте от полученных травм скончались ФИО5, ФИО3 и ФИО4 (т. 1 л.д. 178);

рапорт, согласно которому из прокуратуры <адрес> поступил материал проверки по факту ДТП с участием автомобиля ВАЗ 2112, регистрационный знак <...> под управлением ФИО2 и автомобиля Мерседес ФИО66-240, регистрационный знак <...> под управлением ФИО1 В результате ДТП на месте от полученных травм скончались ФИО5, ФИО3 и ФИО4 (т. 1 л.д. 212);

рапорт, согласно которому в <адрес> возле кафе "Фаворит" произошло ДТП, в котором ВАЗ 2112 и "Мерседес" получили технические повреждения. На проезжей части обнаружены 2 неустановленных трупа пешеходов. В автомобиле ВАЗ 2112, регистрационный знак <...> обнаружен труп ФИО5. Водитель ФИО2, пассажиры ФИО67 и ФИО70 доставлены в БУЗ ВО "Бутурлиновская РБ" (т. 1 л.д. 216);

протокол осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ с приложенной схемой и фототаблицей, согласно которому отражена вещественная обстановка на участке автодороги и прилегающей территории, напротив <адрес>. В ходе осмотра обнаружены, осмотрены и изъяты автомобили ВАЗ 2112, регистрационный знак <...> и Мерседес ФИО66-240 регистрационный знак <...>. На заднем сиденье за водительским сиденьем в автомобиле ВАЗ 2112 регистрационный знак <...> обнаружен труп ФИО5 При осмотре автомобиля Мерседес ФИО66-240 регистрационный знак <...> в нем обнаружены и изъяты в том числе: подушка безопасности и блок управления подушками безопасности "SRS". В ходе осмотра изъяты 3 следа руки. На участке парковки перед банкетным залом "Фаворит" обнаружен труп ФИО4, справа от автомобиля ВАЗ 2112, регистрационный знак <...>, обнаружен труп ФИО3, который расположен на проезжей части (т. 1 л.д. 179-200);

протокол осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ с приложением в виде иллюстрационной таблицы, согласно которому участвующий в осмотре эксперт Свидетель N 11 показал участок автодороги, где произошло ДТП с участием автомобилей ВАЗ 2112, регистрационный знак "<...> RUS" и автомобилем Мерседес ФИО66-240 регистрационный знак "<...> RUS". На проезжей части имеется две полосы движения, которые разделены сплошной линией. Знаков устанавливающих ограничения скорости движения не имеется. На осматриваемом участке автомобильной дороги, напротив <адрес>, установлено наличие дорожной разметки 1.1 (сплошная линия), которая переходит через 7 м от электрической опоры, расположенной вблизи указанного дома в дорожную разметку 1.6 (линия приближения - прерывистая линия), штрихи который превышают в 3 раза расстояние между ними (т. 3 л.д. 110-124);

копия журнала вызова скорой медицинской помощи БУЗ ВО "Бутурлиновская РБ", согласно которой ДД.ММ.ГГГГ на место ДТП на <адрес>, выезжала бригада медицинской помощи для оказания помощи ФИО5, ФИО3 и ФИО4-00 часов 31 минута, время приема вызова о необходимости оказания медицинской помощи Свидетель N 1 ДД.ММ.ГГГГ 00 часов 30 минут (т. 3 л.д. 3-9);

схема автомобильных дорог по <адрес>, Шереметовка <адрес>, согласно которой отображена дислокация дорожных знаков и дорожной разметки (т. 3 л.д. 86-92);

справка о стоимости выполненных работ и затрат Nд, которая составлена ДД.ММ.ГГГГ в отчетный период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ на <адрес>, согласно которой была нанесена продольная дорожная разметка краской (осевая линия) (т. 9 л.д. 229-253);

сведения генерального директора ОАО "БЭСК" от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которым уличное освещение в районе <адрес>, ДД.ММ.ГГГГ включается с помощью автоматики управляемой электронной программой; автоматика включалась в 21 час 17 минут ДД.ММ.ГГГГ, отключалась в 03 часа 14 минут ДД.ММ.ГГГГ. Марка светильников, установленных в этом района СКУ-120 (светодиодные) мощностью 120 Вт (т. 3 л.д. 97);

протокол осмотра предметов от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому осмотрен автомобиль "ВАЗ 2112", регистрационный знак "<...> RUS". В ходе осмотра изъято заднее левое колесо указанного автомобиля. В ходе осмотра установлено также, что длина кузова указанного автомобиля составляет 4 м 170 см (т. 3 л.д. 127-130);

протокол осмотра предметов от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому произведен осмотр предметов, изъятых ДД.ММ.ГГГГ в ходе осмотра места происшествия в районе <адрес>, а именно: цепочки из металла белого цвета, двух наручных часов, блока управления подушками безопасности (т. 3 л.д. 132-134);

протокол выемки от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому у ФИО25 произведена выемка DVD-диск с надписью "Umnik" DVD-R 4,7 Gb 120 min 16x, с видеозаписью обстоятельств расследуемого ДТП (т. 3 л.д. 141-145);

протокол осмотра предметов от ДД.ММ.ГГГГ с приложенной фототаблицей с участием свидетеля ФИО1 и адвоката ФИО26, согласно которому произведен осмотр DVD-диска, на котором зафиксированы обстоятельства ДТП от ДД.ММ.ГГГГ. Участвующий в проведении осмотра ФИО1 пояснил, что с 00:32:27 до 00:32:28 на видеозаписи появляется его автомобиль Мерседес Бенц, которым он управлял. ФИО1 показал, что в течение 9 секунд осуществлял движение, за 5 секунд до столкновения автомобиль ВАЗ 2112 начал маневр разворота (т. 3 л.д. 147-154);

протокол осмотра предметов от ДД.ММ.ГГГГ с приложенной фототаблицей с участием свидетеля ФИО2 и адвоката ФИО14, согласно которому произведен осмотр DVD-диска, на котором зафиксированы обстоятельства ДТП ДД.ММ.ГГГГ. В ходе осмотра свидетель ФИО2 показал, что столкновение автомобилей произошло на встречной полосе движения для автомобиля Мерседес. В 00:32:11 он (ФИО2) запустил двигатель своего автомобиля ВАЗ 2112 регистрационный знак "М 829 ОЕ 36 RUS", находясь в автомобиле вместе со своей супругой ФИО67, а также ФИО70, ФИО70, ФИО68 и ФИО69. Убедившись, в отсутствии помех для движения, он начал движение вперед, а затем выполнил маневр разворота. Остановившись на противоположной стороне, он высадил из автомашины, по их просьбе, ФИО68 и ФИО69, в этот момент он включил заднюю скорость, а когда начал двигаться задним ходом ощутил сильный удар в левую сторону автомобиля, после чего потерял сознание от полученной травмы. Маневр разворота занял у него 5-6 секунд, после чего автомобиль "Мерседес" допустил столкновение с его автомобилем (т. 3 л.д. 156-163);

протокол осмотра предметов от ДД.ММ.ГГГГ с участием свидетеля Потерпевший N 1, согласно которому при осмотре DVD-диска, на котором зафиксированы обстоятельства ДТП ДД.ММ.ГГГГ, она дала показания, аналогичные по своему содержанию с вышеприведенными показаниями свидетеля ФИО2 (т. 3 л.д. 165-170);

протокол осмотра предметов с приложенными фототаблицами от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому осмотрен оптический диск, содержащий результаты технического улучшения изображения на видеофайле "ДТП Красная" в период времени с 32 минут 20 секунд до 32 минут 35 секунд, на котором зафиксированы обстоятельства ДТП от ДД.ММ.ГГГГ, но идентифицировать место, где была произведена видеозапись, не представляется возможным, марка, цвет, государственные номера, скорость автомобиля не различимы (т. 3 л.д. 172-176);

протокол осмотра местности от ДД.ММ.ГГГГ с приложенными фототаблицами, согласно которому произведен осмотр автомобилей Мерседес ФИО66-240, регистрационный знак <...> и ВАЗ 2112, регистрационный знак <...> (т. 3 л.д. 186-191);

протокол осмотра предметов от ДД.ММ.ГГГГ с приложенной фототаблицей, согласно которому произведен осмотр предметов, изъятых ДД.ММ.ГГГГ в ходе осмотра местности (т. 3 л.д. 193-199);

протокол выемки ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому в помещении БУЗ ВО "Бутурлиновская РБ" изъяты медицинская карта N стационарного больного БУЗ ВО "Бутурлиновская РБ" Потерпевший N 2, ДД.ММ.ГГГГ года рождения; медицинская карта амбулаторного больного БУЗ ВО "Бутурлиновская РБ" Потерпевший N 1, ДД.ММ.ГГГГ года рождения (т. 4 л.д. 163-167);

протокол выемки с приложенной иллюстрацией от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому в помещении БУЗ ВО "ВГКБ СМП N" изъята медицинская карта стационарного больного БУЗ ВО "ВГКБ СМП N" ФИО2, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, N (т. 5 л.д. 11-15);

протокол выемки от ДД.ММ.ГГГГ с приложением в виде иллюстрационной таблицы, согласно которому в помещении БУЗ ВО "ВГКБ СМП N" изъята компьютерная томография пояснично-крестцового отдела позвоночника ФИО2, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, на оптическом диске (т. 5 л.д. 21-25);

протокол получения образцов для сравнительного исследования от ДД.ММ.ГГГГ с приложением, согласно которому у свидетеля ФИО1, с участием адвоката ФИО26, и специалиста ФИО27 получены образцы пальцев ладони левой и правой кистей рук на 1 листе формата А4 (т. 7 л.д. 176-178);

заключение эксперта (дополнительной (ситуационной) судебно-медицинской экспертизы по материалам дела) N.15, согласно выводам которого у ФИО3 обнаружены телесные повреждения, которые при жизни квалифицировались бы в совокупности как причинившие тяжкий вред здоровью, создающий непосредственно угрозу для жизни, а в данном конкретном случае повлекли за собой смерть. Они могли быть причинены в ходе ДТП при столкновении пострадавшего и движущегося транспортного средства, в том числе и по механизму, изложенному в установочной части представленного происшествия. Установленный механизм травматизации предусматривает одновременное травмирование нескольких областей тела потерпевшего. При жизни ФИО3 находился в легком опьянении (т. 4 л.д. 42-49);

заключение эксперта (экспертиза по материалам дела) N.15 "А", выводы которого являются аналогичными вышеизложенным выводам эксперта (т. 4 л.д. 17-23);

заключение эксперта (дополнительная (ситуационная) судебно-медицинская экспертиза по материалам дела) N.15, согласно выводам которого у ФИО4 обнаружены телесные повреждения, которые при жизни квалифицировались бы в совокупности как причинившие тяжкий вред здоровью, создающий непосредственно угрозу для жизни, а в данном конкретном случае повлекли за собой смерть. Они могли быть причинены в ходе ДТП при столкновении пострадавшего и движущегося транспортного средства, в том числе и по механизму, изложенному в установочной части представленного происшествия. Установленный механизм травматизации предусматривает одновременное травмирование нескольких областей тела потерпевшего. При жизни ФИО4 находился в легком опьянении (т. 4 л.д. 86-92);

заключение эксперта (экспертиза по материалам дела) N.15 "А" от ДД.ММ.ГГГГ, выводы которого являются аналогичными вышеизложенным выводам эксперта (т. 4 л.д. 71-75);

заключение эксперта (дополнительной (ситуационной) судебно-медицинской экспертизы по материалам дела) N.15 от ДД.ММ.ГГГГ, согласно выводам которого у ФИО5 обнаружены телесные повреждения, которые при жизни квалифицировались бы в совокупности как причинившие тяжкий вред здоровью, создающий непосредственно угрозу для жизни, а в данном конкретном случае повлекли за собой смерть. Они могли быть причинены в ходе ДТП при ударах тела пострадавшего о части салона автомобиля, в том числе и по механизму, изложенному в установочной части представленного происшествия. Установленный механизм травматизации предусматривает одновременное травмирование нескольких областей тела потерпевшего. При жизни ФИО5 находился в легком опьянении (т. 4 л.д. 128-134);

заключение эксперта (экспертиза по материалам дела) N.15 "А" от ДД.ММ.ГГГГ, выводы которого являются аналогичными вышеизложенным выводам эксперта (т. 4 л.д. 113-117);

заключение эксперта (дополнительная (ситуационная) судебно-медицинская экспертиза по материалам дела) N.18 от ДД.ММ.ГГГГ, согласно выводам которого у Потерпевший N 2 имелись повреждения, которые квалифицируются как причинившие тяжкий вред здоровью, так как повлекли за собой значительную стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на одну треть. Они были причинены при травматизации внутренними частями салона автомобиля в ходе ДТП ДД.ММ.ГГГГ. В крови Потерпевший N 2 был обнаружен этиловый спирт в концентрации 0,42%, что соответствует незначительному влиянию алкоголя на организм (т. 4 л.д. 170-176);

заключение эксперта N.15 (экспертиза живых лиц) от ДД.ММ.ГГГГ, согласно выводам которого у Потерпевший N 2, кроме перечисленных повреждений, обнаружена субконьюктивальная гематома глазного яблока (т. 4 л.д. 144-146);

заключение эксперта (дополнительной (ситуационной) судебно-медицинской экспертизы по материалам дела N.18 от ДД.ММ.ГГГГ, согласно выводам которого у Потерпевший N 1 имелись повреждения, которые квалифицируются как причинившие тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека, который по своему характеру непосредственно создает угрозу для жизни. Они были причинены возможно при травматизации внутренними частями салона автомобиля в ходе ДТП ДД.ММ.ГГГГ. Потерпевший N 1 не находилась в состоянии алкогольного опьянения (т. 4 л.д. 203-210);

заключение эксперта (экспертиза живых лиц) N.15 от ДД.ММ.ГГГГ, выводы которого являются аналогичными вышеизложенным выводам эксперта (т. 4 л.д. 186-188);

заключение эксперта "дополнительной (ситуационной) судебно-медицинской экспертизы по материалам дела) N.18 от ДД.ММ.ГГГГ, согласно выводам которого у ФИО2 имелись повреждения, которые квалифицируются как причинившие тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека, который по своему характеру непосредственно создает угрозу для жизни. Они были причинены, возможно, при травматизации внутренними частями салона автомобиля в ходе ДТП ДД.ММ.ГГГГ. ФИО2 не находился в состоянии алкогольного опьянения (т. 5 л.д. 30-37);

заключение эксперта (экспертиза живых лиц) N.15 от ДД.ММ.ГГГГ, выводы которого являются аналогичными вышеизложенным выводам эксперта (т. 4 л.д. 220-222);

заключение эксперта N.15 от ДД.ММ.ГГГГ, согласно выводам которого у ФИО1 обнаружены телесные повреждения, которые расцениваются как повреждения, причинившие легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья - не свыше 21 дня. Возможность причинения данных повреждений ДД.ММ.ГГГГ не исключается. Во время поступления ФИО1 в стационар он не находился в состоянии алкогольного опьянения (т. 5 л.д. 47-49);

заключение эксперта N е00325.15 от ДД.ММ.ГГГГ, согласно выводам которого у Свидетель N 1, обнаружены телесные повреждения, которые как в совокупности, так и каждое в отдельности квалифицируются как причинившие легкий вред здоровью, так как повлекли за собой кратковременное расстройство здоровья - более 6 дней, но не свыше 21 дня (т. 5 л.д. 68-70);

заключение экспертов NN, 10339/7-1, 10340/7-1, 10341/7-1 от ДД.ММ.ГГГГ, выполненное ФБУ "Воронежский центр судебной экспертизы", согласно выводам которого указан механизм ДТП с участием автомобилей Мерседес-Бенц-Е240 и ВАЗ-2112, которое не могло произойти по механизму, изложенному в протоколе допроса ФИО2 от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которым он перед ДТП съехал на прилегающую к кафе "Фаворит" территорию, и, не успев начать выезд с этой прилегающей территории, произошло столкновение. Водителю автомобиля ВАЗ-2112 регистрационный знак М 829 ОЕ 36 ФИО2 необходимо было действовать в соответствии с требованиями п. п. 1.5 ч. 1 и 8.3 Правил дорожного движения (т. 5, л.д. 147-197);

показания эксперта ФИО59, согласно которым он подтвердил выводы вышеизложенного заключения экспертов NN, 10339/7-1, 10340/7-1, 10341/7-1, в которых принимал участие;

акт экспертного исследования N, выполненный ФБУ Дальневосточный региональный центр судебной экспертизы от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому установлен механизм ДТП с участием автомобилей "Мерседес Бенс Е-240" и "ВАЗ 2112". Автомобиль "Мерседес Бенс Е-240" перед столкновением с "ВАЗ 2112" двигался по встречной стороне проезжей части, при этом место столкновения автомобилей "Мерседес ФИО66-240" и "ВАЗ 2112" располагалось на встречной по отношению к направлению движения (в сторону <адрес>) стороне проезжей части, непосредственно перед началом образования следа юза под N. Автомобиль "Мерседес ФИО66-240" контактировал своей передней частью с левой боковой стороной автомобиля "ВАЗ 2112" находящегося в момент столкновения на этой же стороне проезжей части, при этом продольные оси данных ТС в момент первичного контакта располагались относительно друг друга под прямым углом около 90°. Данное столкновение классифицировано как перекрестное, блокирующее, центральное, левое боковое для автомобиля "ВАЗ 2112" и центральное переднее для автомобиля "Мерседес ФИО66-240". Далее указанные автомобили перемещались ввиду действия на них различных физических сил и инерции, полученной в результате столкновения. Приближенная минимальная скорость автомобиля "Мерседес ФИО66 240" непосредственно перед столкновением составляла около 106 км/час (т. 6 л.д. 19-30);

показания старшего государственного эксперта ФБУ Дальневосточного регионального центра судебной экспертизы Министерства юстиции РФ ФИО65, согласно которым он подтвердил положения, изложенные в вышеприведенном акте экспертного исследования N, и пояснил, что след трения под номером N образован задним левым колесом автомобиля ВАЗ-2112; след торможения под номером N оставлен правым колесом автомобиля "Мерседес"; в момент столкновения задние колеса автомобиля ВАЗ-2112 не пересекали сплошную линию разметки, а задняя часть кузова могла выступать за пределы разделительной линии. Место столкновения автомобилей расположено в начале следа N, сначала торможение у начала следа N, а потом удар. След N прекратился ввиду столкновения автомобилей;

заключение эксперта N N, выполненного экспертами ФБУ Российского федерального центра судебной экспертизы при Министерстве юстиции РФ от ДД.ММ.ГГГГ, согласно выводам которого первичное контактное взаимодействие имело место передней частью автомобиля Мерседес ФИО66-240, регистрационный знак С 600 НК 36, с левой боковой частью автомобиля ВАЗ 2112, регистрационный знак М 829 ОЕ 36, с перекрытием контактирующих частей автомобилей около 1,8 м. При этом угол между продольными осями данных автомобилей в этот момент мог составлять около 80°+/-5°. Фактические координаты места первичного контактного взаимодействия между автомобилями ВАЗ-2112 регистрационный знак <...>, и Мерседес ФИО66 240 регистрационный знак <...> не определены. В заданной дорожно-транспортной ситуации водителю автомобиля "ВАЗ 2112", регистрационный знак М 829 ОЕ 36, для предотвращения столкновения с автомобилем Мерседес ФИО66-240, регистрационный знак С 600 НК 36, с технической точки зрения, следовало руководствоваться требованиями п. 8.5 и п. 8.8 ПДД РФ, а водителю автомобиля Мерседес ФИО66 240 регистрационный знак <...> для предотвращения столкновения с автомобилем ВАЗ-2112 регистрационный знак <...> с технической точки зрения следовало руководствоваться требованиями п. 10.1 ПДД РФ (т. 6 л.д. 103-122);

заключение эксперта N N, N, выполненного экспертами ФБУ Российского федерального центра судебной экспертизы при Министерстве юстиции РФ ДД.ММ.ГГГГ, согласно выводам которого след "N" мог быть образован колесом транспортного средства, имеющим такие же признаки, что и у протектора колеса автомашины Мерседес-Бенц. В момент столкновения автомобиль Мерседес ФИО66-240 контактировал своей передней фронтальной частью по всей ширине с левой боковой частью автомобиля "ВАЗ 2112" практически под прямым (около 90°) углом между продольными осями указанных автомобилей. В данной дорожно-транспортной ситуации водителю автомобиля "ВАЗ 2112" следовало руководствоваться требованиями п. 8.5 и п. 8.8 ПДД РФ, а водителю Мерседес ФИО66-240 следовало руководствоваться требованиями п. 10.1 ПДД РФ (т. 6 л.д. 175-203);

заключение эксперта N от ДД.ММ.ГГГГ, изготовленного главным экспертом экспертно-криминалистической группы по Бутурлиновскому и <адрес>м, экспертно-криминалистического центра ГУ МВД РФ по <адрес>, согласно выводам которого установлены следы, имеющиеся на кузове автомобиля ВАЗ-2112 регистрационный знак М 829 ОЕ 36 (т. 7 л.д. 15-21).

заключение эксперта N от ДД.ММ.ГГГГ, изготовленного главным экспертом экспертно-криминалистической группы по Бутурлиновскому и <адрес>м, экспертно-криминалистического центра ГУ МВД РФ по <адрес>, согласно выводам которого след N на прилагаемой схеме к протоколу осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ по факту ДТП на участке автодороги напротив <адрес>, мог быть образован в результате скольжения (трения) внутренним ребром колесного диска заднего левого колеса автомашины ВАЗ-2112 или в результате скольжения (трения) с иным посторонним предметом возможно изготовленного из материала белого цвета (т. 7 л.д. 34-36);

заключение эксперта N от ДД.ММ.ГГГГ, изготовленного ФБУ Ворнежский региональный центр судебной экспертизы Министерства юстиции РФ, согласно выводам которого на диске левого заднего колеса автомобиля "ВАЗ-2112" государственный регистрационный знак M829ОE36 имеются механические повреждения аварийного характера. Следы трения, обнаруженные на месте ДТП и обозначенные под номером N и N, не могли быть образованы в результате трения диском заднего левого колеса автомобиля "ВАЗ- 2112" государственный регистрационный знак M829ОE36. Указанные следы могли быть образованы в результате воздействия других деталей и не обязательно данного ТС, а возможно другого, а также следствием какого-то другого воздействия, не связанного и не относящегося к рассматриваемому ДТП (т. 7 л.д. 46-56);

заключение эксперта N от ДД.ММ.ГГГГ выполненного экспертом ФБУ Российский центр судебной экспертизы при Министерстве юстиции РФ, согласно выводам которого на заднем левом колесе автомашины ВАЗ-2112 государственный регистрационный знак М 829 ОЕ 36 имеются повреждения диска, образованы от динамического силового воздействия при трении с неровной твердой поверхностью асфальтового покрытия дороги. След N, обозначенный в протоколе осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ, мог быть оставлен диском колеса, такого же типа что и диск заднего левого колеса автомашины ВАЗ-2112, поступившим на исследование (т. 7 л.д. 84-97);

заключение эксперта N от ДД.ММ.ГГГГ выполненного экспертом ФБУ Российский центр судебной экспертизы при Министерстве юстиции РФ след, обозначенный в протоколе осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ под N, мог быть образован предметом, имеющим такие же признаки, что и у представленного на исследование диска заднего левого колеса автомобиля ВАЗ-2112 (т. 7 л.д. 140-154);

заключение эксперта N от ДД.ММ.ГГГГ, выполненного главным экспертом экспертно-криминалистической группы по Бутурлиновскому и <адрес>м, экспертно-криминалистического центра ГУ МВД РФ по <адрес>, согласно выводам которого след ладони, изъятый ДД.ММ.ГГГГ по факту ДТП по <адрес> N, <адрес> с участием автомобиля ВАЗ-2112 государственный номер М 829 ОЕ 36 под управлением ФИО2 и автомобиля Мерседес-ФИО66-240 государственный номер С 600 НК 36 под управлением ФИО1, пригоден для криминалистической идентификации личности (т. 7 л.д. 167-168);

заключение эксперта N от ДД.ММ.ГГГГ, согласно выводам которого след ладони, изъятый ДД.ММ.ГГГГ по факту ДТП напротив <адрес> с участием автомобиля ВАЗ-2112 государственный номер М 829 ОЕ 36 под управлением водителя ФИО2 и автомобиля Мерседес ФИО66-240 государственный номер С 600 НК 36 под управлением водителя ФИО1, образован ладонью левой руки ФИО1 (т. 7 л.д. 194-196);

заключение эксперта N от ДД.ММ.ГГГГ, согласно выводам которого признаки монтажа на записи видеофайла поименованного "ДТП Красная" перенесенного на DVD-R - диск, не обнаружены (т. 7, л.д. 211-218);

заключение экспертов N от ДД.ММ.ГГГГ, выполненное экспертами ООО Экспертное учреждение "Воронежский центр экспертизы" Свидетель N 25 и ФИО28, согласно выводам которого установлен механизм ДТП с участием автомобиля ВАЗ-2112 государственный номер М 829 ОЕ 36 под управлением водителя ФИО2 и автомобиля Мерседес ФИО66-240 государственный номер С 600 НК 36 под управлением водителя ФИО1 В данной дорожной обстановке водителю ФИО2 необходимо было действовать в соответствии с требованиями п. 8.3 ПДД РФ, а водителю ФИО1 необходимо было действовать в соответствии с требованиями ч. 2 п. 10.1 ПДД РФ. На момент ДТП оба вышеуказанные транспортные средства находились в исправном состоянии (т. 5, л.д. 92-105);

заключение эксперта N от ДД.ММ.ГГГГ, выполненное экспертом ЭКГ по Бутурлиновскому и <адрес>м ЭКЦ ГУ МВД России по <адрес> Свидетель N 11, согласно выводам которого след транспортного средства, указанный под N, изъятый ДД.ММ.ГГГГ в ходе осмотра места происшествия по факту ДТП на автодороге напротив <адрес>, образован беговой дорожкой шины правого переднего колеса автомобиля Мерседес ФИО66-240 рег.знак С 600 НК 36 (т. 6, л.д. 214-216).

Кроме того, в ходе судебного следствия были проведены выездные судебные заседания для установления механизма ДТП и обстоятельств его совершения, в связи с чем были проведены осмотр транспортных средств ВАЗ-2112 регистрационный знак <...> и "Мерседес ФИО66-240" регистрационный знак <...>; осмотр местности в районе места ДТП, в ходе которого осужденный ФИО2 указал на расположение автомобиля ВАЗ-2112 перед ДТП и после его совершения, при этом также свидетели Свидетель N 23, ФИО18, ФИО19, специалист Свидетель N 11, указали на расположение автомобилей и следы вещественной обстановки на момент осмотра места происшествия (т. 13, л.д. 230-245); следственный эксперимент в условиях максимально приближенных к тем, которые имелись на месте происшествия в момент ДТП ДД.ММ.ГГГГ, с целью установления видимости автомобиля ВАЗ-2112 и автомобиля Мерседес ФИО66 240 с мест водителей вышеуказанных автомобилей, соответственно (т. 14, л.д. 129-136).

Таким образом, суд первой инстанции в соответствии с требованиями закона изложил в приговоре доказательства, на основании которых пришел к обоснованному выводу о том, что вина ФИО2 и ФИО1, каждого, в совершении преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 264 УК РФ, полностью нашла свое подтверждение, приведенные в приговоре доказательства, положенные в обоснование виновности ФИО2 и ФИО1, получены с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства. Суд оценил все исследованные в судебном заседании доказательства как каждое в отдельности, так и в совокупности, указав, по какой причине доверяет одним доказательствам, и отвергает другие, признав собранные доказательства в совокупности достаточными для разрешения уголовного дела по существу и вынесения обвинительного приговора.

Вопреки доводам апелляционного представления о том, что судом не исследовались и не оценены результаты процессуальной проверки, проведенной СУ СК России по <адрес> по факту фальсификации материалов настоящего уголовного дела, и отраженные в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела от ДД.ММ.ГГГГ, в частности, показания Свидетель N 23 и Свидетель N 11 о фальсификации протокола осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ и приобщенной к нему схемы, в связи с чем к показаниям указанных свидетелей следует отнестись критически, а также принять во внимание то, что не подтверждаются показания Свидетель N 23, Свидетель N 11 и ФИО19 о наличии в исследуемый период времени на месте происшествия еще одного следа, ведущего к правому переднему колесу автомобиля Мерседес ФИО66 240, суд первой инстанции дал вышеуказанным обстоятельствам соответствующую оценку, изложенную в описательно-мотивировочной части приговора. Так, судом исследовалось вышеприведенное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от ДД.ММ.ГГГГ, о чем свидетельствует протокол судебного заседания от ДД.ММ.ГГГГ (т. 15, л.д. 55-59, 66-72). Суд апелляционной инстанции обращает внимание, что по материалам дела нет протокола осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ, а есть протокол осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ и схема к нему, которые также неоднократно исследовались в ходе судебного следствия и им дана судом оценка в приговоре, они признаны судом допустимыми доказательствами. Указанная оценка протокола осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ и схемы к нему, дана с учетом исследованного в ходе судебного следствия вышеприведенного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от ДД.ММ.ГГГГ, а показания свидетелей Свидетель N 23 и ФИО19, специалиста Свидетель N 11 в части выявленных противоречий, вопреки доводам апелляционного представления, получили свою оценку в оспариваемом приговоре, в связи с чем суд апелляционной инстанции не усматривает оснований для отмены приговора и направления уголовного дела в тот же районный суд на новое рассмотрение.

В связи с вышеизложенным нельзя признать обоснованными доводы стороны защиты о том, что доказательствам, указанным в апелляционных жалобах осужденного ФИО1 и его защитников-адвокатов ФИО63 и ФИО62 не дана соответствующая правовая оценка, а также сторона защиты выражает несогласие с оценкой доказательств судом первой инстанции. Данные доводы являются необоснованными и опровергаются материалами дела и обжалуемым приговором. Все доказательства, на которые ссылается осужденный ФИО1 и его защитники-адвокаты ФИО63 и ФИО62 были исследованы судом первой инстанции в ходе судебного следствия, что подтверждается протоколами судебных заседаний, а согласно описательно-мотивировочной части оспариваемого приговора они были учтены судом, им в приговоре дана правовая оценка в соответствии с требованиями УПК РФ, с которой согласен суд апелляционной инстанции. Экспертное исследование N от ДД.ММ.ГГГГ (т. 6, л.д. 230-235), а не заключение эксперта, как на то указывает защитник осужденного ФИО1 - адвокат ФИО62, вообще не может быть признано допустимым доказательством, поскольку эксперт ФИО29 в нем дает оценку заключению эксперта N от ДД.ММ.ГГГГ, что противоречит требованиям ст. ст. 80, 88 УПК РФ, ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, согласно которым эксперт не наделен правом оценки доказательств, а при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

Автотехнические и судебно-медицинские экспертизы, положенные в основу оспариваемого приговора, по настоящему уголовному делу проведены компетентными лицами с большим стажем работы по экспертной специальности, соответствуют требованиям закона, заключения экспертов оформлены надлежащим образом, соответствуют требованиям ст. 204 УПК РФ, научность и обоснованность выводов, изложенных в заключениях экспертов, компетентность судебных экспертов, а также соблюдение при проведении экспертных исследований необходимых требований уголовно-процессуального закона сомнений у суда первой инстанции не вызвали, не имеется таких сомнений и у суда апелляционной инстанции, в связи с чем оснований для исключения экспертиз из числа доказательств, как о том указывают в своих апелляционных жалобах защитники осужденного ФИО1 - адвокаты ФИО63 и ФИО62, не имеется.

Указанные стороной защиты заключение эксперта N от ДД.ММ.ГГГГ и экспертное исследование N от ДД.ММ.ГГГГ, согласно обжалуемого приговора были оценены судом первой инстанции наряду с другими доказательствами по делу, в том числе, в совокупности с проведенными по делу автотехническими экспертизами. При этом суд апелляционной инстанции полагает, что заключение эксперта N от ДД.ММ.ГГГГ и экспертное исследование N от ДД.ММ.ГГГГ сами по себе не ставят под сомнение доказанность вины осужденных ФИО1 и ФИО2 в указанном преступлении, и не являются основанием для их оправдания.

Доводы апелляционных жалоб о невиновности каждого из осужденных ФИО1 и ФИО2 в указанном преступлении, противоречат правовой позиции Верховного Суда РФ, изложенной в п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ N "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения", согласно которой в тех случаях, когда нарушения правил дорожного движения были допущены двумя или более участниками дорожного движения, содеянное каждым из них влечет уголовную ответственность по ст. 264 УК РФ, если их действия по управлению транспортным средством находились в причинной связи с наступившими последствиями, указанными в названной статье Уголовного кодекса РФ.

Так, никто из участников процесса не оспаривает то, что именно в результате столкновения автомобиля марки "MERCEDES-BENZ E 240" под управлением ФИО1 с автомобилем марки "ВАЗ-2112" под управлением ФИО2 пострадали пешеходы ФИО4 и ФИО3, которых водитель ФИО2 высадил из салона своего автомобиля незадолго до ДТП, и которые получили телесные повреждения, от которых скончались на месте происшествия, находящийся в автомобиле марки "ВАЗ-2112" в качестве пассажира ФИО5 получил телесные повреждения, от которых скончался на месте происшествия, находившиеся в автомобиле марки "ВАЗ-2112" в качестве пассажиров Потерпевший N 2 и Потерпевший N 1, получили телесные повреждения, причинившие тяжкий вред их здоровью.

Учитывая, что обстоятельств оговора кого-либо из осужденных не установлено, сведений о том, что осужденный ФИО1 умышленно направил автомобиль марки "MERCEDES-BENZ E 240" для столкновения с автомобилем марки "ВАЗ-2112" под управлением осужденного ФИО2, а также сведений об обратном, то есть о том, что осужденный ФИО2 на автомобиле марки "ВАЗ-2112" умышленно направил автомобиль под его управлением для столкновения с автомобилем марки "MERCEDES-BENZ E 240" под управлением осужденного ФИО1, суду первой и второй инстанций не представлено, значит у суда имелись объективные основания для квалификации деяний осужденных ФИО2 и ФИО1, каждого, по ч. 5 ст. 264 УК РФ, как нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека, смерть двух или более лиц. При этом судом первой инстанции на основе совокупности исследованных доказательств достоверно установлено, что ФИО2 осуществлял движение задним ходом, допустил нарушение п. п. 1.5, 8.1, 8.3 ПДД РФ, двигаясь с прилегающей дороги - участка обочины попутного направления автомобильной дороги, выехал поперек проезжей части автомобильной дороги, в районе <адрес>, занимая как ее левую, так и частично правую стороны, создав тем самым опасность и помеху для движущегося по проезжей части <адрес> в направлении <адрес> автомобиля марки "MERCEDES-BENZ E 240", государственный регистрационный знак C 600 НК 36 RUS, под управлением ФИО1 В то же время ФИО1 в нарушение п. п. 1.4, 1.5, 9.1, 9.7, 10.1, 10.2 ПДД РФ, вел свой автомобиль со скоростью, превышающей установленные ограничения для движения в населенном пункте, которая не обеспечивала ему возможность постоянного контроля за движением своего автомобиля для выполнения требований ПДД РФ, увидев препятствие в виде автомобиля марки "ВАЗ-2112" государственный регистрационный знак М 829 ОЕ 36 RUS, под управлением ФИО2, не принял мер к экстренном торможению транспортного средства, с целью избежать ДТП, в районе <адрес>, выехал на полосу встречного движения, пересекая сплошную линию горизонтальной дорожной разметки.

Вышеуказанные действия осужденных ФИО2 и ФИО1 по управлению автомобилями марки "ВАЗ-2112" и "MERCEDES-BENZ E 240", соответственно, находятся в причинной связи с наступившими последствиями, а именно, в результате допущенных ФИО2 и ФИО1 нарушений ПДД РФ произошло ДТП с участием автомобилей марки "ВАЗ-2112" государственный регистрационный знак М 829 ОЕ 36 RUS и марки "MERCEDES-BENZ E 240", государственный регистрационный знак C 600 НК 36 RUS, соответственно, в результате которого пострадали пешеходы ФИО4 и ФИО3, которых водитель ФИО2 высадил из салона своего автомобиля незадолго до ДТП, и которые получили телесные повреждения, от которых скончались на месте происшествия, находящийся в автомобиле ВАЗ в качестве пассажира ФИО5 получил телесные повреждения, от которых скончался на месте происшествия, находившиеся в автомобиле ВАЗ в качестве пассажиров Потерпевший N 2 и Потерпевший N 1, получили телесные повреждения, причинившие тяжкий вред их здоровью.

Вопреки доводам апелляционных жалоб осужденного ФИО2 и его защитника-адвоката ФИО14, апелляционных жалоб потерпевших о невиновности ФИО2 и необходимости его оправдать, доводам апелляционного представления о том, что суд пришел к ошибочному выводу, что столкновение произошло на встречной для автомобиля MERCEDES-BENZ E 240" полосе движения, что противоречит установленным по делу обстоятельствам и полностью исключает вину водителя автомобиля ВАЗ 2112 ФИО2, суд первой инстанции на основе совокупности исследованных доказательств, проведенных судебных заседаний с выездом на место ДТП, пришел к обоснованному выводу в приговоре о месте произошедшего ДТП. Вывод о месте ДТП, указанный в приговоре, по мнению суда апелляционной инстанции, никак не исключает виновность осужденного ФИО2 в произошедшем ДТП, поскольку именно обоюдные действия как ФИО2, так и ФИО1 при управлении соответствующими автомобилями с нарушением ПДД РФ, находились в причинной связи с наступившими последствиями, указанными в ч. 5 ст. 264 УК РФ. То есть выезд ФИО1 на полосу движения, встречную для автомобиля Мерседес ФИО66 240, под его управлением, обусловлен, как нарушением им самим п. п. 1.4, 1.5, 9.1, 9.7, 10.1, 10.2 ПДД РФ, поскольку он вел свой автомобиль со скоростью, превышающей установленные ограничения для движения в населенном пункте, которая не обеспечивала ему возможность постоянного контроля за движением своего автомобиля для выполнения требований ПДД РФ, так и нарушением ФИО2 п. п. 1.5, 8.1, 8.3 ПДД РФ, поскольку он, совершая маневр разворота, оказался поперек проезжей части автомобильной дороги, в том числе, частично на полосе движения ФИО1, расположив автомобиль ВАЗ 2112 под его управлением в районе <адрес>, так, что создал опасность и помеху для движущегося по проезжей части <адрес> в направлении <адрес> автомобиля марки "MERCEDES-BENZ E 240" под управлением ФИО1, вынудил ФИО1 изменить направление своего движения, о чем также свидетельствует угол 900 между продольными осями вышеуказанных автомобилей в момент ДТП, подтвержденный совокупностью доказательств и не оспариваемый сторонами.

Доводы апелляционной жалобы стороны защиты о том, что в судебном заседании не нашло подтверждение вмененное ФИО1 нарушение п. п. 10.1, 10.2 ПДД РФ, опровергаются материалами дела, и не учитывают правовую позицию Верховного Суда РФ, изложенную в п. п. 6, 7 вышеприведенного постановления Пленума Верховного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ N, согласно которым решая вопрос о виновности либо невиновности водителя в совершении ДТП вследствие превышения скорости движения транспортного средства, следует исходить из требований пункта 10.1 ПДД РФ, в соответствии с которыми водитель должен вести его со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства и груза, дорожные и метеорологические условия, в частности видимость в направлении движения. При анализе доказательств наличия либо отсутствия у водителя технической возможности предотвратить ДТП в условиях темного времени суток или недостаточной видимости следует исходить из того, что водитель в соответствии с пунктом 10.1 ПДД РФ должен выбрать скорость движения, обеспечивающую ему возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения требований Правил.

Так, в ходе судебного следствия был проведен следственный эксперимент, в ходе которого с участием осужденных ФИО2 и ФИО1 были получены сведения о расположении транспортных средств до ДТП и видимость объектов дорожной обстановки в условиях произошедшего ДТП. При этом с учетом темного времени суток, состояния проезжей части, расположения транспортных средств на дороге с места водителя автомобиля Мерседес ФИО66 240 видимость автомобиля ВАЗ-2112, стоящего на правой, по ходу в сторону <адрес> обочине (был установлен подсудимым ФИО1) составила 119,7 метров. Видимость того же автомобиля, установленного на правой обочине подсудимым ФИО2, составила 71,6 м. Автомобиль ВАЗ- 2112, расположенный поперек проезжей части в месте обнаружения следа N, зафиксированного в ходе осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ, виден с места водителя автомобиля "Мерседес ФИО66 240 с расстояния 195,7 м. Расстояние, с которого водитель ФИО2 с места выезда для разворота с парковочной площадки у кафе "Фаворит" составляет более 200 метров. Согласно показаниям эксперта ФИО59, которые не оспариваются осужденным ФИО1 и его защитниками-адвокатами ФИО63 и ФИО62, при возникновении опасности на расстоянии более 48,7 м, возможна причинно-следственная связь с нарушениями водителя "MERCEDES-BENZ E 240" ПДД РФ и наступившими последствиями.

Вопреки доводам апелляционной жалобы осужденного ФИО2 о том, что он, выезжая на автомобиле задним ходом с участка обочины встречного направления автомобильной дороги, не пересекал разделительную полосу, не создавал для других участников дорожного движения какие-либо опасность либо помехи для движения, и вопреки доводам апелляционной жалобы защитника осужденного ФИО2 - адвоката ФИО14 о том, что ФИО2 не нарушал п. п. 1.5, 8.1, 8.3 ПДД РФ, в суде как первой, так и второй инстанции достоверно установлено обратное, поскольку осужденный ФИО2 делает такой вывод, основываясь только на субъективном мнении, не подтвержденном достоверными сведениями, а нарушение ФИО2 п. п. 1.5, 8.1, 8.3 ПДД РФ подтверждается совокупностью исследованных доказательств, в том числе вышеприведенными заключениями автотехнических экспертиз, протоколом осмотра предметов от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому ФИО2 пояснил, что он непосредственно до момента ДТП осуществлял движение задним ходом, а также показаниями ФИО2, данными им в суде апелляционной инстанции о том, что автомобиль марки "ВАЗ-2112" под его управлением в момент ДТП вследствие совершенного им маневра разворота и движения задним ходом находился поперек автомобильной дороги, то есть под углом 900, что также было установлено и в оспариваемом приговоре.

Оснований для возвращения уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ суд апелляционной инстанции не усматривает, поскольку каких-либо процессуальных нарушений в ходе предварительного следствия не допущено. Доводы апелляционной жалобы осужденного ФИО1 о том, что ему предъявленным обвинением вменено совершение именно действий, но фактически объективная сторона совершенного им преступления выражается в форме бездействия, не согласуются с материалами уголовного дела, а также противоречат положениям ч.ч.1, 2 ст. 26 УК РФ, согласно которым преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное, в частности, по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий.

Кроме того, суд апелляционной инстанции принимает во внимание то, что осужденный ФИО1 не отрицает факт того, что он ДД.ММ.ГГГГ в период времени с 00 часов 20 минут до 00 часов 30 минут в районе <адрес>, управляя технически исправным автомобилем марки "MERCEDES-BENZ E 240", государственный регистрационный знак C 600 НК 36 RUS совершил ДТП с участием автомобиля марки "ВАЗ-2112" государственный регистрационный знак М 829 ОЕ 36 RUS под управлением ФИО2, в результате чего были причинены тяжкий вред здоровью Потерпевший N 1 и Потерпевший N 2, а ФИО5 ФИО4 и ФИО3 была причинена смерть.

Доводы и рассуждения в апелляционной жалобе осужденного ФИО1 относительного того в каком состоянии находился автомобиль марки "ВАЗ-2112", а именно, стоял или двигался с незначительной скоростью и сколько бы проехал указанный автомобиль, если бы он двигался непосредственно перед ДТП, нельзя признать обоснованными, поскольку суд в приговоре сославшись на то, в каком состоянии находился автомобиль марки "ВАЗ-2112", мотивировал свою оценку показаниям осужденного ФИО1, а также показаниям свидетелей Свидетель N 2 и Свидетель N 1, исключающей внезапное появление перед автомобилем марки "MERCEDES-BENZ E 240" автомобиля марки "ВАЗ-2112", а рассуждения о скорости и возможном расстоянии, которое могут преодолеть вышеуказанные автомобили, возможном расположении автомобиля марки "ВАЗ-2112" на момент столкновения, являются ничем достоверно не подтвержденными сведениями, которые не могут быть положены в основу любого судебного решения, а тем более обвинительного приговора.

Причин для оговора осужденных друг друга, а также для оговора осужденных потерпевшими и свидетелями судом не установлено, как не установлено их личной заинтересованности в привлечении осужденных к уголовной ответственности.

Нарушений сроков подачи апелляционных жалоб и представлений, судом второй инстанции не установлено.

Судебное следствие проведено в соответствии с требованиями ст. ст. 273 - 291 УПК РФ с предоставлением возможности сторонам в равной степени реализовать свои процессуальные права, с соблюдением принципов состязательности и равноправия сторон, без нарушений права на защиту, без существенных нарушений уголовно-процессуального закона. Все представленные сторонами доказательства судом были исследованы, им дана надлежащая оценка в приговоре. Все заявленные ходатайства, в том числе и стороной защиты, были рассмотрены, по ним судом приняты решения в установленном законом порядке и лишь одно несогласие с принятыми по ним решениями не дает оснований сомневаться в объективности и беспристрастности суда. Данных о необоснованном отклонении ходатайств судом апелляционной инстанции не установлено. Доводы стороны защиты о том, что постановления суда об отказе в удовлетворении ходатайств о назначении судебных экспертиз были вынесены с нарушением требований УПК РФ, поскольку суд не удалялся в совещательную комнату, противоречат требованиям ст. 256 УПК РФ и не могут быть признаны обоснованными, так как постановление о назначении судебной экспертизы, а не об отказе, выносится в совещательной комнате и излагается в виде отдельного процессуального документа.

Как следует из материалов дела, в том числе из протоколов судебных заседаний, доводы о том, что судебное разбирательство проведено необъективно, с обвинительным уклоном лишены оснований.

Исследовав и оценив доказательства в их совокупности, суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства дела, пришел к верному выводу о доказанности вины осужденных ФИО2 и ФИО1, каждого, в совершении преступления и правильно квалифицировал деяния каждого по ч. 5 ст. 264 УК РФ, как нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека, смерть двух или более лиц.

Нельзя согласиться с доводами апелляционных представлений, поскольку они фактически противоречат друг другу и не являются дополнением одного представления другим, так как в первоначально направленном апелляционном представлении государственный обвинитель ФИО61, в целом соглашаясь с приговором суда, просит приговор изменить, усилить назначенное ФИО1 и ФИО2, каждому, наказание до 6 лет лишения свободы, с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортным средством сроком на 3 года, а в последующем апелляционном представлении государственный обвинитель просит приговор отменить, дело направить в тот же районный суд на новое рассмотрение.

Несмотря на имеющиеся вышеизложенные противоречия в апелляционных представлениях, суд апелляционной инстанции не усматривает оснований для их удовлетворения.

Согласно правовой позиции Верховного Суда РФ, изложенной в п. 28 постановления Пленума Верховного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ N "О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания", перечень обстоятельств, смягчающих наказание, в соответствии с ч. 2 ст. 61 УК РФ не является исчерпывающим, в связи с чем в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, суд вправе признать и другие обстоятельства, не указанные в ч. 1 ст. 61 УК РФ.

Вопреки доводам апелляционного представления, судом первой инстанции в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 61 УК РФ обоснованно признано смягчающим наказание осужденного ФИО1 обстоятельством, попытки к заглаживанию перед потерпевшими своей вины, что не противоречит требованиям ч. 3 ст. 60 УК РФ и фактическим обстоятельствам дела, и не может быть взаимосвязано с тем, признает ли осужденный ФИО1 свою вину в совершении инкриминируемого ему преступления или не признает. Отсутствие в материалах дела сведений о принятии ФИО1 надлежащих мер к возмещению причиненного преступлением ущерба, также не свидетельствует о неправильности вывода суда, поскольку при наличии таких сведений необходимо было бы рассматривать вопрос о наличии или отсутствии еще одного обстоятельства, смягчающего наказание ФИО1 Кроме того, в суде апелляционной инстанции потерпевшие пояснили, что осужденный ФИО1 приносил свои извинения в суде первой инстанции, при этом, несмотря на готовность родственников осужденного ФИО1 компенсировать потерпевшим причиненный преступлением вред до судебного разбирательства, принесение ФИО1 своих извинений в суде апелляционной инстанции, потерпевшие отказались от того, чтобы отец осужденного ФИО1 компенсировал вред, причиненный преступлением.

Также, вопреки доводам апелляционного представления, судом первой инстанции в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 61 УК РФ обоснованно признано обстоятельством, смягчающим наказание осужденного ФИО2, то, что он работает. То, что суд первой инстанции при назначении осужденному ФИО2 в числе обстоятельств, характеризующих его личность, указал на его должность и место работы, а именно, полицейский-водитель отделения полиции (по обслуживанию Бутурлиновского и <адрес>ов) МОВО по <адрес> - филиал ФГКУ "УВО ВНГ России по <адрес>", не свидетельствует о допущенных судом нарушениях требований закона, а его должность и место работы не являются самостоятельными обстоятельствами, которые необходимо учитывать в качестве смягчающих или отягчающих обстоятельств, а также, вопреки доводам апелляционного представления, не имеется правовых оснований для их учета, как данных, отрицательно характеризующих осужденного ФИО2 в связи с совершенным им преступлением.

Назначенное ФИО1 и ФИО2, каждому, основное наказание в виде реального лишения свободы, а также дополнительное наказание в виде лишения права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, сведений о личности каждого из осужденных, наличия обстоятельств, смягчающих наказание осужденных, и отсутствие обстоятельств, отягчающих их наказание, влияния назначенного наказания на их исправление и на условия жизни их семьи, и иных обстоятельств, предусмотренных законом, соответствует требованиям ст. ст. 6, 43, 60 УК РФ и не является чрезмерно суровым или чрезмерно мягким. Нарушений норм УК РФ при определении вида и размера наказания не допущено. Оснований к изменению приговора в отношении каждого из осужденных, как об этом указанно в апелляционном представлении путем усиления назначенного ФИО1 и ФИО2 наказания до 6 лет лишения свободы, с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортным средством сроком на 3 года, а также путем усиления назначенного ФИО1 наказания до 7 лет лишения свободы, как об этом указано в апелляционных жалобах потерпевших, суд второй инстанции не усматривает, поскольку судом при назначении наказания в отношении каждого их осужденных соблюдены требования закона о строго индивидуальном подходе к назначению наказания, степени вины каждого из осужденных в совершенном преступлении, в связи с чем при установленных судом фактических обстоятельствах преступления ФИО1 и ФИО2, каждому, назначено по 5 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении, а дополнительное наказание в виде лишения права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, ФИО1 назначено на срок 3 года, а ФИО2 на срок 2 года. При этом в суде апелляционной инстанции потерпевшие указали на то, что они в суде первой инстанции не высказывали свое мнение относительно назначения наказания ФИО2, в связи с чем не могут быть признаны обоснованными доводы апелляционных жалоб потерпевших в этой части.

Принимая во внимание характер и степень общественной опасности совершенного ФИО1 и ФИО2, каждым, преступления, суд правомерно не усмотрел оснований для применения положений, предусмотренных ст. ст. 64, 53.1, 73 УК РФ, а также для применения ч. 6 ст. 15 УК РФ, поскольку ФИО1 и ФИО2, каждый, совершили преступление, относящееся к категории средней тяжести, в отношении каждого из осужденных не установлены исключительные обстоятельства, связанные с целями и мотивами преступления, не установлены исключительные обстоятельства, существенно уменьшающие степень общественной опасности преступления, последствием которого стало причинение смерти трем лицам, и причинение тяжкого вреда здоровью двум лицам, и ввиду не возможности исправления осужденных без реального отбывания ими наказания в местах лишения свободы.

Также суд апелляционной инстанции не усматривает оснований для применения положений, предусмотренных ч.ч.1, 5 ст. 62 УК РФ, поскольку отсутствуют смягчающие обстоятельства, предусмотренные пунктами "и" и (или) "к" части 1 статьи 61 УК РФ, а уголовное дело рассматривалось судом в общем порядке уголовного судопроизводства.

Вид исправительного учреждения, порядок следования в колонию-поселение и исчисление срока отбытия основного и дополнительного видов наказания определен судом правильно в соответствии с п. "а" ч. 1 ст. 58, ч. 4 ст. 47 УК РФ, ст. 75.1 УИК РФ.

Таким образом, нарушений Конституционных прав и Конвенции о защите прав человека и основных свобод, при рассмотрении уголовного дела в отношении ФИО1 и ФИО2, а также норм материального и процессуального права, которые в соответствии со ст. 389.15 УПК РФ, могли бы послужить основанием для отмены либо изменения приговора суда, в том числе по доводам, приведенным в апелляционных жалобах осужденных и их защитников, апелляционных жалобах потерпевших и апелляционных представлениях, судом второй инстанции не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

постановил:

Приговор Бутурлиновского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ в отношении ФИО6, ФИО2 оставить без изменения, апелляционные жалобы и апелляционные представления - без удовлетворения.

Апелляционное постановление может быть обжаловано в вышестоящий суд в порядке, установленном главами 471, 481 УПК РФ.


Вернуться назад
Статья 238 УПК РФ. Приостановление производства по уголовному делу

Статья 238 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (Приостановление производства по уголовному...

Подробнее
Апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 15.07.2014 по делу N 33А-577/2014

Апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 15.07.2014 по делу N 33А-577/2014 Требование: О...

Подробнее