Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Апелляционное определение Свердловского областного суда от 06.02.2019 N 33-846/2019

Апелляционное определение Свердловского областного суда от 06.02.2019 N 33-846/2019 Требование: О взыскании компенсации морального вреда. Обстоятельства: Истец указал, что он содержался в камере исправительного учреждения, в которой находилось много человек, спать и принимать пищу приходилось посменно, поскольку не хватало места, в камере была грязь, не работала система слива в унитазе, не выдавалась ежедневно горячая вода для гигиенических целей, размеры санузла позволяли использовать его по назначению только человеку среднего телосложения. Решение: Требование удовлетворено частично.

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 февраля 2019 г. N 33-846/2019

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе: …

при секретаре Е., рассмотрела в открытом судебном заседании в порядке апелляционного производства с использованием систем видеоконференц-связи с ФКУ ИК-37 ГУФСИН России по Пермскому краю гражданское дело по иску Л. к ФКУ ИК-2 ГУФСИН России по Свердловской области, ФСИН России о взыскании компенсации морального вреда, поступившего по апелляционной жалобе истца на решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга Свердловской области от 13.07.2018.

Заслушав доклад судьи М.Н.В., пояснения истца Л., представителя ответчика ФКУ ИК-2 ГУФСИН России по Свердловской области - С., представителя ответчика ФСИН России - Х., судебная коллегия

установила:

Л. обратился в суд с иском к ФКУ ИК-2 ГУФСИН России по Свердловской области, ФСИН России о взыскании компенсации морального вреда.

В обоснование требований указал, что с 01.02.2016 по 12.02.2016 он содержался в камере N 1 ФКУ ИК-2 ГУФСИН России по Свердловской области. В данной камере находилось семь человек, спать и принимать пищу приходилось посменно, поскольку в камере не хватало места. В камере была грязь, не работала система слива в унитазе, из-за чего в камере стоял смрад, не выдавалась ежедневно горячая вода для гигиенических целей, размеры санузла позволяли использовать его по назначению только человеку среднего телосложения. Свои моральные страдания истец оценил в 50000 руб.

Решением Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 13.07.2018 исковые требования Л. оставлены без удовлетворения.

Л. не согласился с таким решением, в апелляционной жалобе просил его отменить, принять по делу новое решение, полагая, что доводы суда противоречат фактическим обстоятельствам дела. Ссылался на доводы искового заявления, полагает, что они подтверждаются материалами, имеющейся в деле, прокурорской проверки.

В заседании суда апелляционной инстанции истец доводы апелляционной жалобы поддержал. Представители ответчиков против доводов апелляционной жалобы возражали.

Третье лицо в заседание суда апелляционной инстанции не явилось, не ходатайствовало об отложении судебного заседания, в материалах дела имеются доказательства заблаговременного извещения о времени и месте рассмотрения дела судом апелляционной инстанции. Сведения о месте и времени судебного заседания были заблаговременно размещены на сайте Свердловского областного суда. С учетом изложенного, руководствуясь ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия определила о рассмотрении дела при данной явке.

Заслушав объяснения истца, представителей ответчика, исследовав материалы дела и проверив обжалуемое решение, судебная коллегия приходит к следующему выводу.

Согласно ч. 3 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации вне зависимости от доводов, содержащихся в апелляционных жалобе, представлении, суд апелляционной инстанции проверяет, не нарушены ли судом первой инстанции нормы процессуального права, являющиеся в соответствии с ч. 4 ст. 330 настоящего Кодекса основаниями для отмены решения суда первой инстанции.

Как установлено п. 2 ч. 4 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской основанием для отмены решения суда первой инстанции в любом случае является рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания.

В соответствии со ст. 155 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации разбирательство гражданского дела происходит в судебном заседании с обязательным извещением лиц, участвующих в деле, о времени и месте заседания.

Из материалов дела следует, что отсутствуют сведения о надлежащем (заблаговременном) извещении истца Л. о времени и месте судебного заседания, назначенного на 13.07.2018, так как согласно имеющейся в материалах дела расписки, истец извещен о дне слушания дела 13.07.2018, а с его слов, 13.07.2018, в период времени с 14:00 до 16:00, после начала рассмотрения дела. Таким образом, суд рассмотрел дело в отсутствие истца Л., не извещенного надлежащим образом о времени и месте судебного заседания.

Учитывая изложенное, в соответствии с положениями п. 2 ч. 4 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда не может быть признано законным и обоснованным и подлежит отмене.

Разрешая вопрос об обоснованности заявленных требований, судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно ч. 3 ст. 76 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации при перемещении осужденных им обеспечиваются необходимые материально-бытовые и санитарно-гигиенические условия.

Согласно ч. 3 ст. 77.1 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации в случаях, предусмотренных частями первой и второй настоящей статьи, осужденные содержатся в следственном изоляторе в порядке, установленном Федеральным законом от 15 июля 1995 года N 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" (далее - Федеральный закон "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений"), и на условиях отбывания ими наказания в исправительном учреждении, определенном приговором суда.

Согласно ст. 23 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления" норма санитарной площади в камере на одного человека устанавливается в размере четырех квадратных метров.

Согласно ч. 1 ст. 99 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации норма жилой площади в расчете на одного осужденного к лишению свободы в исправительных колониях не может быть менее двух квадратных метров, в тюрьмах - двух с половиной квадратных метров, в колониях, предназначенных для отбывания наказания осужденными женщинами, - трех квадратных метров, в воспитательных колониях - трех с половиной квадратных метров, в лечебных исправительных учреждениях - трех квадратных метров, в лечебно-профилактических учреждениях уголовно-исполнительной системы - пяти квадратных метров.

В силу ч. 3 ст. 101 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации администрация исправительных учреждений несет ответственность за выполнение установленных санитарно-гигиенических и противоэпидемических требований, обеспечивающих охрану здоровья осужденных.

В силу ст. ст. 1, 8 Федерального закона от 30 марта 1999 года N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" граждане имеют право на благоприятную среду обитания, факторы которой не оказывают вредного воздействия на человека.

Под факторами среды обитания понимаются биологические (вирусные, бактериальные, паразитарные и иные), химические, физические (шум, вибрация, ультразвук, инфразвук, тепловые, ионизирующие, неионизирующие и иные излучения), социальные (питание, водоснабжение, условия быта, труда, отдыха) и иные факторы среды обитания, которые оказывают или могут оказывать воздействие на человека и (или) на состояние здоровья будущих поколений.

Ст. 13 Закона РФ от 21.07.1993 N 5473-1 "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы" установлено, что учреждения, исполняющие наказания, обязаны обеспечивать исполнение уголовно-исполнительного законодательства Российской Федерации, создавать условия для обеспечения правопорядка и законности, безопасности осужденных, а также персонала, должностных лиц и граждан, находящихся на их территориях, обеспечивать режим содержания подозреваемых и обвиняемых, в отношении которых в качестве меры пресечения применено заключение под стражу, а также соблюдение их прав.

Из материалов дела следует и не оспаривается сторонами, что Л. следовал транзитом через ПФРСИ на территории ФКУ ИК-2 ГУФСИН России по Свердловской области с 03.02.2016 по 12.02.2016 содержался в камере N 1 ПФРСИ в статусе осужденного.

Прокурорской проверкой установлено, что жилая площадь камеры N 1 составляет 19,1 кв. м. Камера оборудована четырьмя двухъярусными кроватями, столом, скамейкой, шкафом для продуктов, вешалкой для одежды, полкой для туалетных принадлежностей, розеткой, бачком с питьевой водой, урной для мусора, радиодинамиком, тазами для гигиенических целей и стирки одежды, светильниками дневного и ночного освещения, приточно-вытяжным вентилятором, унитазом, умывальником, штепсельными розетками для подключения бытовых приборов.

Согласно книге количественной проверки лиц, содержащихся в ПФРСИ на территории ФКУ ИК-2 ГУ ФСИН России по Свердловской в период с 03.02.2016 по 13.02.2016 в указанной камере содержалось от 3 до 7 человек. Наличие в камере четырех двухъярусных кроватей позволяет разместить 8 человек.

В ходе проведения проверки прокурором выявлены нарушения положений ст. 23 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления" и п. п. 42, 43 Правил внутреннего распорядка СИЗО УИС, которые выразились в следующем: несоблюдение норм санитарной площади в камерах N 1, 10, 13 ПФРСИ в размере четырех квадратных метров на человека; число посадочных мест не соответствовало количеству содержащихся лиц; системы слива санузлов в камерах N 1, 13 находятся в нерабочем состоянии; при отсутствии в камерах водонагревательных приборов и горячей воды из водопровода, горячая вода для стирки и гигиенических целей ежедневно в установленное время не выдается; температура воздуха в зданиях и помещениях на территории ФКУ ИК-2 ГУФСИН России была ниже установленной нормы в период с 05.02.2016 по 07.02.2016.

В соответствии с содержащимся в материалах дела ответом ФКУ ИК-2 ГУФСИН России Свердловскому прокурору по надзору за соблюдением законов в ИУ наличие выявленных нарушений сотрудниками исправительного учреждения не отрицалось, назывались причины наличия выявленных нарушений.

В судебном заседании судебной коллегией был допрошен свидетель З., который пояснил, что содержался в камере N 1 ПФРСИ ФКУ ИК-2 вместе с истцом. В период их содержания в камере содержалось от 3 до 7 человек, которые постоянно сменяли друг друга, но в большей степени количество лиц, находившихся в камере одновременно, составляло 7 человек. Кроме того, указал на то, что в камере был очень маленький сан. узел, что затрудняло его использование в предназначенных целях, а также не работал слив. В камере было грязно, средства для проведения уборки не выдавались.

Судебная коллегия приходит к выводу о нарушении администрацией исправительного учреждения прав истца.

Норма жилой площади в расчете на одного осужденного к лишению свободы в исправительных колониях не может быть менее двух квадратных метров. Норма санитарной площади в камере на одного человека (подозреваемого, обвиняемого) устанавливается в размере четырех квадратных метров.

Истец, осужденный к лишению свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима, содержался в период с 03.02.2016 по 12.02.2016 в камере N 1 ПФРСИ. Согласно ст. 5.1 Закона РФ от 21.07.1993 N 5473-1 "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы" ПФРСИ - это помещения, функционирующие в режиме следственных изоляторов, для содержания подозреваемых и обвиняемых, в отношении которых в качестве меры пресечения применено заключение под стражу.

По смыслу ч. 1 - 3 ст. 77.1 УИК РФ осужденные к лишению свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии, переведенные в следственный изолятор из указанного исправительного учреждения, для участия в следственных действиях, в судебном разбирательстве, содержатся в следственном изоляторе в порядке, установленном Федеральным законом N 103-ФЗ, и на условиях отбывания ими наказания в исправительном учреждении, определенном приговором суда.

Указанное означает, что на осужденных, переведенных в следственный изолятор, действие Федерального закона N 103-ФЗ распространяется в части порядка их содержания, а условия содержания должны соответствовать условиям, которые они имели при отбывании наказания в исправительном учреждении, определенном приговором суда. Как видно из материалов дела, в период с 03.02.2016 по 12.02.2016 истец находился в ПФРСИ транзитом в камере площадью 19,1 кв. метра при численности от 3 до 7 человек, при этом был осужден 12.10.2013 к лишению свободы с отбыванием в исправительной колонии строго режима.

Таким образом, Л. являлся осужденным и положения Федерального закона N 103-ФЗ на него распространялись в части порядка содержания в следственном изоляторе. А условия его содержания должны были определяться условиями содержания в исправительном учреждении, определенном судом. В частности, условия отбывания наказания в исправительных учреждениях установлены гл. 13 УИК РФ, и в соответствии с ч. 1 ст. 99 УИК РФ норма жилой площади в расчете на одного осужденного к лишению свободы в исправительных колониях не может быть менее двух квадратных метров.

Результатами прокурорской проверки установлено, что в камере N 1 ПФРСИ состояние системы слива санузла было нерабочее; при отсутствии в камерах водонагревательных приборов и горячей воды из водопровода, горячая вода для стирки и гигиенических целей ежедневно в установленное время не выдавалась; температура воздуха в зданиях и помещениях на территории ФКУ ИК-2 ГУФСИН России была ниже установленной нормы в период с 05.02.2016 по 07.02.2016. Оснований не доверять результатам прокурорской проверки у судебной коллегии не имеется, ответчик надлежащими доказательствами выводы прокурора не опроверг, как и не опроверг доводы истца о том, что система слива унитаза все время содержания его в ПФРСИ не работала.

В толковании Европейского Суда по правам человека доступ к надлежащему санитарному оборудованию и поддержание удовлетворительных стандартов гигиены имеют первостепенное значение для поддержания у заключенных чувства собственного достоинства. Гигиена и чистота не только являются неотъемлемой частью уважительного отношения к себе, но и создают условие и в то же время необходимость сохранения здоровья. Гуманная среда невозможна без легкого доступа к санитарному оборудованию или возможности поддерживать свое тело в чистоте.

Учитывая, что истец вместо определенного судом отбывания наказания в колонии находился в закрытой камере, что само по себе ухудшало его положение, факт нарушения санитарных условий содержания, судебная коллегия приходит к выводу о наличии оснований для взыскания в пользу истца компенсации морального вреда.

В Российской Федерации в силу ст. 17 Конституции признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации.

Достоинство личности охраняется государством. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию (ст. 21 Конституции Российской Федерации).

В соответствии со ст. 53 Конституции Российской Федерации, каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Согласно ст. 3 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950 и требованиями, содержащимися в постановлениях Европейского Суда по правам человека, условия содержания обвиняемых под стражей должны быть совместимы с уважением к человеческому достоинству. При этом лицу не должны причиняться лишения и страдания в более высокой степени, чем тот уровень страданий, который неизбежен при лишении свободы, а здоровье и благополучие лица должны быть гарантированы с учетом практических требований режима содержания.

Согласно ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

За вред, причиненный гражданину в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов либо должностных лиц этих органов возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования (ст. 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии со ст. 150 Гражданского кодекса Российской Федерации жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

В соответствии со ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Согласно ч. 2 ст. 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Разрешая заявленный спор по существу, судебная коллегия приходит к выводу, что в силу положений ст. 150, 151, 1100, 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации имеются основания для взыскания с ответчика денежной компенсации морального вреда.

Размер компенсации морального вреда должен согласоваться с принципами конституционной ценности жизни личности ст. ст. 21, 53 Конституции Российской Федерации), а также с принципами разумности и справедливости.

При определении размера компенсации морального вреда судебная коллегия учитывая характер и степень причиненных истцу страданий в результате ненадлежащих условий содержания, индивидуальные особенности истца, значимые для дела обстоятельства, требования разумности и справедливости, полагает возможным определить размер компенсации морального вреда в сумме 3 000 руб.

В соответствии с пп. 12.1 п. 1 ст. 158 Бюджетного кодекса Российской Федерации главный распорядитель средств федерального бюджета отвечает соответственно от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования по денежным обязательствам подведомственных ему получателей бюджетных средств и согласно п. 3 указанной статьи выступает в суде соответственно от имени Российской Федерации в качестве представителя ответчика по искам к Российской Федерации о возмещении вреда, причиненного физическому лицу или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, по ведомственной принадлежности, в том числе в результате издания актов органов государственной власти, органов местного самоуправления, не соответствующих закону или иному правовому акту.

Согласно пп. 6 п. 7 Положения о ФСИН России, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 13.10.2004 N 1314, ФСИН России осуществляет функции главного распорядителя средств федерального бюджета, предусмотренных на содержание уголовно-исполнительной системы и реализацию возложенных на нее функций.

Таким образом, надлежащим ответчиком по требованиям о компенсации морального вреда будет являться ФСИН России, как главный распорядитель федерального бюджета по ведомственной принадлежности.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 327.1, п. 2 ст. 328, ст. ст. 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга Свердловской области от 13.07.2018 отменить. Вынести новое решение, которым исковые требования Л. к ФСИН России о компенсации морального вреда удовлетворить частично. Взыскать с Российской Федерации в лице ФСИН России за счет казны Российской Федерации в пользу Л. компенсацию морального вреда в размере 3000 руб., требования Л. к ФКУ ИК-2 ГУФСИН России по Свердловской области о взыскании компенсации морального вреда оставить без удовлетворения.


Вернуться назад
Статья 23 УК РФ. Уголовная ответственность лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения

Статья 23 Уголовного кодекса Российской Федерации по состоянию (Уголовная ответственность лиц, совершивших...

Подробнее
Статья 170 УИК РФ. Материально-бытовое и медицинское обеспечение осужденных военнослужащих

Статья 170 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (Материально-бытовое и медицинское...

Подробнее