Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Апелляционное определение Нижегородского областного суда от 06.08.2013 по делу N 33-6310/2013

Апелляционное определение Нижегородского областного суда от 06.08.2013 по делу N 33-6310/2013 В удовлетворении исковых требований о компенсации морального вреда отказано правомерно, так как доказательств неправомерных действий ответчика и факта нарушения личных неимущественных прав истца, причинения истцу физических либо нравственных страданий представлено не было.

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 августа 2013 г. по делу N 33-6310/2013

Судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе: …

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционным жалобам М. и его представителя П.В.А. на решение Советского районного суда г. Н.Новгорода от 11 апреля 2013 года

по иску М. к начальнику ГУФСИН России по Нижегородской области, ГУФСИН РФ по Нижегородской области, Управлению по конвоированию ГУФСИН РФ по Нижегородской области, Министерству Финансов РФ о компенсации морального вреда,

заслушав доклад судьи Нижегородского областного суда О.В. Корниловой, объяснения представителя ГУФСИН РФ по Нижегородской области К., представителя Управления по конвоированию ГУФСИН РФ по Нижегородской области Л., представителя Министерства финансов РФ С., судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда

установила:

М. обратился в суд с иском к начальнику ГУФСИН России по Нижегородской области о компенсации морального вреда, указывая, что < > года он был осужден < > городским судом по ч. < > ст. < > УК РФ, ч. < > ст. < > УК РФ к < > годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. < > года он был этапом направлен из ФКУ < > УФСИН России по республике < > в ФКУ < > УФСИН России по < > области для дальнейшего этапирования в ФКУ < > г. < > < > области к месту отбывания наказания.

При перемещении по маршруту из ФКУ < > УФСИН России по Республике < > (ст. < >) в ФКУ < > УФСИН России по < > области сотрудники ФСИН нарушили его права, что выразилось в следующем:

< > года М. в 6 часов утра был доставлен в железнодорожный вагон для перевозки спецконтингента марки < >, где помещен в одну из камер совместно еще с 2 осужденными, при этом камера спецвагона была рассчитана на 2 спальных места, имелась 3-я полка для хранения личных вещей. Спать приходилось по очереди. Размер камеры составлял 1,8 кв. м, т.е. на одного осужденного приходилось не более 0,6 кв. м. В пути М. находился более суток.

В камере спецвагона не было предусмотрено окон, только в общем коридоре вагона имелось окно, которое открывалось по усмотрению конвоя. Воздух в камере был загрязнен табачным дымом, что не могло ни отразиться на состоянии здоровья М.

Камера спецвагона не была оборудована столом, М. не были выданы постельные принадлежности. Каждые два часа камера, где находился М., подвергалась проверке, что лишало истца беспрерывного 8-ми часового сна.

Посещение туалета осуществлялось под конвоем и по усмотрению конвоя, а не по личным потребностям М.

В камере не было радиоустановки, не выдавались печатные издания, тем самым М. был лишен информации о происходящем в стране и в мире.

В вагоне не было никакой емкости для мусора, вагон находился в антисанитарном состоянии.

М. указал, что условия его перевозки в период с < > года по < > года были бесчеловечны. По аналогичным фактам Европейским судом по правам человека неоднократно принимались решения, что в больших камерах спецвагона не должны перевозиться более 6 заключенных.

М. также ссылался на то, что несмотря на то, что он являлся инвалидом 3 группы, лекарственные средства у него были изъяты, он не имел возможности принять необходимые препараты и не имел возможности обратиться за медицинской помощью.

Кроме того, в период перемещения его по этапу в нарушение п. 1 ст. 33 ФЗ N 103 "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" в одной камере содержались вместе привлекаемые к уголовной ответственности лица, и лица, уже ранее содержащиеся под стражей, повторно привлеченные и осужденные.

Ранее, в период отбывания наказания с исковыми требованиями не обращался, поскольку боялся, что если будет жаловаться, то его изобьют или убьют охранники.

Указывая перечисленные обстоятельства, ссылаясь на положения ст. ст. 150, 151, 1069, 1099 - 1011, 1070 ГК РФ истец М. просил суд взыскать с начальника ГУФСИН России по Нижегородской области компенсацию морального вреда в размере 30 000 евро, а в рублевом эквиваленте 1200 000 рублей в качестве возмещения вреда, а также стоимость юридических услуг в размере 1200 евро, что в рублевом эквиваленте составляет 48 000 рублей

Судом к участию в деле в качестве соответчиков привлечены Управление по конвоированию ГУФСИН по Нижегородской области, ГУФСИН РФ по Нижегородской области, Министерство финансов РФ.

В судебное заседание суда первой инстанции М. не явился, явку своего представителя не обеспечил.

Начальник ГУФСИН России по Нижегородской области в судебное заседание также не явился.

Представители ответчиков ГУФСИН России по Нижегородской области, Управления по конвоированию ГУФСИН России по Нижегородской области иск М. не признали, пояснив, что специальный вагон, в котором этапировался истец, перед убытием в рейс был экипирован и технически исправен, санитарно-гигиеническая обстановка в спецвагоне на всем пути следования соответствовала предъявляемым требованиям. Жалоб и заявлений на условия содержания осужденный не подавал. Время нахождения спецвагона в пути в составе пассажирского поезда от станции Рузаевка до станции г. Н.Новгород составляет 8 часов 29 минут. Во время конвоирования в спецвагоне вместе с М. в малой камере содержалось 2 человека, что не является нарушением законных прав осужденного, так как норма посадки в малую камеру составляет 5 человек. Вывод в туалет проводился в соответствии с требованиями совместного Приказа Минюста РФ и МВД РФ N 199 дсп/369 дсп от 24 мая 2006 года "Об утверждении Инструкции по служебной деятельности специальных подразделений уголовно-исполнительной системы по конвоированию", питьевой водой все осужденные обеспечивались по потребности, а согласно статьи 175 "Инструкции" были обеспечены на путь следования горячей водой для гидратации индивидуального рациона питания, выданным учреждением-отправителем на путь следования. Условия для приема пищи осужденными в камерах были удовлетворительные. Угрозы физической расправы со стороны лиц караула в адрес осужденных, пыток и насилия, жестокого и унижающего человеческое достоинство обращения выявлено не было. Осужденные были размещены в камерах специального вагона по видам режима и категориям.

Представитель Министерства Финансов РФ также не признал исковые требования М. пояснив, нормами статьи 1069 ГК РФ предусмотрено возмещение вреда только в случае "незаконности" действий государственных органов и должностных лиц. При этом, для того чтобы возместить вред в соответствие с нормами ст. ст. 1069, 1070 ГК РФ, действия государственных органов уже должны быть признаны незаконными в отдельном судебном процессе. Таких доказательств истцом не представлено. Кроме того, факт наступления вреда для истца им не доказан и материалами дела не подтверждается. Размер требуемой суммы Министерство Финансов РФ считает необоснованным.

Решением Советского районного суда г. Н.Новгорода от 11 апреля 2013 года постановлено:

В удовлетворении исковых требований М. к начальнику ГУФСИН России по Нижегородской области, ГУФСИН РФ по Нижегородской области, Управлению по конвоированию ГУФСИН РФ по Нижегородской области, Министерству Финансов РФ о компенсации морального вреда - отказать.

В апелляционной жалобе М. содержится требование об отмене решения суда как незаконного и необоснованного. Заявитель жалобы ссылается на то, что судом неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, и решение суда постановлено при несоответствии выводов суда обстоятельствам дела.

В апелляционной жалобе представителя М. - адвоката Панкова В.А. также поставлен вопрос об отмене решения суда как постановленного при неправильном применении норм материального и процессуального права и при неправильном определении обстоятельств, имеющих значение для дела.

В случае неявки в суд апелляционной инстанции лиц, надлежащим образом извещенных о времени и месте рассмотрения апелляционных жалобы, представления, вопрос о возможности проведения судебного разбирательства в отсутствие таких лиц решается судом апелляционной инстанции с учетом положений ст. 167 ГПК РФ.

Суд апелляционной инстанции вправе рассмотреть дело по апелляционным жалобе, представлению в отсутствие лиц, участвующих в деле, если в нарушение ч. 1 ст. 167 ГПК РФ такие лица не известили суд апелляционной инстанции о причинах своей неявки и не представили доказательства уважительности этих причин или если признает причины их неявки неуважительными.

При изложенных обстоятельствах судебная коллегия считает возможным рассмотреть апелляционную жалобу без участия М. и его представителя адвоката Панкова В.А., начальника ГУФСИН РФ по Нижегородской области, поскольку предусмотренные законом меры обеспечения их явки в судебное заседание, предусмотренные положениями главы 10 ГПК РФ, коллегией выполнены. Следовательно, они воспользовались правом диспозитивности и отказа от личного участия в заседании судебной коллегии.

Законность и обоснованность решения суда первой инстанции проверена судебной коллегией по гражданским делам Нижегородского областного суда в порядке, установленном главой 39 ГПК Российской Федерации, с учетом ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ, по смыслу которой повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции в пределах доводов апелляционной жалобы.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения явившихся лиц, обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда не находит оснований для отмены решения суда, постановленного в соответствии с законом и установленными по делу обстоятельствами.

Разрешая заявленные требования о взыскании компенсации морального вреда, суд первой инстанции на основании положений ст. ст. 151, 1069 Гражданского кодекса РФ, пришел к обоснованному выводу об отсутствии законных оснований для их удовлетворения. При этом суд правомерно исходил из недоказанности обстоятельств причинения истцу действиями должностных лиц ГУФСИН России физических и нравственных страданий.

Разрешая заявленный правовой спор, суд первой инстанции при правильном применении и толковании положений ст. 1069, 151, 1101 ГК РФ, на основании исследования и оценки совокупности доказательств по делу по правилам ст. 56, 67 ГПК РФ, пришел обоснованному к выводу об отсутствии правовых оснований для компенсации морального вреда по требованиям истца в связи с недоказанностью обстоятельств причинения истцу виновными действиями должностных лиц ГУФСИН России физических и нравственных страданий, что в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации является одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда.

При этом судом установлено, что истцу не были причинены лишения и страдания в более высокой степени, чем тот уровень страданий, который неизбежен при лишении свободы.

Выводы суда основаны на законе и установленных по делу обстоятельствах.

Доводы апелляционных жалоб подлежат отклонению по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 53 Конституции РФ каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Согласно ст. 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Для возмещения вреда в соответствии со ст. 1069 ГК РФ необходимо наличие как общих оснований возмещения вреда, таких как: наступление вреда; действие либо бездействие, приведшее к наступлению вреда; наличие причинной связи между двумя первыми элементами; вина причинителя вреда, так и наличие специальных оснований: вред, причиненный в процессе осуществления властных полномочий; противоправность поведения причинителя вреда, незаконность его действий (бездействия).

Статьей 151 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Согласно положениям ст. 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации, компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда: вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности; вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ; вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию; в иных случаях, предусмотренных законом.

Применительно к рассматриваемым правоотношениям возможность возмещения морального вреда в соответствии с приведенными нормами права связывается с необходимостью представления истцом доказательств причинения вреда, а также с наличием причинно-следственной связи между незаконными (виновными) действиями (бездействием) государственных органов либо должностных лиц этих органов и наступившим вредом.

Согласно разъяснениям Постановления Пленума Верховного Суда от 20 декабря 1994 года N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" суду следует устанавливать, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора (п. 1).

В силу действующего законодательства одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя (п. 3).

В соответствии с п. 25 Постановления Пленума ВС РФ от 10.02.2009 г. N 2 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих", о незаконности оспариваемых решений, действий (бездействия) свидетельствует лишь существенное несоблюдение установленного порядка.

Истец в подтверждение ненадлежащих условий его этапирования к месту отбывания наказания ссылался на то, что в камеру было помещено 3 осужденных, вместо двух, при этом вместе с ним содержался ранее судимый В.Э.В.; размер камеры был менее 2 кв. м, в камере отсутствовало окно, в связи с чем не было доступа свежего воздуха; в камере не имелось стола, приборов для еды, постельных принадлежностей, радиоустановки, емкости для мусора; каждые 2 часа производилась проверка, включался свет; у истца были изъяты лекарственные препараты. Кроме того, конвоиры препятствовали ему в проходе в туалет, заставляли передвигаться бегом, ударяли по спине и голове, дверь в туалет не закрывали, во время стоянки в туалет не пускали.

Статьей 12 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 г. N 5473-1 "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы" закреплено, что порядок конвоирования лиц, заключенных под стражу, устанавливается законодательством Российской Федерации и совместными нормативными правовыми актами федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний, и федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере внутренних дел

Согласно п. п. 1 - 6 ст. 76 УИК РФ, 1. Осужденные к лишению свободы направляются к месту отбывания наказания и перемещаются из одного места отбывания наказания в другое под конвоем, за исключением следующих в колонию-поселение самостоятельно в соответствии с частями первой и второй статьи 75.1 настоящего Кодекса. 2. Перемещение осужденных под конвоем осуществляется с соблюдением правил раздельного содержания мужчин и женщин, несовершеннолетних и взрослых, приговоренных к смертной казни и других категорий осужденных, осужденных за совершение преступления в соучастии. Осужденные, больные открытой формой туберкулеза или не прошедшие полного курса лечения венерического заболевания, осужденные, страдающие психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, перемещаются раздельно и отдельно от здоровых осужденных, а при необходимости по заключению врача - в сопровождении медицинских работников. 3. При перемещении осужденных им обеспечиваются необходимые материально-бытовые и санитарно-гигиенические условия. 4. При перемещении осужденных они обеспечиваются одеждой по сезону, а также питанием по установленным для осужденных нормам на весь период следования. 5. Перемещение осужденных осуществляется за счет государства. 6. Порядок перемещения осужденных определяется нормативными правовыми актами, принимаемыми в соответствии с настоящим Кодексом.

Согласно подпункту 2 пункта 45 Минимальных стандартных правил обращения с заключенными, принятых на первом Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями 30 августа 1955 г. и пункту 32.2 приложения к Рекомендации Rec (2006)2 Комитета Министров государствам - членам Совета Европы, касающейся Европейских тюремных правил, утвержденной Комитетом Министров 11 января 2006 г. перевозка заключенных в условиях недостаточной вентиляции и освещения или же в любых других условиях, создающих для них неудобства или унижающих их достоинство, запрещается.

Как указано выше, ч. 3 ст. 76 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации установлено, что при перемещении осужденных им обеспечиваются необходимые материально-бытовые и санитарно-гигиенические условия.

Судом первой инстанции установлено и подтверждается материалами дела, что для перевозки осужденных и лиц, содержащихся под стражей, по плановым и сквозным железнодорожным маршрутам используются вагоны для спецконтингента, которые представляют собой модификацию стандартного пассажирского вагона. С < > г. для перевозки осужденных используется вагон < >, оснащенный вентиляцией и кондиционированием, освещением, отоплением, туалетом, окна спецвагона снабжены решетками, конструкция которых позволяет открывать окна для проветривания вагона.

Данная конструкция вагона, внутреннее оборудование и оснащение помещений, а также системы жизнеобеспечения вагона соответствуют требованиям, установленным Санитарными правилами по организации пассажирских перевозок на железнодорожном транспорте, СП 2.5.1198-03, утвержденными постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 4 марта 2003 г. N 12.

Согласно техническим условиям на модель < > вагон является 8-камерным (5 больших камер и 3 малые), количество мест - 85 (10 служебных и 75 мест для спецконтингента. Большие камеры в данном вагоне имеют размер 205 x 150,9 см, малые - 205 x 100 см; длина полок в камерах составляет 205 см, ширина прохода - 47 см.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 13 октября 2011 г., вступившим в законную силу, признан не противоречащим нормам международного права, федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, абзац первый пункта 167 Инструкции, устанавливающий норму посадки осужденных и лиц, содержащихся под стражей, из расчета по 12 человек в большие и по 5 человек в малые камеры.

В соответствии со ст. 12 ГПК РФ правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

В силу ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основании своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Между тем, в ходе рассмотрения дела истцом не было представлено достоверных и достаточных доказательств, подтверждающих изложенные в исковом заявлении обстоятельства.

Как установлено судом и следует из материалов дела, < > года М. был осужден < >городским судом по ч. < >ст. < > УК РФ, ч. < > ст. < > УК РФ к < > годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.

Постановлением суда от < > года М. освобожден от отбывания наказания в виде лишения свободы условно-досрочно.

< > года осужденный М. этапом был направлен из ФКУ < > УФСИН по Республике < > в ФКУ < > УФСИН России по < > области для дальнейшего этапирования в ФКУ < > г. < > < > области к месту отбывания наказания.

Этапирование М. по маршруту < >, осуществлялось ФКУ УК ГУФСИН России по Нижегородской области по установленному плановому железнодорожному маршруту.

< > года был назначен железнодорожный караул по маршруту N< > "< >", начальник караула капитан вн. сл. М.В.Г.

< > при следовании в обратный путь на обменном пункте ст. < > от встречного караула, назначенного от ФКУ < > УФСИН России по республике < >, железнодорожным караулом был принят осужденный М., < > года рождения, осужденный по ст. < > УК РФ на < > лет общего режима, следовавший в распоряжение начальника ГУФСИН России по Нижегородской области. Этапирование в спецвагоне типа "СТ" проводилось до станции < >, где он был сдан в ФКУ < >.

Согласно представленным сведениям, этапирование М. осуществлялось в специальном вагоне типа "СТ" модели < > постройки < > года, который был введен в эксплуатацию в апреле < > года.

Специальный вагон перед убытием в рейс был экипирован и технически исправен, что подтверждается актом приемки-передачи спецвагона. Санитарно-гигиеническая обстановка в спецвагоне на всем пути следования соответствовала предъявляемым требованиям. Жалоб и заявлений, в том числе письменных, на условия содержания осужденный не подавал. Время нахождения спецвагона в пути в составе пассажирского поезда от станции < > до станции < > составляет 8 часов 29 минут.

Как установлено судом первой инстанции, вагон оборудован системой подвода холодной воды к камерам под напором и биотуалетами. В вагоне имеется радиотрансляционная сеть с выводом трех радиоточек в купе проводников, купе караула и купе начальника караула.

В камерах для содержания осужденных радиоточки не предусмотрены конструктивно. Выдача газет и журналов караулом осужденным так же не предусмотрена.

Во время конвоирования в спецвагоне находилось 9 осужденных. Вместе с М. в малой камере содержалось 2 человека, что не является нарушением законных прав осужденного, так как норма посадки в малую камеру составляет 5 человек. Все трое осужденных были общего режима.

Медицинский работник в указанный период в спецвагоне отсутствовал, поскольку в данном случае сопровождение врача не требовалось. В справке по личному делу истца имелась запись врача о том, что осужденный М. здоров и может следовать этапом.

Судом также установлено, что при проверке несения службы караулом по конвоированию на обменных пунктах, дежурными по караулам проводится опрос спецконтингента по условиям содержания.

При подаче жалобы осужденным в путевой ведомости делается отметка об этом. Между тем, таких записей проверяющими лицами в путевой ведомости караула сделано не было, следовательно, М. к начальнику караула и проверяющим лицам об оказании ему медицинской помощи не обращался.

Что касается осуществления каждые два часа проверки осужденных, то такая проверка предусмотрена статьей 222 "Инструкции по служебной деятельности специальных подразделений уголовно-исполнительной системы по конвоированию, утвержденной приказом Министерства юстиции Российской Федерации и Министерством внутренних дел Российской Федерации от 24 мая 2006 г. N 199дсп/369дсп", согласно которой конвоир обязан постоянно проверять наличие в камерах конвоируемых лиц и при необходимости для наблюдения за ними использовать электрический фонарь или переносную электролампу. Смена часовых в соответствии со статьями 223 и 225 "Инструкции" происходит через каждые два часа, при этом для осмотра каждой камеры, в которых находятся осужденные, караульный заходит внутрь два раза с перемещением конвоируемых с права налево, за исключением ночного времени, когда осмотр производится без перемещения.

Вывод в туалет проводился в соответствии с требованиями статьи 229 "Инструкции" по просьбе конвоируемых, с учетом проводимых караулом мероприятий по переводу осужденных из камеры в камеру, проведения обыска, досмотра вещей и продуктов питания, а также несения службы на обменных пунктах, в ходе которых вывод в туалет не производится. Согласно требованиям статей 169 и 229 "Инструкции", требования личного состава к осужденным держать руки за спиной при движении по коридору спецвагона, а также вести постоянное наблюдение через смотровое окно или полуоткрытую дверь за ними, законны.

Питьевой водой все осужденные обеспечивались по потребности, а согласно статье 175 "Инструкции" были обеспечены на путь следования горячей водой для гидратации индивидуального рациона питания, выданным учреждением-отправителем на путь следования. Условия для приема пищи осужденными в камерах были удовлетворительные. Угрозы физической расправы со стороны лиц караула в адрес осужденных, пыток и насилия, жестокого и унижающего человеческое достоинство обращения выявлено не было.

Согласно записи в листе покамерной рассадки и на основании требований ст. 167 Приказа от 24 мая 2006 года N 199 дсп/369 дсп "Об утверждении Инструкции по служебной деятельности специальных подразделений уголовно-исполнительной системы по конвоированию", осужденные были размещены в камерах специального вагона по видам режима и категориям.

Согласно записям, сделанным проверяющими службу караула должностными лицами в путевой ведомости, на всем протяжении маршрутов, жалоб и письменных заявлений от осужденных на неправомерные действия личного состава караулов в отношении осужденных не поступало.

Согласно записям в журнале "Учета предложений, заявлений и жалоб", жалоб от осужденных, в том числе и М. в адрес управления по конвоированию не поступало, служебные проверки по изложенным фактам не проводились.

Исходя из приведенных выше установленных по делу обстоятельств, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об отсутствии доказательств как неправомерного характера действий должностных лиц ГУФСИН России по Нижегородской области, так и факта нарушения личных неимущественных прав истца, либо принадлежащих ему иных нематериальных благ, причинении истцу физических либо нравственных страданий.

При рассмотрении дела судом не было установлено и из материалов дела не усматривается, что при этапировании истца к месту отбывания наказания он находился в ненадлежащих условиях содержания, доказательств тому со стороны истца представлено не было.

При этом судом были обоснованно отклонены представленные в дело объяснения К.Л.В. - сестры М., М.Е.Н. - жены М. как не отвечающие требованиям допустимости и достоверности, поскольку изложенные в объяснениях обстоятельства известны жене и сестре М. исключительно со слов самого М., очевидцами условия этапирования М. они не являются.

Доводы заявителей жалобы о том, что конвоиры препятствовали истцу проходу в туалет, заставляли передвигаться бегом, ударяли по спине и голове, изъяли лекарственные препараты, в нарушение ст. 56 Гражданского процессуального кодекса РФ не были подтверждены достоверными доказательствами.

Также не нашли подтверждения и доводы жалоб о том, что проверки осужденных сотрудниками ГУФСИН осуществлялись с целью издевательства над заключенными.

Судом первой инстанции достоверно установлено, что данные проверки проводились в соответствии с Инструкцией по служебной деятельности специальных подразделений уголовно-исполнительной системы по конвоированию, утвержденной совместным приказом Министерства юстиции российской Федерации и Министерства внутренних дел Российской Федерации от 24 мая 2006 года.

Отсутствие в камере стола также не свидетельствует о нарушении прав М., поскольку конструкция специального вагона, предназначенного для перевозки осужденных и лиц, содержащихся под стражей, не предусматривает в камерах для осужденных наличие стола.

Как правильно указано судом первой инстанции, условия этапирования истца ничем не отличались от условий и, во всяком случае, были не хуже условий, в которых этапируется большинство заключенных в России; органы власти не имели намерения причинять истцу боль или наносить вред его здоровью; этапирование не имело своей целью нарушить гражданские права истца, признанные Конституцией и нормами международного права.

Доводы апелляционных жалоб о том, что судом не было достоверно установлено количество времени нахождения истца в спецвагоне, не могут служить основанием для отмены решения суда при недоказанности обстоятельств, свидетельствующих о ненадлежащем содержании осужденного во время этапирования к месту отбывания наказания.

При этом следует отметить, что возмещение морального вреда за счет казны Российский Федерации возможно только в случае доказанности виновных незаконных действий должностных лиц, повлекших за собой причинение истцу морального вреда.

Между тем, в установленном законом порядке действия должностных лиц ГУФСИН России по Нижегородской области незаконными признаны не были. Также истцом не доказано наличие вины должностных лиц.

Таким образом, отсутствие совокупности вышеназванных условий для возмещения морального вреда, послужило причиной обоснованного отказа в удовлетворении заявленных исковых требований.

"Инструкция по служебной деятельности специальных подразделений уголовно-исполнительной системы по конвоированию, утвержденной приказом Министерства юстиции Российской Федерации и Министерством внутренних дел Российской Федерации от 24 мая 2006 г. N 199дсп/369дсп" определяет порядок организации конвоирования осужденных и лиц, содержащихся под стражей, по установленным маршрутам конвоирования, конвоирования граждан Российской Федерации и лиц без гражданства на территорию Российской Федерации, а также иностранных граждан и лиц без гражданства в случаях их экстрадиции, а также порядок действий караулов и должностных лиц при происшествиях (пункт 1).

Данный нормативный правовой акт отнесен к категории документов "для служебного пользования".

Гриф "для служебного пользования" присвоен оспариваемому приказу в соответствии с требованиями Перечня сведений конфиденциального характера, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 6 марта 1997 г. N 188, и Положения о порядке обращения со служебной информацией ограниченного распространения в федеральных органах исполнительной власти, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 3 ноября 1994 г. N 1233, и поэтому данный нормативный правовой акт в части сведений конфиденциального характера обязательному официальному опубликованию не подлежал. Поэтому ее применение судом первой инстанции не свидетельствуют о нарушении ст. 15 Конституции РФ.

Остальные доводы апелляционных жалоб сводятся к несогласию с выводами суда первой инстанции и к изложению позиции, являвшейся предметом рассмотрения суда первой инстанции, и не содержат фактов, которые влияли бы на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи с чем, признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными.

Суд первой инстанции, в соответствии с ч. 2 ст. 195 Гражданского процессуального кодекса РФ, постановил решение, основываясь на тех доказательствах, которые были представлены сторонами и исследованы в судебном заседании и дал аргументированное суждение относительно того, что действия ответчика не отразились негативным образом на правах и законных интересах истца, в связи с чем оснований для удовлетворения иска М. не имеется.

При этом суд обоснованно отклонил ссылку истца и его представителя на постановления Европейского суда по правам человека, поскольку при рассмотрении настоящего дела судом не установлено длительное, преднамеренное нарушение прав М. при этапировании, создание для него худших условий, чем предусмотрено действующим национальным законодательством, и пришел к обоснованному выводу об отсутствии оснований для признания действий органов уголовно-исполнительной системы нарушающими положения ст. 3 Конвенции и ст. 7 Международного пакта "О гражданских и политических правах".

Правоотношения сторон и закон, подлежащий применению, определены судом правильно, обстоятельства, имеющие значение для дела установлены на основании представленных доказательств, оценка которым дана с соблюдением требований ст. 67 ГПК РФ, и подробно изложена в мотивировочной части решения.

Суд с достаточной полнотой исследовал все обстоятельства дела, дал надлежащую оценку представленным доказательствам, выводы суда не противоречат материалам дела, обстоятельства, имеющие значение по делу судом установлены правильно.

Нарушений норм материального и процессуального права, повлекших вынесение незаконного решения, в том числе тех, на которые имеются ссылки в апелляционной жалобе, судом не допущено.

Решение суда является законным и обоснованным и отмене не подлежит. Решение суда соответствует требованиям ст. 198 Гражданского процессуального кодекса РФ. Основания к отмене решения суда, установленные ст. 330 Гражданского процессуального кодекса РФ отсутствуют.

Руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Советского районного суда г. Н.Новгорода от 11 апреля 2013 года оставить без изменения, апелляционные жалобы М. и адвоката П.В.А. - без удовлетворения.


Вернуться назад
Статья 100 УК РФ. Принудительное наблюдение и лечение у врача-психиатра в амбулаторных условиях

Статья 100 Уголовного кодекса Российской Федерации (Принудительное наблюдение и лечение у врача-психиатра в...

Подробнее
Статья 286.1 УК РФ. Неисполнение сотрудником органа внутренних дел приказа

Статья 286.1 Уголовного кодекса Российской Федерации (Неисполнение сотрудником органа внутренних дел...

Подробнее