Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Кассационное определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 24.11.2020 по делу N 88а-18267/2020

Кассационное определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 24.11.2020 по делу N 88а-18267/2020 Категория: Споры с органами ФСИН России. Требования заявителя: О признании незаконными действий администрации исправительного учреждения. Обстоятельства: Ответчик неправомерно допускал в следственные кабинеты СИЗО следователей следственной группы по расследованию уголовного дела, поскольку срок действия постановлений следователей истек или таких постановлений следователей не имелось. Истца неправомерно не этапировали для отбывания наказания в колонию общего режима. Решение: Отказано.

ТРЕТИЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 ноября 2020 г. по делу N а-18267/2020

Судебная коллегия по административным делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции в составе …

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу П. на решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 13 ноября 2019 года, апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Санкт-Петербургского городского суда от 17 августа 2020 года по административному делу N 2а-3769/2019 по административному исковому заявлению П. об оспаривании решений, действий и бездействия должностных лиц ФКУ Следственный изолятор N 4 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области.

Заслушав доклад судьи З.А.М., судебная коллегия

установила:

П. обратился в Калининский районный суд Санкт-Петербурга с административными исками, в которых просил признать незаконными действия ФКУ СИЗО N 4 УФСИН по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, выразившиеся в разрешении пропуска к нему в следственные кабинеты следователей ГСУ ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области уже после истечения действия постановлений, вынесенных в порядке статьи 77.1 УИК Российской Федерации: 28, 29 декабря 2017 года, 8, 9, 12, 15, 16, 17, 18, 19, 22, 23, 24, 25, 26, 29, 30. 31 января 2018 года, 1, 2, 5, 6, 7, 8, 9, 12, 13, 14, 15, 16, 19, 20, 21, 22 февраля 2018 года.

Административные иски объединены в одно производство для совместного рассмотрения.

22 февраля 2019 года административный истец уточнил период, в который, тс его мнению, административный ответчик совершал неправомерные действия: с 23 декабря 2017 года по 28 февраля 2018 года В обоснование своих требований П. ссылался на то, что административный ответчик неправомерно допускал в следственные кабинеты ФКУ СИЗО-4 следователей следственной группы по расследованию уголовного дела N 78438, поскольку срок действия постановлений следователей, вынесенных в порядке статьи 77.1 УИК Российской Федерации, в вышеуказанные даты истек или таких постановлений следователей не имелось. Его неправомерно не этапировали для отбывания наказания в колонию общего режима.

Решением Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 13 ноября 2019 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Санкт-Петербургского городского суда от 17 августа 2020 года, в удовлетворении административного иска отказано.

На вступившие в законную силу судебные постановления П. подал кассационную жалобу, в которой ставится вопрос об их отмене. В обоснование жалобы приводятся доводы о нарушении судами норм материального и процессуального права.

Согласно части 2 статьи 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов, изложенных в обжалованном судебном акте, обстоятельствам административного дела, неправильное применение норм материального права, нарушение или неправильное применение норм процессуального права, если оно привело или могло привести к принятию неправильного судебного акта.

Таких обстоятельств судом не установлено.

По смыслу положений статьи 227 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации для признания решений, действий (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, иного органа, организации, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями (включая решения, действия (бездействие) квалификационной коллегии судей, экзаменационной комиссии), должностного лица, государственного или муниципального служащего незаконными необходимо наличие совокупности двух условий - несоответствие оспариваемых решений, действий (бездействия) нормативным правовым актам и нарушение прав, свобод и законных интересов административного истца.

При отсутствии хотя бы одного из названных условий решения, действия (бездействие) не могут быть признаны незаконными.

Отказывая в удовлетворении требований о признании незаконными действий ФКУ СИЗО N 4 УФСИН по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, выразившихся в разрешении пропуска к административному истцу в следственные кабинеты следователей ГСУ ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области уже после истечения действия постановлений, вынесенных в порядке статьи 77.1 УИК Российской Федерации, в указанные в административных исковых заявлениях периоды времени, суд первой инстанции пришел выводу, что административным истцом пропущен предусмотренный статьей 219 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации трехмесячный срок на обращение в суд, при этом в результате действий административного ответчика не усматривается нарушение прав и интересов административного истца.

Проверяя законность решения суда первой инстанции, судебная коллегия по административным делам Санкт-Петербургского городского суда правильно указала, что выводы суда первой инстанции постановлены в пределах заявленных административных исковых требований, основаны на правильном применении к рассматриваемым правоотношениям положений уголовно-исполнительного законодательства, что подтверждается представленными при рассмотрении спора доказательствами, которым судом первой инстанции дана полная и всесторонняя оценка в соответствии со статьями 59, 62, 63 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

Как усматривается из материалов дела, административный истец П. осужден приговором суда от 11 июля 2017 года к наказанию в виде лишения свободы сроком на 6 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Местом отбывания наказания определено ФКУ Исправительная колония - 5 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Также П. является обвиняемым по уголовному делу N 78348. В связи с необходимостью, в том числе, ознакомления П. с материалами указанного уголовного дела административный истец переводился в порядке статьи 77.1 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации в ФКУ СИЗО-4 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области.

В соответствии с частью 1 статьи 74 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации исправительными учреждениями являются исправительные колонии, воспитательные колонии, тюрьмы, лечебные исправительные учреждения. Следственные изоляторы выполняют функции исправительных учреждений в отношении осужденных, оставленных для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию, осужденных, в отношении которых приговор суда вступил в законную силу и которые подлежат направлению в исправительные учреждения для отбывания наказания, осужденных, перемещаемых из одного места отбывания наказания в другое, осужденных, оставленных в следственном изоляторе или переведенных в следственный изолятор в порядке, установленном статьей 77.1 данного Кодекса, а также в отношении осужденных на срок не свыше шести месяцев, оставленных в следственных изоляторах с их согласия.

Согласно части 1 статьи 77.1 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации при необходимости участия в следственных действиях в качестве свидетеля, потерпевшего, подозреваемого (обвиняемого) осужденные к лишению свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии, воспитательной колонии или тюрьме могут быть оставлены в следственном изоляторе либо переведены в следственный изолятор из указанных исправительных учреждений на основании мотивированного постановления следователя с согласия руководителя следственного органа Следственного комитета Российской Федерации по субъекту Российской Федерации или его заместителя либо приравненного к нему руководителя специализированного следственного органа или его заместителя, руководителя территориального следственного органа по субъекту Российской Федерации следственного органа соответствующего федерального органа исполнительной власти (при соответствующем федеральном органе исполнительной власти) или его заместителя - на срок, не превышающий двух месяцев, с согласия Председателя Следственного комитета Российской Федерации или его заместителя, руководителя следственного органа соответствующего федерального органа исполнительной власти (при соответствующем федеральном органе исполнительной власти) - на срок до трех месяцев, а также постановления дознавателя с согласия прокурора субъекта Российской Федерации или его заместителя либо приравненного к нему прокурора или его заместителя - на срок, не превышающий двух месяцев, а с согласия Генерального прокурора Российской Федерации или его заместителя - на срок до трех месяцев.

Из материалов дела следует, что обвиняемый по уголовному делу N 78438 П., <...> года рождения, осужденный приговором Колпинского районного суда Санкт-Петербурга от 11 июля 2017 года, неоднократно переводился из ФКУ ИК N 5 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области в ФКУ СИЗО N 4 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области для проведения следственных и иных процессуальных действий на основании постановлений следователя о переводе осужденного в следственный изолятор (л.д. 179 - 181, 183 - 185 том 1).

Также П. был оставлен в ФКУ СИЗО N 4 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области в соответствии с постановлениями Кировского районного суда Санкт-Петербурга и Санкт-Петербургского городского суда в связи с рассмотрением жалоб административного истца и по его ходатайству (л.д. 186, 187, 197 - 190 том 1).

Так, из постановления судьи Санкт-Петербургского городского суда от 21 декабря 2017 года по делу N 4/6-12/2017 по ходатайству осужденного П. об отсрочке отбывания наказания, вынесенного в порядке статьи 77.1 УИК Российской Федерации, следует, что П. подана апелляционная жалоба на постановление Колпинского районного суда от 20 октября 2017 года, которым ему отказано в принятии ходатайства об отсрочке наказания в соответствии со статьей 82 Уголовного кодекса Российской Федерации. В апелляционной жалобе П., содержащийся в ФКУ СИЗО-4 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, заявил ходатайство об участии в судебных заседаниях посредством видеоконференц-связи. Ходатайство было удовлетворено, П. участвовал в судебном заседании 13 декабря 2017 года. Слушание дела было отложено на 10 января 2018 года.

18 декабря 2017 года в Санкт-Петербургский городской суд поступило ходатайство осужденного П. о вынесении постановления о содержании его в ФКУ СИЗО-4 на основании статьи 77.1 УИК Российской Федерации до рассмотрения апелляционной жалобы по существу, в связи с истечением срока пребывания в указанном учреждении.

Постановлением судьи от 21 декабря 2017 года П. оставлен в ФКУ СИЗО-4 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области до вынесения Санкт-Петербургским городским судом решения по апелляционной жалобе П.

Согласно постановлению Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга от 30 мая 2019 года П. продлен срок содержания под домашним арестом по 26 августа 2019 года (л.д. 161 - 165 том N 1).

Доводы административного истца о том, что он продолжал находиться в следственном изоляторе по окончании срока действия указанных им в административном иске постановлений следователя, суд апелляционной инстанции правильно признал несостоятельными, поскольку согласно названным постановлениям судов административный истец был оставлен в следственном изоляторе до рассмотрения своих жалоб.

Кроме того, из материалов дела не следует, каким образом действиями административного ответчика были нарушены права административного истца, поскольку в соответствии с частью 3 статьи 77.1 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, в случаях, предусмотренных частями первой и второй настоящей статьи, осужденные содержатся в следственном изоляторе в порядке, установленном Федеральным законом от 15 июля 1995 года N 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" (далее - Федеральный закон "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений"), и на условиях отбывания ими наказания в исправительном учреждении, определенном приговором суда. Право осужденного, привлекаемого в качестве подозреваемого (обвиняемого), на свидания осуществляется в порядке, установленном Федеральным законом "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений".

Таким образом, по общему правилу, условия содержания в следственном изоляторе осужденного не должны отличаться от условий содержания в исправительной колонии. На наличие каких-либо конкретных нарушений его прав именно действиями административного ответчика в виде допуска в следственные кабинеты следователей административный истец в ходе рассмотрения спора не ссылался.

Стороной административного ответчика представлены доказательства в подтверждение оснований содержания П. в спорный период в следственном изоляторе.

Таким образом, у суда отсутствовали основания для удовлетворения иска, поскольку не установлены ни противоречия закону в действиях административного ответчика, ни нарушения прав П.

Кроме того, суды первой и апелляционной инстанций правомерно пришли к выводу, что административным истцом без уважительных причин пропущен срок на обращение в суд.

Так, в соответствии со статьей 219 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, если настоящим Кодексом не установлены иные сроки обращения с административным исковым заявлением в суд, административное исковое заявление может быть подано в суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации, иному лицу стало известно о нарушении их прав, свобод и законных интересов.

Как усматривается из административного искового заявления П., оспариваемые действия ФКУ СИЗО-4 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области совершены в период с декабря 2017 года по февраль 2018 года, ввиду чего процессуальный срок, предусмотренный указанной статьей 219, истекал в конце мая 2018 года.

Вместе с тем с административными исковыми заявлениями административный истец обратился в суд лишь в январе 2019 года (поступление административных исков, датированных 9 января 2019 года, зарегистрировано судом 28 января 2019 года), то есть с существенными пропуском установленного законом трехмесячного срока на обращение в суд.

При этом доводы административного истца о том, он не знал о вынесенных следователем в порядке статьи 77.1 Уголовно-исполнительного кодекса постановлениях не могут быть приняты во внимание, поскольку, будучи обвиняемым по уголовному делу, П. был вправе знакомиться с материалами уголовного дела в порядке уголовно-процессуального законодательства и при несогласии с принятыми решениями и постановлениями следователя обжаловать их в порядке главы 16 УПК Российской Федерации. Кроме того, из содержания административного иска следует, что административный истец знал об основаниях, нахождения его в следственном изоляторе.

В силу части 8 статьи 219 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации пропуск срока обращения в суд без уважительной причины, а также невозможность восстановления пропущенного (в том числе по уважительной причине) срока обращения в суд является основанием для отказа в удовлетворении административного иска.

В кассационной жалобе П. просит дать другую оценку содержащимся в материалах дела доказательствам.

Однако в силу части 3 статьи 329 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими.

Таким образом, оценка доказательств не входит в компетенцию суда кассационной инстанции. Нарушений норм процессуального права при принятии доказательств судами первой и апелляционной инстанций не допущено.

Приведенные в кассационной жалобе доводы получили оценку в постановлениях судов первой и апелляционной инстанций. Предусмотренных законом оснований для отмены состоявшихся по делу судебных актов в кассационном порядке судебная коллегия не усматривает.

Руководствуясь статьями 328, 329, 330 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 13 ноября 2019 года, апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Санкт-Петербургского городского суда от 17 августа 2020 года по административному исковому заявлению П. об оспаривании решений, действий и бездействия должностных лиц ФКУ Следственный изолятор N 4 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области оставить без изменения, кассационную жалобу административного истца П. - без удовлетворения.

Решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 13 ноября 2019 года, апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Санкт-Петербургского городского суда от 17 августа 2020 года и настоящее кассационное определение могут быть обжалованы в судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в шестимесячный срок, который начинает исчисляться на следующий день после принятия апелляционного определения и из которого исключаются срок составления мотивированного определения суда апелляционной инстанции, в случае когда его составление откладывалось, а также время рассмотрения кассационной жалобы.


Вернуться назад
Общая часть Уголовного кодекса РФ

Общая часть Уголовного кодекса Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ. УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ...

Подробнее
Вступление защитника в уголовное дело в ходе предварительного расследования

В данной статье рассматриваются проблемы вступления адвоката в уголовное дело в ходе предварительного...

Подробнее