Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Апелляционное постановление Челябинского областного суда от 08.11.2019 по делу N 10-5855/2019

Апелляционное постановление Челябинского областного суда от 08.11.2019 по делу N 10-5855/2019 Приговор: По ч. 2 ст. 321 УК РФ (дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества). Постановление: Приговор оставлен без изменения.

Кассационным определением Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 30.06.2020 N 77-991/2020 данное постановление отменено, уголовное дело передано на новое рассмотрение в Металлургический районный суд г. Челябинска.

ЧЕЛЯБИНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 8 ноября 2019 г. по делу N 10-5855/2019

Челябинский областной суд в составе: …

рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе с дополнениями осужденной П. на приговор Металлургического районного суда г. Челябинска от 22 августа 2019 года, которым

П., родившаяся <данные изъяты>, судимая 30 января 2014 года Еман-желинским городским судом Челябинской области по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на срок 6 лет 4 месяца с отбыванием в исправительной колонии общего режима,

осуждена по ч. 2 ст. 321 УК РФ к лишению свободы на срок 1 год; на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения неотбытой части наказания, назначенного по приговору от 30 января 2014 года, окончательно к лишению свободы на срок 1 год 1 месяц с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Мера процессуального принуждения в виде обязательства о явке отменена, в отношении П. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Срок наказания исчислен с 22 августа 2019 года, с зачетом времени нахождения в условиях следственного изолятора с 17 июня 2019 года до вступления приговора в законную силу, с учетом положений ст. 72 УК РФ из расчета один день содержания под стражей за полтора дня отбывания наказания.

Приговором разрешен вопрос относительно вещественных доказательств.

Заслушав выступления осужденной П., защитника-адвоката Я.Г.Ю., поддержавших доводы апелляционной жалобы с дополнениями, прокурора М.Б.Я., предложившего приговор оставить без изменения, суд апелляционной инстанции

установил:

П. признана виновной в дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества, то есть в угрозе применения насилия в отношении сотрудника места лишения свободы в связи с осуществлением им служебной деятельности.

Преступление совершено 03 марта 2019 года на территории ФКУ ИК-5 ГУФСИН России по Челябинской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе с дополнениями осужденная П. не соглашается с приговором, просит его отменить. Не отрицает, что, находясь в помещении ОСУОН ФКУ ИК-5 ГУФСИН России по Челябинской области, нагрубила оперуполномоченной <данные изъяты> высказала оскорбления и угрозу убийством в ее адрес, а также кинула тарелку в сторону потерпевшей. Однако убивать <данные изъяты> либо причинить ей какой-либо вред не желала и не могла, так как потерпевшая находилась за отсекающей решеткой. Утверждает, что в момент содеянного переживала нервный срыв из-за того, что ей не предоставили возможность телефонного разговора с матерью, к тому же ее состояние усугубилось отменой лекарственных препаратов. Обращает внимание на диагноз, установленный ей заключением экспертов, в связи с чем считает, что она не отдавала отчет своим действиям, находилась в состоянии невменяемости. Сообщает, что попросила прощения у <данные изъяты>., сожалеет о случившемся. Одновременно не соглашается с выводами суда о том, что ее действия повлекли дезорганизацию деятельности исправительного учреждения. Считает, что свидетель <данные изъяты> не могла опознать ее по голосу, поскольку они не знакомы. Отмечает, что участвующие в качестве понятых при осмотре места происшествия <данные изъяты>., <данные изъяты> не содержатся в ИК-5, поэтому не могли видеть ее и давать показания об обстоятельствах по делу. Утверждает о неполноте судебного следствия, в ходе которого потерпевшая участия не принимала, диск с видеозаписью произошедших событий не исследовался.

В возражениях на апелляционную жалобу с дополнениями государственный обвинитель Синенко А.Н. просит приговор оставить без изменения, апелляционную жалобу с дополнениями осужденной без удовлетворения, поскольку на основании правильно установленных обстоятельств дела, подтвержденными объективными доказательствами суд постановил законный, обоснованный, мотивированный и справедливый приговор.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционной жалобы с дополнениями, суд апелляционной инстанции не находит оснований, предусмотренных ст. 389.15 УПК РФ, для отмены или изменения приговора.

Выводы суда о доказанности вины осужденной П. в совершении преступления, за которое она осуждена, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным в ходе судебного разбирательства, основываются на достаточной совокупности исследованных доказательств, которым в приговоре дана надлежащая оценка в соответствии с требованиями ст. ст. 17, 87, 88 УПК РФ.

В суде первой инстанции осужденная П. вину в совершении преступления признала в полном объеме, от дачи показаний отказалась на основании ст. 51 Конституции РФ.

В подтверждение виновности П. суд обоснованно сослался на ее показания, данные в ходе предварительного следствия в присутствии адвоката и подтвержденные в суде, об обстоятельствах, при которых она, находясь в помещении ОСУОН ИК-5, узнав об отсутствии возможности предоставления ей телефонного разговора с матерью, употребила в отношении <данные изъяты> нецензурные и жаргонные слова. После того, как потерпевшая потребовала от нее объяснительную, стала угрожать последней убийством, сказала, что разобьет ей голову, а затем бросила в нее тарелкой с пищей.

Данные показания обоснованно признаны судом допустимыми и достоверными, поскольку они объективно подтверждены другими собранными по делу доказательствами.

Из показаний потерпевшей <данные изъяты>., данных в ходе предварительного следствия, оглашенных в судебном заседании без нарушений уголовно-процессуального закона, следует, что она находилась при исполнении своих служебных полномочий, когда сообщила осужденной П. о том, что ее заявление о предоставлении телефонного звонка не подписано надлежащим должностным лицом. В ответ на это, осужденная П. начала возмущаться, заявила: "Вы дождетесь, я вам сейчас устрою, сделаю что-нибудь с собой". Поскольку осужденная состоит на учете как склонная к членовредительству и суициду, она приняла решение о переводе П. в другую секцию, после чего в присутствии других осужденных П. стала вести себя агрессивно, кричала на нее, использовала бранные слова, размахивала руками, не соблюдала дистанцию. Она потребовала от осужденной объяснительную по поводу невежливого обращения к ней. Однако П. высказала в ее адрес угрозу убийством, потребовала уйти, а затем неожиданно для нее забежала в комнату приема пищи, схватила тарелку и бросила в нее. Находившаяся рядом <данные изъяты> успела закрыть отсекающую решетку и тарелка попала в дверь. Свои действия осужденная сопровождала угрозами убийства в ее адрес, в том числе после освобождения из мест лишения свободы. Учитывая, что П. имеет <данные изъяты>, отбывает наказание в местах лишения свободы за убийство, должна была освободиться через непродолжительное время, высказанные угрозы она восприняла реально.

Сотрудники ФКУ ИК-5 <данные изъяты>., чьи показания были оглашены в судебном заседании без нарушений уголовно-процессуального закона, подтвердили, что осужденная П. в разговоре с <данные изъяты> использовала бранные слова, кричала на нее, размахивала руками, говорила, что после освобождения убьет ее, а затем кинула в <данные изъяты> тарелку с пищей. Кроме того, из показаний свидетеля <данные изъяты> следует, что он не успел подписать заявление П. на предоставление телефонного звонка, так как был срочно вызван в дежурную часть.

Из оглашенных в судебном заседании с согласия сторон показаний свидетелей <данные изъяты> (осужденных, отбывающих наказание в ФКУ ИК-5) следует, что находясь в раздаточной комнате, они слышали, как осужденная П., которую узнали по голосу и характерному заиканию, выражалась нецензурной бранью, высказывала угрозы убийством, после чего раздался металлический звон. Когда они вышли из раздаточной комнаты, то увидели на полу металлическую ложку, за отсекающей решеткой тарелку, остатки пищи на стене.

Согласно показаниям свидетеля <данные изъяты> (осужденной, отбывающих наказание в ФКУ ИК-5), оглашенным на основании ч. 1 ст. 286 УПК, после того как оперуполномоченная <данные изъяты> потребовала от П. объяснение по поводу невежлевого обращения, последняя стала кричать, психовать, грозила начать голодовку, после чего бросила тарелку в отсекающую решетку.

Аналогичные обстоятельства в целом подтверждаются показаниями свидетелей <данные изъяты> (осужденных, отбывающих наказание в ФКУ ИК-5), оглашенных в судебном заседании без нарушения уголовно-процессуального закона.

В ходе осмотра места происшествия на стене возле входа в отряд N 9 помещения отряда строгих условий отбывания наказания обнаружены следы остатков картофельного пюре.

В протоколе осмотра диска с видеозаписью зафиксированы противоправные действия осужденной. В частности то, как П. высказывает недовольство действиями <данные изъяты>., выражает несогласие перейти в другую секцию, кричит, размахивает руками, употребляет бранные и нецензурные слова, говорит, что разобьет ей голову, высказывает угрозу убийством, забегает в комнату приема пищи, берет там тарелку и бросает ее.

Из протокола осмотра документов - заявления П. о замене длительного свидания на телефонный разговор следует, что оно не содержит подписи <данные изъяты> В материалах дела имеются документы, подтверждающие, что на дату совершения преступления лейтенант внутренней службы <данные изъяты> состояла в должности оперативного уполномоченного ФКУ ИК-5 ГУФСИН России по Челябинской области и 03 марта 2019 года осуществляла служебную деятельность в помещении отряда строгих условий отбывания наказания (ОСУОН) ФКУ ИК- 5.

При проведении судебно-психиатрической экспертизы, установлено, что П. обнаруживает признаки органического расстройства личности и поведения. Указанные изменения психики выражены не столь значительно, не достигают степени слабоумия, критические способности сохранены, поэтому она могла в момент инкриминируемого ей деяния и может в настоящее время осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Признаков временного расстройства психической деятельности, в период инкриминируемого деяния не обнаруживала. По своему психическому состоянию в настоящее время в принудительных мерах медицинского характера не нуждается.

Допустимость и достоверность приведенных в приговоре доказательств, сомнений не вызывает, поскольку получены они с соблюдением требований уголовно-процессуального закона и согласуются между собой, их совокупность является достаточной для разрешения уголовного дела.

Утверждение осужденной П. о том, что свидетель <данные изъяты> не могла опознать ее по голосу, так как они не знакомы, не ставит под сомнение достоверность показаний свидетеля, поскольку то, что П. не знакома с <данные изъяты> не означает, что последняя не знает осужденную. Обе отбывают наказание в одной исправительной колонии, свидетель трудоустроена в столовую спецконтингента, занимается раздачей пищи, в том числе осужденным, содержащимся в ОСУОН, к тому же показания <данные изъяты>., согласуются с показаниями самой осужденной об обстоятельствах происшедшего.

Вопреки доводам апелляционной жалобы с дополнениями, участвующие в качестве понятых при осмотре места происшествия <данные изъяты> каких-либо показаний об исследуемых событиях не давали, а лишь удостоверили своими подписями достоверность изложенных в протоколе сведений о вещной обстановке на месте происшествия, которые полностью согласуется как с показаниями самой П., так и показаниями свидетелей и потерпевшей.

Судом не было установлено оснований для оговора потерпевшей и свидетелями осужденной П., их заинтересованности в исходе дела, искусственного создания доказательств обвинения, не находит таких оснований и суд апелляционной инстанции.

Суд апелляционной инстанции отвергает доводы апелляционной жалобы с дополнениями о неполноте судебного следствия. Рассмотрение уголовного дела в отсутствие потерпевшей <данные изъяты> своевременно и надлежащим образом извещенной о месте, дате и времени судебного заседания, просившей рассмотреть уголовное дело в ее отсутствие в связи с нахождением в отпуске за пределами г. Челябинска, при наличии на это согласия сторон, в том числе осужденной и ее защитника, не возражавших против оглашения показаний потерпевшей, не свидетельствует о незаконности приговора. Также у суда не имелось оснований ставить под сомнение достоверность протокола осмотра CD-R диска, содержащего видеозапись, на которой запечатлен момент совершения преступления, в связи с чем оснований для просмотра видеозаписи не имелось, к тому же государственный обвинитель, осужденная и ее защитник ходатайств об этом не заявляли, по окончании исследования доказательств, согласились окончить судебное следствие, заявив об отсутствии дополнений.

Утверждения осужденной о том, что в момент инкриминируемого ей деяния она находилась в состоянии невменяемости, являются необоснованными. Из материалов уголовного дела следует, что психическое состояние П. судом исследовано с достаточной полнотой, она является вменяемой и подлежит уголовной ответственности.

Заявления осужденной П. в апелляционной жалобе с дополнением о том, что она высказывала угрозы в адрес потерпевшей, не имея намерений их исполнить в реальности, не свидетельствуют о ее невиновности, поскольку для юридической оценки действий П. наступление последствий от угрозы не требуется. Умышленно высказывая в адрес сотрудника исправительного учреждения <данные изъяты> угрозы применения насилием в связи с тем, что потерпевшая, осуществляя свою служебную деятельность, потребовала от П. предоставить письменное объяснение по поводу невежливого обращения и употребления бранных и жаргонных фраз, осужденная, безусловно, осознавала, что грубо нарушает правила внутреннего распорядка исправительного учреждения, а также нормальную деятельность этого учреждения.

Таким образом, выводы суда о виновности осужденной П. и юридическая квалификация ее действий по ч. 2 ст. 321 УК РФ как дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества, то есть угроза применения насилия в отношении сотрудника места лишения свободы в связи с осуществлением им служебной деятельности, являются правильными.

Как видно из протокола судебного заседания и материалов уголовного дела, председательствующим судьей в соответствии с положениями ст. 15 УПК РФ были созданы все необходимые условия для осуществления сторонами предоставленных им прав и исполнения возложенных на них процессуальных обязанностей. Уголовное дело рассмотрено в соответствии с принципами состязательности и равноправия сторон, при этом нарушений прав осужденной по делу допущено не было, суд исследовал все представленные сторонами доказательства и разрешил по существу заявленные ходатайства.

Решая вопрос о назначении П. наказания, суд первой инстанции выполнил требования, предусмотренные ст. ст. 6, 43, 60 УК РФ, учел характер и степень общественной опасности преступления и личность виновной, в том числе обстоятельства, смягчающие наказание, отсутствие обстоятельств, отягчающих наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденной и на условия жизни ее семьи, и пришел к обоснованному выводу о назначении П. наказания в виде реального лишения свободы.

В качестве данных о личности осужденной суд учел, что П. по месту жительства и отбывания наказания характеризуется отрицательно, состоит на учете у врача психиатра, на учете у врача нарколога не состоит, также учтены ее возраст и состояние здоровья.

Обстоятельствами, смягчающими наказание П., суд признал полное признание вины, раскаяние в содеянном, явку с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления.

Каких-либо смягчающих обстоятельств, прямо предусмотренных уголовным законом, сведения о которых имеются в деле, но не учтенных судом, не установлено. Оснований считать, что обстоятельства, смягчающие наказание, судом учтены не в полной мере, у суда апелляционной инстанции не имеется.

Обстоятельства, смягчающие наказание осужденной, предусмотренные п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствие обстоятельств, отягчающих наказание, позволили суду определить размер наказания в пределах, предусмотренных ч. 1 ст. 62 УК РФ.

Исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности содеянного П., предусматривающих смягчение наказания с применением ст. 64 УК РФ, суд первой инстанции не усмотрел, не усматривает таких и суд апелляционной инстанции.

Мотивированными являются выводы суда об отсутствии оснований для применения положений ч. 6 ст. 15 УК РФ и ст. 73 УК РФ в отношении осужденной, с ними полностью соглашается суд апелляционной инстанции.

Вид исправительного учреждения назначен в соответствии с требованиями ст. 58 УК РФ.

Назначенное П. наказание, соответствует требованиям закона, целям восстановления социальной справедливости, исправления осужденной и предупреждения совершения ею новых преступлений. Сделать вывод о чрезмерной суровости назначенного наказания нельзя, поскольку назначено оно в пределах, установленных законом, значительно ниже максимально возможного, оснований для смягчения наказания не усматривается, требования индивидуализации наказания судом выполнены, принципы справедливости и гуманизма соблюдены.

Таким образом, обжалуемый приговор является законным, обоснованным и справедливым, постановлен в соответствии с требованиями действующего уголовно-процессуального закона, основан на правильном применении уголовного закона. Оснований для удовлетворения апелляционной жалобы с дополнениями осужденной не установлено.

Руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28, ч. 2 ст. 389.33 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

постановил:

приговор Металлургического районного суда г. Челябинска от 22 августа 2019 года в отношении П. оставить без изменения, апелляционную жалобу с дополнениями осужденной П. - без удовлетворения.


Вернуться назад
Статья 150 УИК РФ. Раздельное содержание осужденных военнослужащих

Статья 150 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (Раздельное содержание осужденных...

Подробнее
Постановление Президиума Красноярского краевого суда от 18.04.2017 по делу N 44У-84/

Постановление Президиума Красноярского краевого суда от 18.04.2017 по делу N 44У-84/2017 Обстоятельства:...

Подробнее