Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 05.10.2020 по делу N 88-14462/2020

Определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 05.10.2020 по делу N 88-14462/2020 Категория спора: Причинение вреда органами власти. Требования потерпевшего: О взыскании компенсации морального вреда. Обстоятельства: Заявитель ссылается на несоблюдение санитарно-гигиенических условий в период его содержания в следственном изоляторе. Решение: Удовлетворено в части.

ТРЕТИЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 октября 2020 г. по делу N 88-14462/2020

Судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции в составе: …

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-1448/2019 по иску А. к Министерству финансов Российской Федерации, ФСИН России о компенсации морального вреда,

по кассационной жалобе ФСИН России на решение Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от 1 августа 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 20 февраля 2020 г.

Заслушав доклад судьи Третьего кассационного суда общей юрисдикции Петровой Ю.Ю., объяснения представителя ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Санкт-Петербургу - П., действующего на основании доверенности от 9 января 2019 г. сроком по 31 декабря 2020 г., судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции

установила:

решением Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от 1 августа 2019 г., оставленным без изменения апелляционным определением Санкт-Петербургского городского суда от 20 февраля 2020 г., исковые требования А. удовлетворены частично, со взысканием с ФСИН России за счет средств казны Российской Федерации в пользу А. компенсации морального вреда в размере 10 000 руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 20 февраля 2020 г. решение Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от 1 августа 2019 г. оставлено без изменения.

В кассационной жалобе ФСИН России ставит вопрос об отмене судебных постановлений, как вынесенных с нарушением требований закона.

Истец А., отбывающий наказание в ФКУ ИК N 5 УФСИН России по Республике Мордовия, представители ответчиков ФСИН России, Министерства финансов Российской Федерации, представитель третьего лица ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Санкт-Петербургу о времени и месте рассмотрения дела были извещены направлением судебных повесток, полученных 29 сентября 2020 г., 24 сентября 2020 г. и 30 сентября 2020 г. соответственно, в судебное заседание не явились.

Руководствуясь положениями ст. 379.5 ГПК РФ, судебная коллегия определила рассмотреть дело в отсутствие истца, ответчиков, надлежаще извещенных о времени и месте рассмотрения дела.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции оснований для ее удовлетворения и отмены обжалуемых судебных постановлений не находит.

В соответствии со статьей 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

При рассмотрении данного дела такие нарушения норм материального права и процессуального права не были допущены судами первой и апелляционной инстанций.

В обоснование заявленных требований истец указывал на нарушение его личных неимущественных прав в период нахождения в ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области необеспечением надлежащих санитарно-эпидемиологических условий пребывания в изоляции от общества, принимая во внимание содержание в камерах с нарушением площади помещения на каждого заключенного, ненадлежащий температурный режим в помещениях, необеспечение заключенных горячей водой для совершения гигиенических процедур, возможность посещения бани раз в неделю, что причинило ему нравственные страдания. Кроме того камеры, в которых истец содержался не относились к категории "БС", где истец содержался на общих условиях, в нарушение требований ст. 80 УИК РФ о содержании сотрудников правоохранительных органов.

Судом установлено и следует из материалов дела, что А. в период с 28 января 2012 г. по 26 января 2013 г. содержался в ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области в камерных помещениях NN 400, 456, 405,409, 4110, 442, 853, имеющих площадь 8 кв. м.

Как следует из справок от 18 марта 2019 г. N 65/ТО/61/3/2-310, N 65/ТО/61/3/2-312 в камерных помещениях отсутствовала горячая вода, так как учреждение не имеет технической возможности провести горячую воду в каждую камеру, обеспечивает горячей водой лиц, содержащихся в учреждении иным способом, в том числе, путем выдачи электронагревательных приборов по заявлению.

Из справки от 18 марта 2019 г. N 65/ТО/61/3/2-313 следует, что длительность помывки в душе составляла 15 минут и соответствует нормам Федерального закона от 15 июля 1995 г. N ЮЗ-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений", и Приказа Министерства юстиции Российской Федерации от 14 октября 2005 г. N 189 "Об утверждении правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы МЮ РФ", душевые в учреждении соответствуют гигиеническим нормам, оборудованы вешалками для переодевания, 5-ю кабинами, с 6-ю распылителями в каждой и в течение всего периода пребывания истца в учреждении, находились в технически исправном состоянии. Выдача чистого постельного белья взамен использованного производилось еженедельно, после каждой помывки.

Из справки 18 марта 2019 г. N 65/ТО/61/3/2-311 следует, что администрация учреждения ежеквартально проводила с привлечением специалистов медицинской части учреждения замеры температуры воздуха в помещениях, средняя температура в камерах помещениях в летний период составляла +22 С, в зимний период +18 С с влажностью воздуха в пределах нормы.

Согласно справке от 18 марта 2019 г. N 65/ТО/61/3/2-314 следует, что качество приготовления пищи соответствовало установленным стандартам и контролировалось руководителем подразделения и медицинским работником ежедневно, с отбором суточных проб приготовленных блюд на каждый прием пищи.

Как следует из отзыва начальника ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Санкт-Петербургу и копий справок о количественной проверке лиц, содержащихся под стражей и отбывающих наказание, в период содержания истца под стражей в ФКУ не имелось возможности содержать двух человек в одном камерном помещении в связи с высокой заполняемостью учреждения, что приводило к содержанию в каждом камерном помещении учреждения в среднем 2286 / 882 = 2,59 человека, на каждого из содержащихся в среднем приходилось по 3,08 кв. м, что меньше предусмотренной нормы санитарной площади в 4 кв. м на одного заключенного под стражу.

Разрешая спор и частично удовлетворяя исковые требования А., суд первой инстанции, руководствуясь положениями 150, 151, 1069, 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. ст. 4, 21, 23, 24 Федерального закона Российской Федерации от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений", ст. 13 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 г. N 5473-1 "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы", исходил из установления в ходе рассмотрения дела несоблюдения ответчиком ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области установленной законом нормы санитарной площади в камере на одного человека в период нахождения истца в учреждении в камерном помещении.

Отклоняя доводы ответчика об отсутствии вины учреждения в связи с незначительным уменьшении санитарной площади в 4 кв. м на одного заключенного под стражу, суд первой инстанции, оценивая степень испытанных истцом нравственных страданий, принял во внимание тот факт, что истцу в течение определенного времени пришлось жить, спать и использовать ограниченное помещение камеры с превышенным лимитом количества заключенных, пришел к выводу, что данные обстоятельства являются достаточными, для причинения истцу страданий или переживаний, превышающих неизбежный уровень страданий, связанных с лишением свободы.

Определяя размер компенсации морального вреда, суд первой инстанции принял во внимание нарушение прав истца на размещение в камерных помещениях, соответствующих санитарным нормам, степень вины нарушителя, степень нравственных страданий истца, данные о личности, и пришел к выводу о взыскании в пользу истца компенсации морального вреда в размере 10 000 руб.

Иных нарушений в содержании истца под стражей судом установлено не было.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами районного суда, доводы апелляционной жалобы признал несостоятельными и не имеющими правового значения для разрешения возникшего спора по существу.

Отклоняя доводы ФСИН России о недоказанности истцом незаконности действий (бездействия) сотрудников уголовно-исполнительной системы, а также наличия причинно-следственной связи между незаконными действиями (бездействием) и наступившим моральным вредом, суд апелляционной инстанции указал, что в данном случае истцом доказан факт несоблюдения Учреждением норм обеспечения санитарной площади камер, что повлекло нарушение личных неимущественных прав (нематериальных благ) истца и вызывало у последнего нравственные страдания, то есть явилось прямой причиной причинения морального вреда.

Отклоняя доводы А., суд апелляционной инстанции, счел определенный размер компенсации морального вреда отвечающим положениям ст. 1101 ГК РФ.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 22 июня 2020 по делу N 88-10945/2020 кассационная жалоба А. на судебные постановления оставлена без удовлетворения.

Судебная коллегия Третьего кассационного суда общей юрисдикции, рассматривая кассационную жалобу ФСИН России, находит выводы судов основанными на правильном применении норм материального права и сделанными без нарушений норм процессуального права.

Доводы кассационной жалобы о неправильном определении ФСИН России как надлежащего ответчика по делу, основанием для отмены судебных постановлений не являются.

Проанализировав положения ст. ст. 125 и 1071 Гражданского кодекса Российской Федерации, п. 3 ст. 158 Бюджетного кодекса Российской Федерации, установив, что на основании п. 6 ст. 7 Положения "О Федеральной службе исполнения наказаний", утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 13 октября 2004 года N 1314, Федеральная служба исполнения наказаний России осуществляет функции главного распорядителя средств федерального бюджета, предусмотренных на содержание уголовно-исполнительной системы и реализацию возложенных на нее функций, суды верно определили ФСИН России как надлежащего ответчика, обязанного компенсировать причиненный истцу моральный вред.

В силу требований указанных выше норм закона и Положения "О Федеральной службе исполнения наказаний" от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования в качестве представителя ответчика по искам к Российской Федерации, субъекту Российской Федерации о возмещении вреда, причиненного физическому лицу или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в суде выступает главный распорядитель средств федерального бюджета, бюджета субъекта Российской Федерации, бюджета муниципального образования соответственно по ведомственной принадлежности.

Доводы жалобы о недоказанности причинения истцу морального вреда судебная коллегия считает несостоятельными. Установленные судом факты несоблюдения предусмотренных законодательством условий содержания свидетельствуют о причинении истцу морального вреда, подлежащего компенсации.

Доводы кассационной жалобы фактически сводятся к иной оценке установленных судом обстоятельств и представленных в материалы дела доказательств, в связи с чем не могут служить основанием для пересмотра судебных постановлений в кассационном порядке.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции

определила:

решение Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от 1 августа 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 20 февраля 2020 г. оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.


Вернуться назад
Определение Липецкого областного суда от 17.01.2011 по делу N 33-64/2011

Определение Липецкого областного суда от 17.01.2011 по делу N 33-64/2011 Общественная наблюдательная комиссия...

Подробнее
Апелляционное определение Свердловского областного суда от 08.07.2020 по делу N 33а-8709/2020

Апелляционное определение Свердловского областного суда от 08.07.2020 по делу N 33а-8709/2020 Категория:...

Подробнее