Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Кассационное определение Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 17.09.2020 N 88А-18609/2020 по делу N 2а-1145/2019

Кассационное определение Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 17.09.2020 N 88А-18609/2020 по делу N 2а-1145/2019 Категория: Споры с органами ФСИН России. Требования заявителя: О признании незаконным отказа в свидании с осужденным. Обстоятельства: Свидание административной истице предоставлено не было, был дан письменный отказ, который мотивирован тем, что лицу, прибывшему на свидание с осужденным для оказания последнему юридической помощи, такое свидание в местах лишения свободы может быть предоставлено только в том случае, если осужденный изъявил каким-либо образом необходимость получения юридической помощи и соответственно свидания с такой целью, а также тем, что административный истец не представил документ о наличии высшего юридического образования. Решение: Отказано.

ШЕСТОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 сентября 2020 г. N 88А-18609/2020

Судебная коллегия по административным делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции в составе: …

рассмотрела в открытом судебном заседании с использованием систем видеоконференц-связи кассационную жалобу врио начальника ФКУ ИК-3 УФСИН России по Удмуртской Республике ФИО4 на апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 18 мая 2020 года по административному делу N 2а-1145/2019 по административному исковому заявлению ФИО1 к ФКУ ИК-3 УФСИН России по Удмуртской Республике о признании незаконным отказа в предоставлении свидания.

Заслушав доклад судьи Б.В.И., изложившего обстоятельства дела, доводы кассационной жалобы, объяснения в ее поддержку представителя ФКУ ИК-3 УФСИН России по Удмуртской Республике по доверенности ФИО7, поданные возражения ФИО1, судебная коллегия по административным делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции,

установила:

ФИО1 обратилась в суд с административным иском к ФКУ ИК-3 УФСИН России по Удмуртской Республике и врио начальника данного учреждения ФИО3 о признании незаконным отказа врио начальника ФИО3 от 24 мая 2019 года в предоставлении свидания с осужденным ФИО2, о возложении обязанности предоставить свидание.

В обоснование заявленных требований указано, что 24 мая 2019 года ФИО1 прибыла в ФКУ ИК-3 для встречи с осужденным ФИО2 в качестве защитника, подала заявление на имя начальника исправительного учреждения о предоставлении свидания для оказания юридической помощи в соответствии с частью 4 статьи 89 Уголовно-исполнительного кодекса (далее - УИК) Российской Федерации, подписанное судьей Увинского районного суда Удмуртской Республики ФИО6

Однако свидание ей предоставлено не было, врио начальника ФКУ ИК-3 УФСИН России по Удмуртской Республике ФИО3. дан письменный отказ (исх. N 19/ТО/53-1295 от 24 мая 2019 года), который мотивирован тем, что лицу, прибывшему на свидание с осужденным для оказания последнему юридической помощи, такое свидание в местах лишения свободы может быть предоставлено только в том случае, если осужденный изъявил каким-либо образом необходимость получения юридической помощи и, соответственно, свидания с такой целью, а также тем, что административный истец не предоставил документ о наличии высшего юридического образования.

В ходе судебного разбирательства судом по делу был принят отказ ФИО1 в части требований о возложении обязанности предоставить административному истцу свидание с осужденным ФИО2, а производство по делу в этой части прекращено.

Решением Увинского районного суда Удмуртской Республики от 18 декабря 2019 года в удовлетворении заявленных требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 18 мая 2020 года решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение об удовлетворении заявленных требований. Отказ в предоставлении свидания 24 мая 2019 года ФИО1 с осужденным ФИО2 признан незаконным.

Не согласившись с принятым апелляционным определением, врио начальника ФКУ ИК-3 УФСИН России по Удмуртской Республике ФИО4 28 июля 2020 года через суд первой инстанции обратился в Шестой кассационный суд общей юрисдикции с кассационной жалобой, поступившей 3 августа 2020 года, в которой просит его отменить, принять новое решение об отказе в удовлетворении заявленных требований.

Давая собственный анализ обстоятельствам дела и нормам законодательства, податель жалобы ссылается на несоответствие выводов суда обстоятельствам дела и неправильное применение норм материального права, указывая при этом на то, что частью 4 статьи 89 УИК Российской Федерации определен порядок предоставления свиданий осужденным к лишению свободы в исправительных учреждениях. В соответствии с положениями действующего законодательства, допускаются свидания осужденных к лишению свободы с лицами, допущенными к участию при производстве по уголовному делу в качестве защитника наряду с адвокатом и одновременно являющимися родственниками осужденных. Однако данные свидания должны быть обусловлены оказанием такими защитниками именно юридической помощи осужденным в судебном разбирательстве их уголовного дела на соответствующих стадиях производства по делу. Иначе указанные свидания осужденных с защитниками, являющимися одновременно родственниками осужденных, могут свидетельствовать о злоупотреблении осужденными и их защитниками своими правами на свидания друг с другом, целью которых считается оказание юридической помощи осужденным.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены своевременно и в надлежащей форме, что согласно части 2 статьи 326 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации не препятствует ее рассмотрению.

Проверив материалы административного дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия по административным делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции приходит к следующему.

В силу частей 2 и 3 статьи 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов, изложенных в обжалованном судебном акте, обстоятельствам административного дела, неправильное применение норм материального права, нарушение или неправильное применение норм процессуального права, если оно привело или могло привести к принятию неправильного судебного акта. Судебный акт подлежит безусловной отмене кассационным судом общей юрисдикции в случаях, указанных в части 1 статьи 310 настоящего Кодекса.

Такое несоответствие выводов суда апелляционной инстанции обстоятельствам административного дела усматривается из обжалованного судебного акта.

Основания и мотивы, по которым суды пришли к поставленным под сомнение в жалобе выводам, доказательства, принятые судами во внимание, примененные нормы материального права подробно приведены в судебных актах и судебная коллегия суда кассационной инстанции не усматривает оснований считать решение суда первой инстанции неправильным.

Как следует из материалов дела и установлено судами, 24 мая 2019 года ФИО5 обратилась в ФКУ ИК-3 УФСИН России по Удмуртской Республике с заявлением о предоставлении свидания с осужденным ФИО2 в целях оказания юридической помощи.

Письмом от 24 мая 2019 года N 19/ТО/53-1295 в предоставлении свидания в порядке части 4 статьи 89 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации К. отказано в связи с непредставлением документов, подтверждающих наличие у заявителя высшего юридического образования.

28 мая 2019 года ФИО2 и ФИО5 заключили брак, последней присвоена фамилия "ФИО" (запись акта о заключении брака N 120199180002100048001 от 28 мая 2019 года отдела ЗАГС Администрации муниципального образования "Увинский район").

11 июля 2019 года ФИО1 обжаловала отказ врио начальника ФКУ ИК-3 УФСИН России по Удмуртской Республике в суд.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что оспариваемый отказ не нарушает права и законные интересы административного истца, решение административного ответчика соответствует закону, поскольку материалами дела не подтвержден факт нуждаемости осужденного ФИО2 в предоставлении ему юридической помощи на момент посещения 24 мая 2019 года ФИО5 ФКУ ИК-3, заявителем не было предоставлено документов, подтверждающих ее участие в качестве защитника в рассмотрении представления ФКУ ИК-3 УФСИН России по Удмуртской Республике об изменении вида исправительного учреждения.

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции исходил из того, что ФИО5 протокольным определением Увинского районного суда Удмуртской Республики от 26 апреля 2019 года допущена к участию в деле, связанному с рассмотрением представления ФКУ ИК-3 УФСИН России по Удмуртской Республике об изменении вида исправительного учреждения с колонии общего режима на тюрьму в отношении осужденного ФИО2, в качестве защитника наряду с адвокатом, а также принял во внимание положения статьи 49 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации о том, что по определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый.

При этом суд апелляционной инстанции указал, что суд первой инстанции не вправе был давать оценку оспариваемому решению должностного лица в той части, которая не была отражена в самом решении и не являлась предметом спора.

Судебная коллегия Шестого кассационного суда не может согласится с выводами суда апелляционной инстанции на основании следующего.

В соответствии с частью 1 статьи 82 УИК Российской Федерации режим в исправительных учреждениях - установленный законом и соответствующими закону нормативными правовыми актами порядок исполнения и отбывания лишения свободы, обеспечивающий охрану и изоляцию осужденных, постоянный надзор за ними, исполнение возложенных на них обязанностей, реализацию их прав и законных интересов, личную безопасность осужденных и персонала, раздельное содержание разных категорий осужденных, различные условия содержания в зависимости от вида исправительного учреждения, назначенного судом, изменение условий отбывания наказания.

Как следует из содержания статьи 89 УИК Российской Федерации, законодатель, регламентируя порядок предоставление свиданий осужденным к лишению свободы, различает, с одной стороны, свидания, которые предоставляются в целях сохранения социально полезных связей с родственниками или иными лицами, и с другой - свидания с адвокатами или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи, без ограничения их числа, устанавливает различные условия реализации данного права в зависимости от вида свидания (части 3 и 4).

Из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 26 декабря 2003 года N 20-П, видно, что именно с учетом различий в правовой природе и сущности названных выше видов свиданий, законодатель, хотя и обозначает их одним и тем же термином, вместе с тем по-разному подходит к их регламентации исходя из того, что, если режим свиданий осужденного с родственниками и иными лицами предполагает нормативную определенность в части, касающейся продолжительности, частоты, порядка их предоставления и проведения, а также возможных ограничений, то правовой режим свиданий с адвокатами, как обеспечиваемый непосредственным действием права, закрепленного в статье 48 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, не требует подобного урегулирования.

Следовательно, условиями предоставления свидания в порядке части 4 статьи 89 статьи УИК Российской Федерации являются соответствие цели свидания требованиям названной нормы, предусматривающей порядок предоставления свиданий исключительно для получения юридической помощи осужденным, а также волеизъявление осужденного.

Согласно частям 2 и 4 статьи 49 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в качестве защитников допускаются адвокаты. По определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. Адвокат вступает в уголовное дело в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера.

В силу части 1 статьи 18 Федерального закона от 15 июля 1995 года N 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" свидания предоставляются защитнику по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. Истребование у адвоката иных документов запрещается. Если в качестве защитника участвует иное лицо, то свидание с ним предоставляется по предъявлении соответствующего определения или постановления суда, а также документа, удостоверяющего его личность.

Таким образом, основанием для допуска в качестве защитника наряду с адвокатом одного из близких родственников обвиняемого или иного лица является процессуально оформленное решение либо распоряжение суда об этом, которое возможно предъявить исполнителям для реализации допуска.

Как следует из материалов дела и не оспаривается сторонами, ФИО2 к начальнику учреждения с заявлением о предоставлении ему свидания с защитником не обращался.

Следовательно, необходимость встречи ФИО5 с осужденным ФИО2 по состоянию на 24 мая 2019 года с целью оказания юридической помощи на основании только заявления ФИО5 не являлась для администрации исправительного учреждения очевидной.

Более того, как установлено судами в апреле 2019 года ФИО5 и ФИО2 подали заявление в ЗАГС, а 28 мая 2019 года они заключили брак, из чего следует, что администрация учреждения вполне обоснованно потребовала подтверждения цели свидания. Иначе, как верно указано судом первой инстанции, у администрации учреждения имелись достаточные основания полагать о возможном злоупотреблении ФИО5 своим правом в целях получения разрешения на личное свидание с будущим супругом.

Юридически значимым в рассматриваемом случае является то обстоятельство, не оспариваемое сторонами, что заявителем администрации учреждения не было предоставлено документов, подтверждающих ее участие в статусе защитника в рассмотрении представления ФКУ ИК-3 УФСИН России по Удмуртской Республике об изменении вида исправительного учреждения.

Сам по себе факт допуска судом 26 апреля 2019 года ФИО5 к участию в деле в качестве защитника наряду с адвокатом, не свидетельствует о ее абсолютном и безусловном праве на свидание без предоставления подтверждающих данный факт документов (определения или постановления суда) в адрес администрации исправительного учреждения, отвечающей за соблюдение режима.

Не вызывает сомнений, что именно с данными обстоятельствами связано содержание оспариваемого ответа.

Только 6 июня 2019 года суд письмом в адрес начальника учреждения подтвердил допуск и участие ФИО5 (ФИО) Э.А. в качестве защитника осужденного ФИО2, после чего свидания защитнику с осужденным неоднократно предоставлялись.

Предоставленное судом право на допуск в качестве защитника неразрывно взаимосвязано с его реализацией через подтверждение соответствующих полномочий, поэтому эти обстоятельства должны оцениваться в своей совокупности.

Суд апелляционной инстанции, положив иные обстоятельства дела в основу нового решения об удовлетворении административных исковых требований, посчитал отказ должностного лица произвольным и безосновательным, но не учел данные значимые сведения и пришел к выводам, которые не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Необходимо констатировать, что по данному административному делу таких правовых условий, позволяющих принять решение об удовлетворении заявленных требований, объективно не имелось, что судебная коллегия кассационного суда находит законным и обоснованным, приходя к выводу о том, что суд первой инстанций правильно определил юридически значимые обстоятельства дела, применил закон, подлежащий применению, дал надлежащую правовую оценку совокупности собранных и исследованных в судебном заседании доказательств в соответствии с требованиями статей 62 и 84 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, его позиция не противоречит нормам примененных законов, регулирующих спорные правоотношения.

Нарушений норм процессуального права судом первой инстанции не допущено.

Право ФИО2 как лишенное свободы лицо на участие в судебном заселении суда первой инстанции посредством использования систем видеоконференц-связи не нарушено, поскольку он сам в своих интересах с административным иском об оспаривании отказа в получении квалифицированной юридической помощи не обращался, в процесс в качестве административного соистца в порядке части 2 статьи 41 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации не вступал, являлся по делу заинтересованным лицом.

Учитывая вышеизложенное, судебная коллегия Шестого кассационного суда общей юрисдикции приходит к выводу о том, что апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 18 мая 2020 года подлежит отмене с оставлением в силе решения Увинского районного суда Удмуртской Республики от 18 декабря 2019 года.

Руководствуясь статьями 328 - 330 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия по административным делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 18 мая 2020 года отменить.

Решение Увинского районного суда Удмуртской Республики от 18 декабря 2019 года оставить в силе.

Кассационное определение может быть обжаловано в Судебную коллегию по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в порядке и сроки, установленные главой 35 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.


Вернуться назад
Статья 274.1 УК РФ. Неправомерное воздействие на критическую информационную инфраструктуру Российской Федерации

Статья 274.1 Уголовного кодекса Российской Федерации (Неправомерное воздействие на критическую информационную...

Подробнее
Статья 174 УК РФ. Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем

Статья 174 Уголовного кодекса Российской Федерации (Легализация (отмывание) денежных средств или иного...

Подробнее