Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

3.3. Практика отмены обвинительных приговоров, вынесенных в особом порядке при наличии сомнений в обоснованности обвинения, с которым согласился подсудимый

Поддержание государственного обвинения по уголовным делам, рассматриваемым судом в особом порядке (гл. 40 УПК РФ): уголовно-процессуальный и криминалистический аспекты.

Как известно, устойчивость приговоров, которые были постановлены по итогам рассмотрения уголовных дел судом в порядке гл. 40 УПК РФ, можно назвать достаточно высокой. Так, по данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ, например, за 2018 год судами по существу с постановлением приговора или вынесением иного решения в порядке гл. 40 УПК РФ рассмотрено 554 021 уголовное дело, в апелляционном порядке обжаловано 46 219, или 8,3%, приговоров и других судебных постановлений по существу дела. При этом всего изменено или отменено 8 018 итоговых судебных решений, принятых судом первой инстанции в порядке гл. 40 УПК РФ, что составило 17, 3% от числа обжалованных и 1,4% от числа всех вынесенных судом первой инстанции приговоров и других судебных постановлений по существу дела в особом порядке <145>. По мнению большинства судей, которое они высказали в рамках проведенного нами интервьюирования, устойчивость названных судебных решений составляет свыше 90 - 95% <146>. Как представляется, одной из основных причин этого является законодательно установленное ограничение о том, что приговор, постановленный в особом порядке, нельзя обжаловать в связи с несоответствием выводов суда изложенным в нем фактическим обстоятельствам уголовного дела (ст. 317 УПК РФ).

Обозначенная норма закона зачастую обусловливает ситуацию, при которой, как справедливо отмечают М.С. Белоковыльский и Э.С. Гуртовенко, "...особый порядок принятия судебного решения многими юристами-практиками (судьями, прокурорами, адвокатами) воспринимается как освобождающий от серьезного участия в рассмотрении уголовного дела путем постановки последнего на судебный "конвейер" с абсолютно предсказуемым финалом в виде обвинительного приговора" <147>. Обозначенная авторами ситуация во многом обусловлена и тем, что большинством практических работников уголовные дела, подлежащие рассмотрению в особом порядке (гл. 40 УПК РФ), воспринимаются как простые, очевидные, не требующие серьезных усилий в плане доказывания события преступления, виновности лица, подвергающегося уголовному преследованию, и иных обстоятельств, определенных в ст. 73 УПК РФ. В результате формируется поверхностный, "упрощенческий" подход к расследованию и последующему рассмотрению уголовных дел в особом порядке.

Еще раз подчеркнем, что содержание ст. 317 УПК РФ в совокупности с положением о том, что судья не проводит в общем порядке исследование и оценку доказательств, собранных по уголовному делу (ч. 5 ст. 316 УПК РФ), являются одной из основных причин снижения качества предварительного расследования и судебного разбирательства. Названные нормативные требования обусловливают со стороны отдельных сотрудников правоохранительных органов и судей не только обозначенный выше "упрощенческий" подход, но и негативные, не основанные на законе факторы заинтересованности в рассмотрении уголовного дела судом в особом порядке (об этом см. параграф 1.3).

И здесь считаем возможным привести данные (в том числе и ранее уже обозначенные), полученные в ходе анкетирования осужденных, уголовные дела в отношении которых были рассмотрены судом по правилам гл. 40 УПК РФ <148>. Так, на вопрос "На ваш взгляд, рассмотрение дела судом в особом порядке выгодно обвиняемому?" лишь часть респондентов - 41,6% ответили утвердительно. При этом большинство осужденных (54,1%) считают, что их защита надлежащим образом не осуществлялась, 20,8% указали на то, что, по их мнению, при производстве по уголовному делу следователем, дознавателем были допущены различного рода ошибки или нарушения закона. Важно отметить, что 29,1% из числа лиц, включенных в процесс анкетирования, указали, что им не разъясняли смысл законодательного требования о том, что приговор, постановленный судом в особом порядке, не может быть обжалован в связи с несоответствием выводов суда изложенным в нем фактическим обстоятельствам уголовного дела <149>.

Заметим, что типична ситуация, когда осужденные в апелляционных жалобах, обжалуя обвинительные приговоры, отмечают, что следователь, в том числе в присутствии защитника, запугивал, психологически воздействовал, заставлял (просил) дать признательные показания, взять вину на себя за преступление, которого лицо, подвергающееся уголовному преследованию, не совершало; защитник и суд не разъяснили сущность и содержание особого порядка принятия судебного решения (гл. 40 УПК РФ) и т.п. <150>.

А ведь именно правило, закрепленное в ст. 317 УПК РФ наиболее существенным образом ограничивает права лиц, ходатайствующих о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства. В подобного рода случаях типична ситуация, когда уже после вступления обвинительного приговора в законную силу осужденные, иные заинтересованные лица, будучи не удовлетворены решением суда, пытаются его безуспешно обжаловать, указывая в обоснование своих доводов на непричастность к совершению преступления, меньшую степень виновности, отсутствие в инкриминируемом деянии тех или иных квалифицирующих признаков и т.д. Характерно, что во многих случаях осужденные, по их поручению (с их согласия) иные лица обращаются к представителям адвокатского сообщества, выражают намерение заключить соглашение <151>, в надежде, что платный адвокат найдет выход из сложившейся ситуации. Но зачастую и защитники разводят руками, констатируя, что "ничего не поделаешь" <152>.

Действительно, если в апелляционной жалобе (представлении) ее автор указывает на необходимость отмены обвинительного приговора в связи с тем, что выводы, изложенные в нем, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, то суд второй инстанции, руководствуясь ст. 317, п. 1 ст. 389.15 УПК РФ, совершенно правомерно может отказать в удовлетворении такой жалобы (представления). Именно приведенное законодательное правило дает основание многим представителям юридического сообщества полагать, что приговор, постановленный в особом порядке, не подлежит отмене и в том случае, если обоснованность обвинения, с которым согласился обвиняемый (подсудимый), вызывает сомнение. Представляется, что такие утверждения не могут претендовать на абсолютную правоту. Как показал анализ судебной практики, обвинительный приговор, постановленный в особом порядке, может быть отменен при наличии обозначенного нарушения. Однако в этом случае заявители в апелляционных жалобах в обоснование своих доводов не ссылаются на несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, а обжалуют итоговое судебное решение по другому основанию - в связи с существенным нарушением норм уголовно-процессуального закона. Наглядно проиллюстрировать сказанное можно следующим примером.

Так, гр. Г. был признан виновным в незаконных приобретении и хранении без цели сбыта наркотического средства - смеси, в состав которой входит производное N-(1-Карбамоил-2-метилпропил)-1-(фенилметил)-1Н-индазол-3-карбоксамида ("ADB-Fubinaca") [N-(1-Карбамоил-2,2-диметилпропил)-1-(4-фторфенилметил)-1Н-индазол-3-карбоксамид]), массой 1,48 грамма, в крупном размере. По окончании предварительного следствия при ознакомлении с материалами уголовного дела обвиняемый заявил ходатайство о согласии с предъявленным ему обвинением, уголовное дело было рассмотрено в соответствии с гл. 40 УПК РФ. На обвинительный приговор заместителем прокурора было подано апелляционное представление, в котором, помимо прочего, отмечалось, что предъявленное гр. Г. обвинение в незаконных приобретении и хранении без цели сбыта наркотического средства в крупном размере, а также постановленный приговор не соответствуют заключению эксперта в части наименования наркотического средства. Кроме того, в материалах дела отсутствует ответ на запрос следователя, о том, состоит ли гр. Г. на учете у врача-нарколога и врача-психиатра.

В свою очередь, адвокат в апелляционной жалобе, помимо прочего, указывал, что в отношении гр. Г. не была проведена судебно-психиатрическая экспертиза, судом первой инстанции не дано надлежащей оценки показаниям гр. Г. о состоянии его здоровья. Государственный обвинитель против апелляционной жалобы возражал.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления и апелляционной жалобы, возражения на жалобу, судебная коллегия посчитала приговор суда первой инстанции подлежащим отмене по следующим основаниям.

(Далее для целей более полного изучения анализируемого вопроса представляется верным подробно рассмотреть рассуждения суда второй инстанции, которые он приводит в обоснование своей позиции.)

В соответствии со ст. 297 УПК РФ приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК Российской Федерации и основан на правильном применении уголовного закона. Согласно ст. 389.17 УПК РФ основанием отмены приговора в апелляционном порядке является существенное нарушение уголовно-процессуального закона, которое путем лишения или ограничения гарантированных прав участников уголовного судопроизводства повлияло на вынесение законного и обоснованного судебного решения. На основании п. 3 ч. 1 ст. 220 УПК РФ в обвинительном заключении должны быть указаны существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела, в том числе предмет преступления.

В соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 171 УПК РФ в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого должно быть указано описание преступления с указанием времени, места его совершения, а также иных обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии с п. 1 - 4 ч. 1 ст. 73 УПК РФ.

По смыслу закона уголовная ответственность за преступления, предусмотренные ст. 228, 228.1 УК РФ, наступает только за незаконные действия с наркотическими средствами, указанными в Перечне наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации (Список I).

Как усматривается из постановления о привлечении гр. Г. в качестве обвиняемого и обвинительного заключения, он обвиняется в незаконных приобретении и хранении без цели сбыта наркотического средства - смеси, в состав которой входит производное N-(1-Карбамоил-2-метилпропил)-1-(фенилметил)-1Н-индазол-3-карбоксамида ("ADB-Fubinaca") [N-(1-Карбамоил-2,2-диметилпропил)-1-(4-фторфенилметил)-1Н-индазол-3-карбоксамид]), массой 1,48 грамма, в крупном размере. Однако наименование такого наркотического средства в указанном выше Перечне отсутствует. Между тем согласно заключению эксперта изъятое у гр. Г. наркотическое средство является производным N-(1-Карбамоил-2-метилпропил)-1-(фенилметил)-1Н-индазол-3-карбоксамида, включенным в Список наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, оборот которых в Российской Федерации запрещен (Список I) Перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации.

Таким образом, обвинительное заключение по делу в отношении гр. Г. составлено с нарушением требований п. 3 ч. 1 ст. 220 УПК РФ, поскольку в нем указано иное наркотическое средство, отличное от наркотического средства, указанного в заключении экспертизы.

Помимо того, суд в нарушение п. 1 ч. 1 ст. 307 УПК РФ в описательно-мотивировочной части приговора также указал неверное наименование наркотического средства, изъятого у гр. Г., как производное N-(1-Карбамоил-2-метилпропил)-1-(фенилметил)-1Н-индазол-3-карбоксамида("ADB-Fubinaca") [N-(1-Карбамоил-2,2-диметилпропил)-1-(4-фторфенилметил)-1Н-индазол-3-карбоксамид]).

Подводя итог своим рассуждениям, суд апелляционной инстанции указал, что при обозначенных выше обстоятельствах ни предъявленное обвинение, ни приговор в части наименования наркотического средства не соответствуют заключению экспертизы, которым определен другой вид наркотического средства, содержащийся в Перечне наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации.

Кроме того, суд второй инстанции указал на необходимость проверки психического состояния гр. Г., чего на предыдущих стадиях уголовного судопроизводства сделано не было.

Таким образом, обвинительный приговор в отношении гр. Г. был признан не соответствующим требованиям законности и обоснованности и был отменен. Уголовное дело было направлено прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ в связи с существенным нарушением норм уголовно-процессуального законодательства, поскольку в суде апелляционной инстанции установлены обстоятельства, которые не могут быть устранены и восполнены судом в силу ч. 1 ст. 389.22 УПК РФ <153>.

Важно отметить, что встречаются случаи, когда суд второй инстанции отменяет обвинительный приговор, вынесенный в особом порядке, даже в том случае, когда не оспаривается доказанность обвинения, которое вменялось лицу, подвергающемуся уголовному преследованию, и с которым оно согласилось. Показателен в этом смысле следующий пример.

Приговором суда, постановленным в особом порядке судебного разбирательства, гр. П. осужден за причинение смерти по неосторожности своему отцу (ст. 109 УК РФ). В апелляционном представлении государственный обвинитель просил отменить приговор в связи с тем, что: в описательно-мотивировочной части не нашли отражение описание преступного деяния, с обвинением в совершении которого согласился подсудимый, выводы суда о соблюдении условий постановления приговора без проведения судебного разбирательства; наказание является чрезмерно мягким и вследствие этого несправедливым. В апелляционной жалобе потерпевшая П-ва просила приговор суда отменить и решить вопрос о возвращении уголовного дела прокурору, переквалифицировать действия осужденного на ст. 105, ч. 4 ст. 111 УК РФ, назначить П. более строгий вид наказания, увеличить размер компенсации морального вреда.

В заседании суда апелляционной инстанции осужденный П., его защитник с доводами представления и жалобы не согласились, просили приговор суда оставить без изменений. При этом П., кроме прочего, пояснил, что он был вынужден применить физическую силу к отцу, защищая свою супругу от нападения. Он лишь один раз ударил отца, который, будучи в состоянии алкогольного опьянения, не удержался на ногах и упал, ударившись головой о тротуарную плитку. Сразу же после этого им (осужденным) оказывалась помощь потерпевшему, была вызвана скорая помощь, он также направился в больницу. Произошедшее явилось для него неожиданностью, он не менее потерпевшей переживает смерть близкого человека. Осознание того, что его действия, пусть и неумышленные, привели к такой трагедии, останется с ним до конца жизни.

Суд второй инстанции, руководствуясь ч. 1 ст. 389.19 УПК РФ, принял решение проверить производство по уголовному делу в полном объеме.

(Далее вновь, как и при изложении предыдущего примера, полагаем возможным привести позицию суда достаточно подробно, поскольку это важно для целей более полного анализа заявленной проблематики.)

Так, обосновывая принятое решение, апелляционный суд отметил, что согласно требованиям норм гл. 40 УПК РФ при рассмотрении вопроса о возможности принятия судебного решения по ходатайству обвиняемого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке надлежит устанавливать, имеются ли необходимые для этого условия.

Такими условиями являются в том числе <154>: обоснованность обвинения и его подтверждение собранными по делу доказательствами; понимание обвиняемым существа обвинения и согласие с ним в полном объеме; отсутствие оснований для прекращения уголовного дела. Как следует из материалов уголовного дела, условия постановления приговора в особом порядке судебного разбирательства судом не соблюдены. Так, при удовлетворении ходатайства о рассмотрении дела в особом порядке судопроизводства судом должно быть тщательно проверено и не вызывать сомнений, что обвиняемый осознает характер и последствия заявленного им ходатайства, понимает существо обвинения и полностью с ним согласен (выделено нами. - Е.П.).

П., хотя не и оспаривал приговор суда, однако как в возражениях на апелляционную жалобу, так и суде апелляционной инстанции ссылался на защиту своей супруги от нападения потерпевшего, находившегося в состоянии опьянения, и вынужденное применение физической силы к последнему именно в связи с этими обстоятельствами. Аналогичную позицию П. занимал в ходе предварительного расследования, в суде первой инстанции, и данная позиция не свидетельствует о согласии осужденного с предъявленным ему обвинением... исключала возможность сделать вывод о том, что обвиняемый не только понимает существо обвинения, но и полностью с ним согласен.

Суд апелляционной инстанции подчеркнул, что обстоятельства инкриминируемого преступления с учетом позиции обвиняемого П. требовали тщательной проверки, которая не могла быть осуществлена судом без исследования доказательств. Однако вопрос о прекращении особого порядка и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке судом не разрешался. При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу о нарушении судом первой инстанции уголовно-процессуального закона, выразившемся в рассмотрении уголовного дела в особом порядке без наличия необходимых для этого условий. Допущенные нарушения касаются фундаментальных основ законодательства, последствием которых является процессуальная недействительность самого производства по уголовному делу. Данные нарушения не могут быть устранены судом второй инстанции, поскольку основной задачей апелляционного производства является осуществление контроля за законностью отправления правосудия нижестоящим судом. Обеспечивая реализацию конституционного права граждан на рассмотрение дела именно тем судом, которому оно подсудно, и на возможность инстанционного обжалования принятого решения, суд апелляционной инстанции не может подменять нижестоящую инстанцию.

В итоге суд второй инстанции, руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд апелляционной инстанции постановили обвинительный приговор, постановленный в отношении П. в особом порядке, отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство со стадии подготовки к судебному заседанию в тот же суд, но с иным составом суда <155>.

Мы привели два типичных (распространенных в судебной практике) варианта рассуждений судов, обосновывающих их решения об отмене обвинительных приговоров, постановленных в особом порядке, в тех случаях, когда обвинение, с которым согласился подсудимый, не подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу, и вызывает обоснованные сомнения. В обоих приведенных примерах приговоры были отменены в связи с существенным нарушением норм уголовно-процессуального закона. Тем не менее в первом случае суд апелляционной инстанции в обоснование своей позиции сделал акцент на нарушениях, допущенных при составлении обвинительного заключения (ч. 1 ст. 220 УПК РФ), неполноте установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания по уголовному делу (п. 1 - 4 ч. 1 ст. 73 УПК РФ); во втором - на рассмотрении уголовного дела в особом порядке и постановлении обвинительного приговора без наличия необходимых для этого условий (выделено нами. - Е.П.).

Следует указать, что приведенные примеры не единичны. В судебной практике подобного рода решения судов встречаются достаточно часто <156>. В то же время лишь незначительное количество работников прокуратуры (8% респондентов) и следователей (2%) отметили, что им известны случаи отмены обвинительных приговоров, вынесенных судами по правилам гл. 40 УПК РФ в связи с тем, что обвинение, с которым согласился подсудимый, не подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу. Полагаем целесообразным более широко доводить до сведения сотрудников правоохранительных органов практику отмены обвинительных приговоров, вынесенных судами в особом порядке при наличии сомнений в обоснованности обвинения, с которым согласился подсудимый. Указанное, полагаем, будет способствовать как минимум следующему:

- профилактике "упрощенческого" подхода к расследованию, поддержанию обвинения, предупреждению негативных факторов заинтересованности в рассмотрении уголовных дел судом в особом порядке <157>;

- обеспечению достижения назначения уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК РФ), оптимизации защиты лиц, права и законные интересы которых были нарушены в ходе уголовного судопроизводства.

- обеспечению законности, повышению качества производства по уголовным делам рассматриваемой категории.

--------------------------------

<145> Сводные статистические отчеты о деятельности судов общей юрисдикции и судов апелляционной инстанции за 2018 г. // Официальный сайт Судебного департамента Российской Федерации.

<146> В интервьюировании приняли участие 60 судей Иркутской и Новосибирской областей, Забайкальского края, Республики Бурятия.

<147> Белоковыльский М.С., Гуртовенко Э.С. Защита при рассмотрении дела в особом порядке судебного разбирательства: особенности тактики и этики // Адвокат. 2010. N 2. С. 21.

<148> Интервьюирование проводилось в отношении 72 осужденных, отбывающих наказание в Республике Бурятия.

<149> Вновь отметим, что приводимые данные анкетирования, вероятно, нельзя назвать абсолютно объективными, тем не менее они дают почву для размышлений.

<150> См., например: Апелляционное постановление Левобережного районного суда г. Липецка N 10-2/2019 10-21/2018 от 29 января 2019 г. по делу N 10-2/2019; Постановление Верховного суда Республики Башкортостан N 44У-5/2019 4У-2768/2018 от 30 января 2019 г. по делу N 44У-5/2019.

<151> В судебной практике распространены случаи, когда по уголовным делам, подлежащим рассмотрению судом в особом порядке, защиту обвиняемого, подсудимого осуществляет адвокат по назначению органов предварительного расследования или суда. По нашим данным, такая ситуация типична более чем по 80% от числа всех уголовных дел, по которым суд принимает решение в порядке гл. 40 УПК РФ.

<152> При этом следует указать, что адвокаты в подобного рода ситуациях зачастую предлагают обжаловать приговор по другим основаниям, например в части назначенного наказания.

<153> Апелляционное определение Свердловского областного суда N 22-8894/2016 от 3 ноября 2016 г. по делу N 22-8894/2016.

<154> Мы не стали перечислять все из указываемых в решении апелляционного суда условий. Об этом см. параграф 1.2.

<155> Апелляционное постановление Ульяновского областного суда по делу N 22-2551/2015 // Официальный сайт Ульяновского областного суда.

<156> См., например: Постановление Верховного суда Республики Башкортостан N 44У-6/2019 4У-2758/2018 от 30 января 2019 г. по делу N 44У-6/2019; Кассационное определение N 22-2241/2012 // Архив Верховного суда Республики Бурятия; Определение Челябинского областного суда N 10-5234/2016 от 3 ноября 2016 г. по делу N 10-5234/2016.

<157> См., например: Попова Е.И. Негативные факторы заинтересованности следователя в рассмотрении уголовного дела судом в порядке главы 40 УПК РФ // Российский следователь. 2011. N 4. С. 12 - 15.


Вернуться назад
Статья 260 УПК РФ. Замечания на протокол и аудиозапись судебного заседания

Статья 260 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (Замечания на протокол и аудиозапись...

Подробнее