Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 29.10.2014 по делу N А19-7595/2014

Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 29.10.2014 по делу N А19-7595/2014. Требование: О привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности по части 3 статьи 14.13 КоАП РФ.

ЧЕТВЕРТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 29 октября 2014 г. по делу N А19-7595/2014

Четвертый арбитражный апелляционный суд в составе: …

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания К.Д.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу арбитражного управляющего Попова Вячеслава Александровича на решение Арбитражного суда Иркутской области от 10 сентября 2014 года по делу N А19-7595/2014 по заявлению Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Иркутской области (ОГРН 1043801066760; ИНН 3808114653) к арбитражному управляющему Попову Вячеславу Александровичу (ОГРНИП 304381203400084, ИНН 381259495993) о привлечении к административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 14.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

(суд первой инстанции судья Колосов В.И.),

в отсутствие в судебном заседании представителей участвующих в деле лиц,

установил:

Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Иркутской области (далее - Управление Росреестра, Управление или административный орган) обратилось в Арбитражный суд Иркутской области к арбитражному управляющему Попову Вячеславу Александровичу (далее - арбитражный управляющий Попов В.А., Попов В.А. или лицо, привлекаемое к ответственности) с заявлением о привлечении к административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 14.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ).

Решением Арбитражного суда Иркутской области от 10 сентября 2014 года арбитражный управляющий Попов В.А. привлечен к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ, и ему назначено наказание в виде административного штрафа в размере 30 000 рублей. Суд первой инстанции пришел к выводу о наличии в действиях арбитражного управляющего Попова В.А. состава вмененного административного правонарушения.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, арбитражный управляющий Попов В.А. обжаловал его в апелляционном порядке. Заявитель апелляционной жалобы ставит вопрос об отмене решения суда первой инстанции как принятого с нарушением норм процессуального и материального права без учета фактических обстоятельств дела.

Как указывает арбитражный управляющий, в статьях 110 и 132 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве) не дано понятия объектов коммунальной инфраструктуры, относящихся к системе жизнеобеспечения, и не содержится перечня такого имущества, которое относятся к социально значимым объектам.

Определяющим фактором при отнесении имущества к социально-значимому следует считать его особую значимость для жизнеобеспечения населения, экономическую или производственную ценность.

Исследовав представленные в материалы дела доказательства, в том числе техническую документацию, суд первой инстанции необоснованно указал, что спорный объект является социально значимым.

Вместе с тем, по мнению заявителя апелляционной жалобы, сети наружного водопровода, использование которых не предусмотрено для целей обеспечения нужд муниципального образования или жизнеобеспечения жителей г. Новосибирска не являются социально-значимым.

Так, согласно сведениям технического паспорта на спорный объект недвижимости указанные сети расположены на территории Калининского района г. Новосибирска в промышленной зоне. Водопровод подходит (запитан) на промышленные и коммерческие объекты: ОАО "НЭСЭР", ОАО "НЗХК" НИКТБ, Фортуна, ООО МСУ 47 ПММ, СМУ-8 ЭКОСТРОЙ, ООО "ЛИНАС", "Планета Сибирь", ООО "Сибртуть", и не является объектом коммунальной инфраструктуры, не относится к системам жизнеобеспечения.

Учреждение ФКУ ИК N 8 ГУФСИН по Новосибирской области в соответствии с частями 9, 10 и 14 статьи 16 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации является учреждением уголовно-исполнительной системы, которое относится к юрисдикции федерального уровня исполнительной власти и финансируется из соответствующего бюджета.

Соответственно, Учреждение ФКУ ИК N 8 ГУФСИН по Новосибирской области не является социально значимым объектом и не входит в перечень, установленный пунктом 6 статьи 129 Закона о банкротстве.

Из характеристик сетей, которые указаны в Техническом паспорте и в свидетельстве о государственной регистрации права, следует, что назначение спорного объекта позволяет их использовать его по самостоятельному назначению, не для целей жилищно-коммунального обслуживания населения.

Кроме того, как следует из апелляционной жалобы, конкурсный управляющий должника Попов В.А. проводил открытые торги по продаже имущества предприятия, в том числе и спорного имущества. Торги, назначенные на 15.11.2011, 09.02.2012, не состоялись ввиду отсутствия заявок. Торги посредством публичного предложения, назначенные на 04.04.2012, 12.07.2012, также не состоялись ввиду отсутствия заявок. В ходе торгов реализовывались объекты коммунальной инфраструктуры, относящиеся к системам жизнеобеспечения - сети наружного водопровода, принадлежащие должнику, протяженностью 2 141,7 метров, инвентаризационный номер Ф-001348, кадастровый номер 54:19:112001:0216-Ф-001348, находящиеся по адресу: г. Новосибирск, ул. Тайгинская, 11. Торги, назначенные на 30.12.2012, были признаны состоявшимися, победителем торгов, предметом которых были указанные сети наружного водопровода, было признано ООО "Спецтехника". Однако в связи с неоплатой ООО "Спецтехника" денежных средств за имущество, сделка купли-продажи названных сетей наружного водопровода признана несостоявшейся.

При этом арбитражный управляющий считает необходимым отметить, что он, как конкурсный управляющий ЗАО "Завод ПСК", действовал и действует в соответствии с Положением о порядке, сроках и условиях продажи имущества и прав требований должника, которое утверждено собранием кредиторов ЗАО "Завод ПСК".

Собранием кредиторов ЗАО "Завод ПСК" в соответствии с пунктом 6 статьи 129, статьей 132 Закона о банкротстве не принималось решений о прекращении хозяйственной деятельности должника, в соответствии с которым у конкурсного управляющего ЗАО "Завод ПСК" Попова В.А. возникла бы обязанность в течение трех месяцев с даты принятия такого решения прекратить производство ЗАО "Завод ПСК" выполнение работ, оказание услуг и передать указанное имущество в собственность органу местного самоуправления.

Вместе с тем, данные обстоятельства ни административным органом, ни судом не исследовались.

Арбитражный управляющий указывает, что из уведомления, направленного в Администрацию г. Новосибирска, следует, что он обратился с просьбой о принятии в муниципальную собственность сетей водопровода ЗАО "Завод ПСК", находящихся на земельных участках по улице Богдана Хмельницкого, Тайгинская и промышленной зоны Калининского района. В указанном уведомлении отсутствует какая-либо ссылка на положения статьи 132 Закона банкротстве и указание на социальную значимость спорного объекта. Кроме того, в уведомлении отсутствует ссылка на то, что сети наружного водопровода, являются объектом коммунальной инфраструктуры и относится к системам жизнеобеспечения.

Со ссылкой на пункт 39 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 N 60 "О некоторых вопросах, связанных с принятием Федерального закона от 30.12.2008 N 296-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)", заявитель апелляционной жалобы указал, что из смысла приведенных разъяснений следует, что определение по результатам рассмотрения разногласий по вопросам передачи социально значимых объектов и жилищного фонда социального использования принимается судом в рамках дела о банкротстве.

По результатам заседания рабочей группы по рассмотрению вопросов о принятии в муниципальную собственность г. Новосибирска ведомственного жилищного фонда и объектов инженерной инфраструктуры от 31.07.2014 (то есть после составления в отношении Попова В.А. протокола об административном правонарушении) было принято решение об отказе в принятии спорных коммуникаций в муниципальную собственность г. Новосибирска в связи с тем, что в представленных конкурсным управляющим ЗАО "Завод ПСК" отсутствует топографическая съемка, без которой не представляется возможным провести техническое обследование водопроводных сетей и определить наличие муниципальных социально значимых объектов (школ, детских садов, больниц, жилого фонда).

Таким образом, в настоящее время между администрацией г. Новосибирска и конкурсным управляющим ЗАО "Завод ПСК" Поповым В.А. имеются разногласия по вопросу передачи в муниципальную собственность сетей наружного водопровода, принадлежащих ЗАО "Завод ПСК" на праве собственности, протяженностью 2 141,7 метров, инвентаризационный номер Ф-001348, кадастровый норем 54:19:112001:0216-Ф-001348, находящихся на земельных участках по улице Богдана Хмельницкого, Тайгинская и промышленной зоны Калининского района г. Новосибирск.

Вопрос о том, что указанный объект относится, либо не относится к социально значимым объектам, объектам коммунальной инфраструктуры, системам жизнеобеспечения будет предметом рассмотрения суда в деле о банкротстве ЗАО "Завод ПСК".

Как следует из апелляционной жалобы и, как указывал в отзыве Попов В.А., копия договора N 6 20 (10)/ ЭН-00-11/72 о водоснабжении, заключенного 16.03.2010 между ООО НЗХК "Энергия" и ЗАО "Завод ПСК" с приложением; копия государственного контракта N 58/ЭН-00-11/440 о поставке питьевой воды, заключенного 26.03.2012 между ООО НЗХК "Энергия" и ФКУ ИК N 8 ГУФСИН по Новосибирской области; копия Государственного контракта N 656 о поставке питьевой воды, заключенного 28.03.2013 между ООО НЗХК "Энергия" и ФКУ ИКN 8 ГУФСИН по Новосибирской области с приложениями, не могли быть приняты судом в качестве доказательств. Копии данных документов не являлись предметом исследования при проведении административного расследования; в протоколе об административном правонарушении отсутствует ссылка на данные документы; копии данных документов не были приложены к заявлению административного органа, представленного в суд.

Исходя из копии договора N 6 20 (10)/ЭН-00-11/72 о водоснабжении, заключенного 16.03.2010 между ООО НЗХК "Энергия" и ЗАО "Завод ПСК", с приложением, следует, что предметом договора является подача "Абоненту" через присоединенную сеть питьевой воды, обязанность "Абонента" по оплате принятой воды, а также соблюдение режима ее потребления, обеспечение безопасной эксплуатации находящихся в его ведении водопроводных сетей и исправности используемых приборов и оборудования, связанных с потреблением воды. Срок оказания услуг с 01.04.2010 по 31.12.2010, то есть до даты открытия в отношении ЗАО "Завод ПСК" процедуры конкурсного производства.

Доказательств того, что указанный договор продолжает свое действие за сроками, которые указаны в договоре (с 01.04.2010 по 31.12.2010), в материалы дела не представлено.

Конкурсный управляющий ЗАО "Завод ПСК" Попов В.А. также не заключал с ООО НЗХК "Энергия" каких-либо договоров.

Доказательств того, что в настоящее между ЗАО "Завод ПСК" и ООО НЗХК "Энергия" имеются действующие отношения, административным органом в материалы дела не представлено.

Кроме того, копия государственного контракта N 5 8/ЭН-00-11/440 о поставке питьевой воды, заключенного 26.03.2012 между ООО НЗХК "Энергия" и ФКУ ИКN 8 ГУФСИН по Новосибирской области; копия государственного контракта N 656 о поставке питьевой воды, заключенного 28.03.2013 между ООО НЗХК "Энергия" и ФКУ ИКN 8 ГУФСИН по Новосибирской области, с приложениями, вообще не относятся к деятельности ЗАО "Завод ПСК", так как ЗАО "Завод ПСК" не является стороной или участником правоотношений по вышеуказанным государственным контрактам.

Также арбитражный управляющий указывает, что на первом листе копии договора N 6 20 (10)/ЭН-00-11/72 о водоснабжении, заключенного 16.03.2010 между ООО НЗХК "Энергия" и ЗАО "Завод ПСК", с приложением имеется печать ООО НЗХК "Энергия", отметка "Копия верна Начальник ПТО ООО НЗХК "Энергия" А.Е. Колесников" и подпись. Вместе с тем, остальные листы вышеуказанного договора и приложение к нему не заверены, а также отсутствует дата заверения указанного договора и приложения к нему. Аналогичным образом заверены копии государственного контракта N 58/ЭН-00-11/440 о поставке питьевой воды, заключенного 26.03.2012 между ООО НЗХК "Энергия" и ФКУ ИК N 8 ГУФСИН по Новосибирской области, с приложениями и копии государственного контракта N 656 о поставке питьевой воды, заключенного 28.03.2013 между ООО НЗХК "Энергия" и ФКУ ИКN 8 ГУФСИН по Новосибирской области, с приложениями.

Кроме того, как указывает заявитель, апелляционной жалобы, указанные договор и государственные контракты свидетельствуют об отношениях между хозяйствующими субъектами. Действия таких договоров и контрактов регулируется нормами Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно доводам апелляционной жалобы ни в протоколе об административном правонарушении, ни в заявлении административного органа, ни в оспариваемом судебном акте отсутствует дата - когда именно сделка купли-продажи вышеназванных сетей наружного водопровода признана несостоявшейся.

Следовательно, дата 30.10.2012, исчисляемая административным органом и судом, с которой начинается период, с которого конкурсному управляющему должника необходимо было направить соответствующее уведомление с требованием о принятии спорного имущества в муниципальную собственность, указана неверно, так как на 30.10.2012 победителем торгов продаже спорного имущества было признано ООО "Спецтехника".

14.03.2014 (дата направления уведомления о проведении 31.03.2014 собрания кредиторов ЗАО "Завод ПСК" по требованию кредитора ЗАО "Завод ПСК") до которой, конкурсному управляющему должника необходимо было направить соответствующее уведомление с требованием о принятии спорного имущества в муниципальную собственность, также определена неверно, так как в указанное время в соответствии с Положением о порядке, сроках и условиях продажи имущества и прав требований должника, которое утверждено собранием кредиторов ЗАО "Завод ПСК", собранием кредиторов ЗАО "Завод ПСК" не принималось решений о прекращении хозяйственной деятельности должника, в соответствии с которым у конкурсного управляющего ЗАО "Завод ПСК" Попова В.А. возникла бы обязанность в течение трех месяцев с даты принятия такого решения, прекратить производство ЗАО "Завод ПСК" выполнение работ, оказание услуг, и передать указанное имущество в собственность органу местного самоуправления.

Арбитражный управляющий считает, что суд первой инстанции не дал оценки его доводам о том, что при составлении протокола об административном правонарушении N 00443814 от 07.05.2014 со стороны административного органа допущены нарушения процессуального законодательства.

Как считает заявитель апелляционной жалобы, указания на полномочия на участие Ермошиной М.С. в конкретном административном деле и совершении процессуальных действий в доверенности от 31.01.2014 отсутствуют.

Таким образом, Ермошина М.С. в соответствии со статьей 25.4 КоАП РФ не являлась представителем арбитражного управляющего Попова В.А., уполномоченным участвовать при составлении протокола об административном правонарушении, рассмотрение, составление и подписание которого было назначено на 07.05.2014, и давать квалифицированные возражения и объяснения по существу выявленного правонарушения.

Из материалов дела следует, что административный орган в качестве основания для возбуждения дела об административном правонарушении и проведении административного расследования указал о необходимости истребования сведений, которыми располагает конкурсный управляющий Попов В.А.

Вместе с тем, реальных действий, в том числе проведения экспертизы, установления потерпевших, свидетелей, допроса лиц, проживающих в другой местности, административным органом, не проводилось.

Следовательно, административное расследование реально не проводилось.

Более того, как считает арбитражный управляющий, административным органом не исследовалось Положение о порядке, сроках и условиях продажи имущества и прав требований должника, утвержденное собранием кредиторов ЗАО "Завод ПСК".

Заявитель апелляционной жалобы также указывает на нарушение судом первой инстанции процессуальных сроков рассмотрения дела о привлечении к административной ответственности, установленных частями 1 и 2 статьи 205 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ).

Кроме того, по мнению арбитражного управляющего, на момент вынесения судом первой инстанции решения о привлечении Попова В.А. к административной ответственности истек срок давности, установленный статьей частью 1 статьи 4.5 КоАП РФ.

Из текста апелляционной жалобы следует, что выводы суда первой инстанции о наличии в действиях арбитражного управляющего Попова В.А. состава инкриминируемого ему административного правонарушения основаны не на фактах и документальных доказательствах, а на предположениях.

Управление в представленном письменном отзыве на апелляционную жалобу считает обжалуемое решение законным, просит апелляционную жалобу оставить без удовлетворения.

О месте и времени рассмотрения апелляционной жалобы, лица, участвующие в деле, извещены надлежащим образом в порядке, предусмотренном главой 12 АПК РФ, что подтверждается почтовыми уведомлениями, а также отчетом о публикации на официальном сайте Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в сети "Интернет" (www.arbitr.ru) определения о принятии апелляционной жалобы к производству, однако явку своих представителей в судебное заседание не обеспечили. Управление представило заявление о рассмотрении апелляционной жалобы в отсутствие его представителя.

В соответствии с частью 3 статьи 205 АПК РФ неявка лиц, участвующих в деле, надлежащим образом извещенных о месте и времени судебного заседания, не является препятствием для рассмотрения дела по существу.

Четвертый арбитражный апелляционный суд, рассмотрев дело в порядке главы 34 АПК РФ, проанализировав доводы апелляционной жалобы и отзыва на нее, изучив материалы дела, проверив правильность применения судом первой инстанции норм процессуального и материального права, пришел к следующим выводам.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, решением Арбитражного суда Иркутской области от 25.06.2010 по делу N А19-27448/2013 в отношении ЗАО "Завод ПСК" введена процедура банкротства - конкурсное производство, конкурсным управляющим назначен Попов В.А.

ООО "НЗКК - Энергия" обратилось в прокуратуру с обращением о ненадлежащем содержании принадлежащих ЗАО "Завод ПСК" водопроводных сетей.

Материалы о ненадлежащем исполнении арбитражным управляющим ЗАО "Завод ПСК" законодательства о банкротстве была направлена прокурором в Управление для проведения проверки и принятия решения.

08.04.2014 на основании поступивших материалов определением Управления в отношении арбитражного управляющего ЗАО "Завод ПСК" Попова В.А. было возбуждено дело об административном правонарушении и проведении административного расследования, в ходе которого Управлением установлено, что арбитражным управляющим ЗАО "Завод ПСК" не исполнена обязанность, предусмотренная законодательством о банкротстве. В рамках процедуры конкурсного производства арбитражным управляющим были проведены торги по продаже имущества должника. Торги, назначенные на 15.11.2011, 09.02.2012 не состоялись ввиду отсутствия заявок. Торги посредством публичного предложения, назначенные на 04.04.2012, 12.07.2012, также не состоялись ввиду отсутствия заявок. В ходе торгов реализовывались объекты коммунальной инфраструктуры, относящиеся к системам жизнеобеспечения - сети наружного водопровода, принадлежащие должнику, протяженностью 2 141,7 метров, инвентаризационный номер Ф-001348, кадастровый номер 54:19:112001:0216-Ф-001348, находящиеся по адресу: г. Новосибирск, ул. Тайгинская, 11. Торги, назначенные на 30.12.2012 были признаны состоявшимися, победителем торгов, предметом которых были указанные сети наружного водопровода, было признано ООО "Спецтехника". Однако в связи с неоплатой ООО "Спецтехника" денежных средств за имущество, сделка купли-продажи названных сетей наружного водопровода признана несостоявшейся.

31.03.2014 по требованию кредитора должника - компании "Хепри Файненс Лимитед" было созвано собрание кредиторов, в повестку которого был внесен вопрос об обязании конкурсного управляющего провести торги по продаже имущества должника путем публичного предложения. 31.03.2014 собрание кредиторов должника не состоялось по причине неявки основного кредитора, решение о повторной продаже указанных сетей наружного водопровода принято не было.

Арбитражный управляющий ЗАО "Завод ПСК" Попов В.А. при этом в Администрацию г. Новосибирска с требованием о принятии в соответствии со статьей 132 Закона банкротстве объекта коммунальной инфраструктуры, относящегося к системам жизнеобеспечения - сетей наружного водопровода, принадлежащих должнику, протяженностью 2 141,7 метров, инвентаризационный номер Ф-001348, кадастровый номер 54:19:112001:0216-Ф-001348, не обратился.

По данному факту 07.05.2014 Управлением в отношении арбитражного управляющего Попова В.А. составлен протокол об административном правонарушении N 00443814, предусмотренном частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ.

Учитывая, что в соответствии с частью 3 статьи 23.1 КоАП РФ компетентным органом, уполномоченным рассматривать дела об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 14.13 КоАП РФ, является арбитражный суд, Управление в порядке статьи 28.8 КоАП РФ, обратилось в арбитражный суд с заявлением о привлечении к административной ответственности арбитражного управляющего Попова В.А.

Суд апелляционной инстанции считает правильными выводы суда первой инстанции о наличии оснований для привлечения арбитражного управляющего к административной ответственности, исходя из следующего.

Частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ установлена ответственность за неисполнение арбитражным управляющим или руководителем временной администрации кредитной или иной финансовой организации обязанностей, установленных законодательством о несостоятельности (банкротстве), если такое действие (бездействие) не содержит уголовно наказуемого деяния.

Таким образом, объективную сторону данного правонарушения образует неисполнение арбитражным управляющим требований Закона о банкротстве.

Пунктом 2 статьи 20.3 Закона о банкротстве предусмотрено, что арбитражный управляющий обязан осуществлять установленные данным Законом функции.

Согласно пункту 4 статьи 20.3 Закона о банкротстве при проведении процедур банкротства, применяемых в деле о банкротстве, арбитражный управляющий обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества.

Закон о банкротстве предусматривает, в том числе обязанность конкурсного управляющего исполнять иные установленные настоящим Федеральным законом обязанности (абзац 12 пункт 2 статьи 129).

В соответствии с пунктом 1 статьи 1 Закона о банкротстве, в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации настоящий Федеральный закон устанавливает основания для признания должника несостоятельным (банкротом), регулирует порядок и условия осуществления мер по предупреждению несостоятельности (банкротства), порядок и условия проведения процедур банкротства и иные отношения, возникающие при неспособности должника удовлетворить в полном объеме требования кредиторов.

Согласно статье 2 указанного закона, арбитражный управляющий (временный управляющий, административный управляющий, внешний управляющий или конкурсный управляющий) - гражданин Российской Федерации, утверждаемый арбитражным судом для проведения процедур банкротства и осуществления иных установленных настоящим Федеральным законом полномочий и являющийся членом одной из саморегулируемых организаций; конкурсный управляющий - арбитражный управляющий, утвержденный арбитражным судом для проведения конкурсного производства и осуществления иных установленных настоящим Федеральным законом полномочий.

В вышеназванном федеральном законе указаны все необходимые мероприятия, которые конкурсный управляющий обязан совершить в течение шести месяцев, установленных судом при принятии решения о признании должника банкротом.

Таким образом, как правильно указал суд первой инстанции, соблюдение требований законодательства о банкротстве (несостоятельности) является профессиональной обязанностью арбитражного управляющего.

В пункте 1 статьи 129 Закона о банкротстве установлено, что с даты утверждения конкурсного управляющего до даты прекращения производства по делу о банкротстве, или отстранения конкурсного управляющего он осуществляет полномочия руководителя должника в пределах, в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Федеральным законом.

В соответствии с пунктом 1 статьи 126 Закона о банкротстве с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства исполнение обязательств должника осуществляется в случаях и порядке, установленных главой VII данного Закона.

В соответствии с пунктом 6 статьи 126 Закона о банкротстве собрание кредиторов вправе принять решение о прекращении хозяйственной деятельности должника при условии, что такое прекращение не повлечет за собой, в том числе прекращение эксплуатации объектов коммунальной инфраструктуры, относящихся к системам жизнеобеспечения, в том числе объектов водоснабжения (далее - социально значимые объекты), необходимых для жизнеобеспечения граждан.

Как установлено судом первой инстанции, следует из материалов дела и в силу приведенных положений пункта 6 статьи 126 Закона о банкротстве объект коммунальной инфраструктуры - сети наружного водопровода, принадлежащие должнику, протяженностью 2 141,7 метров инвентаризационный номер Ф-001348, кадастровый N 54:19:112001:0216-Ф-001348, относится к объектам коммунальной инфраструктуры, необходимым для жизнеобеспечения граждан, в рассматриваемом случае осужденных, отбывающих наказание в ФКУ ИКN 8 ГУФСИН по Новосибирской области, то есть является социально значимым объектом.

Поддерживая данный вывод суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции отмечает, что в соответствии с частями 1 и 2 статьи 17 Конституции Российской Федерации в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией.

Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения.

Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием (статья 18).

Абзацем вторым пункта 2 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Согласно статье 2 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации основаниями исполнения наказаний и применения иных мер уголовно-правового характера являются приговор либо изменяющие его определение или постановление суда, вступившие в законную силу, а также акт помилования или акт об амнистии.

В соответствии с частями 1 и 2 статьи 10 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации Российская Федерация уважает и охраняет права, свободы и законные интересы осужденных, обеспечивает законность применения средств их исправления, их правовую защиту и личную безопасность при исполнении наказаний.

При исполнении наказаний осужденным гарантируются права и свободы граждан Российской Федерации с изъятиями и ограничениями, установленными уголовным, уголовно-исполнительным и иным законодательством Российской Федерации. Осужденные не могут быть освобождены от исполнения своих гражданских обязанностей, кроме случаев, установленных федеральным законом.

В силу указанных норм права осужденным гарантируются право граждан Российской Федерации на жизнеобеспечение, в том числе водоснабжением.

В силу пункта 6 статьи 126 Закона о банкротстве отношении вышеуказанного объекта коммунальной инфраструктуры - сети наружного водопровода, принадлежащие должнику, протяженностью 2 141,7 метров инвентаризационный номер Ф-001348, кадастровый N 54:19:112001:0216-Ф-001348 собрание кредиторов не вправе принимать решение о прекращении хозяйственной деятельности должника.

Как установлено судом первой инстанции и следует их материалов дела, указанный объект относится к объектам коммунальной инфраструктуры, что подтверждается представленными административным органом в материалы дела договором N 6.20 (10)/ЭН-00-11/72 от 16.03.2010, государственными контрактами N 58/ЭН-00-11/440 о поставке питьевой воды от 26.03.2012, N 656 от 28.03.2013, письмом прокуратуры Иркутской области N 7-708-13 от 28.03.2014, письмом прокуратуры Новосибирской области от 14.10.2013 N 7-19-1-2009, письмом арбитражного управляющего в адрес Администрации г. Новосибирска от 15.04.2014.

Судом первой инстанции установлено и следует из материалов дела, что арбитражный управляющий с уведомлением в Администрацию г. Новосибирска с требованием о принятии в соответствии со статьей 132 Закона о банкротстве социально значимого объекта - объекта коммунальной инфраструктуры, относящегося к системам жизнеобеспечения - сетей наружного водопровода, принадлежащих должнику, протяженностью 2 141,7 метра инвентаризационный номер Ф-001348, кадастровый номер 54:19:112001:0216-Ф-001348, не обратился. Фактически уведомление с требованием о принятии в соответствии со статьей 132 Закона банкротстве социально значимого объекта было направлено лишь 15.04.2014, то есть после возбуждения дела об административном правонарушении.

При таких обстоятельствах, суд пришел к обоснованному выводу о том, что действия арбитражного управляющего Попова В.А. образуют объективную сторону административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ.

Учитывая вышеизложенное, суд первой инстанции пришел к правомерному и обоснованному выводу о том, что Попов В.А., являясь конкурсным управляющим ЗАО "Завод ПСК", заведомо зная, что обязан исполнять обязанности конкурсного управляющего, возложенные на него Законом о банкротстве, умышленно, осознавая противоправный характер своего бездействия, предвидя и сознательно допуская его вредные последствия, выразившиеся в не решении вопроса о принятии Администрацией г. Новосибирска объекта коммунальной инфраструктуры, в нарушение положений статьи 132 Закона о банкротстве с уведомлением в Администрацию г. Новосибирска с требованием о принятии данного объекта - сетей наружного водопровода, принадлежащих должнику, протяженностью 2 141,7 метра инвентаризационный номер Ф-001348, кадастровый номер 54:19:112001:0216-Ф-001348, не обратился.

В связи с этим, Попов В.А., являясь конкурсным управляющим ЗАО "Завод ПСК", совершил административное правонарушение, ответственность за которое предусмотрена частью 3 статьи 14.13. КоАП РФ, квалифицируемое как неисполнение арбитражным управляющим обязанностей, установленных законодательством о несостоятельности (банкротстве), если такое действие не содержит уголовно наказуемого деяния.

Основания для применения статьи 2.9 КоАП РФ судом первой инстанции, как и судом апелляционной инстанции не установлены.

Нарушений со стороны административного органа порядка привлечения арбитражного управляющего к административной ответственности не установлено.

Протокол об административном правонарушении составлен уполномоченным должностным лицом при надлежащим уведомлении арбитражного управляющего о времени, дате и месте его составления.

Установленный частью 1 статьи 4.5 КоАП РФ годичный срок давности привлечения к административной ответственности, исчисляемый с даты обнаружения правонарушения и составления протокола об административном правонарушении, на момент принятия судом судебного акта не истек.

Административный штраф назначен судом первой инстанции в размере, установленном санкцией части 3 статьи 14.13 КоАП РФ, с учетом обстоятельств, отягчающих административную ответственность.

При указанных фактических обстоятельствах и правовом регулировании суд апелляционной инстанции не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы, доводы которой проверены в полном объеме, но не могут быть учтены как не влияющие на законность принятого по делу судебного акта. Оснований, предусмотренных статьей 270 АПК РФ, для отмены или изменения решения суда первой инстанции не имеется.

Приведенные в апелляционной жалобе доводы, свидетельствуют не о нарушении судом первой инстанции норм материального и процессуального права, а о несогласии заявителя жалобы с установленными по делу фактическими обстоятельствами и оценкой судом доказательств.

Четвертый арбитражный апелляционный суд, руководствуясь статьями 258, 268 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

постановил:

Решение Арбитражного суда Иркутской области от 10 сентября 2014 года по делу N А19-7595/2014 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление арбитражного суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в двухмесячный срок в кассационном порядке в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа путем подачи жалобы через Арбитражный суд Иркутской области.
Вернуться назад
Статья 49 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Мотивировка консультативных заключений

Статья 49 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Мотивировка консультативных заключений)....

Подробнее
Статья 389.32 УПК РФ. Резолютивная часть обвинительного апелляционного приговора

Статья 389.32 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (Резолютивная часть обвинительного...

Подробнее