Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Определение Конституционного Суда РФ от 26.03.2019 N 652-О

Определение Конституционного Суда РФ от 26.03.2019 N 652-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Давыдова Андрея Станиславовича на нарушение его конституционных прав частью четвертой статьи 3, частью восьмой статьи 12, частью первой статьи 117 и статьей 122 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, а также пунктом 1 части 1 статьи 45 и частью 2 статьи 150 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации".

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 марта 2019 г. N 652-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА

ДАВЫДОВА АНДРЕЯ СТАНИСЛАВОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО

КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ЧАСТЬЮ ЧЕТВЕРТОЙ СТАТЬИ 3, ЧАСТЬЮ

ВОСЬМОЙ СТАТЬИ 12, ЧАСТЬЮ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 117 И СТАТЬЕЙ

122 УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ, А ТАКЖЕ ПУНКТОМ 1 ЧАСТИ 1 СТАТЬИ 45 И

ЧАСТЬЮ 2 СТАТЬИ 150 КОДЕКСА АДМИНИСТРАТИВНОГО

СУДОПРОИЗВОДСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе…,

рассмотрев по требованию гражданина А.С. Давыдова вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Гражданин А.С. Давыдов, привлеченный к уголовной ответственности, просит признать не соответствующими статьям 2, 4 (часть 2), 15 (части 1 и 4), 17 (части 1 и 2), 18, 19 (часть 1), 21 (часть 1), 24 (часть 2), 29 (часть 4), 45, 48 (часть 1), 55 (часть 3) и 56 (часть 3) Конституции Российской Федерации следующие положения Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации:

часть четвертую статьи 3 "Уголовно-исполнительное законодательство Российской Федерации и международно-правовые акты", которая, по его мнению, не препятствует администрации исправительного учреждения игнорировать положения пункта 59 Европейских пенитенциарных правил (2006 год), определяющего права заключенных, обвиняемых в дисциплинарных проступках, при применении мер взыскания к осужденным к лишению свободы, а также позволяет суду при проверке законности действий (бездействия) и решений администрации приводить обоснованные доводы, свидетельствующие об отсутствии необходимых экономических и социальных возможностей для выполнения таких положений;

часть восьмую статьи 12 "Основные права осужденных", ограничивающую, как полагает заявитель, права осужденного на получение юридической помощи адвоката или иного лица, имеющего право на ее оказание, исключительно свиданиями с такими лицами, препятствует участию таких лиц при применении к осужденному к лишению свободы мер взыскания, признании его злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания, переводе из обычных условий отбывания наказания в строгие, а также не обязывает администрацию исправительного учреждения разъяснить осужденному порядок осуществления гарантированного данной нормой права и содействовать его реализации;

часть первую статьи 117 "Порядок применения мер взыскания к осужденным к лишению свободы", как не обязывающую, по утверждению А.С. Давыдова, администрацию исправительного учреждения соблюдать предписания пункта 59 Европейских пенитенциарных правил (2006 год), знакомить осужденного с документами и материалами, отражающими ход привлечения лица к дисциплинарной ответственности, предоставлять осужденному копии таких документов, сохранять в течение срока, установленного положениями статьи 219 КАС Российской Федерации, записи с камер видеонаблюдения и регистраторов, содержащих информацию о совершенном осужденным нарушении и о соблюдении порядка применения мер взыскания, представлять такие записи суду для объективного рассмотрения вопроса о наложении на осужденного взыскания, а также не предполагающую обязанности суда в обязательном порядке истребовать эти записи;

статью 122 "Исправительные колонии строгого режима", которая, по мнению А.С. Давыдова, наделяет начальника исправительного учреждения дискреционными полномочиями, позволяющими ему единолично разрешать вопрос о переводе осужденного в строгие условия отбывания наказания.

Заявитель также оспаривает конституционность:

пункта 1 части 1 статьи 45 "Права и обязанности лиц, участвующих в деле" КАС Российской Федерации, не конкретизирующего, как он полагает, порядок осуществления предусмотренного им права административного истца, отбывающего наказание в виде лишения свободы и не имеющего средств на оплату услуг адвоката или иного представителя, знакомиться с материалами административного дела;

части 2 статьи 150 "Последствия неявки в судебное заседание лиц, участвующих в деле, их представителей" этого же Кодекса, которая, как утверждает заявитель, позволяет суду признавать неуважительной причиной неявку в суд административного истца, отбывающего наказание в виде лишения свободы, который не только не отказывался от участия в судебном заседании, но и, напротив, ставил вопрос об обеспечении ему такого участия.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данного обращения к рассмотрению.

2.1. В силу статьи 71 (пункт "о") Конституции Российской Федерации уголовно-исполнительное законодательство находится в ведении Российской Федерации. Реализуя принадлежащие ему по предметам ведения Российской Федерации полномочия, федеральный законодатель в предусмотренных Конституцией Российской Федерации пределах самостоятельно определяет содержание положений закона, устанавливающего уголовно-правовые последствия совершения лицом преступления (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 22 марта 2011 года N 333-О-О и от 18 октября 2012 года N 1979-О).

Согласно статье 3 УИК Российской Федерации уголовно-исполнительное законодательство Российской Федерации и практика его применения основываются на Конституции Российской Федерации, общепризнанных принципах и нормах международного права и международных договорах Российской Федерации, являющихся составной частью правовой системы Российской Федерации, в том числе на строгом соблюдении гарантий защиты от пыток, насилия и другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения с осужденными (часть первая); если международным договором Российской Федерации установлены иные правила исполнения наказаний и обращения с осужденными, чем предусмотренные уголовно-исполнительным законодательством Российской Федерации, то применяются правила международного договора (часть вторая); рекомендации (декларации) международных организаций по вопросам исполнения наказаний и обращения с осужденными реализуются в уголовно-исполнительном законодательстве Российской Федерации при наличии необходимых экономических и социальных возможностей (часть четвертая).

Соответственно, Европейские пенитенциарные правила (2006 год), имеющие рекомендательный характер, подлежат реализации при наличии необходимых экономических и социальных возможностей (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 16 декабря 2010 года N 1700-О-О, от 28 марта 2017 года N 562-О, от 25 мая 2017 года N 1016-О и от 27 марта 2018 года N 840-О).

2.2. Реализация осужденным права на помощь адвоката (защитника), как и права на квалифицированную юридическую помощь в целом, в том числе по вопросам, связанным с применением дисциплинарных взысканий за нарушения установленного порядка отбывания наказания, предполагает создание условий, позволяющих ему сообщить адвокату о существе своих требований по тому или иному вопросу и предоставить всю необходимую для их отстаивания информацию, а адвокату - оказать своему доверителю консультативную помощь и согласовать с ним действия по защите его прав и законных интересов (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2003 года N 20-П).

В этих целях Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации гарантирует осужденным право на получение юридической помощи (статья 12): так, осужденным предоставляются свидания с адвокатами или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи, без ограничения их числа продолжительностью до четырех часов; по заявлению осужденного свидания с адвокатом предоставляются наедине, вне пределов слышимости третьих лиц и без применения технических средств прослушивания (часть четвертая статьи 89) (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 24 сентября 2012 года N 1736-О). При этом положения части четвертой статьи 89 УИК Российской Федерации имеют общий характер и относятся в равной мере ко всем осужденным, отбывающим наказание в виде лишения свободы (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 1 апреля 2004 года N 77-О и от 24 июня 2014 года N 1566-О).

2.3. Часть первая статьи 117 УИК Российской Федерации устанавливает, что при применении мер взыскания к осужденному к лишению свободы учитываются обстоятельства совершения нарушения, личность осужденного и его предыдущее поведение; налагаемое взыскание должно соответствовать тяжести и характеру нарушения; до наложения взыскания у осужденного берется письменное объяснение; осужденным, не имеющим возможности дать письменное объяснение, оказывается содействие администрацией исправительного учреждения; в случае отказа осужденного от дачи объяснения составляется соответствующий акт; взыскание налагается не позднее 10 суток со дня обнаружения нарушения, а если в связи с нарушением проводилась проверка - со дня ее окончания, но не позднее трех месяцев со дня совершения нарушения; взыскание исполняется немедленно, а в исключительных случаях - не позднее 30 дней со дня его наложения; запрещается за одно нарушение налагать несколько взысканий. При этом данная норма не содержит предписаний, ограничивающих осужденных в праве на ознакомление с материалами проверки, проводимой в связи с совершенным ими нарушением.

Что же касается вопросов судебной проверки законности наложенного на осужденного взыскания, в том числе представления, исследования и оценки доказательств факта совершения им нарушения установленного порядка отбывания наказания, то они определяются положениями Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации и оспариваемой нормой не регламентируются.

2.4. Положения статьи 122 УИК Российской Федерации лишь закрепляют основания перевода осужденных из одних условий отбывания наказания в другие, не регулируя при этом порядок такого перевода.

Как следует из жалобы, в обоснование неконституционности данной нормы уголовно-исполнительного законодательства заявитель приводит доводы о том, что при его переводе из одних условий отбывания наказания в другие был нарушен порядок такого перевода, установленный частью третьей статьи 87 УИК Российской Федерации. Тем самым заявитель, по сути, предлагает Конституционному Суду Российской Федерации оценить обоснованность и правильность вынесенного по его конкретному делу правоприменительного решения. Между тем разрешение такого рода вопросов к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, определенной статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не относится.

2.5. Пункт 1 части 1 статьи 45 КАС Российской Федерации, закрепляющий, что лица, участвующие в деле, имеют право знакомиться с материалами административного дела, делать выписки из них и снимать с них копии, носит гарантийный характер. Оспариваемая заявителем часть 2 статьи 150 КАС Российской Федерации устанавливает процессуальные гарантии права на судебную защиту и не содержит положений, допускающих суду произвольно оценивать причины неявки лица в судебное заседание.

Кроме того, Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал, что лицу, находящемуся в исправительном учреждении и участвующему в гражданском деле, должна обеспечиваться возможность реализации его прав: судьей в стадии подготовки дела к судебному разбирательству и судом в стадии разбирательства дела должно быть направлено письмо с разъяснением его прав, в том числе права на ведение дела через представителя, и обязанностей; ему должно быть заблаговременно обеспечено вручение копии искового заявления (если оно является ответчиком или третьим лицом) и других документов, включая копии судебных постановлений, предоставлено время, достаточное - с учетом его положения - для заключения соглашения с представителем, подготовки и направления в суд обоснования своей позиции по делу, представления доказательств в подтверждение своих требований или возражений, а также для реализации других процессуальных прав. При этом суд не лишен полномочия признать необходимым личное участие осужденного в судебном заседании, чтобы непосредственно заслушать его объяснения и обеспечить тем самым соблюдение требований, необходимых для вынесения правосудного, т.е. законного, обоснованного и справедливого решения по делу. Рассматривая вопрос о личном участии осужденного к лишению свободы в судебном заседании по гражданскому делу, суд обязан учесть все обстоятельства, в том числе характер затрагиваемых при этом конституционных прав, и принять обоснованное и мотивированное решение о форме участия осужденного в судебном разбирательстве (определения от 21 февраля 2008 года N 94-О-О, от 23 марта 2010 года N 340-О-О и др.). Данные правовые позиции, первоначально относящиеся к положениям Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, распространяют свое действие и на аналогичные положения Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, в том числе связанные с неявкой лица в судебное заседание.

Следовательно, оспариваемые нормы не могут расцениваться как нарушающие права заявителя в указанном им аспекте, а потому его жалоба, как не отвечающая критерию допустимости, закрепленному в Федеральном конституционном законе "О Конституционном Суде Российской Федерации", не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Давыдова Андрея Станиславовича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.


Вернуться назад
Статья 196 УК РФ. Преднамеренное банкротство

Статья 196 Уголовного кодекса Российской Федерации (Преднамеренное банкротство) по состоянию на сегодняшний...

Подробнее
Кассационное определение Четвертого кассационного суда общей юрисдикции от 15.07.2020 N 77-1052/2020

Кассационное определение Четвертого кассационного суда общей юрисдикции от 15.07.2020 N 77-1052/2020...

Подробнее