Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Апелляционное постановление Ленинградского областного суда от 06.12.2018 N 22-2381/2018

Апелляционное постановление Ленинградского областного суда от 06.12.2018 N 22-2381/2018. Обстоятельства: Постановлением осужденному по ст. 264 УК РФ (нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств) отказано в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания. Апелляционное постановление: Постановление оставлено без изменения.

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 6 декабря 2018 г. N 22-2381/2018

Ленинградский областной суд в составе: …

рассмотрел в апелляционном порядке в открытом судебном заседании материал по апелляционной жалобе и дополнениям к ней осужденного П., возражениям на них потерпевших Б., К., Г. и Ф. на постановление Волосовского районного суда Ленинградской области от 27 августа 2018 года, которым осужденному

П., <ДД.ММ.ГГГГ> года рождения, уроженцу <данные изъяты>, отбывающему наказание в учреждении ФКУ N УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области,

отказано в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания по приговору Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 11.09.2015 года.

Заслушав доклад судьи, кратко изложившей содержание постановления, существо апелляционной жалобы и дополнений к ней осужденного, возражения на жалобу потерпевших, выслушав выступления осужденного П. и адвоката, поддержавших доводы апелляционной жалобы, потерпевших <..> и <..>, прокурора, полагавших постановление суда оставить без изменения, суд апелляционной инстанции

установил:

П. осужден 11 сентября 2015 года приговором Выборгского районного суда Санкт-Петербурга по ч. 6 ст. 264 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишении свободы с лишением права управления транспортным средством на срок 2 года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

10 июля 2017 года постановлением Колпинского районного суда Санкт-Петербурга осужденный переведен для дальнейшего отбывания наказания в колонию-поселение.

Начало срока отбывания наказания - 11 сентября 2015 года, окончание срока отбывания наказания - 10 марта 2021 года, отбыта 1/3 часть срока назначенного наказания - 11 июля 2017 года.

Осужденный П., отбывающий наказание в ФКУ N УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, обратился в суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

Постановлением Волосовского районного суда Ленинградской области от 27 августа 2018 года в удовлетворении заявленного осужденным ходатайства отказано.

В апелляционной жалобе осужденный П. выражает несогласие с постановлением суда, считая его незаконным и необоснованным, вынесенным с существенными нарушениями норм уголовного и уголовно-процессуального закона и подлежащим отмене.

Оспаривает заключение суда об отсутствии достаточных данных, свидетельствующих о его исправлении, отмечая, что отбыл более трети срока назначенного наказания, за весь период которого характеризуется исключительно положительно.

Выражает несогласие с выводом суда о непринятии им должных мер к возмещению вреда потерпевшим, полагает его необоснованным и противоречащим изученным в судебном заседании материалам дела, сделанным без учета требований ч. 1 ст. 103 УИК РФ. В обоснование указывает, что согласно тексту решения и материалам личного дела он погашает материальный иск в размере 100% заработанных им денежных средств, иного источника дохода, как и возможности самостоятельного трудоустройства на более оплачиваемую работу не имеет.

Считает несостоятельным вывод суда о том, что он в полной мере не раскаялся в содеянном и не принес извинения потерпевшим, отмечая, что напротив, он полностью признал вину в совершении преступления, в содеянном раскаялся, в судебном заседании неоднократно просил прощения у потерпевших, что подтвердили сами потерпевшие, а суд отразил данный факт в обжалуемом постановлении.

Полагает, что постановление суда не соответствует требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ, вынесено в нарушение норм ст. 79 УК РФ и Постановления Пленума ВС РФ от 28.04.2009 года N 8, поскольку изложенные в нем выводы противоречат таким фактическим обстоятельствам как то, что он трудоустроен, погашает исковые требования в размере 100% получаемой заработной платы, имеет 12 поощрений, положительно характеризуется администрацией исправительного учреждения.

В дополнениях к апелляционной жалобе осужденный П. отмечает, что он признает, что совершил преступление, в связи с чем неоднократно приносил извинения потерпевшим, направил им покаянные письма, искренне раскаялся.

Обращает внимание, что как положительно характеризующийся, был переведен из колонии общего режима в колонию-поселение.

Ссылаясь на Постановление Пленума ВС РФ от 17.11.2015 года N 51, отмечает, что поскольку он был трудоустроен в ФКУ N УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области без оплаты труда, выплаты в адрес потерпевших лиц длительное время не производились не по его вине, ввиду чего отсутствие оплачиваемой работы не является безусловным основанием отказа в удовлетворении его ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

Отмечает, что мнение потерпевших было учтено судом при вынесении в отношении его приговора, который последние не обжаловали, ввиду чего отказ в удовлетворении его ходатайства, основанный только на мнении потерпевших, считает незаконным, свидетельствующим о его двойном преследовании за одно и то же деяние.

Просит постановление суда отменить, вынести новое решение по материалу, удовлетворив его ходатайство об условно-досрочном освобождении от дальнейшего отбывания наказания.

В возражениях на апелляционную жалобу осужденного и на дополнения к ней потерпевший <..>, выражая несогласие с приведенными осужденным данными о перечислении потерпевшим в счет погашения ущерба 100% заработанных им средств, приводит сведения о количестве отработанных П. в феврале и марте 2018 года дней, полученной заработной плате и фактически произведенных удержаниях, отмечая, что погашение исков было незначительным и носило формальный характер.

Подвергает сомнению доводы осужденного о принесении им извинений в адрес потерпевших и его раскаянии, указывая, что, формальные извинения были принесены лишь на последнем судебном заседании в Выборгском районном суде Санкт-Петербурга в 2015 году и в августе 2018 года в Волосовском районном суде Ленинградской области при рассмотрении данного ходатайства, то есть по прошествии 4 лет с момента совершенного 25 октября 2014 года преступления, никаких "покаянных писем", о чем указывает П., ни он, ни другие потерпевшие не получали.

Считает, что принятое без учета их (потерпевших) мнения Колпинским районным судом Санкт-Петербурга решение о переводе П. в колонию-поселение уже должным образом смягчило его наказание.

Просит отказать в удовлетворении апелляционной жалобы осужденного.

В возражениях на апелляционную жалобу осужденного и дополнения к ней потерпевшая <..> приводит аналогичные доводы, указанные потерпевшим <..> в возражениях, отмечая, за последние 12 месяцев погашение ущерба вообще не производилось, ссылки осужденного на полученные им малые заработки в исправительной колонии находит несостоятельными, поскольку П. целый год после совершенного преступления находился на свободе и продолжал работать. Выражая несогласие с приведенными осужденным данными о перечислении потерпевшим в счет погашения ущерба 100% заработанных им средств, приводит сведения о полученной П. заработной плате и фактически произведенных удержаниях, отмечая, что погашение исков было незначительным и носило формальный характер. Тем самым, приходит к выводу, что одно из условий для УДО - возмещение вреда потерпевшим не выполнено.

Подвергает сомнению доводы осужденного о принесении им извинений в адрес потерпевших и его раскаянии, указывая, что, формальные извинения были принесены лишь на последнем судебном заседании в Выборгском районном суде Санкт-Петербурга в 2015 году и в августе 2018 года в Волосовском районном суде Ленинградской области при рассмотрении данного ходатайства, то есть по прошествии 4 лет с момента совершенного 25 октября 2014 года преступления.

Просит постановление суд оставить без изменения, доводы апелляционной жалобы осужденного - без удовлетворения.

В возражениях на апелляционную жалобу осужденного потерпевший <..>, ссылаясь на нормы ст. 79, ч. 2 ст. 43 УК РФ, считает несостоятельным довод осужденного о том, что он признал вину в совершенном преступлении и заслуживает условно-досрочного освобождения. При этом отмечает, что признание вины и раскаяние уже было учтено судом при вынесении приговора, что нашло отражение в назначенном ему сроке наказания.

Считает, что никаких фактических данных, позволяющих признать П. не нуждающимся в полном отбывании наказания, не имеется.

Приводит аналогичные доводы, указанные потерпевшими <..> и <..>, об отсутствии извинений со стороны П. как за весь период предварительного, так и судебного следствий, а также в период исполнения наказания, оспаривая приведенные осужденным доводы о направлении потерпевшим "покаянных писем", поскольку в его адрес никаких писем и извинений не поступало.

Обращает внимание на наступившие в результате совершенного П. преступления последствия в виде гибели 4 человек, в том числе своего сына,

Выражает несогласие с доводом осужденного, приведенным в обоснование удовлетворения его ходатайства о том, что ими не был обжалован приговор, ввиду чего отказ в условно - досрочном освобождении П. расценивает как повторное наказание за одно и то же преступление, отмечая, что наказание не является максимальным, осужденным не отбыто, в том числе по погашению исковых требований.

Просит постановление суда оставить без изменения, доводы апелляционной жалобы осужденного - без удовлетворения.

В возражениях на апелляционную жалобу осужденного потерпевшая <..> ссылается на тяжесть последствий, наступивших в результате совершенного П. преступления.

Отмечает, что осужденный не принимает мер к погашению ущерба, поскольку последний перевод был ею получен в августе 2017 года.

Считает, что П. не осознал совершенное и отбытый им срок наказания для достижения исправления является недостаточным.

Проверив представленные материалы, изучив доводы апелляционной жалобы и дополнения к ней осужденного, возражения на жалобу потерпевших, выслушав мнения сторон, суд апелляционной инстанции находит обжалуемое постановление законным, обоснованным и мотивированным по следующим основаниям.

Согласно ст. 43 УК РФ наказание является мерой государственного принуждения, назначаемой по приговору суда, и применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений.

Согласно ст. 9 Уголовно-исполнительного кодекса РФ под исправлением осужденных понимается формирование у них уважительного отношения к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям человеческого общежития и стимулирование правопослушного поведения.

В соответствии с ч. 1 ст. 79 УК РФ подлежат условно-досрочному освобождению от отбывания наказания лица, в отношении которых будет признано судом, что осужденный для своего исправления не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания. При этом условно-досрочное освобождение может быть применено только после фактического отбытия осужденным установленного законом срока в зависимости от тяжести совершенного осужденным деяния.

Приведенные положения уголовного закона не устанавливают ответственность за преступления, а, напротив, наделяют суд правом в зависимости от поведения осужденного решать вопрос об условно-досрочном освобождении от наказания, исходя из требований индивидуализации и дифференциации условий его отбывания.

При рассмотрении ходатайства об условно-досрочном освобождении осужденного от отбывания наказания в соответствии с ч. 4.1 ст. 79 УК РФ суд учитывает поведение осужденного, его отношение к учебе и труду в течение всего периода отбывания наказания, в том числе, имеющиеся поощрения и взыскания, отношение осужденного к совершенному деянию и то, что осужденный частично или полностью возместил причиненный ущерб или иным образом загладил вред, причиненный в результате преступления, а также заключение администрации о целесообразности его условно-досрочного освобождения.

Фактическое отбытие осужденным предусмотренной законом части срока наказания, в соответствии с ч. 3 ст. 79 УК РФ, не может служить безусловным основанием для условно-досрочного освобождения.

Таким образом, по смыслу закона, основанием применения освобождения от дальнейшего отбывания наказания служит утрата осужденным общественной опасности и формирование у него твердой установки на законопослушное поведение, уважительное отношение к обществу, нормам морали и нравственности.

При рассмотрении вопроса об условно - досрочном освобождении П. от наказания указанные требования уголовного закона были выполнены судом в полной мере.

П. осужден за совершение неосторожного преступления средней тяжести. Условно - досрочное освобождение лиц, осужденных за совершение преступлений средней тяжести, регулируется п. "а" ч. 3 ст. 79 УК РФ в редакции Федерального Закона РФ N 25-ФЗ от 09.03.2001 года и предусматривает отбытие не менее 1/3 назначенного судом наказания.

Тщательно исследовав представленный материал, суд первой инстанции, вопреки доводам жалобы, пришел к обоснованному выводу о том, что данных, достаточно свидетельствующих о том, что осужденный достиг исправления и не нуждается в дальнейшем отбывании назначенного ему наказания, не имеется.

Судом принято во внимание, что П. отбыл более 1/3 срока назначенного ему наказания.

В соответствии с представленной на осужденного характеристикой учтено, что П. ранее отбывал наказание в N УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, где за добросовестный труд 8 раз поощрялся администрацией, в ФКУ N УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области прибыл 28.07.2017 года, где был трудоустроен, к труду и своим обязанностям относится добросовестно, за что имеет 4 поощрения; правила внутреннего распорядка в учреждении и установленный порядок отбывания наказания знает, но не всегда соблюдает, имел одно дисциплинарное взыскание в виде устного выговора, которое погасил досрочно; мероприятия воспитательного характера посещает, делает правильные выводы; после освобождения намерен вернуться в семью и трудоустроиться.

Согласно справкам о поощрениях и взысканиях осужденный за весь период отбывания наказания имел 12 поощрений в виде благодарностей и дополнительных свиданий, а также одно взыскание в виде устного выговора, которое снято досрочно поощрительным путем.

Из медицинской справки на осужденного следует, что П. по состоянию здоровья ограничен в труде, однако инвалидности не имеет.

В соответствии со справками бухгалтерии ФКУ N П. имеет 4 исполнительных листа: на 1000000 рублей в счет компенсации морального вреда в пользу <..>, на 1995586 рублей 89 копеек в счет компенсации морального вреда <..>, два исполнительных листа в пользу потерпевшей. - на 1995586 рублей 91 копейку в счет компенсации морального вреда и на 129950 рублей в счет материального ущерба. За весь период отбытия наказания с осужденного П. по указанным исполнительным листам удержано и перечислено потерпевшим 51094 рубля 25 копеек, в том числе, в пользу <..> 15060 рублей 08 копеек, в пользу <..> 18510 рублей 66 копеек, в пользу <..> 17523 рубля 51 копейка, остаток составил 5070029 рублей 55 копеек.

Кроме того, судом принято во внимание, что П. имеет постоянную регистрацию с матерью, выразившей согласие на проживание с нею сына, гарантию трудоустройства в ООО "<данные изъяты>".

Оценив в совокупности представленные материалы, в том числе, принятые меры к возмещению причиненного ущерба, периодичность и характер примененных к осужденному мер поощрения, мнение представителя исправительного учреждения, полагавшего, что П. не нуждается в дальнейшем отбывании наказания, мнения потерпевших и прокурора, не поддержавших ходатайство осужденного, суд первой инстанции обоснованно пришел к заключению о том, что цели наказания в отношении П. в настоящее время не достигнуты, ввиду чего основания для удовлетворения его ходатайства отсутствуют.

Как правильно указал суд, соблюдение режима отбывания наказания в силу ст. 11 УИК РФ является непосредственной обязанностью осужденного, что само по себе не может быть признано достаточным свидетельством того, что осужденный для своего исправления не нуждается в полном отбывании наказания.

Фактическое отбытие осужденным предусмотренной законом части срока наказания представляет собой лишь обязательное условие для обращения с ходатайством о применении условно-досрочного освобождения, однако безусловным основанием для удовлетворения такого ходатайства и условно - досрочного освобождения осужденного являться не может.

Изложенный в постановлении вывод суда о нестабильности поведения осужденного апелляционной инстанцией признается правильным и основанным на всестороннем анализе характеризующих осужденного сведений, в том числе, его характеристике, данной администрацией исправительного учреждения, сведениях о поощрениях, имевшемся взыскании, которое было снято непосредственно перед обращением с ходатайством, другие характеризующие его сведения.

Как следует из исследованных судом материалов, П. наряду с поощрениями также допустил нарушение режима отбывания наказания, а именно: 01.03.2018 года получил взыскание за курение в не отведенном для этого месте в виде устного выговора, которое хотя и было снято досрочно, однако прошедший после снятия взыскания срок (чуть более двух месяцев) не позволял суду оценить поведение осужденного как стабильно положительное, а допущенное нарушение считать незначительным и не подлежащим учету.

Подтверждением правильности решения суда является и приведенная выше характеристика осужденного, согласно которой П. не всегда соблюдает правила внутреннего распорядка в учреждении и установленный порядок отбывания наказания.

Таким образом, совокупность имеющихся у осужденного поощрений свидетельствует лишь о наметившейся в его поведении тенденции к исправлению, однако она, учитывая имевшееся взыскание и характеристику осужденного со стороны администрации исправительного учреждения, не является устойчивой, в силу чего не может быть признана достаточной для вывода о том, что П. не нуждается в дальнейшем отбывании наказания.

Также судом первой инстанции, вопреки доводам жалобы, обоснованно учтено и принято во внимание, что П., будучи обязанным возместить ущерб потерпевшим, должных и полных мер к этому не предпринимал. Как правильно установил суд, по приговору от 11.09.2015 года удовлетворены шесть исковых требований потерпевших <..>, однако в колонии-поселении находится только 4 исполнительных листа, удержания по которым нельзя признать регулярными, мер к поиску двух других исполнительных листов, получения их дубликатов осужденным не принималось, добровольных отчислений по ним, как правильно установил суд, со стороны П. не производилось, при том, что само по себе отсутствие исполнительных листов не свидетельствует об отсутствии обязанности исполнять возложенную приговором обязанность по возмещению вреда.

В части доводов осужденного о том, что по имеющимся в колонии-поселении исполнительным листам он написал заявление о перечислении всей заработной платы в размере 100% в счет возмещения ущерба и не имеет реальной возможности к иному способу получения денежных средств, суд апелляционной инстанции обращает внимание, что фактического перечисления денег, как показали потерпевшие, за последний год в их адрес не осуществлялось. При этом сам осужденный мер к установлению того, куда были направлены заработанные им в колонии-поселении денежные средства, также не предпринимал. Не представлено им и документов, свидетельствующих о том, что он обращался в адрес администрации исправительного учреждения о возможности трудоустройства на более оплачиваемую работу, в чем ему было отказано.

Признание П. вины и раскаяние были учтены судом при постановлении приговора, вопреки мнению осужденного, приняты во внимание при вынесении обжалуемого решения, но сами по себе безусловными основаниями для применения условно - досрочного освобождения не являются, как и то, что им были направлены в адрес потерпевших письма с извинениями, которые фактически, что признал сам П., были направлены потерпевшим после вынесения судом обжалуемого решения.

Также суд апелляционной инстанции не усматривает каких-либо нарушений в том, что при вынесении постановления судом первой инстанции помимо характеризующих осужденного сведений и данных по возмещению им причиненного вреда были приняты во внимание возражения потерпевших <..> против удовлетворения заявленного П. ходатайства. Вопреки доводам осужденного, право потерпевших высказывать свое мнение по заявленному в порядке исполнения приговора ходатайству предусмотрено законом, учитывается судом, однако, не является решающим, а оценивается им в совокупности с мнениями всех участников процесса и характеризующими осужденного сведениями, что судом в должной мере выполнено.

Оснований считать, что мотивом отказа П. в условно-досрочном освобождении явилось исключительно мнение потерпевших, не имеется.

Намерение П. трудоустроиться на должность инженера-технолога, что подтверждено гарантийным письмом ООО "<данные изъяты>", судом учтено, но не может являться определяющим при принятии судом решения по заявленному ходатайству, а оценивается в совокупности с другими юридически значимыми обстоятельствами, что также соответствует принятому судом решению.

Иных данных, которые со всей очевидностью свидетельствовали о том, что осужденный может быть признан лицом, которое для своего исправления не нуждается в полном отбывании наказания, не имеется.

При таких обстоятельствах, учитывая поведение осужденного за весь период отбывания наказания, отсутствие достаточных и убедительных данных о том, что П. полностью утратил общественную опасность, твердо встал на путь исправления и не нуждается в дальнейшем отбывании наказания, суд, вопреки доводам осужденного, пришел к правильному выводу о том, что оснований для признания его не нуждающимся в полном отбывании наказания не имеется, а потому обоснованно отказал в ходатайстве об условно-досрочном освобождении П. от наказания. Оснований не согласиться с принятым судом решением суд апелляционной инстанции не усматривает.

Постановление суда, вопреки доводам жалобы, соответствует фактически установленным обстоятельствам. Изложенный в нем вывод об отказе в удовлетворении ходатайства осужденного апелляционной инстанцией признается правильным и основанном на всестороннем анализе всех характеризующих осужденного сведений, в том числе, характеристике осужденного, данной администрацией исправительного учреждения, представленных сторонами сведений по возмещению потерпевшим ущерба, в том числе, с учетом его трудоспособности, наличию по месту отбывания наказания работы и установленной заработной платы.

Все доводы жалобы осужденного направлены на иную оценку обстоятельств, которые были надлежащим образом оценены судом первой инстанции, ввиду чего не могут служить основанием к отмене судебного решения.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих за собой отмену судебного решения, в том числе, по доводам апелляционной жалобы, не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

постановил:

постановление Волосовского районного суда Ленинградской области от 27 августа 2018 года об отказе в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания в отношении П. оставить без изменения, апелляционную жалобу осужденного П. - без удовлетворения.

Апелляционное постановление может быть обжаловано в порядке, предусмотренном главой 47.1 УПК РФ, в кассационную инстанцию Ленинградского областного суда.


Вернуться назад
Статья 78 УК РФ. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности

Статья 78 Уголовного кодекса Российской Федерации (Освобождение от уголовной ответственности в связи с...

Подробнее
Апелляционное определение Московского городского суда от 26.08.2019 по делу N 33-37654/2019

Апелляционное определение Московского городского суда от 26.08.2019 по делу N 33-37654/2019 Требование: О...

Подробнее