Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 13.10.2015 N 33-17480/2015 по делу N 2-162/2015

Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 13.10.2015 N 33-17480/2015 по делу N 2-162/2015. Требование: О взыскании компенсации морального вреда, причиненного смертью близкого родственника, содержавшегося в следственном изоляторе. Решение: Требование удовлетворено частично, поскольку смерть лица наступила в результате поражения техническим электричеством в связи с ненадлежащим исполнением работником ответчика должностных обязанностей по обслуживанию внутренних электрических сетей здания изолятора, компенсация определена с учетом нравственных страданий, требований разумности и справедливости.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 октября 2015 г. N 33-17480/2015

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе …

рассмотрела в судебном заседании 13 октября 2015 года гражданское дело N 2-162/2015 по апелляционной жалобе Федерального казенного учреждения следственного изолятора N <...> Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Санкт-Петербургу и <адрес> и по апелляционной жалобе К.В.И. на решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 19 мая 2015 года по иску К.В.И. к Федеральному казенному учреждению следственному изолятору N <...> Управления федеральной службы исполнения наказаний по Санкт-Петербургу и <адрес>, Министерству финансов Российской Федерации о взыскании компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Подгорной Е.П., объяснения представителя ответчика Федерального казенного учреждения следственного изолятора N <...> Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Санкт-Петербургу и <адрес> - Б.Т., действующей на основании доверенности от <дата> сроком до <дата>, Ф.М., действующую на основании доверенности от <дата> сроком до <дата>, заключение прокурора Т.А.В., судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда,

установила:

Истец К.В.И. обратился в суд с иском к ответчику Федеральному казенному учреждению следственному изолятору N <...> Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Санкт-Петербургу и <адрес> и Министерству финансов Российской Федерации, в котором просил взыскать с ответчика в свою пользу компенсацию морального вреда в размере <...> рублей, причиненного смертью сына - К.Л.В., <дата> года рождения.

В обоснование иска истец указал, что в производстве органов следствия и в прокуратуре <адрес> Санкт-Петербурга находится уголовное дело N <...> в отношении должностных лиц СИЗО, ответственных за надлежащее состояние камер СИЗО и главного энергетика СИЗО Х.М.Н. по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 293 УК РФ (халатность, повлекшая смерть человека).

Постановлением Следственного комитета при прокуратуре РФ от <дата> истец признан потерпевшим согласно ч. 9 ст. 42 Уголовного процессуального кодекса Российской Федерации.

Решением Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 19 мая 2015 года постановлено: взыскать с ФКУ СИЗО-4 УФСИН России по <адрес> и <адрес> в пользу К.В.И. компенсацию морального вреда в размере <...> рублей, расходы по оплате государственной пошлины в размере <...> рублей, а всего - <...> рублей, в удовлетворении заявленных требований в остальной части иска - отказать.

С решением суда не согласился истец, полагает, что размер компенсации морального вреда необоснованно занижен судом.

Не согласившись с решением суда, ответчик - ФКУ СИЗО-4 УФСИН России по <адрес> и <адрес> обратился с апелляционной жалобой, в которой просит решение отменить, полагает, выводы суда незаконными и необоснованными.

На рассмотрение дела в суд апелляционной инстанции истец, ответчик - Министерство финансов Российской Федерации не явились, о времени и месте судебного заседания извещены надлежащим образом, ходатайств и заявлений об отложении слушания дела, документов, подтверждающих уважительность причин своей неявки, в судебную коллегию не представили, в связи с изложенным, судебная коллегия на основании п. 3 ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации считает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц.

В соответствии со ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобах и возражениях сторон.

Ознакомившись с материалами дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, выслушав представителей ответчика, поддержавших доводы своей апелляционной жалобы, выслушав заключение прокурора, полагавшего, что решение суда является законным и обоснованным, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Судом первой инстанции установлено, что <дата> сын истца К.Л.В., <дата> года рождения, содержался в следственном изоляторе ФКУ СИЗО-4 УФСИН России по <адрес> и <адрес>.

<дата> в камере N <...> ФБУ ИЗ-47/1 УФСИН России по Санкт-Петербургу и <адрес>, расположенной по адресу: Санкт-Петербург, <адрес>, обнаружен труп К.Л.В. с признаками электротравмы.

Согласно свидетельству о смерти N <...>, выданному <дата>, сын истца К.Л.В. умер <дата> (л.д. 10).

Постановлением старшего следователя СО по <адрес> СУ Следственного комитета при прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу М.А. от <дата> по факту смерти К.Л.В. было возбуждено уголовное дело в отношении главного энергетика СИЗО-4 Х.М.Н. по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 293 Уголовного кодекса Российской Федерации (т. 1 уголовного дела - л.д. 1).

Постановлением старшего следователя СО по <адрес> СУ Следственного комитета при прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу от <дата> истец признан потерпевшим по уголовному делу N <...> (т. 1 уголовного дела - л.д. 154 - 155).

По заключению проведенных по делу судебно-медицинских экспертиз следует, что смерть К.Л.В. наступила в результате поражения техническим электричеством в камере N <...> СИЗО-4 УФСИН России по Санкт-Петербургу и <адрес>, о чем свидетельствуют повреждения в виде "электрометок", обнаруженные на пальце правой кисти и правой голени (т. 2 уголовного дела, л.д. 141).

В ходе предварительного следствия в качестве свидетелей были опрошены С.А., Б.И.А., Ч.К.С. (сокамерники К.Л.В.), из показаний которых следует, что <дата> в 19 часу К.Л.В., спускаясь со своего спального места на 2 ярусе, задел ногой электрический провод, подведенный поверх стены к розетке, расположенной на стене напротив его спального места, вследствие чего и был поражен электротоком.

Постановлением старшего следователя СО по <адрес> ГСУ Следственного комитета РФ по Санкт-Петербургу М.А.В. от <дата> была назначена техническая судебная экспертиза, производство которой поручено эксперту Г.С.Г. (том 2 уголовного дела - л.д. 170 - 171).

Как усматривается из заключения эксперта N <...> от <дата> Г.С.Г. (строительно-техническое исследование), внутренние электрические сети в ФБУ ИЗ-47/1 УФСИН России по Санкт-Петербургу и <адрес> в помещении по адресу: Санкт-Петербург, <адрес>, камера N <...>, не соответствуют действующим нормативам (ПУЭ) на дату составления протокола осмотра места происшествия (<дата>) и производства фотосъемки. С высокой степенью вероятности можно сделать вывод о том, что данные несоответствия могли иметь место до даты происшествия, однако точно определить начало действия нарушения ПУЭ и его продолжительность не представляется возможным.

В результате исследования эксперт пришел к выводу о том, что между наступившими последствиями в виде смерти К.Л.В. и бездействием лиц, в чью компетенцию в соответствии с должностными инструкциями, входит ремонт и обслуживание внутренних электрических сетей здания ФБУ ИЗ-47/1 УФСИН России по Санкт-Петербургу и <адрес> в помещении по адресу: Санкт-Петербург, <адрес>, камера N <...>, на период с <дата> до <дата>, имеется причинно-следственная связь (т. 2 уголовного дела, л.д. 172 - 191).

Из справки ФКУ СИЗО-4 УФСИН России по Санкт-Петербургу и <адрес> следует, что обязанности главного энергетика СИЗО исполняли: с <дата> по <дата> - Т.В.Т., с <дата> по <дата> - К.С.В. с <дата> по <дата> - Х.М.Н. (т. 2 уголовного дела, л.д. 112).

В соответствии с должностными инструкциями ремонт и обслуживание внутренних электрических сетей ФБУ ИЗ-47/1 УФСИН России по <адрес> и <адрес> в помещении по адресу: Санкт-Петербург, <адрес>, камера N <...>, на период с <дата> до <дата>, входит в компетенцию главного энергетика.

Постановлениями старшего следователя СО по <адрес> ГСУ Следственного комитета РФ по Санкт-Петербургу М.А.В. от <дата> в возбуждении уголовных дел в отношении Т.В.Т., К.С.В. отказано на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, за отсутствием в их действиях состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 293 УПК РФ (т. 2 уголовного дела, л.д. 193 - 202). Обвинение Х.М.Н. не предъявлялось, мера пресечения не избиралась.

По результатам предварительного следствия был сделан вывод о том, что смерть К.Л.В. наступила в результате его собственной неосторожности в ходе осуществления им ремонта находившейся в камере электрической розетки.

В связи с этим первоначально постановлением от <дата>, а впоследствии постановлением от <дата>, уголовное дело и уголовное преследование в отношении Х.М.Н. прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, за отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 293 УК РФ (т. 2 уголовного дела - л.д. 203 - 213, 228 - 238).

<дата> заместителем прокурора <адрес> Санкт-Петербурга постановление о прекращении уголовного дела от <дата> признано незаконным и отменено (т. 2 уголовного дела - л.д. 6 - 10, нумерация нарушена).

<дата> уголовное дело и уголовное преследование в отношении Х.М.Н. прекращено по тому же основанию - по п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (т. 2 уголовного дела - л.д. 21 - 31, нумерация нарушена).

<дата> заместителем руководителя Главного следственного управления Следственного комитета РФ по <адрес> названное постановление отменено (т. 2 уголовного дела, нумерация отсутствует).

<дата> уголовное дело и уголовное преследование в отношении Х.М.Н. вновь прекращено по п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (т. 2 уголовного дела, нумерация отсутствует).

В ходе судебного разбирательства по данному гражданскому делу постановлением заместителя прокурора <адрес> Санкт-Петербурга И.В. Д.И.В. от <дата> постановление следователя от <дата> о прекращении уголовного дела и уголовного преследования в отношении Х.М.Н. отменено, следствие по делу возобновлено (л.д. 101 - 105).

В силу пункта 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

Согласно статье 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

Согласно ст. 4 Федерального закона от 15.07.1995 N 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" содержание под стражей осуществляется в соответствии с принципами законности, справедливости, презумпции невиновности, равенства всех граждан перед законом, гуманизма, уважения человеческого достоинства, в соответствии с Конституцией Российской Федерации, принципами и нормами международного права, а также международными договорами Российской Федерации и не должно сопровождаться пытками, иными действиями, имеющими целью причинение физических или нравственных страданий подозреваемым и обвиняемым в совершении преступлений, содержащимся под стражей.

При возникновении угрозы жизни и здоровью подозреваемого или обвиняемого либо угрозы совершения преступления против личности со стороны других подозреваемых или обвиняемых сотрудники мест содержания под стражей обязаны незамедлительно принять меры по обеспечению личной безопасности подозреваемого или обвиняемого (статья 19 Федерального закона N 103-ФЗ).

Как установлено Уставом ФКУ СИЗО-4 УФСИН России по <адрес> и <адрес>" (до изменения типа учреждения - ФБУ "Следственный изолятор N <...> Управления Федеральной службы исполнения наказаний по <адрес> и <адрес>"), указанное учреждение предназначено для содержания подозреваемых и обвиняемых, в отношении которых, в качестве меры пресечения избрано заключение под стражу.

Для достижения целей своей деятельности Учреждение обеспечивает, в частности, безопасность лиц, находящихся на его территории, условия содержания подозреваемых, обвиняемых и осужденных (л.д. 46).

Таким образом, К.Л.В., в отношении которого избрана мера пресечения в качестве заключения под стражу, находясь в следственном изоляторе N 4, вправе был рассчитывать на свою безопасность, обеспечение сотрудниками изолятора надлежащего содержания электрооборудования в камере, во избежание причинения вреда его здоровью, жизни.

В ходе предварительного следствия по уголовному делу N <...>, установлено, что в период с <дата> по <дата> Х.М.Н. исполнял обязанности главного энергетика СИЗО (т. 2 уголовного дела, л.д. 112).

В соответствии с должностной инструкцией главного энергетика отдела коммунально-бытового обеспечения ФБУ "СИЗО-4" Х.М.Н., утвержденной <дата> года основной задачей служебной деятельности главного энергетика является обеспечение учреждения бесперебойным, качественным энергоснабжением и грамотная техническая эксплуатация энергетического оборудования, инженерных сетей и объектов.

В силу п. 2.3. должностной инструкции главный энергетик вправе запрещать работу на энергооборудовании в случаях грубого нарушения правил технической эксплуатации, неудовлетворительного состояния инженерных сетей и оборудования, прямой угрозы несчастного случая (т. 1 уголовного дела - л.д. 175).

В обязанности главного энергетика входит организация и надзор за правильной эксплуатацией энергетического оборудования, технологического оборудования, разработка, организация и своевременное проведение планово-предупредительного ремонта и профилактических испытаний технологического оборудования, приборов инженерных сетей и коммуникаций (пункты 3.1. - 3.2. должностной инструкции главного энергетика).

Суд, правильно установил, что смерть К.Л.В. наступила в результате поражения техническим электричеством в камере N <...> СИЗО-4 УФСИН России по <адрес> и <адрес>, совершению которого способствовало ненадлежащее исполнение работниками ответчика своих должностных обязанностей, в связи с чем, суд первой инстанции правомерно в полном соответствии с положениями ст. ст. 151, 1064, ч. 1 ст. 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации возложил на ответчика материальную ответственность за причинение истцу морального вреда.

В соответствии со ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, содержание которой следует рассматривать в контексте с положениями п. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации и ст. 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, закрепляющих принцип состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В обоснование своих возражений на иск ответчик ссылался на отсутствие вины его работников в причинении вреда истцу смертью сына, поскольку приговор суда в отношении конкретного работника ответчика отсутствует.

В силу положений ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации бремя доказывания отсутствия вины ответчика в причинении вреда истцу подлежит возложению на ответчика.

Судом первой инстанции было неоднократно разъяснено ответчику положение ст. 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в силу которой в обоснование своих доводов об отсутствии вины ответчика в наступлении смерти К.Л.В. вследствие ненадлежащего исполнения его работниками обязанностей по ремонту и обслуживанию внутренних электрических сетей здания СИЗО, он не лишен возможности ходатайствовать о проведении судебной технической экспертизы, однако ответчик от проведения экспертизы отказался.

При таких обстоятельствах, с учетом уклонения ответчика от исполнения обязанности по представлению доказательств отсутствия своей вины в наступлении смерти К.Л.В., суд законно сделал вывод исходя из имеющихся в деле доказательств.

Между тем, отсутствие уголовно наказуемого деяния в действиях конкретного работника СИЗО, либо отсутствие приговора суда в отношении главного энергетика не исключает гражданско-правовой ответственности ФКУ СИЗО-4 УФСИН России по <адрес> и <адрес>, обязанного обеспечивать безопасность лиц, содержащихся в указанном учреждении, независимо от того, кто из его работников должен был обеспечивать надлежащее содержание электрооборудования в камере.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия приходит к выводу, что ответчиком не оспорена вина и судебная коллегия приходит к выводу о наличии причинно-следственной связи между ненадлежащим исполнением своих должностных обязанностей работником ответчика, на которого возложена обязанность по ремонту и обслуживанию внутренних электрических сетей в помещении по адресу: Санкт-Петербург, <адрес>, камера N <...> (главного энергетика), и смертью сына истца, что установлено заключением эксперта, не оспоренным ответчиком.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции, полагает их законными и обоснованными.

Судебная коллегия полагает, что взыскание в пользу истца <...> рублей в счет компенсации морального вреда соответствует требованиям разумности, справедливости, характеру причиненных страданий.

Статьей 1099 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрены основания и размер компенсации гражданину морального вреда, которые определяются правилами, предусмотренными настоящей главой и статьей 151 настоящего Кодекса.

В силу статьи 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Согласно статье 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме.

Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

В соответствии с правовой позицией Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 года N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", с учетом внесенных изменений, моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников.

Принимая во внимание, что гибель родственника и близкого человека сама по себе является необратимым обстоятельством, нарушающим психическое благополучие членов семьи, а также неимущественное право на родственные и семейные связи, а в случае истца, который лишился сына, являвшегося для него близким человеком, подобная утрата, безусловно, является тяжелейшим событием в жизни, неоспоримо причинившим нравственные страдания.

Поскольку моральный вред по своему характеру не предполагает возможности его точного выражения в деньгах и полного возмещения, предусмотренная законом денежная компенсация должна лишь отвечать признакам справедливого вознаграждения потерпевшего за перенесенные страдания.

Утрата близкого человека (родственника) рассматривается в качестве наиболее сильного переживания, влекущего состояние субъективного дистресса и эмоционального расстройства, препятствующего социальному функционированию и адаптации лица к новым жизненным обстоятельствам.

Исходя из вышеизложенного, поскольку отец в любом случае испытывает нравственные страдания, вызванные смертью сына, факт причинения ему морального вреда предполагается и установлению подлежит лишь размер его компенсации.

Исходя из вышеизложенного, принимая во внимание характер нравственных страданий, причиненных истцу в результате смерти сына, суд первой инстанции правомерно взыскал с ответчика <...> рублей в пользу истца сумму компенсации морального вреда, что является разумным и справедливым размером компенсации, с учетом конкретных обстоятельств дела. Судебная коллегия не усматривает оснований для изменения суммы компенсации морального вреда.

Судебная коллегия полагает, что судом первой инстанции при разрешении спора правильно определены юридически значимые обстоятельства, применены нормы материального и процессуального права, выводы суда соответствуют установленным по делу обстоятельствам, анализ представленных суду доказательств, их оценка подробно изложены в обжалуемом решении суда.

Довод апелляционной жалобы Федерального казенного учреждения следственного изолятора N <...> Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Санкт-Петербургу и <адрес> о том, что истец при обращении с данным иском в суд не определил круг лиц, с которых подлежит взысканию морального вреда, поскольку данные требования были предъявлены, как к подателю жалобы, так и к Министерству финансов Российской Федерации, не может служить основанием для отмены постановленного судом решения.

Согласно ч. 1 ст. 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению.

Разрешая заявленные требования, дав оценку фактическим обстоятельствам дела, учитывая положения действующего законодательства, суд пришел к правильному выводу о том, что обязанность по надлежащему и безопасному содержанию осужденных, лежит на Федеральном казенном учреждении следственном изоляторе N <...> Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Санкт-Петербургу и <адрес>. Судом правильно определен субъектный состав спорного правоотношения, в связи, с чем именно на данном ответчике лежит обязанность по возмещению причиненного истцу ущерба.

Довод апелляционной жалобы о том, что суд необоснованно взыскал моральный вред с ответчика ФКУ СИЗО N <...> Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Санкт-Петербургу и <адрес>, а не с Министерства финансов Российской Федерации, судебная коллегия отклоняет.

Так, статья 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации устанавливает, что за счет средств казны Российской Федерации подлежит возмещению вред, который причинен гражданину не только в результате незаконных действий государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, но и в результате незаконного бездействия последних.

При этом под незаконным бездействием должностных лиц государственных органов, органов местного самоуправления следует понимать неисполнение органом государственной власти, органом местного самоуправления, должностным лицом, государственным или муниципальным служащим обязанности, возложенной на них нормативными правовыми и иными актами, определяющими полномочия этих лиц, в частности, должностными инструкциями, положениями, регламентами, приказами (п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 N 2).

В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 17 Федерального закона от 15.07.1995 N 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" подозреваемые и обвиняемые в совершении преступлений имеют право на личную безопасность в местах содержания под стражей.

Согласно статье 34 Федерального закона от 15.07.1995 N 103-ФЗ, подозреваемые и обвиняемые находятся в местах содержания под стражей под охраной и надзором, осуществляемым сотрудниками мест содержания под стражей.

Таким образом, обеспечение личной безопасности подозреваемых и обвиняемых в местах содержания под стражей является обязанностью учреждения, в ведении которого находятся эти места содержания.

Указание ответчика на то, что судом не установлен факт совершения конкретным работником ответчика противоправных действий в отношении сына истца, не может быть принято во внимание, поскольку не освобождает ответчика от обязанности обеспечить надлежащие условия содержания осужденного.

Пунктами 1 - 3 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности.

Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.

Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство.

Обязанность обеспечить право осужденного на личную безопасность при исполнении наказания законом возложена на органы, исполняющие наказание (ст. 13 УИК РФ).

Согласно части 1 статьи 82 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации режим в исправительных учреждениях - это установленный законом и соответствующими закону нормативными правовыми актами порядок исполнения и отбывания лишения свободы, обеспечивающий охрану и изоляцию осужденных, постоянный надзор за ними, исполнение возложенных на них обязанностей, реализацию их прав и законных интересов, личную безопасность осужденных и персонала, раздельное содержание разных категорий осужденных, различные условия содержания в зависимости от вида исправительного учреждения, назначенного судом, изменение условий отбывания наказания.

В соответствии со ст. 8 Федерального закона от 15.07.1995 N 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" следственные изоляторы уголовно-исполнительной системы предназначены для содержания подозреваемых и обвиняемых, в отношении которых в качестве меры пресечения избрано заключение под стражу.

В силу ст. ст. 17, 23, 24 данного Закона подозреваемые и обвиняемые имеют право, в частности на материально-бытовое и медико-санитарное обеспечение, им создаются бытовые условия, отвечающие требованиям гигиены, санитарии и пожарной безопасности. Администрация указанных мест обязана выполнять санитарно-гигиенические требования, обеспечивающие охрану здоровья подозреваемых и обвиняемых.

В целях обеспечения режима в местах содержания под стражей утверждаются Правила внутреннего распорядка в местах содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений (ст. 16 Федерального закона от 15.07.1995 N 103-ФЗ).

Приказом Министерства юстиции РФ от 14 октября 2005 г. N 189 утверждены Правила внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы, согласованные с Генеральной прокуратурой Российской Федерации.

Положениями п. 42 данных Правил установлено, подозреваемым и обвиняемым создаются бытовые условия, отвечающие требованиям гигиены и пожарной безопасности.

Согласно п. 2.4 Положения о следственном изоляторе уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции РФ, утвержденного приказом Минюста РФ от 25 января 1999 г. N 20, одной из задач следственного изолятора является обеспечение соблюдения прав и законных интересов подозреваемых, обвиняемых и осужденных.

Таким образом, обязанность по обеспечению надлежащих материально-бытовых условий содержания арестованных (осужденных), а также соблюдению требований безопасности возлагается законодателем на администрацию следственных изоляторов.

В свою очередь, ответчик, доказательств, свидетельствующих о надлежащем выполнении обязанностей (акты соответствия и т.п.), не представил.

В контексте лишения свободы Европейский Суд ранее уже подчеркивал, что лица, находящиеся под стражей, находятся в особо уязвимом положении и что на власти возложена обязанность по их защите. На государство возложена ответственность за любые травмы, причиненные в ходе содержания под стражей, это обязательство становится еще более строгим в случае смерти заключенного (Постановление Большой Палаты по делу "Салман против Турции", жалоба N 21986/93; "Тарариев против Российской Федерации", жалоба N 4353/03; "Исаев и другие против Российской Федерации", жалоба N 43368/04).

При таком положении, учитывая то обстоятельство, что обязанность по приведению режимных камер в надлежащее санитарно-техническое состояние, в том числе по ремонту электропроводки подвергшейся износу или ее замене, возложена действующим законодательством на данное учреждение, а ее несоблюдение влечет нарушение прав и законных интересов арестованных (осужденных), суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о наличии оснований для удовлетворения заявленных требований к данному ответчику.

Ссылку в жалобе на несогласие ответчика с выводами экспертного заключения, которое было положено в основу решения суда судебная коллегия также находит несостоятельной, поскольку суд по своему внутреннему убеждению исследуя все представленные доказательства принимает решение. Заключение экспертизы ответчиком не оспорено, не заявлено ходатайств о назначении повторной экспертизы, таким образом, суд первой инстанции сделал вывод на имеющихся доказательствах в материалах дела.

Доводы апелляционной жалобы не содержат правовых оснований к отмене решения суда, по существу сводятся к изложению обстоятельств, являвшихся предметом исследования и оценки суда первой инстанции, а также к выражению несогласия с произведенной судом оценкой представленных по делу доказательств, в то время как основания для их переоценки отсутствуют, поскольку требования ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судом были выполнены.

Таким образом, оснований для изменения состоявшегося судебного постановления по доводам жалобы судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

Решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 19 мая 2015 года оставить без изменения, апелляционные жалобы Федерального казенного учреждения следственного изолятора N <...> Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Санкт-Петербургу и <адрес> и К.В.И. - без удовлетворения.


Вернуться назад
Глава 2 УИК РФ. Правовое положение осужденных

Глава 2 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (Правовое положение осужденных)....

Подробнее
Статья 289 УК РФ. Незаконное участие в предпринимательской деятельности

Статья 289 Уголовного кодекса Российской Федерации (Незаконное участие в предпринимательской деятельности) по...

Подробнее