Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Отмена приговора и освобождение из-под стражи в осужденного


Московский городской суд отменил приговор и освободил из-под стражи осужденную по п. «а», «в» ч.3 ст.158 УК РФ и ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ.

Бабушкинский районный суд г. Москвы приговорил М.О.В. к реальному лишению свободы за совершение кражи и обвиняемую взяли под стражу в зале суда.

По апелляционной жалобе адвоката по уголовным делам МГС определил: уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд, в ином составе судей, меру пресечения М.О.В. в виде содержания под стражей отменить, оставив ей меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, и освободить М.О.В. из-под стражи в зале суда.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

город Москва                                                                     21 декабря 2017 года

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе:

председательствующего судьи С.Н.Д.,

судей У.В.Г. и К.А.В.,

при секретаре Б.М.А.,

с участием прокурора Я.Д.П.,

адвоката по уголовным делам, представившего удостоверение адвоката и адвокатский ордер,

осужденной М.О.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы осужденной М.О.В., адвокатов по уголовным делам, представителя потерпевшего Ш.К.А. - адвоката Ш.В.А. на приговор Бабушкинского районного суда г. Москвы от 10 августа 2017 года, которым

М.О.В. не судимая,

осуждена по п. п. «а», «в» ч.3 ст.158 УК РФ к 2 (двум) годам лишения свободы; по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 1 (одному) году лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, М.О.В. окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 2 (два) года 6 (шесть) месяцев, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Мера пресечения М.О.В. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении изменена на заключение под стражу, она взята под стражу в зале суда.

Срок отбывания наказания осужденной М.О.В. исчислен с 10 августа 2017 года. Зачтено М.О.В. в срок отбытия наказания период её содержания под домашним арестом с 22 июня 2015 года по 18 декабря 2015 года включительно.

Приговором разрешена судьба вещественных доказательств.

Гражданский иск потерпевших Ш.К.А. и Ш.Ю.А. удовлетворен частично, взыскано с М.О.В. в их пользу денежные средства в размере 458 166 рублей 75 копеек.

Заслушав доклад судьи У.В.Г., выслушав выступление осужденной М.О.В. и адвоката по уголовным делам, поддержавших доводы апелляционных жалоб, мнение прокурора Я.Д.П., полагавшего необходимым приговор суда отменить и дела направить на новое судебное рассмотрение, судебная коллегия,

УСТАНОВИЛА:

По приговору суда М.О.В. признана виновной в совершении кражи, то есть тайном хищение чужого имущества, в крупном размере, с незаконным проникновением в жилище, совершенной ею в период с 29 декабря 2014 года по 7 июня 2015 года, путем незаконного проникновения в количестве трех раз в квартиру № ** дома № ** по ул. ** в г. Москве, в ходе которой ею были похищены денежные средства и имущество, принадлежащее потерпевшим Ш. К.А. и Ш. Ю.А. на общую сумму 658 166 рублей 75 копеек.

Она же признана виновной в покушении на кражу, то есть тайное хищение чужого имущества, с незаконным проникновением в жилище, совершенного ею 22 июня 2015 года примерно в 14 часов 45 минут, путем незаконного проникновения   в квартиру № ** дома № ** по ул. ** в г. Москве, в ходе которого ею было похищено имущество, принадлежащее потерпевшим Ш. К.А. на общую сумму 125 рублей , но не довела свой преступный умысел до конца по независящим от неё обстоятельствам, так как была задержана сотрудниками полиции на месте совершения преступления.

Преступления совершены М.О.В. при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании подсудимая М.О.В. согласно приговору суда, виновной себя признала частично, при этом не отрицала похищение ею из квартиры Ш. 25 или 26 марта 2015 года двух кулонов, двух цепочек, комплекта серег, перстня, золотой цепочки с плетением «змейка», которые она, кроме цепочки с камнями зеленого цвета, сдала в ломбард, получив за них примерно около 30 000 рублей, а цепочку оставила себе, а также не отрицала, что 22 июня 2015 года она по просьбе Ш. зашла в квартиру и увидев монеты, забрала их себе, чтобы рассмотреть позже, а кроме этого забрала кулон, при этом намерений похищать данное имущество у неё не было.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней адвокат М.А.Г. в интересах осужденной М.О.В. выражает несогласие с приговором суда, считая его незаконным и необоснованным, а выводы суда не соответствующими фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом. Указывает на то, что суд в основу приговора принял взаимоисключающие и противоречивые показания потерпевших Ш., которые в своих показаниях указывают разную стоимость на одно и тоже имущество, указанные разногласия между потерпевшими в судебном заседании не устранены, а поданное исковое заявление от 31 октября 2017 года потерпевшим Ш. К.А. не отвечает требованиям ст. 131 ГПК РФ, не указан расчет образования сумм ущерба, судом не определены конкретные истцы, каким образом следует взыскать ущерб и в чью пользу, само исковое заявление не поддержано в судебном заседании потерпевшими, которые в судебное заседание не явились и гражданскими истцами они судом не признавались. Указывает на то, что судом неправильно квалифицированы действия как совершенные с незаконным проникновением в жилище, поскольку как в ходе следствия, так и в суде М.О.В. заявляла, что ключи от квартиры ей передала сама Ш. Ю.А., у них были доверительные отношения, и она в любое время могла заходить к ней в квартиру, также как и Ш. сейчас заходит к ним домой и указанное обстоятельство Ш. не отрицала на очной ставке; по эпизоду покушения на кражу сумма ущерба которое осужденная собиралась похитить составила 900 рублей и в силу своей малозначительности действия М. не попадают под уголовную ответственность; стоимость похищенного имущества по первому эпизоду  под подсчету стороны защиты составила 243938 рублей, что не образует крупный ущерб и действия М. следовала квалифицировать по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, как за преступление совершенное с причинением значительного ущерба; суд признал как доказательство - чистосердечное признание своей вины и раскаяние М.О.В., признав указанное обстоятельство как смягчающие, однако само содержание заявления М.О.В. проигнорировал. Обращает внимание на то. что назначенное М.О.В. наказание является несправедливым и чрезмерно суровым, не соответствующим тяжести преступления и личности осужденной: М.О.В. избранную ей меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении за весь период следствия не нарушала, возместила потерпевшим материальный ущерб в сумме 200 000 рублей, суду были представлены положительные характеристики с места работы и благодарности, однако суд необоснованно назначил ей наказание в виде лишения свободы и не применил в отношении М.О.В. положения ст.ст. 64,73 УК РФ. Просит переквалифицировать действия М.О.В. по эпизоду хищения имущества на ч. 2 ст. 158 УК РФ и применить в отношении М.О.В. акт амнистии, с ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ на ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ и дело в этой части прекратить за отсутствием состава преступления.

В апелляционной жалобе уголовный адвокат Е.Е.В. в интересах осужденной М.О.В. выражает несогласие с приговором суда, считая приговор суда незаконным и необоснованным, вынесенным с нарушением норм материального и процессуального права, и несправедливым, вследствие чрезмерной суровости. Указывает на то, что квалификация действий осужденной, как совершенных с незаконным проникновением в жилище, с причинением ущерба в крупном размере, является неправильной, поскольку как следует из протоколов допросов потерпевших, самой М.О.В., ключи от квартиры находились у М.О.В. на законных основаниях, так как Ш. задолго до происходящих событий сама добровольно передала М.О.В.  ключи от своей квартиры, в связи с чем, действия М.О.В. следует квалифицировать по ч. 2 ст. 158 УК РФ. Считает необоснованными выводы суда о том, что М.О.В. похитила имущество на сумму 658 166 рублей, поскольку как следует из материалов дела доказательств хищения М.О.В. у потерпевших денежных средств в сумме 100 000 рублей, 2500 долларов США, а также перечисленных потерпевшими золотых украшений, на которые явно завышены суммы стоимости украшений, отсутствуют и указаны только со слов потерпевших, которые давали противоречивые показания и не смогли указать, когда они обнаружили пропажу имущества; исковое заявление поступило в суд лишь от потерпевшего Ш. К.А. и имеет отсылочный характер требований на исковое заявление потерпевшей Ш. Ю.А., которые не допустимы для содержания искового заявления, суд проигнорировав требования уголовно-процессуального закона о соблюдении требований к исковым заявлениям, необоснованно удовлетворил их; по второму эпизоду похищенное имущество на сумму 900 рублей не образует состава преступления попадающего под уголовную ответственность, а является административным наказанием. Указывает на то, что назначенное М.О.В. наказание является несправедливым вследствие чрезмерной суровости: она раскаялась в содеянном, сотрудничала со следствием, указала, где реализовывала похищенное имущество, частично возместила вред, причиненный потерпевшей Ш. Ю.А. в сумме 200 000 рублей, трудоустроилась, встала на путь исправления, что указывает на возможность применения к ней положений ст.ст.64, 73 УК РФ. Просит приговор отменить, применив в отношении М.О.В. уголовной закон о менее тяжком преступлении, по второму эпизоду уголовное преследование прекратить за отсутствием в действиях М.О.В. состава уголовно-наказуемого деяния.

В апелляционной жалобе осужденная М.О.В. не соглашаясь с приговором суда, считает его необоснованным и несправедливым. Указывает на то, что хищение монет на сумму 125 рублей и кулона «Санлайт», не превышает 1000 рублей и поэтому в этой части уголовное дело в отношении неё подлежит прекращению. Обращает внимание на то, что в своем чистосердечном признании она отразила весь перечень украшений, которые взяла у потерпевшей Ш. и суд признал её чистосердечное признание смягчающим обстоятельством, но не учел в приговоре как одно из доказательств, а сослался на её протоколы допросов на предварительном следствии, где она подписывала все что ей предъявлялось, в том числе под давлением потерпевшего Ш. присутствующего при этом. Анализируя в жалобе показания потерпевших и свидетелей указывает на то, что суд в обоснование приговора положил показания потерпевших Ш., свидетелей О., Н., К., которые противоречат друг другу; показания потерпевших противоречат между собой в оценке похищенных изделий, при этом их оценка является явно завышенной. Обращает внимание на то, что суд при назначении ей наказания не признал наличие ряда смягчающих её вину обстоятельств, таких как активное способствование раскрытию и расследованию преступления, так как в день задержания указала следствию адреса, названия ломбардов, куда сдавала украшения, совместно с сотрудниками ездила в эти ломбарды, представила квитанции по данным украшениям, которые находились в ломбарде, но по неизвестной ей причине не были оттуда изъяты: она добровольно выдала золотую цепочку; также суд не учел её положительные характеристики и отзывы от родителей, искреннее раскаяние, возмещение материального ущерба в сумме 200000 рублей и готовность возместить ущерб в той части, что она реально совершила и признала, а тот перечень похищенных изделий, которые предъявляют ей потерпевшие является явно завышенным, денежные средства в квартире потерпевших не хранились и она не могла их взять. Указывает на то, что квалифицирующий признак хищение в крупном размере отсутствует, так как цены, названные потерпевшими явно завышены и показания потерпевших в этой части расходятся между собой. Просит приговор суда изменить и назначить ей наказание без изоляции от общества.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней представитель потерпевшего Ш. К.А. - адвокат Ш.В.А. не согласен с приговором суда и считает его не соответствующим закону. Указывает на то, что заявленный Ш. К.А., а равно Ш. Ю.А. гражданский иск был неправильно разрешен судом первой инстанции; в резолютивной части приговора при разрешении судьбы вещественных доказательств была допущена ошибка в написании фамилии и инициалов потерпевших, вместо Ш. (а) написано Ш. (а), что нарушает права потерпевших, так как препятствует получению ими вещественных доказательств. Считает приговор в отношении М.О.В. является излишне мягким и назначенное ей наказание несправедливым, поскольку сведения о личности подсудимой, обстоятельства совершения ею преступлений, отсутствие на протяжении двух лет действий по полному погашению причиненного потерпевшим материального вреда указывает на отсутствие действительного, настоящего раскаяния, в связи с чем, М.О.В. необходимо назначить более строгое наказание с увеличением срока наказания в виде лишения свободы с его реальным отбыванием в исправительной колонии. Просит приговор суда в отношении М. по ч. 3 ст. 158 УК РФ пересмотреть в виду мягкости назначенного наказания.

В судебном заседании осужденная М.О.В. и адвокат уголовный адвокат доводы апелляционных жалоб поддержали, просили приговор суда изменить, переквалифицировать действия осужденной на ч. 2 ст. 158 УК РФ и снизить назначенное наказание.

Прокурор Я.Д.П. возражал против доводов апелляционных жалоб, и просил приговор суда отменить, а дела направить на новое судебное рассмотрение, в связи с существенным нарушением норм уголовно-процессуального закона, допущенных судом при рассмотрении данного уголовного дела.

Изучив материалы уголовного дела, проверив и обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 297 УПК РФ приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он соответствует положениям уголовно-процессуального закона и основан на правильном применении уголовно-процессуального закона.

Основаниями отмены судебного решения в апелляционном порядке, согласно ст. ст. 389.15, 389.17 УПК РФ, наряду с другими являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

В соответствии с требованиями ст.ст. 302, 307 УПК РФ в приговоре необходимо привести всесторонний анализ доказательств, на которых суд основал свои выводы, при этом должны получить оценку все доказательства, как уличающие, так и оправдывающие подсудимого, обвинительный приговор постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены.

Межу тем указанные требования закона судом выполнены не были.

В соответствии со ст.240 УПК РФ приговор должен быть основан на тех доказательствах, которые были непосредственно исследованы в судебном заседании.

В силу ст.259 УПК РФ протокол судебного заседания является процессуальным документом, составленным в стадии судебного разбирательства, служащим важнейшим источником информации относительно содержания исследованных судом доказательств и соблюдения судом и участниками судебного заседания установленных правил и порядка судебного разбирательства.

Как следует из приговора, суд как на доказательство вины осужденной М.О.В. сослался на показания потерпевших Ш. К.А. и Ш. Ю.А. данных ими в ходе предварительного следствия в качестве потерпевших и на очных ставках с осужденной М.О.В. О.В.

Согласно ч. 1 ст. 281 УПК РФ оглашение показаний потерпевшего и свидетелей, ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, допускается с согласия сторон в случае неявки потерпевшего или свидетеля, за исключением случаев, предусмотренных частями второй и шестой настоящий статьи.

Однако суд в нарушение указанных требований закона, как следует из протокола судебного заседания (т.4, л.д. 225-226), без ходатайства какой либо из сторон и их согласия на оглашение показаний потерпевших Ш. данных ими в ходе предварительного следствия при проведении допросов в качестве потерпевших и на очных ставках с осужденной М.О.В. огласил указанные показания потерпевших, и сослался на них в приговоре, как на доказательство вины осужденной М.О.В. положив их в основу приговора, не устранив противоречия в показаниях потерпевших, касающихся стоимости похищенных изделий и времени обнаружения пропажи денежных средств.

Указанные нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные судом, являются существенными, поскольку показания потерпевших Ш., оглашенные в судебном заседании с нарушением требований закона, не могут быть положены в основу приговора как доказательство вины осужденной М.О.В. а они имеют существенное значение для рассмотрения данного уголовного дела и могли повлиять на исход дела.

При таких обстоятельствах приговор суда не может быть признан законным и обоснованным, он подлежит отмене, а дело направлению на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства.

В связи с тем, что приговор отменяется ввиду нарушений уголовно-процессуального закона, судебная коллегия в обсуждение других доводов апелляционных жалоб не входит, поскольку они подлежат рассмотрению и оценке при новом рассмотрении дела.

При новом рассмотрении суду необходимо устранить указанные нарушения норм уголовно-процессуального закона, дать оценку доводам, указанным в апелляционных жалобах и в зависимости от добытого, принять законное и справедливое решение.

Обсуждая вопрос о мере пресечения, избранной в отношении осужденной М.О.В. которая была взята под стражу в зале суда по приговору от 10 августа 2017 года в целях исполнения приговора, учитывая, что приговор отменяется в виду существенных нарушений уголовно-процессуального закона, судебная коллегия считает необходимым осужденной М.О.В. избранную ей судом меру пресечения в виде заключения под стражу отменить, оставив ранее избранную органами предварительного следствия меру пресечения, в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, освободив её из-под стражи в зале суда.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.15, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, судебная коллегия,

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Бабушкинского районного суда города Москвы от 10 августа 2017 года в отношении М.О.В. ОТМЕНИТЬ.

Уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд, в ином составе судей.

Меру пресечения М.О.В. в виде содержания под стражей отменить, оставив ей меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Освободить М.О.В. из-под стражи в зале суда.

Апелляционные жалобы адвокатов и осужденной удовлетворить частично, апелляционную жалобу представителя потерпевшего оставить без удовлетворения.

Апелляционное определение может быть обжаловано в суд кассационной инстанции Московского городского суда, в порядке установленным главой 47.1 УПК РФ.

Отмена приговора и освобождение из-под стражи в осужденного. Источник: Официальный сайт Московского городского суда, дело № 10-19654/17.
Вернуться назад
Апелляционное определение Московского городского суда от 20.06.2013 по делу N 10-4989

Апелляционное определение Московского городского суда от 20.06.2013 по делу N 10-4989 Ходатайство о продлении...

Подробнее
Статья 389.8 УПК РФ. Последствия подачи апелляционных жалобы, представления

Статья 389.8 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (Последствия подачи апелляционных жалобы,...

Подробнее