Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

О некоторых аспектах привлечения к уголовной ответственности за распространение fake news в социальных сетях в условиях пандемии. Часть 2.

Продолжение статьи о некоторых аспектах привлечения к уголовной ответственности за распространение fake news в социальных сетях в условиях пандемии. Начало статьи.

Не исключением стала и Россия. Федеральным законом от 1 апреля 2020 г. N 100-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статьи 31 и 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" Уголовный кодекс Российской Федерации был дополнен ст. 207.1 "Публичное распространение заведомо ложной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан" и ст. 207.2 "Публичное распространение заведомо ложной общественно значимой информации, повлекшее тяжкие последствия".

Указанные нормы наряду с ч. 10.1 и 10.2 ст. 13.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях направлены на противодействие массовому распространению дезинформации и ее негативным последствиям.

Так, по ст. 207.1 УК РФ ответственность наступает за публичное распространение под видом достоверных сообщений заведомо ложной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан, и (или) о принимаемых мерах по обеспечению безопасности населения и территорий, приемах и способах защиты от указанных обстоятельств, а по ст. 207.2 УК РФ - за публичное распространение под видом достоверных сообщений заведомо ложной общественно значимой информации, повлекшее по неосторожности причинение вреда здоровью человека либо повлекшее по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия.

В примечании к ст. 207.1 УК РФ дано разъяснение, что "обстоятельствами, представляющими угрозу жизни и безопасности граждан, признаются чрезвычайные ситуации природного и техногенного характера, чрезвычайные экологические ситуации, в том числе эпидемии, эпизоотии и иные обстоятельства, возникшие в результате аварий, опасных природных явлений, катастроф, стихийных и иных бедствий, повлекшие (могущие повлечь) человеческие жертвы, нанесение ущерба здоровью людей и окружающей природной среде, значительные материальные потери и нарушение условий жизнедеятельности населения". Что понимается под заведомо ложной общественно значимой информацией, в тексте уголовного закона не разъяснено.

Мотивы и причины принятия указанных норм в условиях пандемии вполне ясны. Однако, на наш взгляд, без принятия определенных разъяснений и толкований указанных норм их применение способно привести к существенным перегибам. К примеру, в тексте уголовного закона нет признаков заведомой ложности распространяемой информации, признаков публичности распространения, оценки понимания лицом потенциала угрозы жизни и безопасности граждан распространяемого фейка, в конечном счете нет определения самой заведомо ложной информации (фейка), ее признаков, выделяющих ее среди шуток или мемов, столь распространенных в социальных медиа. В условиях, когда распространение любой информации возможно путем нажатия одной иконки "ретвит" на экране смартфона, указанные нормы становятся весьма сложными для восприятия как гражданами, желающими соблюсти закон и при этом продолжать активно использовать мессенджеры и социальные сети для общения, так и правоприменителями, на которых возложена обязанность по привлечению к ответственности за распространение дезинформации, что в конечном счете способно привести к массовому привлечению к ответственности за дезинформацию.

Несомненно, для Верховного Суда РФ большинство из указанных рисков было также весьма очевидно. Поэтому впервые за многолетнюю практику главного судебного органа разъяснения по применению норм были опубликованы через 20 дней после введения статей в УК РФ.

Так, 21 апреля 2020 г. был опубликован Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) N 1. В Обзоре отмечается, что обстоятельства распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19) на территории Российской Федерации относятся к обстоятельствам, представляющим угрозу жизни и безопасности граждан, на которые указано в примечании к ст. 207.1 УК РФ.

При этом распространение фейков при указанных обстоятельствах, повлекшее по неосторожности причинение вреда здоровью человека либо повлекшее по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия, влечет уголовную ответственность по ст. 207.2 УК РФ, так как по смыслу уголовного закона предмет преступления, предусмотренного ст. 207.2 УК РФ, является более широким по отношению к предмету преступления, предусмотренного ст. 207.1 УК РФ.

При определении "общественной значимости" информации Верховный Суд РФ рекомендует опираться на определение общественно значимой информации, данное в ч. 1.1 ст. 15.3 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" .

Однако наиболее важным и востребованным в условиях массового привлечения к ответственности за фейки стало разъяснение Верховного Суда РФ об обязательном учете при привлечении к ответственности по ст. 207.1 УК РФ "условий, в которых оно осуществляется, цели и мотивов совершаемых действий (например, для того, чтобы спровоцировать панику среди населения, для нарушения правопорядка), представляет ли распространение заведомо ложной информации реальную общественную опасность и причиняет ли вред охраняемым уголовным законом отношениям в сфере обеспечения общественной безопасности".

Как свидетельствуют пресс-релизы официальных следственных органов, практика привлечения к уголовной ответственности по ст. 207.1 УК РФ набирает обороты. Следственный комитет Российской Федерации сообщил о фактах возбуждения уголовных дел в связи с распространением не соответствующей действительности информации, угрожающей безопасности людей, следственными управлениями в городах Москве и Санкт-Петербурге, в Саратовской, Тверской, Ленинградской областях, Республике Бурятии, в Приморском крае, а также о производстве доследственных проверок следственными органами СК РФ в Самарской, Свердловской, Омской областях, Хабаровском и Краснодарском краях и других регионах.

И если с отдельными фактами, по которым проводится проверка, трудно не согласиться в части их негативного окраса, то с их правовой оценкой возникают трудности. Так, следственными органами СК РФ по Тверской области возбуждено уголовное дело по ст. 207.1 УК РФ. "По версии следствия, 9 апреля 2020 г. лицо, не обладая информацией об уровне смертности от коронавирусной инфекции (COVID-19), распространило заведомо ложные сведения о том, что в ГБУЗ ТО "Городская клиническая больница N 7" города Твери большая смертность от этого заболевания, в связи с чем выделяется определенное количество мешков для транспортировки тел умерших. После публикации указанного сообщения на сайте одного из интернет-изданий города Твери с ним ознакомилось не менее 131 посетителя. При этом размещенная информация не соответствует действительности".

Во многом трудности предопределяются установлением субъекта и субъективной стороны преступления, а также самой природой фейковых новостей. Если информация размещена в качестве заметки на официальной странице интернет-издания города, то вполне логично, что читатели информации, распространившие ее впоследствии в социальных сетях, воспринимали указанные сведения в качестве достоверных, и в их действиях вряд ли содержится состав преступления, предусмотренный ст. 207.1 УК РФ. В указанном аспекте, на наш взгляд, уместнее вести речь о привлечении к административной ответственности интернет-издания, разместившего фейковую новость, за распространение в средствах массовой информации, а также в информационно-телекоммуникационных сетях под видом достоверных сообщений заведомо недостоверной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан, и (или) о принимаемых мерах по обеспечению безопасности населения и территорий, приемах и способах защиты от указанных обстоятельств.

Интересен также следующий пример. "Следственными органами СК РФ по городу Санкт-Петербургу возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 207.1 УК РФ. По данным следствия, 2 апреля 2020 г. в 15 часов 30 минут на стене одного из сообществ в социальной сети "ВКонтакте" неустановленным лицом от имени пользователя Владимира Воронцова в открытом доступе в сети Интернет публично размещено под видом достоверного сообщение анонимного автора, содержащее заведомо ложную информацию об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан, а именно о том, что курсантов и офицеров одного из военных учебных заведений, в котором якобы 70 процентов заболевших коронавирусной инфекцией, заставляют делать утреннюю зарядку. Вместе с тем в указанном институте среди сотрудников и обучающихся института случаев заражения COVID-19 не выявлено, в медицинское учреждение информации о заболевании не поступало. Расследование уголовного дела продолжается".

В данном весьма показательном примере из правоприменительной практики очевидна оценочность формулировки "обстоятельств, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан". Весьма сложно представить, каким образом указанный фейк может повлечь такие обстоятельства.

Полагаем, что основная проблема следственных органов при расследовании данного уголовного дела возникнет при установлении субъективной стороны, а именно наличия цели и мотивов совершаемых действий для провокации паники среди населения либо нарушения правопорядка. Кроме того, учитывая относительную молодость нормы, возникает вопрос и о первоисточнике фейка, учитывая принципы действия уголовного права во времени.

Представляется, что в условиях продолжающейся пандемии количество фейковых новостей продолжит свой рост. Однако в стремлении ограничить их распространение мы можем столкнуться с беспрецедентным ростом привлечения к уголовной ответственности за твиты и иные способы распространения информации в социальных медиа ввиду плавающих формулировок уголовного закона. В последнее время возбуждено более ста уголовных дел по ст. 207.1 УК РФ, полагаем, что их число будет расти. Разъяснений, данных в Обзоре по правоприменительной практике в условиях распространения коронавирусной инфекции (COVID-19), явно недостаточно. Следует признать, что сегодня для практики весьма важной является выработка единых адекватных подходов к пониманию признаков "заведомой ложности" распространяемой информации, признаков публичности ее распространения, оценки понимания лицом потенциала угрозы жизни и безопасности граждан распространяемого фейка, а также определения самой заведомо ложной информации (фейка).

Ильяшенко Алексей Николаевич, профессор кафедры уголовного права и криминологии Кубанского государственного университета, доктор юридических наук, профессор.

Хисамова Зарина Илдузовна, начальник отделения планирования и координации научной деятельности научно-исследовательского отдела Краснодарского университета Министерства внутренних дел Российской Федерации, кандидат юридических наук.

"Российский следователь", 2020, N 9

Источник: http://www.consultant.ru


Вернуться назад
Апелляционное постановление Ставропольского краевого суда от 26.03.2018 N 22-1096/2018

Апелляционное постановление Ставропольского краевого суда от 26.03.2018 N 22-1096/2018 Приговор: Ст. 228 УК...

Подробнее
Кассационное определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 22.10.2020 N 77-1942/2020

Кассационное определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 22.10.2020 N 77-1942/2020...

Подробнее