Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Апелляционное определение Свердловского областного суда от 26.09.2018 по делу N 33-16007/2018

Апелляционное определение Свердловского областного суда от 26.09.2018 по делу N 33-16007/2018. Требование: О взыскании компенсации морального вреда. Обстоятельства: Истцы указали, что содержались в учреждениях уголовно-исполнительной системы, в камерах отсутствовал телеприемник, каких-либо проводов от стационарной телевизионной антенны не было, также они были лишены возможности просмотра кино- и видеофильмов. Решение: В удовлетворении требования отказано.

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 сентября 2018 г. по делу N 33-16007/2018

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе: …

рассмотрела в открытом судебном заседании 26.09.2018, с использованием системы видеоконференц-связи, гражданское дело по иску Р.Л.В., К. к ФКУ СИЗО-1 ГУ ФСИН России по Свердловской области, ФСИН России о взыскании компенсации морального вреда,

по апелляционной жалобе истцов на решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 30.05.2018.

Заслушав доклад судьи Беляевой М.Н., объяснения истцов, поддержавших доводы апелляционной жалобы, представителей ответчиков: ФКУ СИЗО-1 ГУ ФСИН России по Свердловской области - Г., действующей по доверенности N 30 от 04.09.2018, В., действующей на основании доверенностей N 68/ТО/40-41 от 08.02.2018 (ГУФСИН России), N 68/ТО/40-42 от 08.02.2018 (ГУФСИН России по Свердловской области), возражавших относительно доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия

установила:

Р.Л.А. и К. обратились в суд с иском к ГУФСИН России по Свердловской области и к ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН России по Свердловской области, ФСИН России о компенсации морального вреда.

В обоснование иска указали, что Р.Л.А. с 18.05.2012 по 26.06.2012 и с 25.03.2014 по 29.03.2014, К. с 20.12.2009 по 09.01.2010, с 15.01.2011 по 20.12.2011 содержались в ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН России по Свердловской области. В указанные даты соистцы содержались в различных камерах, однако, условия их содержания были одинаковыми. А именно, в камерах отсутствовал телеприемник, каких-либо проводов от стационарной телевизионной антенны не было. Также они были лишены возможности просмотра кино- и видеофильмов.

В период содержания истцов в указанном учреждении они являлись осужденными, этапируемыми в порядке ч. 3 ст. 77.1 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, которой предусмотрено, в том числе, содержание в условиях отбытия наказания, определенных приговором суда. Данные условия определены в ст. 13 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, в которую, в частности, входит ст. 94 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, предусматривающая право на просмотр телеприемника и кино и видео фильмов.

Нарушение прав истцов причинило им нравственные страдания, выраженные в испытании чувств несправедливости, беззащитности, разочарования и унижения, что является основанием для выплаты им компенсации, в размере 100 000 руб. в пользу каждого истца.

Истцы, участвуя в судебном заседании суда первой инстанции посредством видеоконференц-связи, исковые требования поддержали в полном объеме по доводам и основаниям, изложенным в исковом заявлении.

Представитель ответчиков ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН России по Свердловской области и ФСИН России и третьего лица ГУФСИН России по Свердловской области исковые требования не признал, считая их незаконными и необоснованными. Поддержал позицию, изложенную в отзывах на исковое заявление, указал на пропуск срока давности по заявленным исковым требованиям, поскольку фактически истцы оспаривают бездействие должностных лиц. Также считает, что истцам была предоставлена возможность просмотра телепередач и фильмов, что подтверждается фотографиями.

Решением Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 30.05.2018 в удовлетворении исковых требований Р.Л.В. и К. отказано.

Оспаривая законность и обоснованность постановленного судом решения, истцы в апелляционной жалобе просили суд апелляционной инстанции отменить решение суда первой инстанции, удовлетворив их исковые требования, настаивая на своих прежних доводах, ссылаясь на то, что указанные в решении выводы не соответствуют подлежащим применению нормам материального права.

Суд, рассматривая исковое заявление, ошибочно указал, что истцами заявлено требование об отсутствии телевизионного приемника в камерах, в которых они содержались. Однако такого требования не было заявлено. Истцами было заявлено требование о нарушении их прав, предусмотренных ч. 1 ст. 94 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, то есть право на демонстрацию кинофильмов и видеофильмов не реже одного раза в неделю. Обязанность по реализации данного права возложена на администрацию исправительного учреждения. Отсутствие финансовой возможности в реализации права осужденных на просмотр кино- и видеофильмов не может служить основанием для освобождения ответчика от обязанности компенсации морального вреда.

Заслушав стороны, исследовав материалы дела, проверив законность и обоснованность судебного решения в пределах доводов апелляционной жалобы и возражений на нее, в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия приходит к следующему.

Разрешая спор, суд правильно установил характер спорных правоотношений и нормы закона, подлежащие применению. При этом все изложенные в решении выводы подробно мотивированы, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, основаны на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, которым суд дал надлежащую, отвечающую правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, правовую оценку на предмет их относимости, допустимости, достоверности, достаточности и взаимной связи.

В силу ч. 3 ст. 77.1 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации в случаях, предусмотренных частями первой и второй настоящей статьи, осужденные содержатся в следственном изоляторе в порядке, установленном Федеральным законом от 15.07.1995 N 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений", и на условиях отбывания ими наказания в исправительном учреждении, определенном приговором суда.

Статьей 94 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (п. 1) предусмотрено, что осужденным к лишению свободы, кроме отбывающих наказание в тюрьме, а также осужденным, переведенным в штрафные изоляторы, помещения камерного типа, единые помещения камерного типа и одиночные камеры, демонстрируются кинофильмы и видеофильмы не реже одного раза в неделю.

В соответствии со ст. 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Указанный вред подлежит возмещению по общим правилам, предусмотренным ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Из данных норм следует, что обязательным условием наступления ответственности является совокупность таких элементов как наличие вреда; вина причинителя вреда; причинная связь между наступившим вредом и действиями (бездействием) причинителя вреда; противоправность действий (бездействия) причинителя вреда.

Таким образом, истец, заявляя требование о возмещении вреда, должен доказать противоправность действия (бездействия) ответчика, факт и размер понесенного ущерба и причинную связь между действиями ответчика и возникшим вредом. При этом по общему правилу (п. 2 ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации) бремя доказывания своей невиновности лежит на лице, причинившем вред.

Как установлено судом первой инстанции и подтверждается материалами дела Р.Л.В., <...> года рождения, уроженец г. Москва, осужден по статье 105 ч. 2, 282.1 ч. 2 УК РФ к пожизненному лишению свободы.

Прибыл в ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН 18.05.2012 транзитом из ФКУ СИЗО-2 г. Москва.

Убыл 26.06.2012 в ФКУ ИК-56 г. Ивдель Свердловской области.

Прибыл в ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН 25.03.2014 транзитом из ФКУ ИК-56 г. Ивдель Свердловской области.

Убыл 29.03.2014 в распоряжение начальника УФСИН Ямало-Ненецкого автономного округа.

В период своего нахождения в ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН Р.Л.В., содержался в следующих камерах:

камера N 13 поста N 21 в период с 18.05.2012 по 19.05.2012;

камера N 4 поста N 19 в период с 19.05.2012 по 26.06.2012;

камера N 19 поста N 21 в период с 25.03.2014 по 29.03.2014.

В ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН также содержался К., <...> года рождения, уроженец Республики Коми.

К. осужден по статье 105 ч. 2 УК РФ к пожизненному лишению свободы.

Прибыл в ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН 25.12.2009 транзитом из ФКУ СИЗО-1 г. Сыктывкар.

Убыл 08.01.2010 г. в ФКУ ИК-56 г. Ивдель Свердловской области.

Прибыл в ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН 26.11.2011 транзитом из ФКУ ИК-56 г. Ивдель Свердловской области.

Убыл 10.12.2011 в ФКУ СИЗО-1 Республики Коми.

В период своего нахождения в ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН К. содержался в камере N 20 поста N 27

В связи с тем, что истцы в период нахождения в ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН имели статус осужденных, то на них распространялись нормы, установленные УИК РФ и приказом МЮ N 205 от 03.11.2005 "Об утверждении Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений".

Согласно справке главного бухгалтера установлено отсутствие лимитов бюджетных обязательств в 2012, 2014 годах для приобретения телевизоров и холодильников для оборудования каждой камеры учреждения.

Из представленных суду фотографий установлено, что администрацией ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН было оборудовано специальное помещение в границах поста N 19 для просмотра осужденными телепередач, кинофильмов. Вывод осужденных из данного поста и других для просмотра телепередач осуществляется еженедельно, данные обстоятельства истцами не оспаривались.

Доказательств того, что при выводе осужденных для просмотра телепередач им не демонстрировались фильмы, а включались иные телепередачи, ограничивающие права осужденных; доказательств того, что по указанным обстоятельствам осужденные обращались с жалобами к администрации учреждения, ни суду первой инстанции, ни в апелляционную инстанцию не представлено и в ходе судебного разбирательства не добыто.

Разрешая спор по правилам ст. ст. 196 - 197 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, по заявленным истцами требованиям (предмету и основаниям), основывая свое решение только на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об отсутствии виновных действий (бездействия) со стороны ответчиков, нарушающих либо умаляющих и ограничивающих права осужденных на просмотр фильмов и телепередач.

Вопреки доводам жалобы, поскольку в СИЗО-1 ГУФСИН специально отведенное помещение в границах поста N 19 было оборудовано телевизором, с использованием которого возможен просмотр художественных фильмов, помимо иных телепередач, у ответчика отсутствовала дополнительная обязанность по обеспечению осужденных отдельным просмотром кино и видеофильмов.

Исходя из позиции законодателя, заложенной в п. 1 ст. 94 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, учитывая, что УИК РФ принят 08.01.1997 и экономическая ситуация в стране не предусматривала обеспечение мест отбытия наказания стационарными телевизорами, предусматривалась демонстрация кинофильмов и видеофильмов в клубах исправительных учреждений либо в помещениях отрядов осужденных.

При указанных обстоятельствах, с учетом требований ст. ст. 12, 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, иного решения кроме как об отказе Р.Л.В. и К. в удовлетворении их исковых требований судом не могло быть постановлено.

Право исследования и оценки доказательств принадлежит суду, рассматривающему спор по существу, при этом судебная коллегия не усматривает правовых оснований для переоценки доказательств по доводам жалобы.

Ссылка истцов, при рассмотрении апелляционной жалобы, на иные решения судов об удовлетворении исковых требований осужденных, не свидетельствует о незаконности обжалуемого решения и отсутствии единообразной практики, поскольку указанные истцами судебные акты приняты по обстоятельствам, не являющимися тождественными настоящему спору и с учетом конкретных обстоятельств каждого дела.

Доводы апелляционной жалобы истцов повторяют их правовую позицию, изложенную в ходе разбирательства дела в суде первой инстанции, и по существу сводятся к несогласию с выводами суда, однако не содержат фактов, которые не были бы непроверенны и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали выводы суда первой инстанции.

Само по себе несогласие с решением суда первой инстанции не может служить основанием для удовлетворения требований, содержащихся в жалобе.

Изложенные в решении суда выводы противоречивыми не являются, основаны на имеющихся в деле доказательствах и правильном применении норм материального и процессуального законодательства. Оснований сомневаться в объективности оценки и исследования доказательств не имеется.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в соответствии с ч. 4 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены решения суда первой инстанции, судом не допущено.

Решение суда является законным и обоснованным, оснований для его отмены или изменения судебная коллегия не усматривает.

Руководствуясь ст. ст. 320, 327.1, п. 1 ст. 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 30.05.2018 оставить без изменения, апелляционную жалобу Р.Л.В. и К. - без удовлетворения.


Вернуться назад
Статья 50 УК РФ. Исправительные работы

Статья 50 Уголовного кодекса Российской Федерации (Исправительные работы) по состоянию на 03.07.2018 г....

Подробнее
Апелляционное определение Омского областного суда от 26.06.2013 по делу N 33-3994/2013

Апелляционное определение Омского областного суда от 26.06.2013 по делу N 33-3994/2013 В иске о разрешении на...

Подробнее