Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Кассационное определение Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 06.02.2020 N 77-84/2020

Кассационное определение Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 06.02.2020 N 77-84/2020 Приговор: Ст. 105 УК РФ (убийство). Определение: Акты изменены: смягчено назначенное наказание.

СЕДЬМОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 февраля 2020 г. N 77-84/2020

Судебная коллегия по уголовным делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе: …

рассмотрела в открытом судебном заседании с использованием системы видеоконференц-связи уголовное дело

по кассационной жалобе осужденного Ч. на приговор Губахинского городского суда Пермского края от 13 марта 2015 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда от 21 мая 2015 года в отношении

Ч.,

родившегося <данные изъяты>,

несудимого,

осужденного по ч. 1 ст. 105 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок девять лет шесть месяцев.

В соответствии со ст. 70, п. "в" ч. 1 ст. 71 УК РФ по совокупности приговоров к назначенному наказанию частично присоединена неотбытая часть наказания по приговору мирового судьи судебного участка N 98 Красновишерского муниципального района Пермского края от 22 июня 2012 года, Ч. назначено окончательное наказание в виде лишения свободы на срок девять лет восемь месяцев с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания постановлено исчислять с 13 марта 2015 года.

В соответствии с ч. 3 ст. 72 УК РФ в срок лишения свободы зачтено время содержания Ч. под стражей с 03 декабря 2014 года по 12 марта 2015 года.

По делу разрешен гражданский иск потерпевшей <данные изъяты>, в пользу которой с Ч. взыскано 4 700 (четыре тысячи семьсот) рублей в счет возмещения материального ущерба, 2 600 (две тысячи шестьсот) рублей в счет возмещения расходов по оказанию юридических услуг, 1 000 000 (один миллион) рублей в счет компенсации морального вреда.

По делу распределены процессуальные издержки, разрешена судьба вещественных доказательств.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда от 21 мая 2015 года приговор изменен: в срок лишения свободы осужденному зачтен один день содержания под стражей - 02 декабря 2014 года; мобильный телефон "Nokia" (IMEI <данные изъяты>) возвращен его законному владельцу - Ч., в остальном приговор оставлен без изменения.

Заслушав доклад судьи С.И.Н., выступления осужденного Ч., адвоката М.В.Г., поддержавших изложенные в кассационной жалобе доводы, прокурора В.А.И., полагавшего, что приговор и апелляционное определение подлежат изменению, судебная коллегия

установила:

Ч. признан виновным в убийстве <данные изъяты>, совершенном 02 декабря 2014 года в <...> при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный Ч. выражает несогласие с состоявшимися судебными решениями, считая их незаконными и необоснованными, постановленными с нарушением требований уголовно-процессуального закона при проверке и оценке доказательств по делу. Указывает, что предварительное и судебное следствие по делу были проведены неполно, с обвинительным уклоном, по делу не был выполнен ряд необходимых, по мнению Ч., следственных действий, нарушены требования законодательства. Полагает, что судом необоснованно принята во внимание характеристика, представленная на него участковым уполномоченным полиции по месту совершения преступления, при этом не запрошены характеристики с его места жительства и работы. Осужденный считает, что в основу приговора судом положены противоречивые и ложные показания свидетелей <данные изъяты> и потерпевшей <данные изъяты>, которые оговорили его. Также считает, что ему необходимо было провести комплексную судебно-психиатрическую экспертизу, поскольку в ДД.ММ.ГГГГ году ему был поставлен диагноз <данные изъяты> и имелись неоднократные травмы <данные изъяты> однако в отношении него было проведено лишь освидетельствование. Утверждает, что поведение потерпевшей привело его в состояние сильного душевного волнения, умысла на убийство потерпевшей у него не было, он находился в состоянии аффекта. Кроме того, Ч. полагает, что нахождение его в состоянии опьянения в период инкриминируемого ему преступления не подтверждено исследованными доказательствами, в связи с чем подлежит исключению ссылка суда на наличие отягчающего наказание обстоятельства, предусмотренного ч. 1.1 ст. 63 УК РФ, а также считает, что к приговору от 22 июня 2012 года следовало применить акт об амнистии от 24 апреля 2015 года. С учетом изложенного, просит отменить обжалуемые судебные решения.

Постановлением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 17 декабря 2019 года кассационная жалоба осужденного Ч. передана для рассмотрения в Седьмой кассационный суд общей юрисдикции.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит приговор и апелляционное определение подлежащими изменению по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

К числу таких существенных нарушений относятся, в частности, такие нарушения, которые повлияли на правильность назначения судом наказания.

В соответствии с ч. 1 ст. 6 УК РФ, наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

В силу положений ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым и признается таковым, если он соответствует требованиям уголовно-процессуального законодательства и основан на правильном применении уголовного закона.

Как видно из приговора, при назначении Ч. наказания судом учитывались характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности виновного, смягчающие и отягчающее наказание обстоятельства.

В качестве смягчающих наказание обстоятельств судом учтены явка с повинной, способствование раскрытию и расследованию преступления, так как подсудимый сразу после совершения преступления сообщил в полицию (п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ), раскаяние в содеянном, состояние здоровья виновного.

В качестве отягчающего обстоятельства суд признал на основании ч. 1.1 ст. 63 УК РФ совершение Ч. преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя.

В силу вышеуказанного закона, суд, назначающий наказание, в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного может признать отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, новых потенциально опасных психоактивных веществ либо других одурманивающих веществ.

По смыслу ст. ст. 307, 308 УПК РФ, установив отягчающие обстоятельства и признав их таковыми, суд в приговоре должен привести мотивы принятого решения. Сам факт нахождения виновного лица в момент совершения преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, не может безусловно признаваться обстоятельством, отягчающим наказание осужденного.

Вместе с тем, при назначении наказания Ч., требование ч. 1.1 ст. 63 УК РФ не выполнено, поскольку в приговоре суд не мотивировал, на основании каких именно данных о характере и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного, состояние алкогольного опьянения признано обстоятельством, отягчающим его наказание.

Суд апелляционной инстанции с решением суда согласился, указав на то, что преступление Ч. совершил на почве пьянства.

При этом из материалов уголовного дела и протокола судебного заседания следует, что свидетель <данные изъяты> подтвердила только факт распития спиртного и нахождения <данные изъяты> и Ч. в состоянии опьянения, не сообщая ничего о причине их конфликта, сам Ч. никогда не сообщал о том, что состояние алкогольного опьянения послужило поводом для совершения им преступления. Иных доказательств, подтверждающих выводы суда об обратном, материалы уголовного дела не содержат.

Оставляя приговор в части назначенного Ч. наказания без изменения, суд апелляционной инстанции указанным обстоятельствам должного внимания не уделил.

Учитывая изложенное, судебная коллегия не может признать назначенное осужденному наказание справедливым, соответствующим требованиям ст. ст. 6, 43, 60 УК РФ. Указание о наличии отягчающего обстоятельства - совершения преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя, подлежит исключению из приговора, а потому назначенное Ч. по ч. 1 ст. 105 УК РФ наказание следует смягчить. При этом в связи с исключением отягчающего наказание обстоятельства, отсутствием иных отягчающих обстоятельств и наличием смягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ, при назначении Ч. наказания следует применить положения ч. 1 ст. 62 УК РФ.

В остальном назначенное Ч. по ч. 1 ст. 105 УК РФ наказание назначено в соответствии с требованиями закона.

Вопреки доводам осужденного состоянию его здоровья суд уделил должное внимание, признав данное обстоятельство смягчающим наказание. Ссылки осужденного об ухудшении состояния его здоровья в настоящее время, установлении ему инвалидности не являются безусловными основаниями для признания их смягчающими наказание обстоятельствами и снижения назначенного наказания.

Иных обстоятельств, в обязательном порядке подлежащих признанию в качестве смягчающих, суд не установил.

Судебная коллегия не усматривает оснований для иных выводов, в том числе для признания в качестве обстоятельства, смягчающего наказание Ч. противоправного и аморального поведения потерпевшей, явившегося поводом для совершения преступления, поскольку такие обстоятельства установлены в ходе судебного разбирательства не были. Напротив, установлено, в том числе из показаний самого осужденного, что действия и слова потерпевшей, на которые Ч. ссылается как на противоправные, приведшие его в состояние помутненного сознания, имели место уже после начала выполнения Ч. объективной стороны преступления, в процессе сопротивления потерпевшей действиям осужденного, севшего на нее сверху и сдавившего ее шею рукой.

Доводы осужденного о том, что суд необоснованно принял во внимание при назначении наказания характеристику участкового уполномоченного полиции по месту совершения преступления, а не по месту его жительства в г. Красновишерске и работы в г. Перми, также нельзя признать состоятельными. Отсутствие личного знакомства осужденного с участковым уполномоченным полиции по месту проживания в <...> не свидетельствует о недостоверности предоставленной сотрудником полиции информации, обладание которой входит в его профессиональные обязанности.

Из справки-характеристики участкового уполномоченного Межмуниципального отдела МВД России "Губахинский" (т. 2 л.д. 47) и других материалов дела следует, что Ч. регистрации на территории Пермского края не имеет, не трудоустроен, фактически проживал в <...>. Вопреки доводам жалобы о неполноте собранных сведений о личности осужденного в уголовном деле имеются характеризующие Ч. сведения, полученные из уполномоченных органов г. <адрес> Пермского края, которые исследованы в судебном заседании и учтены при назначении наказания (т. 2 л.д. 48 - 53) наряду с иными характеризующими виновного данными. Также из уголовного дела видно, что осужденный в ходе всего производства по делу указывал, что не работает, а также никогда и никому не сообщал о том месте работы в г. Перми, куда, согласно его доводам, следователю необходимо было сделать запрос о получении характеристики. Не содержится таких сведений и в кассационной жалобе.

Выводы суда о необходимости назначения Ч. наказания в виде реального лишения свободы и об отсутствии оснований для применения положений ч. 6 ст. 15, ст. 73 УК РФ сделаны с учетом конкретных обстоятельств дела и личности осужденного. Мотивы такого решения в приговоре приведены и сомнений не вызывают.

Какие-либо исключительные обстоятельства, связанные с целями, мотивами преступления, данными о личности осужденного, позволяющие назначить Ч. наказание с применением положений ст. 64 УК РФ, судом не установлены обоснованно.

Окончательное наказание Ч. назначено по правилам ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем присоединения к наказанию, назначенному по ч. 1 ст. 105 УК РФ, неотбытой части наказания по приговору мирового судьи судебного участка N 98 Красновишерского муниципального района Пермского края от 22 июня 2012 года.

Однако Федеральным законом от 03 июля 2016 года N 323-ФЗ внесены изменения в ч. 1 ст. 157 УК РФ, по которой Ч. осужден указанным приговором, предусматривающие наступление уголовной ответственности по этой норме только в случае неуплаты родителем без уважительных причин в нарушение решения суда или нотариально удостоверенного соглашения средств на содержание несовершеннолетних детей, если это деяние совершено неоднократно.

Под неоднократностью понимается неуплата родителем без уважительных причин в нарушение решения суда или нотариально удостоверенного соглашения средств на содержание несовершеннолетних детей, а равно нетрудоспособных детей, достигших восемнадцатилетнего возраста, подвергнутым административному наказанию за аналогичное деяние, в период, когда лицо считается подвергнутым административному наказанию.

Учитывая, что признак неоднократности в отношении Ч. не устанавливался и ему не вменялся (т. 2 л.д. 46), новая редакция уголовного закона устранила его уголовную ответственность по ч. 1 ст. 157 УК РФ.

Из ответа начальника ФКУ ИК-4 УФСИН России по Оренбургской области следует, что в личном деле осужденного не содержится иных сведений о пересмотре обжалуемого приговора, кроме как в апелляционном порядке.

В связи с этим, учитывая декриминализацию Федеральным законом от 03 июля 2016 года N 323-ФЗ деяния, за которое Ч. осужден приговором мирового судьи судебного участка N 98 Красновишерского муниципального района Пермского края от 22 июня 2012 года, из вводной части приговора следует исключить указание на наличие у Ч. судимости по указанному приговору, а также на назначение Ч. окончательного наказания по правилам ст. 70 УК РФ.

Учитывая требования ч. 3 ст. 46 УИК РФ, пп. 6 п. 13 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24 апреля 2015 года N 6576-6 ГД "Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" и пп. 4 п. 19 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24 апреля 2015 года N 6578-6 ГД "О порядке применения Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов", а также указанную выше причину исключения указания на осуждение Ч. по ч. 1 ст. 157 УК РФ, оснований для применения к приговору от 22 июня 2012 года вышеуказанного акта об амнистии от 24 апреля 2015 года не имеется.

Вид исправительного учреждения, в котором Ч. надлежит отбывать наказание, определен в соответствии с п. "в" ч. 1 ст. 58 УК РФ верно.

Что касается доводов жалобы осужденного о недоказанности его вины в умышленном причинении смерти <данные изъяты>, неполноты предварительного и судебного следствия, обвинительного уклона, повлиявших на оценку доказательств, то с ними согласиться нельзя.

Выводы суда о виновности Ч. в умышленном причинении смерти <данные изъяты>, основаны на доказательствах, исследованных в судебном заседании: показаниях потерпевшей <данные изъяты>, свидетелей <данные изъяты>, эксперта <данные изъяты>, письменных доказательствах, в числе которых рапорты сотрудников полиции, протоколы осмотра места происшествия, выемки и осмотра предметов, освидетельствования, заключения экспертов, а также явка с повинной и протокол проверки показаний на месте, содержащие сообщенные самим Ч. сведения о причине конфликта с <данные изъяты> обстоятельствах лишения им <данные изъяты> жизни, и иные исследованные в судебном заседании и приведенные в приговоре доказательства, которым дана надлежащая оценка в соответствии с требованиями ст. ст. 87, 88 УПК РФ с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности, а в своей совокупности - достаточности для правильного разрешения дела. Суд в соответствии с ч. 2 ст. 307 УПК РФ мотивировал в приговоре, почему принял в качестве достоверных доказательства, положенные в основу обвинительного приговора, и, с другой стороны, отверг доводы и показания Ч. в свою защиту.

Решения суда первой инстанции по оценке доказательств, отраженные в протоколе судебного заседания и в приговоре, соответствуют закону.

Данных, свидетельствующих о том, что в основу приговора судом положены недопустимые доказательства, а также о предвзятости при расследовании и рассмотрении уголовного дела не установлено.

Доводы жалобы о несоответствии действительности показаний потерпевшей и свидетелей в части его взаимоотношений с <данные изъяты>, подкупе потерпевшей <данные изъяты> свидетелей обещанием части взысканных с него под предлогом компенсации морального вреда сумм, не ставят под сомнение состоявшиеся по делу судебные решения, поскольку затрагивают обстоятельства, которые согласно ст. 401.1 УПК РФ и ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ не могут быть оспорены при обжаловании вступившего в законную силу приговора.

По существу указанные доводы не сопровождаются ссылками на существенные нарушения требований уголовно-процессуального закона и сводятся к переоценке отдельных доказательств, оцененных судом по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности всех имеющихся в уголовном деле доказательств, как это предусмотрено ст. 17 УПК РФ.

Следует отметить, что вышеуказанные доводы осужденного об оспаривании доказательств, неполноты расследования не основаны на материалах дела. То обстоятельство, что <данные изъяты> является дочерью погибшей, <данные изъяты> - бывшей супругой осужденного, а <данные изъяты> и <данные изъяты> сообщили об имевшем место незадолго до убийства <данные изъяты> конфликта погибшей и осужденного на почве ревности, не ставят под сомнение достоверность их показаний, которые последовательны, ничем не опровергнуты, согласуются не только между собой, но и с иными доказательствами, взятыми за основу приговора, в частности, с данными протоколами осмотра записи обращения Ч. в дежурную часть, осмотра содержащихся в изъятом у осужденного телефоне сведений о совершенных им звонках, свидетельствующих о том, что до обращения в полицию Ч. действительно звонил <данные изъяты> (т. 1 л.д. 1-7-114), с заключениями эксперта (т. 2 л.д. 188 - 196, 227 - 229, 242 - 244), из которых следует, что смерть <данные изъяты> наступила от механической асфиксии вследствие сдавливания органов шеи, возможно при обстоятельствах, на которые ссылался сам Ч. при проверке показаний на месте.

Освидетельствование Ч. проведено следователем с участием врача-психиатра в соответствии с требованиями ст. 179 УПК РФ, установлено, что в проведении судебно-психиатрической экспертизы Ч. не нуждается. Данные, дающие основания усомниться во вменяемости осужденного, в материалах дела отсутствуют. Напротив, из ответов медицинских учреждений гг. Губахи и <адрес> Пермского края следует, что на учетах психиатра Ч. не состоял, наличие у осужденного травм <данные изъяты> объективно ничем не подтверждено.

При этом, аналогичные заявленным в кассационной жалобе Ч. доводы о причинении смерти <данные изъяты> по неосторожности, вследствие аффекта, оспаривания наличия умысла в его действиях, допустимости доказательств, а также о процессуальных нарушениях на стадиях предварительного расследования и судебного разбирательства, являлись предметом проверки как суда первой инстанции, так и апелляционной инстанции и были обоснованно, с приведением соответствующих мотивов, отвергнуты.

Как видно из материалов уголовного дела, в судебных заседаниях судов первой и апелляционной инстанций в участием Ч. исследованы все существенные для исхода дела доказательства, представленные сторонами, осужденный имел возможность задать интересующие его вопросы потерпевшей и свидетелям, показания неявившихся свидетелей оглашены с согласия осужденного.

Нарушений принципа состязательности сторон, нарушений процессуальных прав Ч., повлиявших или могущих повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, не допущено.

Заявление осужденного в судебном заседании суда кассационной инстанции о предоставлении ему для ознакомления материалов уголовного дела непрошитыми и непронумерованными, отсутствии защитников при проведении следственных действий опровергаются материалами уголовного дела, из которых видно, что все процессуальные и следственные действия с Ч. проведены с участием защитников, замечаний к составленным документам и, в частности по поводу ненадлежащего предоставления уголовного дела для ознакомления с его материалами (т. 2 л.д. 67 - 71), у участников процесса, в том числе Ч., не имелось.

Обстоятельства, подлежащие в соответствии со ст. 73 УПК РФ доказыванию, в частности, событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления), виновность Ч. в совершении преступления, форма его вины и мотивы, судом установлены правильно. Расхождение в показаниях свидетелей и потерпевшей <данные изъяты> относительно времени сообщения последней о смерти матери выводы суда о виновности Ч. в убийстве <данные изъяты> и правильность установления перечисленных в ст. 73 УПК РФ обстоятельств не исключают.

Суд кассационной инстанции исходит из признанных установленными судом первой и апелляционной инстанций фактических обстоятельств дела, проверяя в процессе кассационного производства лишь правильность применения и толкования нижестоящими судебными инстанциями материального и процессуального закона.

С учетом фактических обстоятельств дела, установленных судом на основе совокупности объективно оцененных доказательств, действия Ч. верно квалифицированы по ч. 1 ст. 105 УК РФ. Оснований для иной квалификации действий осужденного, в том числе по ст. ст. 107, 109 УК РФ, не имеется.

Рассматривая иск потерпевшей <данные изъяты> о компенсации перенесенных ею нравственных страданий, выразившихся в переживаниях в связи со смертью матери, и, определяя размер компенсации причиненного Ч. морального вреда, суд принял во внимание характер и обстоятельства совершенного преступления, требования справедливости, разумности, имущественное положение осужденного, реальные возможности для его возмещения, и свое решение мотивировал.

Иных оснований для изменения судебных решений судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь п. 6 ч. 1 ст. 401.14, ч. 1 ст. 401.15, ст. 401.16 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Губахинского городского суда Пермского края от 13 марта 2015 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда от 21 мая 2015 года в отношении Ч. изменить.

Исключить из вводной части приговора указание на судимость по приговору мирового судьи судебного участка N 98 Красновишерского муниципального района Пермского края от 22 июня 2012 года.

Исключить из приговора указание на назначение окончательного наказания по правилам ст. 70 УК РФ.

Исключить указание на наличие отягчающего наказание обстоятельства - совершение преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя.

Смягчить назначенное Ч. по ч. 1 ст. 105 УК РФ наказание в виде лишения свободы до девяти лет, отбывать которое следует в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части эти же приговор и апелляционное определение оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного Ч. - без удовлетворения.

Кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции может быть обжаловано в порядке, предусмотренном гл. 47.1 УПК РФ, в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации.


Вернуться назад
Апелляционное определение Московского городского суда от 18.12.2019 N 33-48164/

Апелляционное определение Московского городского суда от 18.12.2019 N 33-48164/2019 Требование: О компенсации...

Подробнее
Статья 15 УК РФ. Категории преступлений

Статья 15 Уголовного кодекса Российской Федерации (Категории преступлений) по состоянию на сегодняшний день....

Подробнее