Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Кассационное определение Пятого кассационного суда общей юрисдикции от 23.09.2020 по делу N 88А-6128/2020

Кассационное определение Пятого кассационного суда общей юрисдикции от 23.09.2020 по делу N 88А-6128/2020 Категория: Споры с органами ФСИН России. Требования заявителя: О признании незаконными наряда и ответа. Обстоятельства: Заявитель указывает на то, что после вступления в законную силу приговора суда его должны были направить для дальнейшего отбывания назначенного наказания в колонию строгого режима по месту жительства и месту проживания его семьи и родственников, однако было принято решение (наряд) о направлении его в другую колонию, на его обращение был дан оспариваемый ответ; считает, что оспариваемые действия носят явно выраженный дискриминационный характер, чем нарушают его конституционные права. Решение: Отказано.

ПЯТЫЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 сентября 2020 г. по делу N 88А-6128/2020

Судебная коллегия по административным делам Пятого кассационного суда общей юрисдикции в составе …

на решение Кировского районного суда г. Махачкалы Республики Дагестан от 06.02.2020 и апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Республики Дагестан от 16.07.2020

по административному делу по административному исковому заявлению С. к Управлению Федеральной Службы исполнения наказаний России по Республике Дагестан, Федеральной Службе исполнения наказаний России о признании незаконными наряда от ДД.ММ.ГГГГ N и ответа от ДД.ММ.ГГГГ N ОГ-2-37354.

Заслушав доклад судьи Пятого кассационного суда общей юрисдикции Б.Ю.К., пояснения С., поддержавшего кассационную жалобу, судебная коллегия по административным делам Пятого кассационного суда общей юрисдикции

установила:

С., с учетом уточнений и частичного отказа от требований, принятых судом, обратился в Кировский районный суд г. Махачкалы Республики Дагестан с административным исковым заявлением к Управлению Федеральной Службы исполнения наказаний России по Республике Дагестан (далее - УФСИН России по РД), Федеральной Службе исполнения наказаний России (далее - ФСИН России) о признании незаконными наряда ФСИН России от ДД.ММ.ГГГГ N, послужившего основанием для перевода С. в исправительную колонию ФКУ ИК-27 ГУ ФСИН России по Красноярскому краю, и ответа ФСИН России от ДД.ММ.ГГГГ N ОГ-2-37354, направленного С. по итогам рассмотрения его обращения, в котором ему отказано в истребуемых последним материалов, являющихся внутриведомственными документами, и разъяснено об отсутствии оснований для его перевода в иное исправительное учреждение.

В обоснование заявленных требований С. привел доводы о том, что после вступления в законную силу приговора Абаканского районного суда Республики Хакассия от 29.05.2013 его должны были направить, согласно части 1 статьи 73 Уголовно исполнительного кодекса Российской Федерации, для дальнейшего отбывания назначенного наказания в колонию строгого режима Республики Дагестан, т.е. по месту жительства и месту проживания его семьи и родственников. В нарушении указанных норм и права С. на отбывание наказания по месту жительства, ФСИН России приняло решение от 21.06.2013 (наряд) о направлении его в колонию Красноярского края, а в дальнейшем на его обращение дан оспариваемый ответ. Считает, что все действия УФСИН России по РД носили явно выраженный дискриминационный характер, чем нарушили его конституционные права.

Решением Кировского районного суда г. Махачкалы Республики Дагестан от 06.02.2020, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Республики Дагестан от 16.07.2020, в удовлетворении административных исковых требований С. отказано.

Основанием для отказа в удовлетворении требований признания наряда ФСИН России от ДД.ММ.ГГГГ N незаконным явилось установленный судом пропуск процессуального срока для обжалования, основанием для отказа в признании незаконным ответа ФСИН России от 24.09.2019 N ОГ-2-37354 послужили выводы судов, что указанным ответом права и законные интересы С. нарушены не были, ответ дан в установленные сроки и доведен до последнего.

Не согласившись с постановленными судебными актами, С. обжаловал их в кассационном порядке, подав кассационную жалобу в 18.08.2020 (поступила в Кировский районный суд г. Махачкалы 26.08.2020, в Пятый кассационный суд общей юрисдикции 31.08.2020), в которой приводит доводы об их незаконности и необоснованности, вынесенных с нарушением норм материального и процессуального права, в частности относительно пропуска процессуального срока для обращения указал об отсутствии у него юридического образования и об отсутствии информации о наличии оспариваемого наряда, поскольку до него он доведен не был, узнал о нем из ответа Министерства юстиции Российской Федерации от 11.09.2019 N, судами дело рассмотрено неполно, без исследования и установления всех обстоятельств, предмет обращения в ФСИН России, на которое ему дан оспариваемый ответ не установлен, в судебном заседании обращение не исследовано, судами не истребовано. Просит решение судов первой и апелляционной инстанций отменить, возвратить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В судебное заседание Пятого кассационного суда общей юрисдикции иные лица, участвующие в деле, не явились, извещены надлежащим образом по правилам статьи 326 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, ходатайств об отложении рассмотрения дела не поступало, судебная коллегия по административным делам Пятого кассационного суда общей юрисдикции находит возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Исследовав материалы дела, изложенные в кассационной жалобе доводы и принятые по делу судебные акты, судебная коллегия по административным делам Пятого кассационного суда общей юрисдикции приходит к следующим выводам.

Основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов, изложенных в обжалованном судебном акте, обстоятельствам административного дела, неправильное применение норм материального права, нарушение или неправильное применение норм процессуального права, если оно привело или могло привести к принятию неправильного судебного акта (статья 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации).

В соответствие с частью 1 статьи 218 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации гражданин, организация, иные лица могут обратиться в суд с требованиями об оспаривании решений, действий (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, иного органа, организации, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями (включая решения, действия (бездействие) квалификационной коллегии судей, экзаменационной комиссии), должностного лица, государственного или муниципального служащего (далее - орган, организация, лицо, наделенные государственными или иными публичными полномочиями), если полагают, что нарушены или оспорены их права, свободы и законные интересы, созданы препятствия к осуществлению их прав, свобод и реализации законных интересов или на них незаконно возложены какие-либо обязанности.

Согласно статье 226 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации при рассмотрении административного дела об оспаривании решения, действия (бездействия) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, суд выясняет: нарушены ли права, свободы и законные интересы административного истца или лиц, в защиту прав, свобод и законных интересов которых подано соответствующее административное исковое заявление; соблюдены ли сроки обращения в суд; соблюдены ли требования нормативных правовых актов, устанавливающих: полномочия органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, на принятие оспариваемого решения, совершение оспариваемого действия (бездействия); порядок принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемого действия (бездействия) в случае, если такой порядок установлен; основания для принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемого действия (бездействия), если такие основания предусмотрены нормативными правовыми актами; соответствует ли содержание оспариваемого решения, совершенного оспариваемого действия (бездействия) нормативным правовым актам, регулирующим спорные отношения.

Обязанность доказывания обстоятельств, указанных в пунктах 1 и 2 части 9 настоящей статьи, возлагается на лицо, обратившееся в суд, а обстоятельств, указанных в пунктах 3 и 4 части 9 и в части 10 настоящей статьи, - на орган, организацию, лицо, наделенные государственными или иными публичными полномочиями и принявшие оспариваемые решения либо совершившие оспариваемые действия (бездействие).

В соответствии с частью 1 статьи 73 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации осужденные к лишению свободы, кроме указанных в части четвертой настоящей статьи, отбывают наказание в исправительных учреждениях в пределах территории субъекта Российской Федерации, в котором они проживали или были осуждены. В исключительных случаях по состоянию здоровья осужденных или для обеспечения их личной безопасности либо с их согласия осужденные могут быть направлены для отбывания наказания в соответствующее исправительное учреждение, расположенное на территории другого субъекта Российской Федерации.

Согласно части 4 статьи 73 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации осужденные за преступления, предусмотренные статьей 126, частями второй и третьей статьи 127.1, статьями 205 - 206, 208 - 211, 275, 277 - 279, 281, частями первой, первой.1 и третьей статьи 282.1, частями первой, первой.1 и третьей статьи 282.2, статьей 317, частью третьей статьи 321, частью второй статьи 360 и статьей 361 Уголовного кодекса Российской Федерации, осужденные за иные преступления, в отношении которых имеется информация об их приверженности идеологии терроризма, исповедовании, пропаганде или распространении ими такой идеологии (при отсутствии достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела) и оказании ими в связи с этим в период содержания под стражей, отбывания наказания соответствующего негативного воздействия на других обвиняемых (подозреваемых), осужденных, осужденные при особо опасном рецидиве преступлений, осужденные к пожизненному лишению свободы, осужденные к отбыванию лишения свободы в тюрьме, осужденные, которым смертная казнь в порядке помилования заменена лишением свободы, направляются для отбывания наказания в соответствующие исправительные учреждения, расположенные в местах, определяемых федеральным органом уголовно-исполнительной системы.

Положения данных норм направлены на индивидуализацию наказания и дифференциацию условий его отбывания с учетом характера преступления, его опасности для защищаемых Конституцией Российской Федерации и уголовным законом ценностей, интенсивности, причин и иных обстоятельств его совершения, а также данных о лице, его совершившем, и тем самым создают предпосылки для достижения целей наказания, которыми согласно части второй статьи 43 Уголовного кодекса Российской Федерации Российской Федерации являются восстановление социальной справедливости, исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений (Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 29.01.2009 N 59-О-О, от 2.09.2010 N 1218-О-О, от 16.12.2010 N 1716-О-О).

В силу статьи 81 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, осужденные к лишению свободы должны отбывать весь срок наказания, как правило, в одном исправительном учреждении либо следственном изоляторе, в том числе в случае назначения им в период отбывания лишения свободы нового наказания, если при этом судом не изменен вид исправительного учреждения (часть 1).

Перевод осужденного для дальнейшего отбывания наказания из одного исправительного учреждения в другое того же вида допускается в случае болезни осужденного либо для обеспечения его личной безопасности, при реорганизации или ликвидации исправительного учреждения, а также при иных исключительных обстоятельствах, препятствующих дальнейшему нахождению осужденного в данном исправительном учреждении. Перевод для дальнейшего отбывания наказания из одного исправительного учреждения в другое того же вида осужденных за преступления, указанные в части четвертой статьи 73 настоящего Кодекса, а также осужденных, в отношении которых имеется информация об их приверженности идеологии терроризма, исповедовании, пропаганде или распространении ими такой идеологии (при отсутствии достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела) и оказании ими в связи с этим в период содержания под стражей, отбывания наказания соответствующего негативного воздействия на других обвиняемых (подозреваемых), осужденных, допускается по решению федерального органа уголовноисполнительной системы. Порядок перевода осужденных определяется федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативноправовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний (часть 2).

В соответствии с частью 1 статьи 75 Уголовно исполнительного кодекса Российской Федерации порядок направления осужденных в исправительное учреждение определяется федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний.

Как установлено судами и подтверждается материалами дела, с 22.08.2018 С. отбывает уголовное наказание в ФКУ ИК-27 ГУФСИН России по Красноярскому краю.

29.05.2013 С. осужден Абаканским городским судом Республики Хакасия по части 4 статьи 296 Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающей уголовную ответственность за угрозу или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования, совершенные с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, к 10 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

На основании наряда ФСИН России от ДД.ММ.ГГГГ исх. 08-20273 УФСИН России по Республике Хакасия после вступления приговора в законную силу направило С. для отбывания наказания в исправительное учреждение строгого режима ГУФСИН России по Красноярскому краю.

31.01.2018 С. осужден Норильским городским судом Красноярского края по части 3 статьи 321 Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающей ответственность за дезорганизацию деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, к 10 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

После вступления приговора в законную силу С. был направлен для отбывания наказания в исправительное учреждение особого режима, где содержится в ФКУ ИК-27 ГУФСИН России по Красноярскому краю в настоящее время. На территории Республики Дагестан исправительные учреждения особого режима отсутствуют.

Поскольку место отбывания наказания С. определено в соответствии с Уголовно исполнительным кодексом Российской Федерации, постольку сообщением начальника Главного оперативного управления ФСИН России от ДД.ММ.ГГГГ N ОГ-2-37354 ему дан обоснованный ответ, что предусмотренных уголовно-исполнительным законодательством Российской Федерации оснований для перевода в исправительное учреждение другого субъекта Российской Федерации не имеется, испрашиваемая документация носит внутриведомственный характер и информация по ним доведена до осужденного быть не может, поскольку предоставляется только по запросу прокуратуры, суда.

Факт несогласия с содержанием ответа, не является основанием для признания его незаконным и нарушающим права осужденного. Ответ дан в установленные законом сроки, с приведением мотивов отказа, из существа ответа усматривается испрашиваемое С. при обращении, иное, не приведенное в ответе и запрашиваемое С. в обращении им при обращении в суд не приведено.

По запросу суда в рамках рассматриваемого настоящего административного дела ФСИН России дан ответ, что материалы, послужившие основанием для направления С. в 2013 году в исправительное учреждение Красноярского края представлен быть не могут, поскольку по регламенту срок их хранения составляет 5 лет и в настоящее время они уничтожены. Второй экземпляр наряда ФСИН России от 21.06.2013 исх. 08-20273 содержится в личном деле осужденного.

С. был направлен для отбывания наказания в Красноярский край в 2013 году, обоснованность такого направления им оспаривается и выражена в оспаривании наряда ФСИН России, послужившего основанием для определения места отбытия. Как обоснованно пришли к выводу суды, об этом ему стало известно в 2013 году, следовательно, сроки давности обращения в суд с административными требованиями, предусмотренные статьей 219 Кодекса административного судопроизводства российской Федерации, по его оспариванию на момент обращения с настоящим иском истекли.

Частью 1 статьи 219 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации предусмотрена подача административного искового заявления в суд такой категории дел в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации, иному лицу стало известно о нарушении их прав, свобод и законных интересов.

Пропуск срока на обращение в суд без уважительной причины является самостоятельным и достаточным основанием для отказа в удовлетворении административного иска в силу части 8 статьи 219 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

С учетом приведенных положений суды первой и апелляционной инстанций правомерно сослались на то, что пропуск срока давности на обращение в суд является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении требований в указанной части, с чем соглашается суд кассационной инстанции.

Ходатайств о восстановлении срока на обжалование в судебном порядке С. не заявлял, доказательств, объективно подтверждающих обоснованность причин пропуска срока, не представил. Его доводы о том, что о наряде он узнал в 2019 году не могут был признаны такими причинами, поскольку правовое значение для определения момента, когда С. узнал о своих нарушенных правах применительно к рассматриваемому спору, является именно его перевод в иной регион, что имело место в 2013 году. Равно как и не представлено доказательств не ознакомления с личным делом осужденного, в котором указанный наряд содержится с 2013 года, такие доводы С. судам не заявлялись.

Относительно иных заявленных требований суды первой и апелляционной инстанций пришли к обоснованному выводу об отсутствии нарушений со стороны административных ответчиков прав административного истца, поскольку материалы дела не содержат доказательств нарушения прав С., оспариваемый ответ конкретен, рассмотрен в порядке и с соблюдением требований Федерального закона Российской Федерации от 02.05.2006 N 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации".

Фактически административный истец не согласен с переводом его в 2013 году и удаленностью исправительного учреждения от места жительства его близких родственников.

В решении МакКоттер против Соединенного Королевства 20479/92 Европейская комиссия по правам человека установила, что при наличии исключительных обстоятельств отбывание наказания осужденным на далеком расстоянии от дома может являться нарушением статьи 8 Конвенции. Вместе с тем, по настоящему делу обстоятельства, свидетельствующие об их исключительности, отсутствуют, поскольку сведений о наличии непреодолимых препятствий иметь свидания с близкими и родственниками, получать почтовые отправления, вести телефонные переговоры, С. не представил.

По настоящему делу судами дана оценка юридически значимым обстоятельствам дела, позиция сторон рассмотрена в полном объеме и надлежащим образом, представленные сторонами доказательства получили надлежащую оценку судов по правилам статьи 84 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

По итогам рассмотрения дела судебная коллегия по административным делам Пятого кассационного суда общей юрисдикции пришла к выводу, что принятые судебные акты являются законными и обоснованными, при их принятии существенных нарушений норм материального и процессуального права, на что указывает административный истец в кассационной жалобе, которые могли повлиять на исход дела, допущено не было, доказательств, которые не соответствуют критериям допустимости, по делу не имеется.

Судебный акт является законным в том случае, когда он принят при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению и обоснованным, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, а также когда они содержат исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (пункты 2 и 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.12.2003 N 23 "О судебном решении"). Такие принципы судами первой и апелляционной инстанций по настоящему делу были соблюдены, оснований для отмены их решений и удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

Руководствуясь статьями 328 - 330 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия по административным делам Пятого кассационного суда общей юрисдикции

определила:

решение Кировского районного суда г. Махачкалы Республики Дагестан от 06.02.2020 и апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Республики Дагестан от 16.07.2020 оставить без изменения, кассационную жалобу С. - без удовлетворения.

Кассационное определение вступает в законную силу со дня вынесения, может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение шести месяцев со дня вынесения судебного акта судом апелляционной инстанции, без учета времени рассмотрения дела судом кассационной инстанции.


Вернуться назад
Кассационное определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 16.09.2020 N 88а-19324/2020 по делу N 2а-937/2019

Кассационное определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 16.09.2020 N 88а-19324/2020 по делу N...

Подробнее
Статья 318 УК РФ. Применение насилия в отношении представителя власти

Статья 318 Уголовного кодекса Российской Федерации (Применение насилия в отношении представителя власти) по...

Подробнее