Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Апелляционное определение Пермского краевого суда от 30.11.2015 по делу N 33-12690/2015

Апелляционное определение Пермского краевого суда от 30.11.2015 по делу N 33-12690/2015 Требование: О взыскании компенсации морального вреда. Обстоятельства: Истец утверждает, что в период отбывания наказания по приговору суда содержался в ненадлежащих условиях. Решение: Требование удовлетворено частично, с учетом принципов разумности и справедливости, поскольку субъективное восприятие истца уровня приватности уборной, запаха, времени для прогулок не свидетельствует о нарушении его прав.

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе: …

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Перми 30 ноября 2015 года по апелляционной жалобе Б. на решение Чусовского городского суда Пермского края от 03 сентября 2015 года, которым постановлено:

Взыскать в пользу Б. с казны Российской Федерации <...> руб. 00 коп.

Обязанность по исполнению решения суда возложить на Министерство финансов Российской Федерации.

Ознакомившись с материалами дела, заслушав пояснения представителя ответчика ФКУ ИК-37 С., доклад судьи Л.Е.А., заключение прокурора Пермской краевой прокуратуры Л.Л.Л. об оставлении решения суда без изменения, судебная коллегия

установила:

Б. обратился в суд с иском к ФКУ Исправительная колония N 37 ГУФСИН России по Пермскому краю о взыскании компенсации морального вреда в размере <...> руб.

Требования мотивированы тем, что в период с 21.07.2012 г. по 01.08.2012 г. Б. содержался в ФКУ ПК N 37 ГУФСИН России по Пермскому краю в период отбывания наказания по приговору суда в ненадлежащих условиях. По прибытию в колонию сотрудники ФКУ ИК-37 провели вещевой досмотр без соответствующего акта об оценке вещей, их содержания и количества. При помещении в помывочное отделение ШИЗО было предоставлено недостаточное время для помывки, в помывочном отделении размером 2 x 2 метра отсутствовала вытяжная искусственная вентиляция, надлежащее освещение, душевые лейки были не в полной мере исправны, из леек лилась холодная вода, в связи с чем отсутствовала возможность помыться, в помывочном отделении отсутствовало зеркало, в связи с чем не имелось возможности побриться. Ввиду отсутствия сушилки не имелось возможности постирать нижнее белье для сменного пользования. После помывки Б. незаконно водворили в ШИЗО (камеру N 2) для одиночного содержания, в связи с чем он был лишен возможности личного передвижения, права на свободу и личную неприкосновенность. В камере N 2 (размером 4,8 x 1,7 м) отсутствовала вентиляция, пол на 50 см ниже уровня двери, не было стола для приема пищи и занятий, книжной полки, тумбочки для индивидуальных принадлежностей, для продуктов питания. Туалет не был огорожен от естественного пространства, отсутствовал сливной бак, крышка для закрытия канализационного отверстия, туалет не обрабатывался и не чистился, камера находилась в антисанитарных условиях, не имелось уборочного инвентаря, не работал умывальник, не имелось бака для питьевой воды, не проникал дневной свет, освещение было недостаточным, из окон дул холодный воздух. Вышеуказанное неблагоприятно отразилось на состоянии здоровья истца, отсутствовала возможность готовиться к судебным процессам. Выдвижные нары, материально-бытовой инвентарь ограничивали и лишали Б. личного пространства, нормы жилой площади приближены к минимальным. В камере отсутствовала электрическая розетка и радиоточка, не выдавались газеты и журналы. У Б. отсутствовала возможность приготовить горячие напитки и пищу. 26.07.2012 г. Б. был переведен в камеру N 9 ШИЗО (предназначена для помещения карантина), в которой имелось 12 спальных мест, камера размером 4 x 7 кв. м. Туалет в камере не был огорожен от жилой зоны, пол расположен ниже на 60 см от уровня двери, вентиляция отсутствовала, электророзетка не работала, в камеру не проникал дневной свет, не имелось бака для питьевой воды, радиоточки, отсутствовал уборочный инвентарь. В камере содержалось 6 осужденных, которые, за исключением истца, курили. Недостаточное пространство в камере ограничивало доступ в туалет, к умывальнику, столу, в связи с чем между осужденными возникали конфликтные ситуации. Камера находилась в антисанитарном состоянии, стены побелены, из-за чего истец испачкал одежду. В связи с отсутствием тазов в камере истец не мог следить за личной гигиеной, испытывал дискомфорт и депрессию. Б. был лишен права на свободу и личную неприкосновенность, был подвергнут жестоким испытаниям и пыткам. За весь описываемый период прогулки происходили в темное время суток, в закрытом темном помещении, прогулочные дворики размером 3 x 1,2 м не имели спортивного инвентаря, присутствовал неприятный запах. За время содержания в штрафном изоляторе не производился медицинский осмотр, что лишало возможности получить лечение. В связи с содержанием в бесчеловечных условиях Б. испытывал душевную боль, физическое недомогание, нравственные страдания.

В судебном заседании истец Б. участия не принимал.

Представитель ответчика ФКУ ИК-37 с требованиями не согласился.

Привлеченное в качестве соответчика Министерство финансов РФ в судебное заседание представителя не направило.

Судом постановлено приведенное выше решение.

В апелляционной жалобе Б. просит решение суда отменить и принять новое решение об удовлетворении требований о взыскании компенсации морального вреда в полном размере. В жалобе ссылается на то, что выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела, представленным доказательствам дана ненадлежащая оценка, неверно истолкованы нормы процессуального права о распределении бремени доказывания, при определении размера компенсации морального вреда судом в полной мере не учтены фактические обстоятельства, при которых истцу причинен вред, условия его содержания, степень причиненных нравственных страданий. В связи с чем, размер компенсации является несправедливым.

Проверив материалы дела, обсудив возможность рассмотрения дела в отсутствие не явившихся сторон, заслушав пояснения представителя ответчика ФКУ ИК-37 С., заключение прокурора Пермской краевой прокуратуры Л.Л.Л. об оставлении решения суда без изменения, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда по доводам апелляционной жалобы истца.

Суд правильно установил обстоятельства, имеющие значение для дела, представленным доказательствам дал оценку в их совокупности по правилам ст. 67 ГПК РФ.

В соответствии с п. 2 ст. 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконной деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, не повлекший последствий, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, возмещается по основаниям и в порядке, которые предусмотрены статьей 1069 настоящего Кодекса. Вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу.

Согласно ст. 1069 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

В силу ст. 151 ГК РФ если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

В соответствии со ст. 1, 3 Закона РФ от 21 июля 1993 г. N 5473-1 "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы", деятельность уголовно-исполнительной системы осуществляется

на основе принципов законности, гуманизма, уважения прав человека.

В соответствии со ст. 79 УИК РФ прием осужденных к лишению свободы в исправительные учреждения осуществляется администрацией указанных учреждений в порядке, установленном Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений.

Осужденные, прибывшие в исправительные учреждения, помещаются в карантинное отделение на срок до 15 суток. В период пребывания в карантинном отделение осужденные находятся в обычных условиях отбывания наказания.

Пунктами 3 - 10 главы 2 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных Приказом Минюста РФ от 03.11.2005 г., регламентирован порядок размещения прибывших осужденных в

карантинном помещении для прохождения комплексной санитарной обработки, для прохождения медицинского осмотра.

Нахождение заключенных в карантинном отделении преследует цель предупреждения возможности переноса вирусных заболеваний в

исправительное учреждение, изучения в этот период личных дел осужденных и принятия решения о направлении их в соответствующие колонии, тюрьма, а внутри колонии - в отряд (бригаду), с тем, чтобы обеспечить соблюдение принципа дифференцированного исполнения наказания с учетом личности осужденного и совершенных им преступлений, а также размера назначенного срока лишения свободы.

В соответствии с ч. 1 ст. 123 УИК РФ осужденные к лишению свободы, отбывающие наказание в обычных условиях в исправительных колониях строгого режима, проживают в общежитиях.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Б. во время отбывания наказания в виде лишения свободы находился в ФКУ ПК N 37 ГУФСИН России по Пермскому краю в период с 21.07.2012 г. по 01.08.2012 г.

На основании совокупности исследованных доказательств судом установлен факт того, что по прибытию в учреждение ИК-37 Б. с 21.07.2012 г. по 01.08.2012 г. находился в условиях карантина в запираемом помещении ШИЗО, что не соответствовало целям и условиям содержания, при которых прибывшие осужденные размещаются в карантинном помещении.

С учетом этого, суд правомерно исходил из факта доказанности истцом частично тех обстоятельств, которыми он обосновывал свои исковые требования, установив, что в заявленный период истец содержался в условиях карантина в запираемом помещении ШИЗО, то есть в условиях, которые не соответствовали требованиям законодательства к условиям содержания в карантинных помещениях, чем были нарушены нематериальные права истца.

Содержание в указанных условиях в запираемых помещениях ШИЗО, не соответствующих установленным требованиям к содержанию в условиях карантина, влечет нарушение его прав, гарантированных законом, в том числе на свободу передвижения в установленных пределах и само по себе является достаточным для того, чтобы причинить страдания и переживания, что, в соответствии с упомянутыми выше правовыми нормами, является основанием для удовлетворения исковых требований о взыскании компенсации морального вреда.

Мотивы, по которым суд пришел к указанным выводам, в решении приведены, они не противоречат фактическим обстоятельствам дела, основаны на правильном применении норм материального права. Представленным доказательствам судом первой инстанции дана надлежащая оценка, по правилам ст. 67 ГПК РФ, требования к оценке доказательств судом не нарушены.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции, что в результате содержания Б. в условиях карантина в запираемом помещении ШИЗО, которое по условиям и целям не отвечало требованиям к содержанию в условиях карантина, были нарушены личные неимущественные права истца, гарантированные законом, тем самым ему причинен моральный вред, который подлежит компенсации ответчиком за счет средств Казны РФ.

В апелляционной жалобе истец по существу данные выводы суда не оспаривает, однако полагает, что судом не в полной мере учтены фактические обстоятельства, при которых ему причинен вред, условия его содержания в заявленный период, степень его нравственных страданий, что повлияло на размер компенсации морального вреда, определенный судом ко взысканию в его пользу.

При определении размера компенсации морального вреда суд первой инстанции учел заслуживающие внимания обстоятельства, в том числе фактические обстоятельства, которые нашли доказательственное значение в ходе рассмотрения дела, при которых причинен вред, степень нарушения прав истца, характер и степень нравственных страданий, перенесенных истцом, связанных с его индивидуальными особенностями.

Судебная коллегия полагает, что вывод суда по вопросу об определении размера денежной компенсации причиненного морального вреда подробно мотивирован судом, все обстоятельства имеющие значение для разрешения этого вопроса, предусмотренные ст. 151, 1101 ГК РФ, которые могли повлиять на размер денежной компенсации, судом учтены, определенный судом размер компенсации морального вреда соответствует принципу разумности и справедливости.

При этом указание Б. на недостаточность места в камере, недостаточность времени и условий для прогулок, ненадлежащее освещение и вентиляции, холодную воду, недостаточную приватность туалета, недостаточность санитарного состояния помещения, уровень запаха, какими-либо объективными доказательствами не подтверждены, в большей степени свидетельствует о его субъективном восприятии и оценке условий содержания, при том, что истец содержался в условиях лишения свободы при отбывании наказания, в связи с чем само по себе достаточным основанием для увеличения размера компенсации морального вреда служить не может. В этой связи, в силу субъективности оценки условий содержания показания допрошенных свидетелей, на которых истец ссылается в жалобе, также не могут бесспорно свидетельствовать о наличии оснований к увеличению размера компенсации морального вреда в пользу истца. Само по себе отсутствие в медицинских документах сведений о проведении в заявленный период медицинских осмотров в отношении Б., также не влечет оснований для увеличения размера компенсации, поскольку данное обстоятельство для истца каких-либо последствий не повлекло, такие доказательства не представлены.

Доводы жалобы истца о неверном распределении бремени доказывания по делу, состоятельными не являются.

При данных обстоятельствах, судебная коллегия не усматривает оснований для изменения решения суда и изменения размера компенсации морального вреда, подлежащего выплате истцу, по доводам апелляционной жалобы истца.

Материальный закон. судом применен правильно, нарушений требований процессуального закона, влекущих отмену решения, судом не допущено. Исследованным доказательствам судом дана правовая оценка, результаты которой отражены в решении. Оценка доказательств произведена с соблюдением требований ст. 59, 60 и 67 ГПК РФ. Оснований сомневаться в правильности оценки доказательств судебная коллегия не усматривает.

Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Чусовского городского суда Пермского края от 03 сентября 2015 года по доводам, изложенным в апелляционной жалобе Б., оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.


Вернуться назад
Адвокат по ст. 330 УК РФ (Самоуправство)

Под самоуправством понимается самовольное, вопреки установленному законом или иным нормативным правовым актом...

Подробнее
Глава 17 УПК РФ. Процессуальные сроки. Процессуальные издержки

Глава 17 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (Процессуальные сроки. Процессуальные...

Подробнее