Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Кассационное определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 02.12.2020 N 88а-18870/2020, 2а-4553/2019

Кассационное определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 02.12.2020 N 88а-18870/2020, 2а-4553/2019 Категория: Споры с органами ФСИН России. Требования заявителя: О признании незаконным бездействия администрации исправительного учреждения. Обстоятельства: В обоснование иска заявитель ссылался на то, что приговором суда был осужден к лишению свободы, в связи с чем мог содержаться в СИЗО только на основании постановления уполномоченного лица, вынесенного в порядке ст. 77.1 УИК РФ. О вынесении таких постановлений он узнал, только когда ознакомился с ними в ходе рассмотрения в суде ряда гражданских дел по его искам. Нарушение своих прав связывал с тем, что неознакомление с постановлениями нарушило его право на их обжалование, привело к содержанию в условиях более тяжелых, чем определенные приговором суда. Решение: Отказано.

ТРЕТИЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 декабря 2020 г. N 88а-18870/2020

Судебная коллегия по административным делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции в составе: …

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по кассационной жалобе П.Е. на решение Колпинского районного суда Санкт-Петербурга от 11 декабря 2019 года (N 2а-4553/2019) и апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Санкт-Петербургского городского суда от 27 июля 2020 года (N 33а-6362/2020) по административному исковому заявлению П.Е. к ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, ФКУ СИЗО-4 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, ФКУ ИК-5 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области о признании действий (бездействия) незаконными.

Заслушав доклад судьи К.Е.А., возражения против кассационной жалобы представителя ФКУ ИК-5 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области П.А., представителя ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области В., судебная коллегия по административным делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции

установила:

П.Е. обратился в Колпинский районный суд Санкт-Петербурга с административным исковым заявлением к ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, в котором оспаривал бездействие указанного ответчика, выразившееся в неознакомлении его с постановлениями, вынесенными в порядке статьи 77.1 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (далее также - УИК Российской Федерации) Кировским районным судом Санкт-Петербурга и ГСУ ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области.

В обоснование иска ссылался на то, что приговором Колпинского районного суда Санкт-Петербурга от 11 июля 2017 года по делу N 1-14/17 был осужден к лишению свободы, в связи с чем мог содержаться в СИЗО только на основании постановления уполномоченного лица, вынесенного в порядке статьи 77.1 УИК Российской Федерации. О вынесении таких постановлений он узнал только в феврале - марте 2019 года, когда ознакомился с ними в ходе рассмотрения в указанном суде ряда гражданских дел по его искам. Нарушение своих прав П.Е. связывал с тем, что неознакомление с постановлениями нарушило его право на их обжалование, привело к содержанию в условиях более тяжелых, чем определенные приговором суда.

22 апреля 2019 года административный истец заявил ходатайство о привлечении к участию в деле в качестве соответчиков ФКУ СИЗО-4, ФКУ ИК-5 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, ссылаясь на то, что 9 апреля 2018 года содержался в указанном СИЗО, а 1 марта и 5 сентября 2018 года - в ИК-5.

В заявлении от 11 июля 2019 года, поименованном П.Е. как отзыв на возражения административного ответчика, административный истец пояснил, что предметом его административного иска не являются обстоятельства того, что условия содержания в СИЗО значительно хуже, чем в колонии общего режима. Однако просил учесть, что в соответствии с Федеральным законом от 3 июля 2018 года N 186-ФЗ содержание в СИЗО приравнено к строгим условиям содержания.

27 августа 2019 года П.Е. обратился в Колпинский районный суд с ходатайством, в котором просил принять его уточненные исковые требования к ФКУ СИЗО-4 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, ФКУ ИК-5 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Просил признать незаконными действия (бездействие), выразившиеся в невручении, не ознакомлении его с постановлениями, вынесенными в порядке статьи 77.1 УИК Российской Федерации, об оставлении его в СИЗО:

- ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области с постановлениями от 7 августа 2018 года по делу N 3/12-185/18; 16 октября 2018 года по делу N 3/12-1510/18; 5 октября 2018 года по делу N 3/12-2483; 5 декабря 2018 года по делу N 3/12-3175;

- ФКУ СИЗО-4 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области с постановлениями от 9 апреля 2018 года по делу N 3/12-1054/18; 21 декабря 2017 года по делу N 4/6-12/17; 21 августа 2017 года; 23 октября 2017 года;

- ФКУ ИК-5 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области с постановлениями от 29 марта 2019 года; 21 августа 2017 года; 23 октября 2017 года; 1 марта 2018 года; 6 сентября 2018 года;

- ГСУ ГУ МВД России по Санкт-Петербург и Ленинградской области с постановлениями от 21 августа 2017 года; 23 октября 2017 года; 1 марта 2018 года; 6 сентября 2018 года.

Также просил признать незаконным бездействие ГСУ ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области в виде неуказания в сопроводительных письмах в учреждение, исполняющее наказание, на необходимость ознакомления его с данными постановлениями.

Определением Колпинского районного суда от 2 октября 2019 года требования, заявленные 27 августа 2019 года к начальнику ГСУ ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, следователю Г., возвращены.

В обоснование заявленных требований П.Е. ссылался на то, что в период с 22 сентября 2014 года по 19 июля 2017 года и с 23 апреля 2018 года по 19 декабря 2018 года содержался в ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, с 19 декабря 2018 года по 1 апреля 2019 года содержался в ФКУ ИК-5 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области.

В период содержания его в ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, ФКУ ИК-5 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, ФКУ СИЗО-4 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области с постановлениями от 7 августа 2018 года по делу N 3/12-185/18; 16 октября 2018 года по делу N 3/12-1510/18; 5 октября 2018 года по делу N 3/12-2483; 5 декабря 2018 года по делу N 3/12-3175; 9 апреля 2018 года по делу N 3/12-1054/18; 21 декабря 2017 года по делу N 4/6-12/17; 21 августа 2017 года; 23 октября 2017 года; 29 марта 2019 года; 21 августа 2017 года; 23 октября 2017 года; 1 марта 2018 года; 6 сентября 2018 года; 21 августа 2017 года; 23 октября 2017 года; 1 марта 2018 года; 6 сентября 2018 года его не знакомили, постановления не вручили. О наличии части указанных постановлений административный истец первоначально узнал в феврале - марте, а в полном объеме - в июле 2019 года, в связи с чем ссылался на отсутствие пропуска срок для оспаривания бездействия.

П.Е. считал, что оспариваемое бездействие повлекло нарушение его прав, так как он должен был знать об основаниях содержания его в СИЗО, имел право на их обжалование. На данные нарушения административным истцом были поданы жалобы в УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области 7 марта 2019 года, однако ответов на жалобы он не получил.

Решением Колпинского районного суда Санкт-Петербурга от 11 декабря 2019 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Санкт-Петербургского городского суда от 27 июля 2020 года, в удовлетворении заявленных П.Е. требований отказано.

В кассационной жалобе на решение Колпинского районного суда Санкт-Петербурга от 11 декабря 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Санкт-Петербургского городского суда от 27 июля 2020 года, поступившей в суд первой инстанции 20 октября 2020 года, П.Е. ставит вопрос об отмене судебных актов, полагая их постановленными с неправильным применением процессуального права и несоответствием выводов фактическим обстоятельствам.

В соответствии с частью 2 статьи 329 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации при рассмотрении административного дела в кассационном порядке суд проверяет правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права судами, рассматривавшими административное дело, в пределах доводов кассационных жалобы, представления.

Основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов, изложенных в обжалованном судебном акте, обстоятельствам административного дела, неправильное применение норм материального права, нарушение или неправильное применение норм процессуального права, если оно привело или могло привести к принятию неправильного судебного акта (часть 2 статьи 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации).

По данному административному делу нарушений, влекущих отмену судебных постановлений в кассационном порядке, допущено не было.

Материалами дела установлено, что П.Е. 11 июля 2017 года осужден приговором Колпинского районного суда Санкт-Петербурга по уголовному делу N 1-14/17 (уголовное дело до поступления в суд имело N 78686) по статьям 159 часть 4, 159 часть 4, 160 часть 4 Уголовного кодекса Российской Федерации к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Местом отбывания наказания административного истца была определена ФКУ ИК-5 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, куда он был этапирован 21 августа 2017 года.

По уголовному делу N 78438 П.Е. привлечен в качестве обвиняемого.

С 19 октября 2016 года по уголовному делу N 78438 с обвиняемым П.Е. в ФКУ СИЗО-4 УФСИН России по Санкт-Петербургу ежедневно выполнялись требования статьи 217 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Объем уголовного дела N 78438 составляет более 1000 томов.

Согласно пояснениям административного истца, в период содержания в ФКУ СИЗО-1 его не ознакомили, не вручили приведенные выше постановления от 7 августа 2018 года по делу N 3/12-185/18; от 16 октября 2018 года по делу N 3/12-1510/18; от 5 октября 2018 года по делу N 3/12-2483; от 5 декабря 2018 года по делу N 3/12-3175.

В период содержания в ФКУ СИЗО-4 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области его не ознакомили с постановлениями от 9 апреля 2018 года по делу N 3/12-1054/18; от 21 декабря 2017 года по делу N 4/6-12/17; от 21 августа 2017 года и от 23 октября 2017 года ГСУ ГУ МВД России по Санкт-Петербург и Ленинградской области.

В период содержания в ФКУ ИК-5 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области его не ознакомили с постановлениями от 29 марта 2019 года СУ Адмиралтейскому района УМВД России по Санкт-Петербургу; от 21 августа 2017 года, от 23 октября 2017 года, от 1 марта 2018 года и от 6 сентября 2018 года ГСУ ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области.

ГСУ ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области не ознакомило с постановлениями от 21 августа 2017 года; от 23 октября 2017 года, от 1 марта 2018 года и 6 сентября 2018 года.

Суд первой инстанции установил, что административными ответчиками в связи с получением постановлений, вынесенных в порядке статьи 77.1 УИК Российской Федерации, были совершены требуемые действующими нормативными правовыми актами действия для исполнения направленных постановлений в отношении П.Е.

Отказывая П.Е. в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что несвоевременное вручение постановлений не могло привести к нарушению прав административного истца на их обжалование, а на обстоятельства нарушения иных процессуальных или имущественных прав административный истец не ссылался.

Разрешая спор в части требований к ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области о признании незаконным бездействия в виде неуказания в сопроводительных письмах в учреждение, исполняющее наказание, на необходимость ознакомления П.Е. с данными постановлениями, суд пришел к выводу, что поскольку действующее законодательство не возлагает на следственные органы такую обязанность, то в удовлетворении требований в указанной части также надлежит отказать.

Суд апелляционной инстанции нашел такие выводы основанными на правильном применении к рассматриваемым правоотношениям положений Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации в силу следующего.

Согласно части 2 статьи 10 УИК Российской Федерации при исполнении наказаний осужденным гарантируются права и свободы граждан Российской Федерации с изъятиями и ограничениями, установленными уголовным, уголовно-исполнительным и иным законодательством Российской Федерации.

Ограничения прав и свобод, предусмотренных Конституцией Российской Федерации, могут быть связаны, в частности, с применением в качестве меры государственного принуждения к лицам, совершившим преступления и осужденным за это по приговору суда, уголовного наказания в виде лишения свободы, особенность которого состоит в том, что при его исполнении на осужденного осуществляется специфическое воздействие, выражающееся в лишении или ограничении его прав и свобод и возложении на него определенных обязанностей, целями которого являются исправление осужденных и предупреждение совершения новых преступлений как осужденными, так и иными лицами.

Статья 77.1 УИК Российской Федерации регулирует вопросы привлечения осужденных к лишению свободы к участию в следственных действиях или судебном разбирательстве.

Частью 1 статьи 77.1 УИК Российской Федерации установлено, что при необходимости участия в следственных действиях в качестве свидетеля, потерпевшего, подозреваемого (обвиняемого) осужденные к лишению свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии, воспитательной колонии или тюрьме могут быть оставлены в следственном изоляторе либо переведены в следственный изолятор из указанных исправительных учреждений на основании мотивированного постановления следователя с согласия руководителя следственного органа Следственного комитета Российской Федерации по субъекту Российской Федерации или его заместителя либо приравненного к нему руководителя специализированного следственного органа или его заместителя, руководителя территориального следственного органа по субъекту Российской Федерации следственного органа соответствующего федерального органа исполнительной власти (при соответствующем федеральном органе исполнительной власти) или его заместителя - на срок, не превышающий двух месяцев, с согласия Председателя Следственного комитета Российской Федерации или его заместителя, руководителя следственного органа соответствующего федерального органа исполнительной власти (при соответствующем федеральном органе исполнительной власти) - на срок до трех месяцев, а также постановления дознавателя с согласия прокурора субъекта Российской Федерации или его заместителя либо приравненного к нему прокурора или его заместителя - на срок, не превышающий двух месяцев, а с согласия Генерального прокурора Российской Федерации или его заместителя - на срок до трех месяцев.

Согласно части 2 статьи 77.1 УИК Российской Федерации при необходимости участия в судебном разбирательстве в качестве свидетеля, потерпевшего, обвиняемого осужденные могут быть по определению суда или постановлению судьи оставлены в следственном изоляторе либо переведены в следственный изолятор из исправительной колонии, воспитательной колонии или тюрьмы.

В соответствии с частью 3 статьи 77.1 УИК Российской Федерации в случаях, предусмотренных частями первой и второй настоящей статьи, осужденные содержатся в следственном изоляторе в порядке, установленном Федеральным законом от 15 июля 1995 года N 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" (далее - Федеральный закон "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений"), и на условиях отбывания ими наказания в исправительном учреждении, определенном приговором суда. Право осужденного, привлекаемого в качестве подозреваемого (обвиняемого), на свидания осуществляется в порядке, установленном Федеральным законом "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений". Право осужденного, привлекаемого в качестве свидетеля либо потерпевшего, на длительное свидание на территории исправительного учреждения или за его пределами и право несовершеннолетнего осужденного на краткосрочное свидание с выходом за пределы воспитательной колонии заменяются правом на краткосрочное свидание или телефонный разговор в порядке, предусмотренном частью третьей статьи 89 настоящего Кодекса.

Часть 1 статьи 12 УИК Российской Федерации предусматривает, что осужденные имеют право на получение информации о своих правах и обязанностях, о порядке и об условиях отбывания назначенного судом вида наказания. Администрация учреждения или органа, исполняющего наказания, обязана предоставить осужденным указанную информацию, а также знакомить их с изменениями порядка и условий отбывания наказаний.

В Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 18 октября 2012 года N 1956-О разъяснено, что поскольку согласно части третьей статьи 77.1 УИК Российской Федерации переведенный в следственный изолятор осужденный содержится в порядке, установленном Федеральным законом от 15 июля 1995 года N 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений", и на условиях отбывания им наказания в исправительном учреждении, определенном вступившим в законную силу приговором суда, постольку решение о переводе осужденного из исправительной колонии в следственный изолятор, по смыслу статьи 22 (часть 2) Конституции Российской Федерации, не требует обязательного предварительного подтверждения в судебном решении. Однако это не освобождает следователя от необходимости принимать решение в соответствии с принципом законности (статья 8 УИК Российской Федерации и часть четвертая статьи 7 УПК Российской Федерации) и не лишает осужденного права на ознакомление с данным решением и права на его оспаривание в суде общей юрисдикции, что прямо предусмотрено частью четвертой статьи 12 УИК Российской Федерации и вытекает из смысла Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 12 июля 2006 года N 378-О.

Согласно статье 82 УИК Российской Федерации, режим в исправительных учреждениях - это установленный законом и соответствующими закону нормативными правовыми актами порядок исполнения и отбывания лишения свободы, обеспечивающий охрану и изоляцию осужденных, постоянный надзор за ними, исполнение возложенных на них обязанностей, реализацию их прав и законных интересов, личную безопасность осужденных и персонала, раздельное содержание разных категорий осужденных, различные условия содержания в зависимости от вида исправительного учреждения, назначенного судом, изменение условий отбывания наказания.

В исправительных учреждениях действуют Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений, утверждаемые федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний, по согласованию с Генеральной прокуратурой Российской Федерации.

Согласно статье 15 Федерального закона от 15 июля 1995 года N 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" в местах содержания под стражей устанавливается режим, обеспечивающий соблюдение прав подозреваемых и обвиняемых, исполнение ими своих обязанностей, их изоляцию, а также выполнение задач, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации.

Обеспечение режима возлагается на администрацию, а также на сотрудников мест содержания под стражей, которые несут установленную законом ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение служебных обязанностей.

Статьей 16 этого же Федерального закона от 15 июля 1995 года N 103-ФЗ установлено, что в целях обеспечения режима в местах содержания под стражей федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний, федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере внутренних дел, федеральным органом исполнительной власти в области обеспечения безопасности, федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики, нормативно-правовому регулированию в области обороны, по согласованию с Генеральным прокурором Российской Федерации утверждаются Правила внутреннего распорядка в местах содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений (далее - Правила внутреннего распорядка).

Таким образом, в силу вышеприведенных положений, по общему правилу, осужденный приговором суда к отбыванию наказания в исправительной колонии, в связи с переводом его в следственный изолятор в порядке статьи 77.1 УИК Российской Федерации, должен находиться в следственном изоляторе на условиях отбывания наказания таких же, как в исправительном учреждении, определенном приговором суда. Перевод должен быть произведен на основании соответствующего решения уполномоченного должностного лица, суда. При этом, осужденный имеет право на получение информации об основаниях, в связи с которыми он находится в СИЗО.

Во исполнение требований статьи 16 Федерального закона от 15 июля 1995 года N 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" Приказом Минюста России от 14 октября 2005 года N 189 утверждены Правила внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы (далее - Правила).

Приказом Минюста России от 16 декабря 2016 года N 295 утверждены правила внутреннего распорядка исправительных учреждений.

Судом были истребованы копии поименованных в административном иске постановлений из личного дела П.Е., находящегося в ФКУ СИЗО-6 УФСИН России по Санкт-Петербургу на момент рассмотрения дела, и сопроводительные письма, а именно:

- копия постановления следователя от 21 августа 2017 года по уголовному делу N 78438, направленная ГСУ ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области в ФКУ ИК-5 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Из постановления следует о необходимости уведомить заинтересованных лиц и разъяснить право на обжалование в порядке главы 16 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Из указанного постановления от 21 августа 2017 года следует, что с 19 октября 2016 года по уголовному делу N 78438 с обвиняемым П.Е. в ФКУ СИЗО-4 УФСИН России по Санкт-Петербургу ежедневно выполнялись требования статьи 217 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Объем уголовного дела N 78438 составляет 1073 тома, на дату вынесения постановления П.Е. ознакомился с 27 томами. Для завершения процессуальных действий и направления его в суд П.Е. переведен в указанное СИЗО-4 по 21 октября 2017 года;

- копия постановления следователя от 23 октября 2017 года по уголовному делу N 78438, направленная ГСУ ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области в ФКУ ИК-5 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, в котором указано о необходимости уведомить заинтересованных лиц и разъяснить право на обжалование в порядке главы 16 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. При этом само сопроводительное письмо адресовано только в ФКУ ИК-5, содержит приложение постановления в 1 экземпляре;

- копия постановления следователя от 1 марта 2018 года по уголовному делу N 78438, направленная ГСУ ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области в ФКУ ИК-5 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Постановление содержит указание о необходимости уведомить заинтересованных лиц и разъяснить право на обжалование в порядке главы 16 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации;

- копия постановления Кировского районного суда Санкт-Петербурга суда от 7 августа 2018 года по делу N 3/12-1510/18 об оставлении П.Е. в учреждении ИЗ-47/1 до рассмотрения его жалобы на постановление следователя о возбуждении уголовного дела N 309529. Постановлением разрешена доставка П.Е. в суд на весь период рассмотрения дела;

- копия постановления следователя от 6 сентября 2018 года по уголовному делу N 78438, направленная ГСУ ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области в ФКУ ИК-5 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, с указанием уведомить заинтересованных лиц и разъяснить право на обжалование в порядке главы 16 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Из постановления следует, что П.Е. этапирован в ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области для ознакомления с материалами уголовного дела N 78438, объем которого составляет не менее 1259 томов. П.Е. ознакомился с 235 томами;

- сопроводительное письмо о направлении для исполнения 1 экземпляра копии постановления судьи Кировского районного суда от 5 октября 2018 года по делу N 3/12-2483/18 в адрес начальника ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Постановлением Кировского районного суда от 5 октября 2018 года, принятым по результатам рассмотрения ходатайства следователя Г. об установлении определенного срока для ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела, П.Е. оставлен в ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области для обеспечения его участия в рассмотрении дела об установлении определенного срока для ознакомления с материалами уголовного дела. Постановление направлено для исполнения начальнику ФКУ СИЗО-1;

- копия постановления суда от 16 октября 2018 года, направленная Кировским районным судом Санкт-Петербурга по делу N 3/12-1865/18 начальнику ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области с извещением П.Е. о дате рассмотрения его жалобы. Постановлением судьи Кировского районного суда от 16 октября 2018 года П.Е. оставлен в ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области до рассмотрения по существу дела N 3/12-1865/2018 по жалобе П.Е., поданной в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, на действия следователя;

- копия постановления следователя от 29 марта 2019 года по уголовному делу N 172479, направленная ГСУ ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области в ФКУ ИК-5 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, с указанием уведомить заинтересованных лиц и разъяснить право на обжалование в порядке статьи 16 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Согласно постановлению от 29 марта 2019 года П.Е. переведен из ИК-5 в ФКУ СИЗО-6 на два месяца с момента этапирования. Постановлением старшего следователя СУ УМВД России по Адмиралтейскому району Санкт-Петербурга от 29 марта 2019 года П.Е. в связи с производством следственных действий по уголовному делу переведен из ФКУ ИК-5 в ФКУ СИЗО-6 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, на период с 1 апреля 2019 года на срок 2 месяца с момента этапирования. В постановлении указано, что о принятом решении необходимо уведомить заинтересованных лиц, разъяснив им порядок обжалования в порядке главы 16 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации;

- копия постановления Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 9 апреля 2018 года по делу N 3/12-1054/18, направленная начальнику учреждения ИЗ-47/4 с указанием для ознакомления и вручения П.Е.

ФКУ СИЗО-6 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области была представлена справка о том, что в материалах дела П.Е. отсутствует сопроводительное письмо от 7 августа 2018 года, направленное Кировским районным судом Санкт-Петербурга.

Также в материалы дела представлена копия постановления судьи Санкт-Петербургского городского суда от 21 декабря 2017 года (дело N 4/6-12/2017), из которого следует, что осужденный П.Е. обратился с апелляционной жалобой на постановление Колпинского районного суда Санкт-Петербурга от 20 октября 2017 года об отказе в удовлетворении ходатайства об отсрочке отбытия наказания в соответствии со статьей 82 Уголовного кодекса Российской Федерации, в которой просил обеспечить его участие в заседание суда апелляционной инстанции посредством использования системы видеоконференц-связи. 18 декабря 2017 года П.Е. заявил ходатайство о вынесении постановления о продлении срока его содержании на основании статьи 77.1 УИК Российской Федерации в ФКУ СИЗО-4 до рассмотрения апелляционной жалобы по существу, поскольку срок нахождения его в указанном СИЗО истекает. Постановлением от 21 декабря 2017 года П.Е. оставлен в ФКУ СИЗО-4 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области до вынесения Санкт-Петербургским городским судом окончательного решения по апелляционной жалобе на постановление Колпинского районного суда от 20 октября 2017 года. На начальника ФКУ СИЗО-4 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области возложена обязанность исполнить его и обеспечить рассмотрение дела, назначенного на 10 января 2018 года, с использованием видеоконференц-связи с участием осужденного П.Е.

По сообщению ФКУ СИЗО-6 материалы личного дела осужденного П.Е. не содержат постановления Санкт-Петербургского городского суда от 5 декабря 2018 года по делу N 3/12-3175, вынесенного в порядке статьи 77.1 УИК Российской Федерации.

Суд апелляционной инстанции установил, что 5 декабря 2018 года по указанному делу Санкт-Петербургским городским судом вынесено апелляционное постановление по апелляционной жалобе П.Е., которым отменено постановление Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 16 октября 2018 года об удовлетворении ходатайства следователя Г. об установлении определенного срока для ознакомления с материалами уголовного дела N 78438 обвиняемому П.Е. до 15 декабря 2018 года. Ходатайство следователя Г. направлено на новое судебное разбирательство.

П.Е. постановления от 5 декабря 2018 года по делу N 3/12-3175, вынесенного в порядке статьи 77.1 УИК Российской Федерации, не представлено.

Из представленных административным истцом постановлений судьи Кировского районного суда от 9 апреля 2018 года по жалобе П.Е. N 3/12-1054/2018, от 9 апреля 2018 года по жалобе П.Е. N 3/12-527/2018, от 7 августа 2018 года по жалобе П.Е. N 3/12-1510/2018 следует, что П.Е. поданы в названный суд жалобы на постановления о возбуждении в отношении него уголовных дел NN 318008, 309529, 318269, 318268. В связи с этим, суд в порядке части 2 статьи 77.1 УИК Российской Федерации оставил осужденного П.Е. в следственном изоляторе до рассмотрения по существу его жалоб. В постановлениях разъяснено, что осужденный, содержащийся под стражей, может обжаловать постановление в течение 10 суток с момента вручения ему копии постановления.

Выводы судов о том, что действующее законодательство не возлагает на учреждения и органы уголовно-исполнительной системы обязанность по ознакомлению с решениями (постановлениями), принимаемыми органами предварительного расследования и судами о переводе осужденного в следственный изолятор (оставлении в следственном изоляторе), которые относятся к уголовно-процессуальным документам и оспариваются в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, с учетом разъяснений приведенного выше Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 18 октября 2012 года N 1956-О, являются основанными на нормах действующего законодательства (статья 16 УПК Российской Федерации, статья 12 УИК Российской Федерации).

По общим правилам части 3 статьи 77.1 УИК Российской Федерации осужденный приговором суда к отбыванию наказания находится в следственном изоляторе на условиях отбывания наказания в исправительном учреждении, определенном приговором суда.

Судами не установлено, что условия содержания П.Е. в СИЗО отличались от условий его содержания в исправительной колонии.

Неправомерное бездействие ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области в виде неознакомления П.Е. с постановлениями от 21 августа 2017 года; 23 октября 2017 года; 1 марта 2018 года; 6 сентября 2018 года, принятыми по уголовному делу N 78438, отсутствуют, так как действующее законодательство прямо не возлагает на следователя обязанность уведомить о вынесении постановления в порядке статьи 77.1 УИК Российской Федерации, в случае если обвиняемому в совершении преступления не изменяются условия его содержания, а из постановлений от 21 августа, 23 октября 2017 года следует, что в связи с необходимостью ознакомления П.Е. с материалами уголовного дела N 78438 административный истец с 19 октября 2016 года находился в СИЗО-4. 28 февраля 2018 года в связи с вступлением 29 июля 2017 года в законную силу приговора суда этапирован в ФКУ ИК-5. Постановлением от 1 марта 2018 года П.Е. переведен из ФКУ ИК-5 в ФКУ СИЗО-4 на срок по 1 мая 2018 года; постановлением от 6 сентября 2018 года - переведен из ФКУ ИК-5 в ФКУ СИЗО-1 на срок 2 месяца с момента этапирования. На изменение условий содержания в связи с такими переводами П.Е. не ссылался.

Также П.Е. не ссылался на отказ административного ответчика ознакомить его с постановлениями, на основании которых он содержался не в исправительной колонии, а в следственном изоляторе.

Согласно постановлению судьи Санкт-Петербургского городского суда от 21 декабря 2017 года (дело N 4/6-12/2017) П.Е. был уведомлен об основания и сроках нахождения его в следственном изоляторе, а не в исправительной колонии общего режима, в связи чем, заявлял ходатайство о вынесении постановления о продлении срока его содержании в следственном изоляторе на основании статьи 77.1 УИК Российской Федерации для обеспечения своего участия в судебных заседаниях.

Таким образом, суды пришли к обоснованному выводу о том, что невручение и неознакомление П.Е. с указанными постановлениями, не повлекло за собой правовых последствий в виде нарушения процессуальных или имущественных прав административного истца.

Довод П.Е. о том, что содержание в СИЗО является более тяжелым, чем содержание в исправительной колонии, противоречит материалам дела, при том, что он в ходе рассмотрения дела настаивал на том, что обстоятельства изменения условий содержания не являются предметом рассматриваемого спора, а предметом проверки в связи с заявленным им административным иском является то, что, по его мнению, сторона административного ответчика неправомерно не исполнила обязанность по его информированию об изменении самого статуса его содержания в ходе исполнения таких постановлений.

Учитывая, что по общим правилам, установленным частью 3 статьи 77.1 УИК Российской Федерации, условия содержания в следственном изоляторе для осужденного к отбытию наказания в исправительной колонии общего режима не могут быть ухудшены из-за перевода, суды в пределах заявленных П.Е. требований и с учетом представленных доказательств пришли к выводу об отсутствии нарушения охраняемых законом прав административного истца оспариваемым бездействием.

В силу части 8 статьи 226 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации при рассмотрении административного дела об оспаривании решения, действия (бездействия) органа, организации, должностного лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, суд проверяет законность решения, действия (бездействия) в части, которая оспаривается, и в отношении лица, которое является административным истцом, или лиц, в защиту прав, свобод и законных интересов которых подано соответствующее административное исковое заявление. При проверке законности этих решения, действия (бездействия) суд не связан основаниями и доводами, содержащимися в административном исковом заявлении о признании незаконными решения, действия (бездействия) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, и выясняет обстоятельства, указанные в частях 9 и 10 настоящей статьи, в полном объеме.

В силу пункта 1 части 9 статьи 226 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации обязанность доказывания нарушения прав и законных интересов возлагается на административного истца.

По смыслу Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации защите подлежит только нарушенное право, при этом согласно статье 62 этого же процессуального закона, по административным делам об оспаривании действий (бездействия) органов государственной власти административный истец обязан подтверждать сведения о том, что оспариваемым решением или действием (бездействием) нарушены или могут быть нарушены его права, свободы и законные интересы.

Учитывая отсутствие доказательств нарушения прав административного истца, действия (бездействие) административных ответчиков не могут расцениваться как незаконные, нарушающие права административного истца.

В силу пункта 2 статьи 227 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации суд удовлетворяет заявленные требования о признании оспариваемых решения, действий (бездействия) незаконными полностью или в части, если признает их не соответствующими нормативным правовым актам и нарушающими права, свободы и законные интересы административного истца.

При отсутствии хотя бы одного из названных условий решения, действия (бездействие) не могут быть признаны незаконными.

Суд первой и второй инстанций дали надлежащую оценку всем обстоятельствам по делу, неправильного применения норм материального права, нарушений норм процессуального права, которые бы влекли отмену судебных постановлений, по настоящему административному делу не допущено.

Выводы судебных инстанций являются верными, в решении суда и апелляционном определении мотивированными, в кассационной жалобе по существу не опровергнутыми.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 328, 329, 330 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия по административным делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции

определила:

оставить решение Колпинского районного суда Санкт-Петербурга от 11 декабря 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Санкт-Петербургского городского суда от 27 июля 2020 года без изменения, кассационную жалобу П.Е. - без удовлетворения.

Решение Колпинского районного суда Санкт-Петербурга от 11 декабря 2019 года, апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Санкт-Петербургского городского суда от 27 июля 2020 года и настоящее кассационное определение могут быть обжалованы в судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в шестимесячный срок, который начинает исчисляться на следующий день после принятия апелляционного определения и из которого исключаются срок составления мотивированного определения суда апелляционной инстанции, в случае когда его составление откладывалось, а также время рассмотрения кассационной жалобы.


Вернуться назад
Статья 109 УПК РФ. Сроки содержания под стражей

Статья 109 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (Сроки содержания под стражей) по состоянию...

Подробнее