Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Апелляционное определение Свердловского областного суда от 11.08.2017 по делу N 33-12466/2017

Апелляционное определение Свердловского областного суда от 11.08.2017 по делу N 33-12466/2017 Требование: 1) О признании незаконным решения о продлении срока профилактического учета; 2) О взыскании компенсации морального вреда. Обстоятельства: Осужденный к пожизненному лишению свободы указал, что вопрос о продлении в отношении его профилактического учета как лица, склонного к побегу, решен в его отсутствие, полагал, что продление срока профилактического учета явилось основанием для его перевода в другое исправительное учреждение. Решение: 1) Требование удовлетворено; 2) Требование удовлетворено частично.

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе: …

при секретаре Н. с применением системы видеоконференц-связи рассмотрела в открытом судебном заседании в порядке апелляционного производства гражданское дело по иску Р. к ФКУ ИК-56 ОУХД ГУФСИН России по Свердловской области, ФСИН России, Министерству финансов Российской Федерации о признании действий незаконными, компенсации морального вреда, по апелляционным жалобам истца, ответчиков ФКУ ИК-56 ОУХД ГУФСИН России по Свердловской области, ФСИН России на решение Ивдельского городского суда Свердловской области от 21 сентября 2016 года.

Заслушав доклад судьи Р.А.Н., объяснения истца Р., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, возражавшего против доводов апелляционных жалоб ответчиков, представителя ответчиков ФСИН России, ФКУ ИК-56 ОУХД ГУФСИН России по Свердловской области Д., поддержавшего доводы апелляционных жалоб, возражавшего против отмены решения в части отказа во взыскании компенсации морального вреда, судебная коллегия,

установила:

Р. обратился в суд с исковым заявлением к ФКУ ИК-56 ОУХД ГУФСИН России по Свердловской области, Министерству финансов Российской Федерации, ФСИН России, ссылаясь на то, что 18 ноября 2013 года и 07 февраля 2014 года в связи с незаконным продлением профилактического учета администрацией ФКУ ИК-56 ОУХД ГУФСИН России по Свердловской области допущены нарушения Инструкции по профилактике правонарушений среди лиц, содержащихся в учреждениях уголовно-исполнительной системы, утвержденной Приказом Минюста России от 20 мая 2013 года N 72, выразившиеся в решении вопроса о продлении профилактического учета в его отсутствие и отсутствии его объяснения, с решениями о продлении профилактического учета не был ознакомлен, чем нарушены его неимущественные права, в том числе честь, достоинство личности. На основании приговора Московского окружного военного суда от 11 июля 2011 года он осужден по п. "а, ж, л" ч. 2 ст. 105, п. "а" ч. 3 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации к пожизненному лишению свободы. С 2012 по 2014 год он отбывал наказание в ФКУ ИК-56 ОУХД ГУФСИН России по Свердловской области. В мае 2014 года при переводе его для дальнейшего отбывания наказания в УФСИН России по Ямало-Ненецкому автономному округу ему стало известно о постановке его на профилактический учет, как лица, склонного к побегу. О том, что в отношении него 18 ноября 2013 года и 07 февраля 2014 года продлевался срок профилактического учета, ему стало известно в судебном заседании при рассмотрении дела в январе 2015 года. При отбывании наказания в ФКУ ИК-56 ОУХД ГУФСИН России по Свердловской области он не допускал нарушения установленного порядка отбывания наказания, в беседах о намерениях совершить побег не заявлял. Полагает, что продление срока профилактического учета явилось основанием для его перевода в другое исправительное учреждение. Истец просил суд признать незаконными решения от 18 ноября 2013 года и от 07 февраля 2014 года о продлении срока профилактического учета как лица, склонного к побегу, взыскать компенсацию морального вреда в сумме 200000 руб.

Решением Ивдельского городского суда Свердловской области от 21 сентября 2016 года исковые требования удовлетворены частично. Суд признал незаконными решения административной комиссии ФКУ ИК-56 ОУХД ГУФСИН России по Свердловской области от 18 ноября 2013 года и от 07 февраля 2014 года о продлении срока профилактического учета в отношении Р. В остальной части в удовлетворении иска отказал.

Оспаривая законность и обоснованность постановленного судом решения, ответчики ФКУ ИК-56 ОУХД ГУФСИН России по Свердловской области, ФСИН России подали на него апелляционные жалобы, в которых просят решение отменить, принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении иска в полном объеме. Полагают, что истец пропустил срок для обращения с требованием о признании незаконными действий ФКУ ИК-56 ОУХД ГУФСИН России по Свердловской области. Кроме того, апеллянты полагают, что истцом не представлены доказательства, свидетельствующие о перенесенных им нравственных и физических страданиях, отсутствуют доказательства виновности действий должностных лиц государственных органов, истцом не указано в чем конкретно они выразились и чем подтверждаются.

Продление срока нахождения истца на профилактическом учете было произведено в соответствии с Инструкцией по профилактике правонарушений среди лиц, содержащихся в учреждениях уголовно-исполнительной системы, утвержденной Приказом Минюста России от 20 мая 2013 года N 72. Просят решение суда отменить в полном объеме и принять новое решение - в иске Р. отказать в полном объеме.

Также истец Р. не согласился с решением суда в части отказа во взыскании компенсации морального вреда, представил апелляционную жалобу, полагает, что признание незаконными действий сотрудников исправительного учреждения, связанных с продлением профилактического учета, свидетельствует о причинении ему нравственных страданий. Просил решение в данной части отменить, принять новое решение, которым удовлетворить требования о взыскании компенсации морального вреда в полном объеме.

В суде апелляционной инстанции Р. поддержал доводы апелляционной жалобы, возражал против доводов апелляционных жалоб ответчиков по доводам письменных возражений, представитель ответчиков ФСИН России, ФКУ ИК-56 ОУХД ГУФСИН России по Свердловской области Д. возражал против доводов апелляционной жалобы истца, просил решение суда отменить в части признания действий исправительного учреждения незаконными, вынести новое решение, которым отказать в удовлетворении в полном объеме.

Проверив материалы дела на основании ст. 327.1 ГПК РФ в пределах доводов апелляционных жалоб истца, ответчиков, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии со статьей 15 Федерального закона от 15.07.1995 N 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" в местах содержания под стражей устанавливается режим, обеспечивающий соблюдение прав подозреваемых и обвиняемых, исполнение ими своих обязанностей, их изоляцию, а также выполнение задач, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации. Обеспечение режима возлагается на администрацию, а также на сотрудников мест содержания под стражей, которые несут установленную законом ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение служебных обязанностей.

В соответствии с законодательством Российской Федерации в исправительных учреждениях осуществляется оперативно-розыскная деятельность, задачами которой являются: обеспечение личной безопасности осужденных, персонала исправительных учреждений и иных лиц; выявление, предупреждение и раскрытие готовящихся и совершаемых в исправительных учреждениях преступлений и нарушений установленного порядка отбывания наказания; розыск в установленном порядке осужденных, совершивших побег из исправительных учреждений, а также осужденных, уклоняющихся от отбывания лишения свободы; содействие в выявлении и раскрытии преступлений, совершенных осужденными до прибытия в исправительное учреждение (часть 1 статьи 84 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации).

В настоящее время порядок организации и проведения мероприятий по профилактике правонарушений среди осужденных, подозреваемых и обвиняемых, отбывающих наказание и содержащихся в исправительных учреждениях и следственных изоляторах уголовно-исполнительной системы регламентируется Инструкцией по профилактике правонарушений среди лиц, содержащихся в учреждениях уголовно-исполнительной системы, утвержденной приказом Минюста России от 20 мая 2013 года N 72 (далее - Инструкция).

В соответствии с пунктом 23 Инструкции индивидуальная профилактика правонарушений включает в себя работу с лицами, поставленными на профилактический учет, путем проведения целенаправленной, планомерной и дифференцированной работы с учетом психологических особенностей их личности, характера и степени общественной опасности, совершенных ими правонарушений и других особенностей, имеющих значение для правильного выбора методов и средств воспитательного воздействия. За подозреваемыми, обвиняемыми и осужденными, состоящими на профилактическом учете, приказом учреждения уголовно-исполнительной системы закрепляются сотрудники учреждения уголовно-исполнительной системы.

В соответствии с п. 8, 37 Инструкции основанием постановки осужденного на профилактический учет являются достоверные и проверенные сведения о его приготовлении совершить правонарушение либо отрицательная характеристика до осуждения или в период пребывания в следственном изоляторе, карантинном помещении. Такие же основания подлежат учету при продлении срока профилактического учета.

На заседании комиссии в присутствии подозреваемого, обвиняемого и осужденного заслушиваются: сотрудник, возбудивший ходатайство о постановке (снятии) его на профилактический учет (кроме сотрудников психологической службы), и другие должностные лица, имеющие возможность охарактеризовать это лицо. Кроме того, заслушиваются по желанию подозреваемого, обвиняемого и осужденного его объяснения. Материалы психологической диагностики на заседании комиссии не озвучиваются (пункт 32).

В соответствии с п. 34 Инструкции о профилактике правонарушений среди лиц, содержащихся в учреждениях уголовно-исполнительной системы, утвержденной Приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 20 мая 2013 года N 72, администрация учреждения УИС после вынесения решения комиссии относительно постановки подозреваемого, обвиняемого или осужденного на профилактический учет, снятия с профилактического учета либо продления срока нахождения на профилактическом учете ознакамливает с ним под роспись.

Для признания решения, а также действий (бездействия) органов государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, должностных лиц незаконными необходимо одновременное наличие двух условий: несоответствие решения либо действия (бездействия) закону или иному акту, имеющему большую юридическую силу, и нарушение решением либо действием (бездействием) прав и законных интересов гражданина или организации.

Судом установлено, что на основании приговора Московского окружного военного суда от 11 июля 2011 года Р. осужден по п. "а", "ж", "л" ч. 2 ст. 105, п. "а" ч. 3 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации к пожизненному лишению свободы и с июня 2012 года по 24 марта 2014 года отбывал меру уголовного наказания в ФКУ ИК-56 ОУХД ГУФСИН России по Свердловской области с местом дислокации в п. Лозьвинский г. Ивделя Свердловской области.

Согласно копии учетной карточки N Р. 14 октября 2008 года в период содержания в ФБУ ИЗ-77/1 УФСИН России по г. Москве был поставлен на профилактический учет как склонный к побегу.

По прибытии в ФКУ ИК-56 ОУХД ГУФСИН России по Свердловской области для дальнейшего отбывания наказания Р. 05 июля 2012 года был поставлен на профилактический учет по указанному выше основанию в соответствии с п. 37 Инструкцией по профилактике правонарушений среди лиц, содержащихся в учреждениях уголовно-исполнительной системы, утвержденной приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 20 ноября 2006 года N 333.

Указанные обстоятельства установлены решением Ивдельского городского суда Свердловской области от 21 января 2015 года, и в соответствии со ст. 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не подлежат доказыванию вновь и оспариванию.

Решениями административной комиссии ФКУ ИК-56 ОУХД ГУФСИН России по Свердловской области от 18 ноября 2013 года, от 07 февраля 2014 года профилактический учет в отношении Р. как лица, склонного к побегу, продлен.

Из протоколов заседания административной комиссии ФКУ ИК-56 ОУХД ГУФСИН России по Свердловской области следует, что на заседаниях комиссии 18 ноября 2013 года и 07 февраля 2014 присутствовали председатель, члены комиссии, секретарь комиссии. Участие осужденного Р. на заседании административной комиссии в протоколе не отражено, объяснений заявителя по вопросу продления в отношении него профилактического учета по указанному основанию до принятия решения не представлено. Иных доказательств, подтверждающих участие Р. в заседаниях административных комиссий 18 ноября 2013 года и 07 февраля 2014 года суду не представлено. Объяснения заявителя Р. о том что он не принимал участие в заседании комиссии, не опровергнуты Как указано в протоколах, основанием для продления в отношении Р. срока профилактического учет как лица, склонного в побегу, послужил комплекс мероприятий без их конкретизации, на основании которых сделан вывод о том, что Р. от своих намерений к побегу не отказался, но нарушений установленного порядка отбывания наказания Р. в ФКУ ИК-56 ОУХД ГУФСИН России по Свердловской области не допускал. Информация о намерениях Р. к побегу в дневнике индивидуальной работы, в котором отражено содержание проведенных бесед, отсутствует, что опровергает показания свидетеля <...>6 о высказываемых Р. намерениях о побеге в проведенных беседах. Не содержит сведений о таких намерениях Р. имеющаяся в деле характеристика.

Установив данные обстоятельства при разрешении вопроса о признании действий сотрудников ФКУ ИК-56 ОУХД ГУФСИН России по Свердловской области незаконными, а также учитывая, что сведения об ознакомлении Р. с решениями от 18 ноября 2013 года и от 07 февраля 2014 года отсутствуют и согласно представленной характеристике Р. за весь период отбывания наказания в ФКУ ИК-56 ОУХД ГУФСИН России по Свердловской области к дисциплинарной ответственности не привлекался, нарушений установленного порядка отбывания наказания не допускал (л. д. 30 - 31, 92), суд пришел к выводу о том, что решения от 18 ноября 2013 года и от 07 февраля 2014 года о продлении в отношении Р. сроков профилактического учета как лица, склонного к побегу, административной комиссией ФКУ ИК-56 ОУХД ГУФСИН России по Свердловской области приняты с нарушением требований Инструкции о профилактике правонарушений среди лиц, содержащихся в учреждениях уголовно-исполнительной системы, утвержденной Приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 20 мая 2013 года N 72, в части обязательного обеспечения права осужденного на участие в заседании административной комиссии, права на дачу объяснения по вопросу постановки на профилактический учет при наличии только решения о постановке на профилактический учет и приговора суда, послужившего основанием для постановки на профилактический учет.

Судебная коллегия с такими выводами суда соглашается, поскольку они должным образом отвечают критериям законности и обоснованности, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и названным нормам закона.

Судебная коллегия полагает, что судом первой инстанции при разрешении данного спора тщательным образом были исследованы доказательства, представленные сторонами в обоснование своих требований и возражений. Выводы суда по данному вопросу достаточно подробно им мотивированы и не противоречат положениям ст. ст. 56, 68 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, а изложенная в решении правовая оценка доказательств - ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Оснований сомневаться в объективности оценки и исследования доказательств не имеется.

Доводы апелляционных жалоб ответчиков о пропуске истцом трехмесячного срока для обращения с требованиями о признании незаконными решений ФКУ ИК-56 ОУХД ГУФСИН России по Свердловской области не могут быть признаны обоснованными, поскольку, как верно указал суд первой инстанции, о продлении срока профилактического учета по основанию как лицу, склонному к побегу, Р. стало известно в январе 2015 года, с исковым заявлением об оспаривании решений о продлении срока профилактического учета он обратился в августе 2015 года в связи с требованием о компенсации морального вреда, установленный главой 12 Гражданского кодекса Российской Федерации срок для обращения в суд истцом не пропущен. При этом положения ст. 219 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации не могут быть применены, поскольку требования о компенсации морального вреда вне зависимости от основания таких требований подлежат рассмотрению в порядке искового производства, предусмотренного гражданским процессуальным законодательством. Данные доводы апелляционных жалоб ответчиков основаны на неверном толковании норм процессуального права.

Кроме того, согласно п. 1 ст. 208 ГК РФ исковая давность не распространяется на требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ.

В п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 г. N 10 "О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда" также разъяснено, что на требования о компенсации морального вреда исковая давность не распространяется, поскольку они вытекают из нарушения личных неимущественных прав и других материальных благ.

В то же время, при разрешении требований о взыскании компенсации морального вреда суд установил, что оснований для взыскания в пользу истца Р. компенсации морального вреда при признании незаконными решений о продлении срока профилактического учета не имеется. При этом суд исходил из того, что решения ФСИН России о продление в отношении истца срока профилактического учета, как лицу склонному к побегу, не являлось основанием для перевода к отбыванию наказания в виде пожизненного лишения свободы в УФСИН по Ямало-Ненецкому автономному округу, Инструкцией о надзоре за осужденными, содержащимися в исправительных колониях, утвержденной Приказом Минюста России от 13 июля 2006 года N 252, не предусмотрено каких-либо дополнительных ограничений и лишений, а также отличительных нагрудных знаков и табличек в отношении осужденных, состоящих на профилактическом учете, предусмотренные главой 16 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации условия отбывания пожизненного лишения свободы в отношении Р. не ухудшались, истцом не представлены доказательств того, что продлением сроков профилактического учета, как склонного к побегу, были нарушены личные неимущественные права истца.

Судебная коллегия полагает, что данные выводы суда не основаны на правильном применении норм материального права, а также судом первой инстанции допущено неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела.

В силу ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные не имущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Согласно ст. 1100 ГК РФ, компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда: вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности; вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ; вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в абзацах первом и втором п. 2 вышеназванного Постановления дал разъяснение о том, что следует понимать под моральным вредом и нарушение каких прав человека может повлечь его компенсацию "Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права либо нарушающими права граждан.

В соответствии с ч. 1, 2 ст. 10 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации Российская Федерация уважает и охраняет права, свободы и законные интересы осужденных, обеспечивает законность применения средств их исправления, их правовую защиту и личную безопасность при исполнении наказаний. При исполнении наказаний осужденным гарантируются права и свободы граждан Российской Федерации с изъятиями и ограничениями, установленными уголовным, уголовно-исполнительным и иным законодательством Российской Федерации. Одним из основных принципов норм международного права и права Российской Федерации является создание осужденным к лишению свободы условий содержания, совместимых с уважением к человеческому достоинству. Унижающим достоинство обращением признается такое обращение, которое вызывает у лица чувство страха и тревоги. Не допускается причинение лицу лишений в более высокой степени, чем тот, который неизбежен при лишении свободы и предусмотрен с учетом требований к режиму содержания.

В соответствии со ст. 4 Федерального закона от 15.07.1995 года N 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" содержание под стражей осуществляется в соответствии с принципами законности, справедливости, презумпции невиновности, равенства всех граждан перед законом, гуманизма, уважения человеческого достоинства, в соответствии с Конституцией Российской Федерации, принципами и нормами международного права, а также международными договорами Российской Федерации и не должно сопровождаться пытками, иными действиями, имеющими целью причинение физических или нравственных страданий подозреваемым и обвиняемым в совершении преступлений, содержащимся под стражей.

В силу ст. 15 указанного Федерального закона N 103-ФЗ в местах содержания под стражей устанавливается режим, обеспечивающий соблюдение прав подозреваемых и обвиняемых, исполнение ими своих обязанностей, их изоляцию, а также выполнение задач, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации. Обеспечение режима возлагается на администрацию, а также на сотрудников мест содержания под стражей, которые несут установленную законом ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение служебных обязанностей.

Судебная коллегия полагает доказанным факт нарушения прав истца оспариваемыми решениями, поскольку в силу пункта 39 Инструкции при поступлении в учреждение УИС подозреваемых, обвиняемых или осужденных из воспитательных колоний либо из следственных изоляторов (тюрем), к личным делам которых приобщены учетные карточки лиц, поставленных на профилактический учет, такие осужденные (подозреваемые и обвиняемые) автоматически ставятся на профилактический учет по основаниям, указанным в учетных карточках.

Деятельность сотрудников учреждений по предотвращению правонарушений связана с выявлением лиц, имеющих намерение совершить правонарушение, и принятием к ним мер превентивного характера с целью недопущения реализации этих намерений, и в случае применения к заявителю, будет учитываться в числе его отрицательно характеризующих данных, что может повлечь нарушение прав заявителя, в том числе и при применении к нему мер поощрения или взыскания.

В случае постановки конкретного лица на профилактический учет за ним закрепляется наиболее профессионально подготовленный сотрудник учреждения уголовно-исполнительной системы, в дальнейшем ответственный за проведение профилактической работы с этим подозреваемым, обвиняемым или осужденным (п. 33 Инструкции).

Исходя из содержания вышеприведенных норм, и поскольку иное не установлено законом, постановка осужденного (подозреваемого, обвиняемого) на профилактический учет влечет проведение индивидуальной профилактической работы. Кроме того, профилактика правонарушений обеспечивается путем принятия мер по оказанию на них необходимого воздействия (индивидуальная профилактика).

Кроме того, как установлено материалами дела истец был лишен права и возможности знакомиться с решением комиссии исправительного учреждения об основаниях продления профилактического учета, с протоколом комиссии, иными документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, был лишен возможности участвовать при рассмотрении комиссией вопроса о продлении профилактического учета, не был уведомлен о продлении профилактического учета, что нарушает его права на защиту и налагает ограничения сверх меры и противоречит ч. 2 ст. 10 УИК РФ, ст. 4 Федерального закона N 103-ФЗ от 15 июля 1995 года и ст. 55 Конституции РФ;

Реализация конституционного права на возмещение вреда возможна лишь при условии оценки законности действий (бездействия) органа государственной власти или должностного лица не только с точки зрения соблюдения пределов предоставленных им законом (т.е. формально определенных) полномочий, но и с точки зрения обоснованности таких действий, т.е. их соответствия конституционным требованиям справедливости, соразмерности и правовой безопасности.

Поскольку требования о признании незаконными решений ФСИН России о продление в отношении истца срока профилактического учета были признаны обоснованными, что влекло ограничение прав Р., то у суда имелись правовые основания для взыскания компенсации морального вреда.

Учитывая изложенное, судебная коллегия полагает, что в связи с признанием незаконными решений ФКУ ИК-56 ОУХД ГУФСИН России о продление в отношении истца срока профилактического учета и, как следствие, необоснованным содержанием в исправительной колонии с принятием мер превентивного характера, связанных с оказанием на Р. необходимого воздействия с целью недопущения реализации этих намерений (индивидуальная профилактика) истцу были причинены нравственные страдания, уровень которых причинен в более высокой степени, чем тот уровень лишений и страданий, который неизбежен при лишении свободы, что соответствует требованиям истца о компенсации морального вреда.

Таким образом, определяя размер компенсации морального вреда с учетом установленных нарушений прав Р., перенесенных истцом нравственных страданий, связанных с незаконным продлением срока нахождения на профилактическом учете, конкретных обстоятельств по делу, учитывая характер и степень нравственных страданий истца, характеристику его личности, исходя из требований разумности и справедливости, суд апелляционной инстанции в соответствии со ст. ст. 151, 1101 ГК РФ полагает необходимым определить размер компенсации морального вреда в сумме 1 000 рублей, взыскав указанную сумму в пользу Р. с Российской Федерации в лице главного распорядителя Федеральной службы исполнения наказаний РФ за счет средств Казны Российской Федерации.

При определении надлежащего ответчика, судебная коллегия исходила из следующего.

Согласно ст. 1069 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

При этом, по правилам ст. 1071 ГК РФ в случаях, когда в соответствии с настоящим Кодексом или другими законами причиненный вред подлежит возмещению за счет казны РФ, казны субъекта РФ или казны муниципального образования, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы, если в соответствии с п. 3 ст. 125 ГК РФ эта обязанность не возложена на другой орган, юридическое лицо или гражданина.

Поскольку истцом предъявлен иск, в обоснование которого истец ссылается и установлено судом незаконность решений должностного лица Федеральной службы исполнения наказаний, которая является соответствующим главным распорядителем средств федерального бюджета, при отбывании им наказания в местах лишения свободы, то суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что взыскание должно быть произведено с Российской Федерации в лице главного распорядителя Федеральной службы исполнения наказаний РФ за счет средств Казны Российской Федерации. Учитывая изложенное, ФКУ ИК-56 ОУХД ГУФСИН России по Свердловской области, Министерство финансов Российской Федерации являются ненадлежащими ответчиками, оснований для удовлетворения исковых требований о взыскании компенсации морального вреда к ним не имеется.

Доводы апелляционных жалоб о недоказанности истцом факта причинения ему морального вреда, а также об отсутствии причинной связи между незаконными решениями должностного лица ФКУ ИК-56 ОУХД ГУФСИН России по Свердловской области и причиненным истцу вредом опровергаются представленными в дело доказательствами, которым суд первой инстанции не дал надлежащую оценку, соответствующую требованиям ст. 67 ГПК РФ.

Судебная коллегия находит, что допущенные нарушения являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя Р., в связи с чем ввиду неправильного определения судом обстоятельств, имеющих значение для дела, неправильного применения норм материального права (п. п. 1, 4 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ) решение Ивдельского городского суда Свердловской области от 21 сентября 2016 года подлежит частичной отмене с вынесение нового решения в отмененной части об частичном удовлетворении исковых требований о взыскании компенсации морального вреда.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 330 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Ивдельского городского суда Свердловской области от 21 сентября 2016 года в пределах доводов апелляционных жалоб ФКУ ИК-56 ОУХД ГУФСИН России по Свердловской области, ФСИН России оставить без изменения, апелляционные жалобы ФКУ ИК-56 ОУХД ГУФСИН России по Свердловской области, ФСИН России без удовлетворения.

Решение Ивдельского городского суда Свердловской области от 21 сентября 2016 года в части отказа в удовлетворении исковых требований о взыскании компенсации морального вреда отменить, вынести в данной части новое решение, которым взыскать с Российской Федерации в лице главного распорядителя Федеральной службы исполнения наказаний РФ за счет средств Казны Российской Федерации в пользу Р. компенсацию морального вреда в размере 1000 руб.

В остальной части решение Ивдельского городского суда Свердловской области от 21 сентября 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу истца Р. без удовлетворения.


Вернуться назад
Решение Московского городского суда от 14.07.2014 по делу N 7-6041/14

Решение Московского городского суда от 14.07.2014 по делу N 7-6041/14 Производство по делу о привлечении к...

Подробнее
Кассационное определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 19.08.2020 N 88а-13404/2020

Кассационное определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 19.08.2020 N 88а-13404/2020...

Подробнее