Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 19.12.2019 N 88-1756/2019

Определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 19.12.2019 N 88-1756/2019. Требование: О взыскании компенсации морального вреда. Обстоятельства: На основании приговора истцу назначено наказание в виде лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Во исполнение приговора он был этапирован для отбытия наказания в исправительное учреждение, где содержался в общей камере, в то время как являлся бывшим сотрудником правоохранительных органов и должен был отбывать наказание в специальном исправительном учреждении. В такое учреждение он этапирован только после заявления его близких родственников. Названными действиями ответчика ему причинен моральный вред. Решение: В удовлетворении требования отказано.

ВТОРОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 декабря 2019 г. N 88-1756/2019

Судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции в составе …

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску ФИО17 к Федеральной службе исполнения наказаний России, Министерству финансов Российской Федерации о взыскании компенсации морального вреда

по кассационной жалобе ФИО18 в лице его представителя ФИО19 на решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 20 марта 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 августа 2019 г.

Заслушав доклад судьи ФИО20 Л.Н., объяснения представителя истца - ФИО21 Ф.С., поддержавшего доводы кассационной жалобы, представителя ответчика - ФИО22 С.И., возражавшего против доводов кассационной жалобы,

судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции

установила:

ФИО23 А.А. обратился в суд с иском к Федеральной службе исполнения наказаний России (далее - ФСИН России), Министерству финансов Российской Федерации (далее - Минфин России) о взыскании компенсации морального вреда в размере ***руб.

В обоснование заявленных требований истец указал, что на основании приговора Черемушкинского районного суда г. Москвы от 2 декабря 2015 г. он был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. "б" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима; срок наказания постановлено считать с 2 декабря 2015 г., при этом зачтено его нахождение под стражей с 6 ноября 2014 г. по 1 декабря 2015 г. Во исполнение приговора он был этапирован для отбытия наказания в ФКУ ИК-11 УФСИН России по Кировской области, где содержался с 16 мая 2016 г. по 18 мая 2017 г. в общей камере, в то время как являлся бывшим сотрудником правоохранительных органов и должен был отбывать наказание в специальном исправительном учреждении. В такое учреждение он этапирован только после заявления его близких родственников. По мнению ФИО25 А.А., названными действиями ему причинен моральный вред.

Представитель ответчика ФСИН России просил в иске отказать, указывая на то, что сотрудники службы исполнения наказаний не обладали информацией о том, что истец до осуждения являлся сотрудником правоохранительных органов; после получения такой информации ФИО30 А.А. был переведен для отбытия наказания в отдельное исправительное учреждение.

Решением Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 20 марта 2019 г. в удовлетворении исковых требований ФИО31 А.А. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 августа 2019 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В порядке, предусмотренном ч. 1 ст. 377 ГПК РФ, кассационная жалоба подана через Замоскворецкий районный суд г. Москвы 31 октября 2019 г. и поступила вместе с делом во Второй кассационный суд общей юрисдикции 5 ноября 2019 г.

Определением судьи Второго кассационного суда общей юрисдикции ФИО26 Л.Н. от 12 ноября 2019 г. кассационная жалоба ФИО27 А.А. в лице его представителя ФИО28 Ф.С. принята к производству суда и передана с делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

В заседании судебной коллегии кассационного суда представитель истца поддержал доводы кассационной жалобы, представитель ФСИН России полагал кассационную жалобу необоснованной.

ФИО29 А.А. о времени и месте кассационного рассмотрения дела извещен надлежащим образом, в заседание судебной коллегии Второго кассационного суда общей юрисдикции не явился, о причинах своей неявки суду не сообщил, ходатайств об отложении слушания по делу не заявлял. На основании части 5 статьи 379.5 ГПК РФ судебная коллегия сочла возможным рассмотреть дело в отсутствие истца, учитывая, что в судебном заседании принимает участие его представитель.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права (ст. 379.7 ГПК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции приходит к выводу, что при рассмотрении настоящего дела судами первой и апелляционной инстанций такого характера существенных нарушений норм материального и норм процессуального права не допущено, оснований к отмене состоявшихся по делу судебных актов не имеется.

Согласно ст. 1069 ГК РФ, вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны РФ, казны субъекта РФ или казны муниципального образования.

В случаях, когда причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы (ст. 1071 ГК РФ).

Статьей 150 ГК РФ определены нематериальные блага, к которым относятся: жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, неприкосновенность жилища, личная и семейная <данные изъяты>, свобода передвижения, свобода выбора места пребывания и жительства, имя гражданина, авторство, иные нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

В силу ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Такой способ защиты права как денежная компенсация морального вреда предусмотрен законом не для всех случаев причинения гражданину физических или нравственных страданий, а только для защиты от таких действий, которые нарушают личные неимущественные права гражданина, либо посягают на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага.

В соответствии с нормами статьи 80 УИК РФ в отдельных исправительных учреждениях содержатся осужденные - бывшие работники судов и правоохранительных органов. В эти учреждения могут быть направлены и иные осужденные (ч. 3). Установленные настоящей статьей требования раздельного содержания осужденных не распространяются на лечебные исправительные учреждения, а также на исправительные колонии, при которых имеются дома ребенка. Осужденные, направленные в указанные учреждения, содержатся в условиях, установленных законом для колонии того вида, который назначен судом (ч. 4).

Пунктом 6 Инструкции о порядке направления осужденных к лишению свободы для отбывания наказания, их перевода из одного исправительного учреждения в другое, а также направления осужденных на лечение и обследование в лечебно-профилактические и лечебные исправительные учреждения, утвержденной приказом Минюста России от 01.12.2005 г. N 235 (действующей на момент исполнения истцом наказания), предусмотрено, что осужденные - бывшие работники судов и правоохранительных органов направляются в отдельные исправительные учреждения, в которые могут быть направлены и иные осужденные (абз. 2).

При этом решение вопроса об определении статуса осужденного как бывшего сотрудника правоохранительных органов возможно только при надлежащем документальном подтверждении указанного факта; вопрос о переводе осужденных рассматривается по обращениям заинтересованных лиц в установленном порядке.

Согласно ч. 1 ст. 13 УИК РФ осужденные имеют право на личную безопасность, т.е. защищенность их жизни и здоровья от неправомерно причиненного вреда во время отбывания наказания в виде лишения свободы.

Как установлено судом и следует из материалов дела, ФИО32 А.А. был осужден приговором Черемушкинского районного суда г. Москвы от 2 декабря 2015 г. за совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 УК РФ, ч. 3 п. "б" ст. 228.1 УК РФ, к четырем годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

12 мая 2016 г. истец прибыл из ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по г. Москве в ФКУ ИК-11 УФСИН России по Кировской области по указанию ФСИН России (исх.N N от 4 апреля 2016 г.).

При поступлении в исправительное учреждение сведений о том, что ФИО33 А.А. является бывшим сотрудником органов внутренних дел РФ, в учетной карточке осужденного (личном деле) не имелось.

22 марта 2017 г. в ИК-11 от близких родственников истца поступила информация о том, что ФИО34 А.А. ранее проходил службу в органах внутренних дел, в связи с чем должен быть переведен для отбытия наказания в специальное исправительное учреждение.

По данным, содержащимся в справке из Грозненского ЛО МВД России на транспорте, поступившей в адрес ИК-11 29 марта 2017 г., установлено, что ФИО35 А.А. в период с 24 апреля 2007 г. по 9 декабря 2013 г. действительно проходил службу в органах внутренних дел Российской Федерации. С учетом полученной информации осужденный ФИО36 А.А. был 18 мая 2017 г. этапирован в ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН России по Нижегородской области, являющемся отдельным исправительным учреждением, в котором отбывают наказание, в том числе, бывшие сотрудники правоохранительных органов.

Исходя из установленных обстоятельств, принимая во внимание положения постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", суд первой инстанции пришел к правильному выводу об отказе в удовлетворении заявленных требований, поскольку положения уголовно-исполнительного законодательства о порядке направления осужденных к лишению свободы для отбывания наказания, их перевода из одного исправительного учреждения в другое, в отношении истца соблюдены в полной мере.

Утверждения ФИО37 А.А. о ненадлежащем медицинском и бытовом обеспечении в период отбывания наказания в ИК-11, равно как и о наличии реальной угрозы своей жизни и здоровью, подтверждения в ходе судебного разбирательства по делу не нашли.

Проверяя законность решения суда в апелляционном порядке, судебная коллегия с его выводами согласилась, оставив без изменения.

Выводы судов первой и апелляционной инстанций соответствуют представленным в дело доказательствам, которым дана надлежащая оценка в их совокупности по правилам ст. ст. 56, 67 ГПК РФ, и не противоречат требованиям действующего законодательства, регулирующего спорное правоотношение.

Доводы кассационной жалобы были предметом подробного изучения нижестоящих судебных инстанций, в обжалуемых судебных актах им дана надлежащая правовая оценка, сомнений в законности которой не имеется.

Применительно к положениям ч. 3 ст. 390 ГПК РФ кассационный суд общей юрисдикции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими и определять, какое судебное постановление должно быть принято при новом рассмотрении дела. Дополнительные доказательства судом кассационной инстанции не принимаются.

Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденными приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 03.11.2005 г. N 205 (действовавшими в период отбывания истцом наказания), предусмотрено, что во время приема осужденных работники учреждения проверяют наличие личных дел и устанавливают их принадлежность прибывшим осужденным (п. 4).

Решение о распределении осужденных по отрядам (камерам) с учетом их личностных особенностей, привлечении их к труду, обучению в системе общего и профессионального образования принимается комиссией исправительного учреждения, возглавляемой начальником учреждения. В состав комиссии включаются представители служб - оперативной, безопасности (в тюрьме - режима и охраны), воспитательной, психологической, социальной, медицинской, производственной и других. Состав комиссии и ее решение объявляются приказом за подписью начальника учреждения (п. 8).

Осужденные имеют право на вежливое обращение со стороны персонала учреждения, на охрану здоровья и личную безопасность (п. 11).

Каждый осужденный может изложить предложение, заявление, ходатайство или жалобу устно либо письменно (п. 57).

При возникновении угрозы личной безопасности осужденного со стороны других осужденных и иных лиц он вправе обратиться по данному вопросу с устным или письменным заявлением к любому должностному лицу исправительного учреждения, которое обязано незамедлительно принять меры по обеспечению личной безопасности обратившегося осужденного. Начальник исправительного учреждения по такому заявлению либо по собственной инициативе принимает решение о переводе в безопасное место или иные меры, устраняющие угрозу личной безопасности осужденного. Помимо других помещений в этих целях могут быть использованы камеры штрафных изоляторов, помещения камерного типа и единое помещение камерного типа (пп. 171 - 173).

Аналогичные положения содержат ныне действующие Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденные приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 16.12.2016 г. N 295.

В ходе рассмотрения дела истцом не представлено каких-либо доказательств, подтверждающих незаконность действий должностных лиц ответчиков, нарушающих его личные неимущественные права либо посягающих на принадлежащие ему нематериальные блага, поскольку сведений о принадлежности ФИО38 А.А. к числу бывших сотрудников органов внутренних дел РФ на момент поступления в исправительное учреждение не имелось.

Напротив, как установлено судом, в личном деле такие сведения отсутствовали и содержалась расписка, подписанная собственноручно истцом, о том, что он не относит себя к категории бывших сотрудников правоохранительных органов. То обстоятельство, что истец являлся бывшим сотрудником правоохранительных органов, установлено только после обращения близких родственников осужденного в установленном порядке и поступления в исправительное учреждение справки Грозненского ЛО МВД России на транспорте 29 марта 2017 г.

Доказательств, свидетельствующих о том, что ФИО39 А.А. незамедлительно сообщил сотрудникам оперативной части о том, что является бывшим сотрудником правоохранительных органов и просил перевести из общей камеры в специальную камеру в целях обеспечения безопасности его жизни и здоровья, в чем ему было отказано, в дело не представлено.

В приговоре Черемушкинского районного суда г. Москвы также не имеется указаний и ссылок на то, что ФИО40 А.А. проходил службу в правоохранительных органах.

Доводы жалобы о том, что сам факт направления истца, как лица, ранее проходившего службу в органах внутренних дел РФ, для отбывания наказания не в отдельное учреждение, нарушает его нематериальные права, что повлекло за собой моральные страдания, является неубедительным и не свидетельствует о незаконности состоявшихся по делу судебных постановлений, так как законом установлен порядок перевода осужденных в специализированное учреждение после получения соответствующего обращения заинтересованного лица.

Каких-либо иных доводов и обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке, настоящая кассационная жалоба не содержит.

Нормы материального права при рассмотрении дела применены правильно, нарушений норм гражданского процессуального законодательства, влекущих отмену решения суда и определения судебной коллегии, не допущено.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. ст. 379.6, 390 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции

определила:

решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 20 марта 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 августа 2019 г. оставить без изменения, кассационную жалобу ФИО41 в лице его представителя ФИО42 - без удовлетворения.


Вернуться назад
Статья 200.1 УК РФ. Контрабанда наличных денежных средств и (или) денежных инструментов

Статья 200.1 Уголовного кодекса Российской Федерации (Контрабанда наличных денежных средств и (или) денежных...

Подробнее
Статья 327 УК РФ. Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков

Статья 327 Уголовного кодекса Российской Федерации (Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов,...

Подробнее