Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Апелляционное определение Свердловского областного суда от 30.08.2019 по делу N 33а-14505/2019

Апелляционное определение Свердловского областного суда от 30.08.2019 по делу N 33а-14505/2019. Требование: О признании незаконными решения, принятого на основании проверки по вопросу безопасности нахождения административного истца в исправительном учреждении, а также результатов проверки. Обстоятельства: Истец (осужденный) указал, что исправительным учреждением инициирована проверка, по результатам которой принято решение о наличии угрозы личной безопасности осужденного при отбывании им наказания, в результате принятия данного решения был поставлен вопрос о переводе осужденного в другое исправительное учреждение, что, по его мнению, нарушает положения действующего законодательства. Решение: В удовлетворении требования отказано.

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 августа 2019 г. по делу N 33а-14505/2019

Судебная коллегия по административным делам Свердловского областного суда в составе: …

рассмотрела в открытом судебном заседании с использованием системы видеоконференц-связи административное дело N 2а-3448/2019 по административному исковому заявлению Н. к ГУФСИН России по Свердловской области о признании незаконным решения

по апелляционной жалобе административного истца Н.

на решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 06 июня 2019 года.

Заслушав доклад судьи, объяснения административного истца Н., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, представителя административного ответчика ГУФСИН России по Свердловской области З., возражавшего против удовлетворения апелляционной жалобы, судебная коллегия

установила:

административный истец Н. обратился в суд с административным исковым заявлением к ГУФСИН России по Свердловской области о признании незаконными решения от 19 марта 2018 года, принятого на основании проверки по вопросу безопасности нахождения административного истца в ФКУ ИК-5 ГУФСИН России по Свердловской области, а также результатов проверки безопасности отбывания наказания в ФКУ ИК-5 ГУФСИН России по Свердловской области.

В обоснование заявленных требований указано, что в 2018 году административным ответчиком инициирована проверка, по результатам которой принято решение о наличии угрозы личной безопасности административного истца при отбывании им наказания в ФКУ ИК-5 ГУФСИН России по Свердловской области. В результате принятия данного решения был поставлен вопрос о переводе административного истца в другое исправительное учреждение, что, по его мнению, нарушает положения действующего законодательства.

Решением Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 06 июня 2019 года в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с решением суда, оспаривая его законность и обоснованность, административный истец в апелляционной жалобе просит судебный акт отменить и принять по делу новое решение об удовлетворении заявленных требований. В обоснование указывает, что обжалуемое решение принято на основании обращения должностного лица, не уполномоченного на разрешение такого вопроса. Судом ошибочно установлено наличие обстоятельств, повлекших необходимость перевода его в другое исправительное учреждение. Кроме того, ссылается на ошибочность вывода суда о пропуске срока обращения в суд с настоящими требованиями.

Заслушав объяснения лиц, участвующих в деле, исследовав материалы административного дела, изучив доводы апелляционной жалобы, проверив законность и обоснованность решения суда в порядке статьи 308 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии со статьей 46 Конституции Российской Федерации и главой 22 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации гражданин, организация, иные лица могут обратиться в суд с требованиями об оспаривании решений, действий (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, иного органа, организации, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями (включая решения, действия (бездействие) квалификационной коллегии судей, экзаменационной комиссии), должностного лица, государственного или муниципального служащего, если полагают, что нарушены или оспорены их права, свободы и законные интересы, созданы препятствия к осуществлению их прав, свобод и реализации законных интересов или на них незаконно возложены какие-либо обязанности.

Как следует из материалов административного дела, приговором Верхнепышминского городского суда Свердловской области от 03 октября 2003 года административный истец осужден за совершение ряда преступлений к 18 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строго режима.

Назначенное судом наказание с 03 июня 2012 года административный истец отбывал в ФКУ ИК-5 ГУФСИН России по Свердловской области.

15 марта 2018 года, начальником оперативного отдела ФКУ ИК-5 ГУФСИН России по Свердловской области инициирована проверка с целью установления обстоятельств, в том числе угрозы личной безопасности административного истца, препятствующих отбыванию им уголовного наказания в названном исправительном учреждении.

19 марта 2019 года врио начальника ГУФСИН России по Свердловской области было утверждено заключение по вопросу перевода административного истца для отбывания уголовного наказания из ФКУ ИК-5 ГУФСИН России по Свердловской области в другое исправительное учреждение. Из данного заключения следует, что за время отбывания наказания в ФКУ ИК-5 ГУФСИН России по Свердловской области осужденный 49 раз подвергался дисциплинарным взысканиям, не поощрялся, состоял на оперативно-профилактическом учете как осужденный, склонный к нарушениям правил внутреннего распорядка, склонный к совершению суицида и членовредительству. По прибытии в учреждение осужденный проявил себя с отрицательной стороны, высказывал недовольство режимом содержания и установленным порядком отбывания наказания в учреждении, был отрицательно настроен к выполнению правил внутреннего распорядка в учреждении, в силу вспыльчивого характера и агрессивного поведения к окружающим у осужденного постоянно происходили конфликты с другими осужденными. Своим поведением и действиями осужденный негативно влиял на микроклимат в среде осужденных, в связи с чем у осужденных сложились неприязненные отношения к Н. Опрошенные осужденные И., О., М., А., С. пояснили, что лично знали Н., который находясь в отряде, постоянно создавал конфликтные ситуации с окружающими, в личных беседах навязывал свои идеи, а если его не поддерживали, то начинал угрожать и унижать различными словами, что приводило к постоянным инцидентам в общении с осужденным. Данные осужденные указывали, что хотят устроить над ним физическую расправу, причинить телесные повреждения, поскольку осужденный не принимает всерьез слова окружающих.

Суд первой инстанции, разрешая заявленные требования, пришел к выводу об отсутствии оснований для их удовлетворения, поскольку в данном случае причины для перевода осужденного в другое исправительное учреждение имелись и обусловлены они обеспечением его личной безопасности. Более того, административным истцом не представлены доказательства нарушения его прав, свобод и законных интересов в результате принятия оспариваемого заключения.

Судебная коллегия соглашается с такими выводами суда первой инстанции, поскольку они основаны на нормах действующего законодательства, регулирующего возникшие правоотношения, и сделаны на основании всестороннего и полного исследования доказательств в их совокупности.

Так, к числу основных прав лиц, отбывающих наказания, законом отнесено право осужденных на личную безопасность. При этом в нормах статьи 13 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации гарантируется личная безопасность осужденного независимо от того, от кого исходит угроза его безопасности (от других осужденных, персонала и т.д.). В случае возникновения такой угрозы администрация обязана обеспечить безопасность осужденного, в том числе путем его содержания в одиночной камере (часть 1 статьи 127 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации). Одновременно должны быть приняты и иные меры (например, привлечение к ответственности лиц, от которых исходит угроза, применение мер взыскания и т.п.).

В соответствии с частью 1 статьи 73 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, осужденные к лишению свободы, кроме указанных в части четвертой настоящей статьи, отбывают наказание в исправительных учреждениях в пределах территории субъекта Российской Федерации, в котором они проживали или были осуждены.

В соответствии с частью 1 статьи 81 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, осужденные к лишению свободы должны отбывать весь срок наказания, как правило, в одном исправительном учреждении либо следственном изоляторе, в том числе в случае назначения им в период отбывания лишения свободы нового наказания, если при этом судом не изменен вид исправительного учреждения.

В части 2 этой же статьи указано, что перевод осужденного для дальнейшего отбывания наказания из одного исправительного учреждения в другое того же вида допускается в случае болезни осужденного либо для обеспечения его личной безопасности, при реорганизации или ликвидации исправительного учреждения, а также при иных исключительных обстоятельствах, препятствующих дальнейшему нахождению осужденного в данном исправительном учреждении.

Порядок перевода осужденных определяется федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний.

Согласно пункту 9 Инструкции о порядке направления осужденных к лишению свободы для отбывания наказания в исправительные учреждения и их перевода из одного исправительного учреждения в другое, утвержденной приказом Минюста России от 26 января 2018 года N 17 (далее - Инструкция), вопрос о переводе осужденных для дальнейшего отбывания наказания из одного исправительного учреждения в другое того же вида рассматривается в случае болезни осужденного либо для обеспечения его личной безопасности, при реорганизации или ликвидации исправительного учреждения, а также при иных исключительных обстоятельствах, препятствующих дальнейшему нахождению осужденного в данном исправительном учреждении.

Как указано в пункте 11 Инструкции, основанием для рассмотрения вопроса о переводе осужденных является заявление осужденных и (или) их родственников, обращение начальника исправительного учреждения, ликвидация или реорганизация исправительного учреждения, а также иные исключительные обстоятельства, препятствующие дальнейшему нахождению осужденного в данном исправительном учреждении, а также поступившее из федерального органа исполнительной власти, осуществляющего правоприменительные функции, функции по контролю, надзору и оказанию государственных услуг в сфере миграции, решение о реадмиссии или депортации в отношении осужденного иностранного гражданина или лица без гражданства.

Таким образом, довод апелляционной жалобой административного истца о том, что решение о его переводе в другое исправительное учреждение было принято на основании заявления неуполномоченного на то должностного лица является несостоятельным, поскольку из указанной нормы очевидно следует, что перечень оснований для рассмотрения вопроса о переводе осужденного в иное исправительное учреждение не является исчерпывающим, и не может быть ограничен лишь наличием заявления самого осужденного, его родственников либо обращением начальника исправительного учреждения.

Согласно части 2 статьи 62 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации обязанность доказывания законности оспариваемых нормативных правовых актов, актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами, решений, действий (бездействия) органов, организаций и должностных лиц, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, возлагается на соответствующие орган, организацию и должностное лицо.

Вопреки доводам апелляционной жалобы, обстоятельства для перевода осужденного в другое исправительное учреждение подтверждены представленными в материалами делам доказательствами.

Как следует из рапорта начальника оперативного отдела ФКУ ИК-5 ГУФСИН России по Свердловской области, в оперативном отделе ФКУ ИК-5 ГУФСИН России по Свердловской области имеется информация о том, что осужденный Н. отрицательно влияет на обстановку в отряде, а именно в силу своего вспыльчивого характера и агрессивного поведения провоцирует окружающих на конфликты, при которых допускает унижающие оскорбления, высказывания о физической расправе. С мнением окружающих не считается, ставит себя выше всех. Осужденным, содержащимся в учреждении, такая линия поведения Н. не нравится, в связи с чем они высказывают намерения о физической расправе над ним.

В заключении о переводе осужденного Н. в другое исправительное учреждение от 19 марта 2018 года приведены, имеющиеся также и в материалах дела, объяснения осужденных И., О., М., А., С., которые пояснили, что они знают осужденного Н., который находясь в отряде, постоянно создает конфликтные ситуации с окружающими, в личных беседах навязывал свои идеи, а если его не поддерживали, то начинал угрожать и унижать различными словами, что приводило к постоянным инцидентам в общении с осужденным. Данные осужденные указывали, что хотят устроить над ним физическую расправу, причинить телесные повреждения, поскольку осужденный не принимает всерьез слова окружающих. Оснований не доверять указанным доказательствам у судебной коллегии не имеется.

Довод апелляционной жалобы о том, что перечисленные осужденные не содержались с административным истцом в одном отряде и, соответственно, не могли дать характеристику его личности, частично подтверждается сведениями ФКУ ИК-5 ГУФСИН России по Свердловской области, направленными по запросу судебной коллегии. Вместе с тем, приведенное обстоятельство не доказывает невозможности каких-либо взаимоотношений административного истца с указанными осужденными в иных помещениях и в целом на территории исправительного учреждения, в том числе опосредованно через других осужденных. Более того, с осужденным О. административный истец длительное время содержался в отряде строгих условий отбывания наказания.

С учетом изложенных обстоятельств, имелась реальная угроза жизни и здоровью административного истца в связи с чем суд первой инстанции правильно пришел к выводу о том, что административным ответчиком принято законное и обоснованное решение о целесообразности перевода Н. в другое исправительное учреждение, которое никоим образом не нарушает его прав и законных интересов.

Доводы административного истца, касающиеся удаленности исправительного учреждения от места жительства семьи осужденного, не имеют правового значения для разрешения настоящего административного спора по существу, поскольку оспариваемым решением вопрос о переводе административного истца в ФКУ ИК-4 УФСИН России по Томской области не разрешался.

Помимо указанного, судом первой инстанции также верно установлено, что административный истец обратился в суд с настоящим административным иском с пропуском предусмотренного законом трехмесячного срока, что в силу части 8 статьи 219 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации является самостоятельным основанием для отказа в его удовлетворении.

Уважительные причины, препятствовавшие своевременному обращению за судебной защитой, административным истцом не приведены и по делу не установлены.

В целом апелляционная жалоба повторяет доводы и правовую позицию административного истца, которые являлись предметом рассмотрения суда первой инстанции и получили надлежащую правовую оценку. Основания для иной оценки и иного применения норм материального и процессуального права у суда апелляционной инстанции в данном случае отсутствуют.

Апелляционная жалоба не содержит обоснованных доводов о допущенных судом нарушениях норм материального и процессуального права, предусмотренных статьей 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, являющихся основанием для отмены или изменения решения суда, которые судебной коллегией также не установлены, в связи с чем решение суда следует признать законным и обоснованным.

Руководствуясь статьями 308, 309, 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 06 июня 2019 года оставить без изменения, апелляционную жалобу административного истца Н. - без удовлетворения.


Вернуться назад
Апелляционное определение Свердловского областного суда от 19.07.2018 по делу N 33-11976/2018

Апелляционное определение Свердловского областного суда от 19.07.2018 по делу N 33-11976/2018 Требование: О...

Подробнее
Статья 94 УИК РФ. Просмотр осужденными к лишению свободы кинофильмов и телепередач, прослушивание радиопередач

Статья 94 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (Просмотр осужденными к лишению свободы...

Подробнее