Адвокат по уголовным делам

Важность услуг адвоката сложно переоценить, ведь иногда профессиональная юридическая помощь требуется не только лицам, совершившим противоправное деяние, но и добропорядочным гражданам, попавшим в непростую жизненную ситуацию.

+7 (929) 650-00-00

Апелляционное определение Тамбовского областного суда от 26.05.2014 по делу N 33-1767/2014

Апелляционное определение Тамбовского областного суда от 26.05.2014 по делу N 33-1767/2014 Требование: Об оспаривании действий уполномоченного органа. Обстоятельства: Заявитель ссылается на то, что его этапирование и содержание в ЛИУ является незаконным и необоснованно принудительным, чем нарушены его конституционные права. Решение: В удовлетворении требования отказано.

ТАМБОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 мая 2014 г. по делу N 33-1767

Судебная коллегия по гражданским делам Тамбовского областного суда в составе: …

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Н. об оспаривании действий администрации Федерального казенного учреждения "Лечебное исправительное учреждение N 7 Управления Федеральной службы исполнения наказаний России по Тамбовской области",

по апелляционной жалобе Н. на решение Кирсановского районного суда Тамбовской области от 5 марта 2014 года,

заслушав доклад судьи,

установила:

Н. обратился в суд с заявлением об оспаривании действий администрации ФКУ "ЛИУ N 7 УФСИН России по Тамбовской области" (далее по тексту - ЛИУ-7), в которое он был переведен из ФКУ "ИК-7 УФСИН России по Белгородской области", где в данный момент и содержится. Считает, что его этапирование и содержание в ЛИУ-7 является незаконным и необоснованно-принудительным, чем нарушены его конституционные права. Указывает, что приговором апелляционной инстанции Белгородского областного суда от 10.06.2013 г., он признан виновным по ч. 4 ст. 111 УК РФ с назначением наказания в виде 5 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. При постановлении данного приговора судом учитывалось его нахождение с 2009 года на учете у нарколога по поводу зависимости от алкоголя средней стадии и установлено, что в применении принудительных мер медицинского характера он не нуждается. Заявления о лечении от алкоголизма он не писал и на данное лечение в ЛИУ-7 не соглашался, что свидетельствует о том, что его содержание в ЛИУ-7 незаконно, лечение проходит против его воли, в котором он не нуждается. Просил суд признать незаконным его содержание в ФКУ "ЛИУ N 7 УФСИН России по Тамбовской области" с этапированием его на прежнее место отбывания наказания в ФКУ "ИК-7 УФСИН России по Белгородской области".

Решением Кирсановского районного суда Тамбовской области от 5 марта 2014 года заявление Н. оставлено без удовлетворения.

Считая оспариваемое решение суда незаконным и необоснованным, Н. подана апелляционная жалоба о его отмене и принятии по делу нового решения об удовлетворении его требований. В апелляционной жалобе и дополнениях к ней, автор жалобы приводит доводы аналогичные в заявлении. Кроме этого выражает несогласие с применением судом положений ч. 3 ст. 18 УИК РФ, ссылаясь на то, что данная норма в редакции Федерального закона от 08.12.2003 г. N 161-ФЗ, предусматривает в качестве основания назначения данного лечения добровольное обращение самого осужденного к администрации исправительного учреждения, либо письменное соглашение осужденного на лечение. По закону лечение против воли осужденного осуществляется только по решению суда о применении принудительных мер медицинского характера, которого у ЛИУ-7 УФСИН России по Тамбовской области по отношению к нему не имеется. Формулировка "обязательного" лечения появилась в его деле с постановления комиссии ИК-7 по Белгородской области от 12.08.2013 г., которое им не обжаловалось. Обращает внимание суда на то, что он, содержась в ФКУ СИЗО-1, СИЗО-3, ИК-7 УФСИН России по Белгородской области алкогольную продукцию не употреблял, соответственно замечаний по этому поводу не имел, о чем свидетельствуют и материалы его личного дела, которые не получили надлежащей оценки в решении суда. Перевод из ИК-7 УФСИН России по Белгородской области в ЛИУ-7 осуществлен, по мнению автора жалобы, в нарушение требований ч. 1 ст. 73 УИК РФ и Инструкции "О порядке направления осужденных к лишению свободы для отбывания наказания, их перевода из одного исправительного учреждения в другое, а также направление осужденных на лечение и обследование в лечебно-профилактические и лечебные исправительные учреждения", утвержденной приказом Минюста от 01.12.2005 г. N 235, согласно которых, направление осужденных в другие области, и края республик допускаются с их письменного согласия по состоянию здоровья или для обеспечения их безопасности и с представлением всех необходимых медицинских документов, что отсутствовало и не получило оценки в решении суда. Считает, что действия руководства ЛИУ-7 противоречат требованиям ст. 10 УИК РФ и содержат признаки причинной связи с наступившими последствиями в виде незаконно-принудительных мер медицинского характера.

В возражениях на апелляционную жалобу ФКУ "ЛИУ N 7 УФСИН России по Тамбовской области" считает, что оспариваемое решение суда является законным и обоснованным, просит оставить его без изменения, апелляционную жалобу Н. - без удовлетворения. Указывает, что в ЛИУ-7 Н. прибыл для прохождения обязательного лечения от хронического алкоголизма из ФКУ ИК-7 УФСИН России по Белгородской области на основании заключения медицинской комиссии того же учреждения о том, что он признан нуждающимся в обязательном лечении, и что соответствует положениям ч. 3 ст. 18 УИК РФ согласно которой, к осужденным больным алкоголизмом, учреждением, исполняющим указанные виды наказаний, по решению медицинской комиссии применяется обязательное лечение. В соответствии с приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ и Минюста РФ от 17 октября 2005 г. N 640/190 "О порядке организации медицинской помощи лицам, отбывающим наказание в местах лишения свободы и заключенным под стражу" (п. п. 271, 272, 274, 275, 276) при выявлении у осужденного хронического алкоголизма ему предлагается пройти курс лечения от алкоголизма в добровольном порядке. Добровольное лечение от алкоголизма проводится по месту отбывания наказания при наличии в Учреждении врачей - наркологов, а при их отсутствии - в Учреждениях, имеющих необходимую базу. При отказе от добровольного лечения медицинской комиссией, состоящей из начальника медицинской части ИУ, двух врачей психиатров-наркологов или врачей-психиатров, выносится заключение, на основании которого применяется обязательное лечение. Осужденные, подлежащие обязательному лечению от алкоголизма, содержатся и проходят амбулаторное лечение в лечебных исправительных учреждениях уголовно - исполнительной системы, создаваемых для этих целей. Основанием для назначения обязательного лечения является комиссионное заключение, вынесенное комиссией врачей-специалистов. Решение о прекращении лечения также принимается комиссионно. Осужденный Н. прибыл в ФКУ ЛИУ-7 УФСИН России по Тамбовской области 17 января 2014 года с диагнозом хронический алкоголизм средней степени в фазе вынужденной ремиссии. Курс обязательного лечения от алкоголизма, назначенный решением медицинской комиссии от 12.08.2013 г. медицинской части ФКУ ИК-7 УФСИН России по Белгородской области, в настоящее время не пройден.

Н. о времени и месте рассмотрения дела извещен надлежащим образом, отбывает наказание в ФКУ "ЛИУ-7 УФСИН России по Тамбовской области", по данным которого техническая возможность осуществления видеоконференцсвязи с заявителем в соответствии с ч. 1 ст. 155.1 ГПК РФ отсутствует. Учитывая изложенное, судебная коллегия полагает возможным рассмотреть дело в отсутствие заявителя по имеющимся в деле материалам.

Представители ФКУ "ЛИУ-7 УФСИН России по Тамбовской области" Т. и С. в судебном заседании возражали против удовлетворения апелляционной жалобы и отмены решения суда, считая его законным и обоснованным, ссылаясь на доводы, приведенные в письменных возражениях на жалобу.

Выслушав лиц, участвующих в деле, изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.В соответствии со ст. 254 ГПК РФ гражданин, организация вправе оспорить в суде решение, действие (бездействие) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если считают, что нарушены их права и свободы.

При этом к решениям, действиям (бездействию) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, оспариваемым в порядке гражданского судопроизводства, относятся коллегиальные и единоличные решения и действия (бездействие), в результате которых: нарушены права и свободы гражданина; созданы препятствия к осуществлению гражданином его прав и свобод; на гражданина незаконно возложена какая-либо обязанность или он незаконно привлечен к ответственности (ст. 255 ГПК РФ).

В соответствии с п. 28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 г. N 2 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих" и ст. 258 ГПК РФ суд удовлетворяет заявление об оспаривании решения, действия (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если установит, что оспариваемое решение, действие (бездействие) нарушает права и свободы заявителя, а также не соответствует закону или иному нормативному правовому акту.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что действия администрации ФКУ "ЛИУ-7 УФСИН России по Тамбовской области" по содержанию и обязательному лечению от алкоголизма в отношении Н. законны и обоснованны, ссылаясь на положения ч. 3 ст. 18 УИК РФ, предусматривающие применение по решению медицинской комиссии обязательного лечения к осужденным к наказаниям, указанным в части первой настоящей статьи, и больным алкоголизмом, учреждением, исполняющим указанные виды наказания.

Не согласиться с указанными выводами суда первой инстанции, у судебной коллегии оснований не имеется.

В соответствии с п. 8 ст. 74 УИК РФ в лечебных исправительных учреждениях, к числу которых относится ФКУ "ЛИУ N 7 УФСИН России по Тамбовской области" отбывают наказание осужденные, указанные в части второй статьи 101 настоящего Кодекса, в том числе осужденные, больные алкоголизмом.

Согласно ч. 1 ст. 81 УИК РФ осужденные к лишению свободы должны отбывать весь срок наказания, как правило, в одной исправительной колонии, тюрьме или воспитательной колонии.

Согласно ч. 2 ст. 81, ст. 73 УИК РФ перевод осужденного для дальнейшего отбывания наказания из одной колонии в другую того же вида или из одной тюрьмы в другую допускается в случае болезни осужденного либо для обеспечения его личной безопасности, при реорганизации или ликвидации исправительного учреждения, а также при иных исключительных обстоятельствах, препятствующих дальнейшему нахождению осужденного в данном исправительном учреждении. Порядок перевода осужденных определяется федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний, в частности Инструкцией о порядке направления осужденных к лишению свободы для отбывания наказания, их перевода из одного исправительного учреждения в другое, а также направления осужденных на лечение и обследование в лечебно-профилактические и лечебные исправительные учреждения, утвержденной Приказом Минюста РФ от 01.12.2005 г. N 235, который вопреки доводам заявителя нарушен не был.

Как следует из материалов дела и было установлено судом первой инстанции, осужденный Н. был переведен из ФКУ ИК-7 УФСИН России по Белгородской области в ФКУ "ЛИУ N 7 УФСИН России по Тамбовской области" на основании письма в адрес начальника ЛИУ-7 и комиссионного заключения врачей-специалистов, которое свидетельствует о нуждаемости заявителя, страдающего хроническим алкоголизмом средней стадии в фазе вынужденной ремиссии, в проведении обязательного лечения от хронического алкоголизма в ЛИУ для больных наркоманией и хроническим алкоголизмом. (л.д. 9).

Согласно справки Врио начальника МЧ-5 ФКУЗ МСЧ-68 ФСИН России осужденный Н. прибыл в ФКУ "ЛИУ-7 УФСИН России по Тамбовской области" 17 января 2014 года, курс обязательного лечения на данный момент не пройден, будет представлен на медицинскую комиссию для решения вопроса о наличии оснований для продолжения или прекращения обязательного лечения в июле 2014 года. (л.д. 18)

Установив указанные обстоятельства, правомерность перевода и нахождения Н. в ФКУ "ЛИУ-7 УФСИН России по Тамбовской области", суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что права заявителя не нарушены, и основания для удовлетворения заявления отсутствуют.

Доводы апелляционной жалобы не содержат обстоятельств, которые опровергали бы выводы судебного решения, поэтому не являются основанием к его отмене. По существу все доводы заявителя сводятся к тому, что отсутствует судебное решение о применении к нему принудительных мер медицинского характера и его согласие на перевод в ЛИУ-7, чем и нарушены его конституционные права. Однако, данные доводы основаны на ошибочном толковании норм закона.

Так, Федеральным законом от 08.12.2003 N 162-ФЗ из УК РФ (ч. 1 ст. 97, ч. 2 ст. 99) исключены положения о применении принудительных мер медицинского характера в отношении лиц, совершивших преступления и признанных нуждающимися в лечении от алкоголизма или наркомании.

Вместе с тем осужденные данной категории подлежат обязательному лечению от алкоголизма и наркомании.

В соответствии с пунктами 271 - 276 Приказа Минздравсоцразвития России и Минюста России от 17 октября 2005 года N 640/190, они содержатся и проходят амбулаторное лечение в лечебных исправительных учреждениях уголовно-исполнительной системы, создаваемых для этих целей. Основанием для назначения обязательного лечения является заключение, вынесенное комиссией врачей специалистов. Решение о прекращении обязательного лечения также принимается комиссионно. Осужденному, страдающему хроническим алкоголизмом или наркоманией, предлагается пройти курс лечения в добровольном порядке. Добровольное лечение от алкоголизма или наркомании проводится по месту отбывания наказания при наличии в исправительном учреждении врачей-наркологов, а при их отсутствии - в исправительных учреждениях, имеющих необходимую базу. При отказе от добровольного лечения медицинской комиссией, состоящей из начальника медицинской части исправительного учреждения, двух врачей психиатров-наркологов или врачей-психиатров, выносится заключение, на основании которого применяется обязательное лечение, которое имеет место в рассматриваемом случае.

С учетом изложенного судебная коллегия приходит к выводу о том, что суд первой инстанции верно определил юридически значимые обстоятельства, дал надлежащую оценку представленным доказательствам в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ, правильно применил нормы материального права, нарушений норм процессуального права не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328 - 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Кирсановского районного суда Тамбовской области от 5 марта 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Н. - без удовлетворения.

Апелляционное определение вступает в законную силу со дня его принятия.


Вернуться назад
Статья 75.1 УИК РФ. Направление осужденных в колонию-поселение

Статья 75.1 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (Направление осужденных в...

Подробнее
Типичные следственные ситуации при расследовании умышленного причинения тяжкого вреда здоровью. Часть 1.

В статье рассмотрены типичные следственные ситуации при расследовании умышленного причинения тяжкого вреда...

Подробнее